2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Герои литературных произведений. Шпаргалка: Литературные герои в художественных произведениях

Справочник
литератора

Правила русской орфографии

Герой литературного произведения

Герой литературного произведения — действующее лицо в художественном произведении, обладающее отчётливыми чертами характера и поведения, определённым отношением к другим действующим лицам и жизненным явлениям, показанным в произведении.

Героем часто называют всякое многосторонне изображённое действующее лицо в произведении. Такое основное или одно из основных действующих лиц может быть положительным художественным образом, положительным героем, выражающим в своих воззрениях, поступках, переживаниях черты передового человека своего времени и вызывающим у читателя стремление стать похожим на него, следовать ему в жизни. Положительными героями являются многие герои художественных произведений русских классиков, например: Чацкий, Татьяна Ларина, Мцыри, Тарас Бульба, Инсаров и другие. Героями для целого ряда поколений революционеров были герои романа Н. Г, Чернышевского «Что делать?» — Вера Павловна и Рахметов, герой романа А. М. Горького «Мать» — Павел Власов.

Основным или одним из основных действующих лиц может быть и образ отрицательный, в поведении и переживаниях которого писатель показывает людей с отсталыми или реакционными, враждебными народу взглядами, вызывающих гнев и отвращение своим отношением к родине, к людям. Такой отрицательный художественный образ помогает глубже разбираться в действительности, показывает, что осуждает писатель и тем самым что считает он положительным в жизни, вызывает стремление бороться с отрицательными явлениями в ней.

Русская классическая литература создала ряд отрицательных образов: Чичиков, Плюшкин, Хлестаков и другие в произведениях Н. В. Гоголя, Каренин («Анна Каренина» Л. Н. Толстого), Иудушка Головлёв («Господа Головлёвы» М. Е. Салтыкова-Щедрина), Маякин, Васса Железнова, Клим Самгин и другие в произведениях А. М. Горького.

Советские писатели создали галерею новых положительных героев, в образе которых отразились черты человека социалистического общества.

Таковы, например, Чапаев и Клычков в произведениях Д. Фурманова, Левинсон и другие в романе А. Фадеева «Разгром», коммунисты и комсомольцы-подпольщики в его романе «Молодая гвардия», Давыдов («Поднятая целина» М. А. Шолохова), Павел Корчагин и его боевые товарищи в произведении Н. Островского «Как закалялась сталь», Басов («Танкер «Дербент»» Ю. Крымова), Воробьёв и Мересьев в «Повести о настоящем человеке» Б. Полевого и др. Наряду с этим советские писатели (А. А. Фадеев, А. Н. Толстой, М. А. Шолохов, Л. М. Леонов и другие) создали ряд отрицательных образов — белогвардейцев, кулаков, фашистов, авантюристов, фальшивых людей и т. п.

Понятно, что в литературе, как и в жизни, человек выступает в процессе роста, в развитии, борьбе противоречий, в переплетении положительных и отрицательных свойств. Поэтому мы встречаем в литературе самые различные характеры, которые лишь в конечном счёте относим к положительным и отрицательным образам. В этих понятиях выражаются наиболее резко разграниченные виды образов. Практически в каждом данном литературном произведении они получают конкретное воплощение в самых различных формах и оттенках. Следует подчеркнуть, что в советской литературе, важнейшей задачей которой является изображение передовых борцов за коммунизм, — создание образа положительного героя имеет основное значение.

Правильнее будет называть героем лишь положительного героя произведения — действующее лицо, поступки и мысли которого могут явиться, с точки зрения писателя, примером поведения для человека. В отличие от положительных героев других изображённых в произведениях людей лучше называть художественными образами, действующими лицами или, если они не влияют на развитие событий в произведении, персонажами.

«Г»: Газель, Галлицизм, Гекзаметр, Георгики, Герой литературного произведения, Германизм, Герой лирический, Гимн, Гипербола, Градация, Гражданская поэзия, Гротеск, Гуманизм, гуманность, Гусан, «Г».

15 известнейших литературных героев и их неизвестные прототипы

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Шерлок Холмс

Даже сам автор признал, что у Шерлока Холмса есть много общих черт с его наставником Джо Беллом. На страницах автобиографии можно было прочесть о том, что писатель часто вспоминал о своем преподавателе, говорил о его орлином профиле, пытливом уме и удивительной интуиции. По его словам, доктор мог превратить любое дело в точную систематизированную научную дисциплину.

Нередко доктор Белл пользовался дедуктивные методы дознания. Только по одному виду человека он мог рассказать о его привычках, о биографии и даже порою ставил диагноз. После выхода романа Конан Дойль вёл переписку с «прототипом» Холмса, и тот рассказал ему, что, возможно, именно так и сложилась бы его карьера, выбери он другой путь.

2. Джеймс Бонд

Литературная история Джеймса Бонда началась с серии книг, которые были написаны разведчиком Яном Флемингом. Первая книга серии – «Казино Рояль» — вышла в тираж в 1953 году, через несколько лет после того, как Флеминг был приставлен следить переметнувшимся из немецкой службы в английскую разведку принцем Бернардом. После долгих взаимных подозрений разведчики стали хорошими друзьями. Бонд перенял у принца Бернарда заказывать «Водку-мартини», при этом добавляя легендарное «Взболтать, а не размешивать».

Читать еще:  Почему рождаются рыжеволосые дети. Дети с рыжими волосами, или чем уникальны Солнечные детки

3. Остап Бендер

Человек, ставший прототипом великого комбинатора из «12 стульев» Ильфа и Петрова в свои 80 лет ещё работал проводником на железной дороге в поезде по Москва-Ташкент. Урожденный одессит Остап Шор с нежных ногтей был склонен к авантюрам. Он представлялся то художником, то гроссмейстером по шахматам и даже выступал в качестве члена одной из антисоветских партий.

Только благодаря своей недюжинной фантазии Остапу Шору удалось вернуться из Москвы в Одессу, где он служил в уголовном розыске и вел борьбу с местным бандитизмом. Вероятно, отсюда и почтительное отношение Остапа Бендера к Уголовному кодексу.

4. Профессор Преображенский

У профессора Преображенского из известного булгаковского романа «Собачьего сердца» тоже был реальный прототип — французский хирург русского происхождения Самуил Абрамович Воронов. Этот человек в начале 20-го века произвёл настоящий фурор в Европе, пересаживая железы обезьяны человеку для омоложения организма. Первые операции эффект продемонстрировали просто поразительный: у пожилых пациентов наблюдалось возобновление половой жизни, улучшение памяти и зрения, легкость передвижений, а дети, отстающие в умственном развитии, обретали живость ума.

Лечение в Воронова прошли тысячи людей, а сам врач открыл собственный обезьяний питомник на Французской Ривьере. Но прошло совсем немного времени пациенты чудо-врача начинали чувствовать себя хуже. Появились слухи, что результат лечения всего лишь самовнушение, а Воронова назвали шарлатаном.

5. Питер Пен

Мальчика с прекрасной феей Динь-Динь миру и самому Джеймсу Барри – автору написанного произведения подарила чета Дэвис (Артуром и Сильвией). Прототипом для Питера Пена стал Майкл – один из их сыновей. Сказочный герой получил от реального мальчика не только возраст и характер, но и кошмары. А сам роман – посвящение брату автора – Дэвиду, скончавшемуся за сутки до своего 14-летия во время катания на коньках.

6. Дориан Грей

Досадно, но главный герой романа «Портрет Дориана Грея» существенно подпортил своему жизненному оригиналу репутацию. Джон Грей, который в молодости был протеже и близким другом Оскара Уайльда, был прекрасен, прочен и обладал внешностью 15-летнего мальчика. Но их счастливому союзу пришёл конец, когда об их связи стало известно журналистам. Разгневанный Грей обратился в суд, добился извинений от редакции газеты, но после этого его дружба с Уайльдом закончилась. Вскоре Джон Грей встретил Андре Раффаловича — поэта и выходца из России. Они приняли католичество, а через некоторое время Грей стал стал священником в церкви Святого Патрика в Эдинбурге.

7. Алиса

История Алисы в Стране чудес началась в день прогулки Льюиса Кэролла с дочерьми ректора Оксфордского университета Генри Лиделла, в числе которых была и Алиса Лиделл. Кэррол придумывал историю на ходу по просьбе детей, но в следующие разы не забыл о ней, а стал сочинять продолжение. Спустя два года автор подарил Алисе рукопись, состоявшую из четырех глав, к которой была прикреплена фотография самой Алисы в семилетнем возрасте. Озаглавлена она была «Рождественский подарок дорогой девочке в память о летнем дне».

8. Карабас-Барабас

Как известно, Алексей Толстой, планировал только изложить «Пиноккио» Карло Коллодио русским языком, а получилось, что написал самостоятельную историю, в которой явно проведены аналогии с деятелями культуры того времени. Поскольку толстой не питал слабости театру Мейерхольда и его биомеханике, то именно директору этого театра и досталась роль Карабаса-Барабаса. Пародию можно угадать даже в имени: Карабас — это маркиз Карабас из сказки Перро, а Барабас — от итальянского слова мошенник — бараба. А вот не менее говорящая роль продавца пиявок Дуремара досталась помощнику Мейерхольда, который работа под псевдонимом Вольдемар Люсциниус.

9. Лолита

По воспоминаниям Брайана Бойда, биографа Владимира Набокова, когда писатель работал над своим скандальным романом «Лолита», он регулярно просматривал газетные рубрики, в которых публиковались сообщения об убийствах и насилии. Его внимание привлекла наделавшая шума история Салли Хорнер и Франка Ласалля, произошедшая в 1948 году: мужчина средних лет похитил 12-летнюю Салли Хорнер и держал её при себе почти 2 года, пока полиция не нашла её в обном из калифорнийских отелей. Ласалль, как и герой Набокова, выдавал девочку за свою дочь. Набоков даже вскользь упоминает этот случай в книге словами Гумберта: «Сделал ли я с Долли то же самое, что Франк Ласалль, 50-летний механик, сделал с одиннадцатилетней Салли Хорнер в 48-м?»

10. Карлсон

История создания Карлсона – мифологизированная и невероятная. Литературоведы уверяют, что возможным прототипом этого забавного персонажа стал Герман Геринг. И хотя родственники Астрид Линдгрен эту версию опровергают, такие слухи и сегодня имеют место быть.

Астрид Линдгрен познакомилась с Герингом в 1920-е годы, когда он организовывал авиашоу в Швеции. В то время Геринг был как раз «в расцвете сил», известным летчиком-асом, мужчиной с харизмой и прекрасным аппетитом. Моторчик за спиной у Карлсона — интерпретация на тему лётного опыта Геринга.

Приверженцы этой версии отмечают, что некоторое время Астрид Линдгрен была ярой поклонницей национал-социалистической партии Швеции. Книга о Карлсоне была напечатала в 1955 году, поэтому о прямой аналогии речь идти не могла. Тем не менее, не исключено, что харизматичный образ молодого Геринга оказал влияние на появление обаятельного Карлсона.

Читать еще:  Биография финалистки «Битвы экстрасенсов» Елены Голуновой. Влад Кадони: «Моя мама – самая сильная ведьма Сибири

11. Одноногий Джон Сильвер

Роберт Льюис Стивенсон в романе «Остров сокровищ» изобразил своего друга Уильямса Хэнсли вовсе не критиком и поэтом, кем он и являлся по сути, а самым настоящим злодеем. В детские годы Уильям перенёс туберкулёз, и ему ампутировали ногу до колена. Перед тем, как книга появилась на прилавках магазинов Стивенсон сказал другу: «Я должен тебе признаться, Злой с виду, но добрый в глубине души Джон Сильвер был списан с тебя. Ты ведь не в обиде?»

12. Медвежонок Винни Пух

По одной из версий, известный на весь мир плюшевый медведь получил своё имя в честь любимой игрушки сына писателя Милна Кристофера Робина. Впрочем, как и все другие герои книги. Но на самом деле это имя от клички Виннипег – так звали медведицу, которая жила в лондонском зоопарке с 1915 по 1934 годы. У этой медведицы было множество ребятишек-поклонников, среди которых и Кристофер Робин.

13. Дин Мориарти и Сэл Парадайз

Несмотря на то, что главных героев в книге зовут Сэл и Дин, роман «В дороге» Джека Керуака сугубо автобиографический. Остается только догадываться, почему Керуак отказался от своего имени в самой известной книге для битников.

14. Дейзи Бьюкенен

В романе «Великий Гетсби» его автор Фрэнсис Скотт Фицджеральд глубоко и проникновенно описал Джиневру Кинг – свою первую любовь. Их роман длился с 1915 по 1917 годы. Но из-за разных социальных статусов они расстались, после чего Фицджеральд написал, что «бедные мальчики не должны даже думать о том, чтобы жениться на богатых девочках». Эта фраза вошла не только в книгу, но и в одноименный фильм. Джиневра Кинг стала и прототипом Изабель Бордж в «По ту сторону рая» и Джуди Джонс в «Зимних мечтах».

Специально для любителей засиживаться за чтением 9 книг, которые читаются на одном дыхании за ночь. Выбрав эти книги, точно не разочаруешься.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Что такое главный герой и как его писать

Главный герой произведения, не так важно, литературного или принадлежащего к смежным видам искусства (театр, кино) — это почти всегда обоснование существования самого произведения. Сюжет, как бы важен он не был, все-таки не обязателен. Возьмем как пример «На маяк» Вирджинии Вулф. Сюжет, упрощенный до минимума (герои отправляются на маяк, а краткий путь – это и есть весь сюжет) существует только для того, чтобы раскрыть героя, а через него идею, тематический центр произведения.

Главные герои, не зависимо от того, как к ним относится автор, солидарен ли он с ними, являются они конкретно прописанной личностью или безымянным «лирическим я» автора, всегда создаются с особенной тщательностью, так как становятся носителями мыслей и идей. Именно на персонажах строится сама суть произведения – его конфликт.

Чтобы понять, что такое главный герой, рассмотрим, какие типы персонажей вообще существуют.

Какой из героев – «главный»

В классическом литературоведении классификация персонажей в литературе выделяет:

  • Главных героев – на них завязаны конфликт и сюжет;
  • Второстепенных — играющих существенную сюжетообразующую и конфликтообразующую роль, но не являющихся ее центром;
  • Эпизодических — практически не участвующих в конфликте, но играющих роль в сюжете;
  • Внесюжетных — могут играть незначительную роль в конфликте, но в сюжете только косвенно упоминаются.

Главный герой – это не обязательно самый положительный или даже самый интересный герой. Главного героя лучше всего видно в его детальной прописанности. Если с второстепенными типажами персонажей автор может позволить читателю проявить воображение, то главный носитель идеи должен быть понятным. Главный герой может быть сложным, неприятным, но обязательно должен быть обоснованным.

Возьмем как пример главного героя романа «Щегол» Донны Тарт. Какого главного героя дает нам автор? Молодой успешный торговец антиквариатом, классический дерзкий делец. Однако Тео не может долго существовать без наркотиков, всегда находится в состоянии депрессии.

Если бы автор дал нам только взрослого Тео, то читатель с легкостью наделил бы его любыми качествами. Счел бы его поведение сплином в духе Евгения Онегина, а может быть нашел бы в этом бунт героев Керуака.

Но такая трактовка разрушила бы и идею, и конфликт. Главный герой – не уставший от жизни денди, точно не дерзкий бунтарь, а человек, глубоко травмированный трагедией в детстве (во время взрыва в музее погибает его мать, сам мальчик чудом выживает). Вот то самое обоснование, то, что отличает главного героя от всех остальных персонажей. О главном герое внимательный читатель должен знать не меньше, чем психотерапевт о своем пациенте.

Однако если рассматривать какие персонажи бывают главными героями, то этот признак, то есть полнота психологического портрета, был основным далеко не всегда, а на сегодняшний день он не раскрывается в массовой литературе.

История развития главного героя: от функции к полноценной личности

Первые литературные герои – это герои фольклора и мифов. Они всегда просты и понятны, всегда правы (даже если современный читатель с этим не согласен – мало кому будут в наше время казаться признаком положительного героя самодурство Зевса, жестокость скандинавских богов и героев или же наивная глупость славянских сказочных «ванек»).

Читать еще:  Объяснение Онегина с Татьяной. Анализ эпизода (но роману "Евгений Онегин" Пушкина А.С.)

В исторической классификации типажей персонажей в книгах героев мифов, фольклора, эпоса и былин принято называть цельными характерами.

Главный герой становится носителем одной, но очень важной и яркой черты. Так, Иван-дурак простодушен, Ахиллес – отважен и свиреп, Одиссей — хитер и ловок, Геракл – сверхъестественно силен.

В современной литературе принципа цельного характера придерживаются авторы лубочного фэнтези, брутальных детективных триллеров и подобной развлекательной, опрощенной литературы. Например, героиня фэнтезийного цикла Ольги Громыко В. Редная действительно вредная и забавная. Никаких обоснований ее чертам характера и не нужно, поскольку от данного персонажа нет смысла ждать непредсказуемых действий.

Такие главные герои – это не самостоятельные личности, а, как говорилось выше, функции. Они не завязывают конфликт, а говорят об идеалах народа (если речь идет о мифах, фольклоре, эпосе, былинах) или лично авторских.

С развитием литературы как самостоятельного жанра, а не части религиозной картины мира (мифы) или обрядовости (фольклор) герой усложнялся.

Типы героя в литературе возрождения уже заметно интереснее и человечнее. Именно в литературе возрождения и позднего средневековья можно говорить об уже однозначном появлении героя произведения – индивидуальной личности, созданной автором, для раскрытия конфликта.

Если рассматривать трагедии и комедии Шекспира, то уже практически невозможно найти однозначных главных героев. На них теперь влияет не только их функция (героя, хитреца-трикстера, прекрасной дамы) но и общество (конфликт семей Ромео и Джульетты), трагедии (смерть отца Гамлета). Все теперь оставляет на герое отпечаток. Герой же, на котором сказываются социум и судьба, рано или поздно перерастает из статичного героя в героя динамичного, то есть меняющегося с течением сюжета. Там где изменения в герое, там и необходимость их проанализировать. Психологизм как основной принцип и прием создания героев литературы все сильнее обозначался с каждой литературной эпохой.

Но, несмотря на всю индивидуальность портретов главных героев, их все же достаточно просто классифицировать по некоторым признакам. Рассмотрим некоторые классификации.

«Жанровая» классификация

Самая простая классификация, которую можно применять даже к героям древней литературы. Трагедия и комедия как две стороны театрального искусства зародились еще в античности, там же следует искать и начало деления героев.

Главные герои в античной литературе (именно авторской литературе, не стоит путать с мифами или эпосом) уже были осложнены своей принадлежностью к комедии или трагедии.

Так, на основе древнегреческого театра стали выделять основных героев следующего типа:

Поскольку на создание главных героев еще очень влияли традиции мифов и легенд, а точнее присущая им цельность характеров, смешение «низкого» и «высокого» не допускалось. Так, главный герой мог быть только возвышенно-трагическим, или комическим.

Эпоха возрождения подарила миру «Дон Кихота» Сервантеса. После этого произведения уже нельзя было сказать, что трагическое и комическое взаимоисключают друг друга при создании главного героя. Дон Кихот в своих попытках быть рыцарем откровенно смешон, но поскольку на смешные, нелепые поступки его подталкивают возвышенные идеалы, а его идеализированный мир делает его несчастным абсолютно трагически, то в данную систему нужно было ввести еще один типаж:

Трагикомический персонаж – это уже более сложная конструкция, в нем больше противоречий, а значит предпосылок к объяснению, детализации героя.

В более широкой классификации выделяют также героя романтического, авантюрного, лирического и т.д.

Классификация по психологическому типу

Классификация, особенно часто применяемая к русской классике. В ней выделяют:

  • Маленького человека (Акакий Акакиевич из «Шинели» Гоголя, Евгений из «Медного всадника» Пушкина);
  • Нового человека (Базаров из «Отцов и Детей» Тургенева, Лопухов из «Что делать Чернышевского);
  • Лишнего человека (Чацкий, Онегин).

Данная классификация главных героев работает только в построении социального конфликта, то есть «герой и все общество».

Классификация А. Митте

Изначально создана для героев кино, но отлично вписываются в нее и литературные герои. Начинающему же современному писателю по ней ориентироваться даже проще.

По Митте главные герои – это

Максимально реалистичные персонажи, не обладающие никакими выдающимися качествами. Таким героем может быть коллега по работе или сосед по парте. Обычный человек в необычных обстоятельствах (вся литература о «попаданцах»);

Прорывные ребята, те, что «из грязи в князи». Основные качества такого героя – целеустремленность, воля к жизни (Граф Монте-Кристо, например). Хорошо подходят для динамичного приключенческого или авантюрного сюжета;

Сложные и неоднозначные. Положительный или отрицательный герой – не ясно. Всегда в метаниях и печали (герои Достоевского, Байрона). На таких главных героях удобно оттачивать мастерство психологизма;

Идеальны, прекрасны от макушки до пят. «Спортсменка, комсомолка и просто красавица…» из этой категории. Главные герои такого типа вызывают у читателя недоверие и, следовательно, раздражение. То есть обратный ожидаемому эффект. Лучше всего «идолы» подходят для создания романтической линии. Вот возлюбленного или возлюбленную главному герою или героине можно написать и не отягощенными ничем человеческим.

Вывод можно сделать следующий – главного героя лучше написать таким, чтобы он вызвал узнавание или желание подражать, но лучше, все-таки, узнавание. С главным героем читатель хочет ассоциировать себя, понимать его, пусть даже и не всегда одобряя, а значит задача писателя – создать образ достаточно достоверный для этого.

Источники:

http://lit100.ru/text.php?t=0405
http://kulturologia.ru/blogs/030715/25144/
http://penfox.ru/blog/chto-takoe-glavnyj-geroj-i-kak-ego-pisat/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector