14 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Точки зрения на место прародины индоевропейцев. Степная версия происхождения индоевропейцев

Точки зрения на место прародины индоевропейцев. Степная версия происхождения индоевропейцев

В XIX веке была открыта близость языков, ныне называемых индоевропейскими (в те времена их назвали индо-германскими), и появился соответствующий термин для обозначения языковой семьи. Сразу возникло предположение, что такая близость есть не что иное, как родство, и что в глубокой древности предки носителей индоевропейских языков составляли один народ и жили на компактной территории. А если так, то есть смысл поискать эту землю, то есть индоевропейскую прародину (ИЕП).

Поскольку язык первых индоевропейцев был бесписьменным (а если и были письмена, то они пока не прочтены), то главным средством на пути поиска ИЕП была археология. Дополнительную информацию давала лингвистика – она устанавливала, с какими другими языковыми семьями могли контактировать ранние индоевропейцы. А наличие общих индоевропейских корней у отдельных слов могло указывать на природную обстановку ИЕП и род занятий её населения. Так возникли четыре главные гипотезы о местоположении ИЕП.

Северное Причерноморье

Одна из самых старых и разработанных гипотез связывает ИЕП с древнеямной культурной общностью, существовавшей в степях Восточной Европы в IV – начале III тыс. до н. э. По данной версии, ранние индоевропейцы стали расселяться в III тысячелетии, уходя с обжитых территорий в разных направлениях. Дольше всех на старом месте оставались народы иранской группы, давшие затем начало скифам, сарматам и аланам. Миграции носителей соответствующих культурных традиций хорошо прослежены археологами и в общем совпадают с последующим историческим расселением индоевропейских народов. Однако есть два но: согласно праязыковым реконструкциям, ранние индоевропейцы были не номадами-скотоводами, а земледельцами; и праиндоевропейский язык существовал и распался раньше. Сейчас носителей древнеямной общности обычно считают непосредственными предками только индоиранских народов.

Балкано-Дунайский регион

Здесь ещё в VI-V тыс. до н. э. существовали развитые земледельческие культуры. Тут же, по-видимому, появилась и первая идеографическая письменность на Земле. Между этими культурами и более поздними индоевропейскими (например, протогреческими) прослеживается связь по многим элементам. Немало общих индоевропейских слов указывают на климат, флору и фауну именно этих широт. Однако трудно объяснить произошедший в IV тысячелетии упадок культур этого региона, если допустить, что их носители остались на месте и не были изгнаны пришельцами.

Малая Азия и Ближний Восток

Целый ряд исследователей (Т.В. Гамкрелидзе, Вяч.Вс. Иванов, В.А. Сафронов, Н.А. Николаева) обосновали гипотезу о том, что ИЕП находилась в регионе зарождения первых земледельческих культур на Земле, в области «плодородного полумесяца» на Ближнем Востоке и в Малой Азии. Сафронов предположил, что с ИЕП непосредственно связана культура на Анатолийском плато, памятником которой является один из древнейших городов на Земле – Чатал-Хуюк, существовавший уже за 7500 лет до н. э. Согласно гипотезе Сафронова, создатели Чатал-Хуюка впоследствии мигрировали на Балканы, где создали культуру Винча и откуда широко расселились во всех направлениях.

Мифическая Арктида

В конце XIX века индийский учёный Б. Тилак, опираясь на некоторые отрывочные и путаные указания арийских древних священных книг «Вед» и «Авесты», пытался обосновать теорию северной, арктической ИЕП. Он допустил существование около 8000 лет до н. э. за Северным полярным кругом некоей земли, позднее скрывшейся под водой или льдами. К миграции со своей прародины арийцев побудило Великое оледенение, которое, как полагал Тилак, началось как раз в то время. Положения версии об арктической ИЕП находятся в вопиющем противоречии со всеми данными наук о Земле и не находят ни малейшего археологического подтверждения. Тем не менее данная гипотеза сразу стала популярна в мистически-оккультных кругах и до сих пор питает разного рода ариософские и нордические доктрины.

А была ли компактная прародина?

Нетрудно заметить, что ближневосточная, южноевропейская и восточноевропейская локализации ИЕП не полностью исключают друг друга. Они могут отражать разные этапы становления индоевропейской общности. Впрочем, очень трудно принять, что предки индоевропейцев в каждый конкретный момент времени находились в узком ареале. Сразу возникают вопросы: а какие народы жили за его пределами, и куда они делись потом?

Ещё в середине прошлого века была обоснована теория, согласно которой сходство индоевропейских языков стало результатом не взрывной миграции народа из локальной прародины, а следствием длительных контактов различных племён в довольно большом ареале. Его назвали Циркумпонтийским (то есть расположенным вокруг Чёрного моря). Правдоподобность этой версии формирования индоевропейской общности придаёт то обстоятельство, что по всем историческим наблюдениям, чем глубже древность, тем больше в ней языков.

Впрочем, наверное, не следует преувеличивать значение как одного, так и другого пути создания современных языковых семей. В разные исторические периоды могли превалировать как процессы расселения одного народа, испытавшего демографический всплеск, так и процессы взаимной ассимиляции народов разного происхождения на одной территории.

Самое же главное, что термин «индоевропейский» указывает на родство только языков, но совсем необязательно означает генетическую общность их носителей даже в глубокой древности. Это же подтвердили и современные палеогенетические исследования. Они выявили невозможность выделить несомненных родоначальников индоевропейских народов среди носителей древних культур.

Точки зрения на место прародины индоевропейцев. Степная версия происхождения индоевропейцев

Журнал добавлен в корзину.

Прародину индоевропейцев «перенесли» в южнорусские степи

Новые генетические и лингвистические исследования свидетельствуют о том, что носители праиндоевропейского языка жили в Северном Причерноморье и в Поволожье.

Уже с середины XVII века учёные отмечали сходства в языках, которые теперь называют индоевропейскими. Эта семья объединяет более 400 языков (если учитывать диалекты), на индоевропейских языках сейчас говорят примерно 2,5–2,7 миллиарда человек. Исследователи считают, что все эти языки восходят к одному «предку» – праиндоевропейскому языку, однако на протяжении десятилетий учёные спорят о том, где жили носители этого праязыка и где, таким образом, находилась прародина индоевропейцев.

В этом месяце вышли два независимых исследования – генетиков и лингвистов, – которые подтверждают одну из основных гипотез о прародине индоевропейцев – степную (другое название – курганная). Сторонники этой гипотезы считают, что на праиндоевропейском языке говорили носители ямной культуры – скотоводы, жившие в степях на северном берегу Чёрного моря и в Поволжье около шести тысяч лет назад. В одной из работ говорится о том, что жители степи на территории современной России и Украины оставили свой генетический след в генофонде большинства жителей Европы.

Несмотря на то, что новые работы основаны на применении самых современных методик, дискуссия на этом вряд ли прекратится. Большинство исследователей согласны, что новые выводы не исключают полностью «конкурирующую» гипотезу – анатолийскую. Её сторонники полагают, что прародина индоевропейцев находилась в Анатолии (территория современной Турции), а её носителями были люди, занимавшиеся сельским хозяйством около восьми тысяч лет назад. Хотя курганная гипотеза получила теперь новые серьёзные доводы, «я не могу сказать, что анатолийская гипотеза разгромлена», говорит Карлес Лалуэса-Фокс (Carles Lalueza-Fox), генетик из Университета Пумпеу Фабры (Барселона, Испания), не участвовавший ни в одном из указанных исследований.

Читать еще:  Стиль рисования чиби. Рисуем Чиби - Мои файлы - Уроки рисования - Самый няшный портал аниме

Вплоть до 80-х годов XX века варианты курганной гипотезы поддерживались большинством лингвистов и археологов. В 1987 году археолог Колин Ренфрю (Colin Renfrew) из Кембриджского университета (Великобритания) высказал предположение, что праиндоевропейский язык распространялся вместе с сельским хозяйством из места происхождения последнего – Плодородного полумесяца на Ближнем Востоке. По его мнению, оттуда индоевропейцы около восьми тысяч лет назад выдвинулись на запад, в Европу, и на восток, в Азию. Со временем единый язык не только распространялся, но и разделялся на те, которые мы знаем сегодня.

Лингвисты тем временем реконструировали праиндоевропейский язык ретроспективным методом, анализируя современные и древние языки. Они не соглашались с Колином Ренфрю, указывая, что восемь тысяч лет назад индоевропейские языки были ещё очень похожи и не разделялись на отдельные.

Но многие археологи отмечали, что генетические и археологические исследования показывают массовые древние миграции из стран Ближнего Востока в Европу. По мнению исследователей, миграции были связаны с распространением индоевропейских языков. В 2003 году биологи-эволюционисты Рассел Грей (Russell Gray) и Квентин Аткинсон (Quentin Atkinson) из Университета Окленда (Новая Зеландия) использовали вычислительные методы из эволюционной биологии, чтобы проследить изменение слов с течением времени. В статье в журнале Science, вышедшей в 2012 году, они писали, что их результаты подтверждают анатолийскую гипотезу. Однако сторонников курганной теории это не убедило.

В новой работе, препринт которой опубликован на сайте bioRxiv, древние миграции рассматривали на основе анализа ДНК 69 европейцев, живших между восемью и тремя тысячами лет назад. Работа была выполнена большой командой исследователей во главе с генетиком Дэвидом Райхом (David Reich) и Иосифом Лазаридисом (Iosif Lazaridis) из Гарвардской медицинской школы (Бостон), а также Вольфгангом Хаком (Wolfgang Haak) из Университета Аделаиды (Австралия).

Среди образцов, оказавшихся в распоряжении авторов исследования, были останки девяти людей – носителей ямной культуры (Северное Причерноморье, территория современной России): шесть мужчин, две женщины и ребёнок, пол которого не установлен. Около шести тысяч лет назад эти степняки разводили скот, хоронили своих умерших в курганах и, возможно, изобрели первый колёсный транспорт (многие лингвисты считают, что слово «колесо» уже было в праиндоевропейском языке). Группа также получила древнюю ДНК из четырёх скелетов более поздней культуры шнуровой керамики, носители которой жили в Центральной Европе. Эта культура названа по характерным украшениям сосудов – влажную глину украшали отпечатками верёвок. Носители культуры шнуровой керамики занимались разведением молочного скота. Археологи ранее отмечали сходства между двумя культурами, особенно их занятие скотоводством.

Исследователи сосредоточились на участках ДНК, которые, по их мнению, могли предоставить свидетельства миграций. Они выделили более 400 тысяч участков генома у каждого индивида. Новые методики позволили авторам работы сфокусироваться на ключевых участках ядерной ДНК, что позволило им анализировать вдвое больше информации, чем в опубликованных ранее исследованиях по образцам ядерных ДНК из Европы и Азии.

Сравнение ДНК носителей двух культур показало, что четыре человека, относящихся к культуре шнуровой керамики, являются на три четверти потомками «ямников». По мнению исследователей, такие результаты говорят о массовой миграции из Причерноморских степей в Центральную Европу около четырёх с половиной тысяч лет назад. Именно они могли распространить раннюю форму индоевропейского языка, заключают исследователи. Таким образом, новая работа впервые генетически связывает две отдалённые культуры. Авторы статьи считают, что обе они оставлены индоевропейцами.

Культура шнуровой керамики вскоре распространилась по всей Северной и Центральной Европе, вплоть до современной Скандинавии. Поэтому «степная родословная» есть у большинства современных европейцев. Они могут считать себя потомками людей ямной культуры и культуры шнуровой керамики. Новое исследование, таким образом, дополняет выводы генетиков, опубликованные осенью, о том, что происхождение современных европейцев сложнее, чем считалось раньше.

Работа является неопровержимым доказательством древней миграции из южнорусских степей в Европу, считает Понтус Скогланд (Pontus Skoglund), специалист по древней ДНК из лаборатории Дэвида Райха. Скогланд не был соавтором Райха, однако авторы статьи отказываются давать комментарии до тех пор, пока она не будет опубликована в научном издании. Работа уравнивает шансы между курганной и анатолийской гипотезами, показывая, что распространение сельского хозяйства было не единственной крупной миграционной волной в древней Европе, говорит Понтус Скогланд.

Второе исследование, которое выйдет в конце февраля в журнале Language, использует лингвистические данные, чтобы определить время возникновения праиндоевропейского языка. Команда исследователей во главе с лингвистами Эндрю Гарретом (Andrew Garrett) и Уиллом Чангом (Will Chang) из Калифорнийского университета в Беркли (США) использовали методику, которые ранее была опробована Расселом Греем (см. выше), чтобы создать генеалогическое дерево индоевропейских языков. Но в отличие от своего предшественника, они признали определённые языки прямыми предками других. Например, они полагают, что латынь была прямым предком романских языков (испанский, французский, итальянский), с чем согласны многие лингвисты (но не все). Ведийский санскрит авторы посчитали прямым предком индоарийских языков на Индостане.

Эти предположения изменили результаты, которые публиковала команда Рассела Грея: в результате пересчёта оказалось, что возраст праиндоверопейского языка – около шести тысяч лет. Такой вывод соответствует курганной гипотезе, а не анатолийской (миграция из Ближнего Востока произошла раньше – около восьми тысяч лет назад).

Но сторонники анатолийской гипотезы сохраняют приверженность своей точке зрения. Так, Пол Хеггарти (Paul Heggarty), лингвист из Института Макса Планка (Лейпциг, Германия), сомневается в методике Эндрю Гаррета. Он говорит, что лингвисты не могут быть уверены в том, что латынь, представленная в письменных источниках, действительно была предком поздних романских языков: они могли произойти от диалекта латинского языка, письменных сведений о котором не сохранилась. Даже незначительные изменения в родословном древе индоевропейских языков могут кардинальным образом изменить выводы команды Эндрю Гаррета, заключает Пол Хеггарти.

Что касается статьи Дэвида Райха, то многие археологи и лингвисты отзываются положительно о новых свидетельствах древних миграций. Но они сомневаются в том, что эти миграции можно надёжно связать с распространением языка. Колин Ренфрю говорит, что миграционная волна из степей «может быть вторичной миграцией в Центральную Европу на три или четыре тысячи лет позже, чем переселение «фермеров», которые принесли праиндоевропейскую речь в Европу». Если это так, то носители ямной культуры говорили не на праиндоевропейском, а на более позднем индоевропейском языке, предке балто-славянских языков, таких как русский и польский, говорит Пол Хеггарти. Он добавляет, что формулировки статьи Дэвида Райха «вводят в заблуждение».

Профессор, доктор исторических наук Лев Самуилович Клейн также сомневается в выводах команды Дэвида Райха. «Культура далеко не всегда двигалась вместе с населением. Материальная культура к нам пришла из Западной Европы и Америки. Население – нет. Пути языков вообще особые. Иногда совпадают с культурой и физическим обликом, иногда – нет», – отметил он в комментарии порталу Антропогенез.Ру.

Читать еще:  Разработка урока для начальных классов на тему "происхождение русских фамилий". Арийская империя

Профессор добавил, что «шнуровики» гораздо ближе к культуре воронковидных кубков, чем к «ямникам». «Но воронковидные кубки совершенно отсутствуют среди анализов ДНК, произведенных исследователями для этой работы. Есть линейно-ленточная керамика, есть баальбергская культура, а воронковидных нет. Это зияющая дыра в работе», – подчёркивает Л.С. Клейн.

В дискуссии, последовавшей за публикацией препринта Райха, он и его коллеги действительно признали, что «основной вопрос прародины индоевропейцев нашими данными не решён». Исследователи полагают, что большее количество образцов древней ДНК, особенно из областей к востоку от степей могут в конечном итоге связать языковую историю с генами.

В поисках прародины индоевропейцев. Краткий обзор гипотез

Нихао, мои драгоценные читатели!

Некоторое время назад в комментариях к статье «О славянах, ариях и одной очевидной особенности процесса возникновения народов» Вашему покорному слуге был задан следующий вопрос:

«А можно поподробнее о том, что индоевропейцы зародились на Русской равнине?»

Тогда я пообещал в одной из будущих статей рассмотреть данный вопрос более детально. Надо признать, подготовка к выполнению этого обещания потребовала несколько больше времени и усилий, чем мне виделось изначально. Простое изложение курганной гипотезы М. Гимбутас, откуда и происходит утверждение о зарождении индоевропейцев на юге Русской равнины, конечно, могло бы найти понимание у широкой публики. Однако, имелись опасения, что природа этого понимания может явиться преимущественно эмоциональной. Курганная гипотеза, чего уж там, русскому уху приятна, а тот факт, что ее автором явилась исследовательница, которую крайне сложно заподозрить в русофилии, может показаться достаточным подтверждением истинности гипотезы. Мол, раз уж литовка с американским паспортом этот факт признала, то что-то там точно есть. Но таковой подход, не учитывающий аргументов за и против альтернативных (в хорошем смысле) точек зрения, при всей его зияющей простоте и понятности, антинаучен, а это не наш метод. Проработка же всего перечня гипотез по данному вопросу оказалась весьма нетривиальной задачей. С определенными трудностями оказался связан и вопрос выбора стиля и порядка изложения, которые позволили бы в простой и понятной форме рассказать о достаточно сложном и запутанном вопросе. Так или иначе, результатом моих потугов на сей ниве и является предлагаемая Вам статья, а получилось ли у меня понятно донести материал — судить исключительно моим драгоценным читателям.

Учитывая, что практически любая уважающая себя гипотеза имеет под собой какие-то основания, кроме желания левой пятки сформулировавшего ее исследователя, разбор было решено произвести не от перечисления доводов «за», которых к различным гипотезам прилагается, пожалуй, даже слишком много, и обзор которых занял бы целый многотомник, а от рассмотрения весомости доводов «против». То есть, последовательно исключая невозможное и противоречивое, попробуем посмотреть, что останется — и с высокой долей вероятности это оставшееся и будет ближе всего к истине.

Арктическая гипотеза

Данная гипотеза примечательна уже тем, что впервые ее сформулировал не ученый, а политик — Бал Гангадхар Тилак, индийский радикальный националист начала XX века. Основанием для данной гипотезы послужил анализ текста «Ригведы», в котором было обнаружено описание астрономических реалий, характерных для приполярных областей. Наиболее яркий пример — строка

«На Меру боги видят солнце после его одноразового восхождения на протяжении его пути, равного половине его обращения вокруг земли»,

в которой нетрудно найти отсылку к полярным дням и ночам. Это подталкивает сторонников гипотезы к помещению прародины индоевропейцев в приполярных областях — на Ямале, Таймыре и Кольском полуострове. Примечательно и то, что в период с 7,5 до 5,4 тыс. до н. э. климат в тех местах был намного теплее, и границы лесной зоны во многих местах совпадали с северной береговой линией Евразии. Таким образом, принципиальных препятствий к тому, чтобы эти места были обитаемы, не имеется. То, что предки современных хинди, марахти и многих прочих когда-то пришли с севера, также не является большим откровением. Так что же в данной гипотезе не понравилось ученым? Почему они ее отвергли?

Для начала, потому, что возможность связать протоиндоевропейцев данной гипотезы с какой-либо археологической культурой в рассматриваемой местности, датируемой соответствующим временем, практически полностью отсутствует. И не потому, что там ничего не нашли — повторюсь, существенных препятствий к заселению тех территорий в рассматриваемый период не имелось. И заселены они были. Но культуры, про которую можно было бы сказать, что да, это — те самые предки индусов, так и не нашлось. Предки финно-угорских или самодийских народов — сколько угодно. Но не индоевропейцев. А это — уже весьма серьезный довод против гипотезы.

Ну, и чисто на уровне рассуждений. Меру в индуизме — это место обитания богов и духов. Как Олимп, Вальхалла и Верхняя Тундра. И представления о ней, судя по описаниям, действительно были принесены индусами с севера. Это отрицать сложно, да и незачем. Но задумайтесь, кто же помещает мифическое обиталище богов в легкодоступной местности, мало что не сразу за околицей родной деревни? Разве станет кто-то верить в подобную мифологему в тех условиях, когда любой желающий может пойти, посмотреть и убедиться, что ничего подобного там нет? Напротив, в мифах любого из народов мира, вплоть до современной мифологии теософов о Шангри-Ла, адрес прописки высших сущностей помещается как можно дальше, там, где аудитория мифов скорее всего никогда не окажется.

В сумме получается, что протоиндоевропейцы, несомненно, когда-то близко соседствовали с финно-уграми, от которых и могли услышать об астрономических особенностях приполярных областей. Но, пожалуй, не более.

Теория исхода из Индии

Данная гипотеза менее популярна в постсоветском пространстве, поскольку помещает прародину не у нас. Зато среди индийских националистов воспринимается весьма серьезно. Как нетрудно догадаться из названия, прародиной индоевропейцев в рамках данной гипотезы считается собственно Индия.

Основанием для данной гипотезы вновь является «Ригведа», в которой полностью отсутствуют упоминания о том, что арии откуда-то там пришли. Само по себе — не слишком сильно. Но эта позиция подкрепляется бедностью и неоднозначностью археологических находок по предполагаемым маршрутам миграции с одной стороны и значительным числом архаических аспектов в ведийском санскрите по отношению к прочим индоевропейским языкам.

Последнее, впрочем, не настолько серьезный аргумент, как кажется. Не стоит забывать, что ведийский санскрит — типичный мертвый язык, за счет сакрализации навсегда застывший в архаичной форме. И даже при этом есть ныне здравствующие национальные языки, где индоевропейской архаики как минимум не меньше, чем в санскрите. К примеру, литовский.

Кроме того, если уж затронули языковые вопросы, в лингвистике существует такое понятие, как принцип центра языкового притяжения. Согласно нему наиболее вероятная прародина языковой семьи должна находиться в ареале её наибольшего разнообразия. В Индии представлена только одна ветвь индоевропейской семьи языков. Максимальное же их количество представлено на территории условной «большой Европы» (от Лиссабона до Урала).

Читать еще:  Столичное дело сергея собянина. Признание в уточнении «Российская газета» принесла извинения мэру Любляны за то, что записала его в сторонники присоединения Крыма к России

И, наконец, в языках индоарийской ветви имеются вполне явные заимствования из дравидских языков. Поводов усомниться в автохтонности дравидов практически не имеется. Следовательно, будь Индия и впрямь прародиной индоевропейцев, сходные заимствования наблюдались бы и в остальных индоевропейских языках. А этого нет.

Таким образом, хоть и имеются затруднения с определением, как именно арии попали в Индию, можно с уверенностью утверждать, что народ это все-таки был пришлый. И Индия прародиной индоевропейцев не является.

Балканская гипотеза

Как и следует из названия, данная гипотеза предполагает атрибуцию индоевропейцев с культурами Балканского неолита (5000 до н.э.). И это уже достаточно серьезно, поскольку вышеупомянутый центр языкового притяжения индоевропейской семьи локализуется именно на северных Балканах и в Подунавье. В целом гипотеза практически идеально описывает с точки зрения лингвистической реконструкции этническую историю Северной и Западной Европы и в целом согласуется с большинством хронологических моделей.

Проблема в том, что восточнее Днепра ее область применения заканчивается. Модель, основываемая на данной гипотезе, не в состоянии описать ни армян, ни иранцев, ни индоариев, не говоря уже о такой экзотике, как тохары. Да что там, даже такая вполне проработанная учеными тема, как культурные и лингвистические связи Балкан и Малой Азии в данной модели игнорируется.

При этом, безусловно, регион севера Балкан и Подунавья был узловым практически всегда. И наличие там в рассматриваемое время сравнительно развитых культур не могло не оказать существенного влияния на расселение индоевропейцев (что объясняет работоспособность модели в северном и западном направлении). Тем не менее, прародины индоевропейцев из данного региона также не получается.

Анатолийская гипотеза

Данная гипотеза, сформулированная археологом К. Ренфрю и считающаяся одной из основных, локализует прародину индоевропейцев на западе Малой Азии (в Анатолии), привязывая ее к культуре поселения Чатал-Хююк, возникновение которого датируется примерно 7000 г. до н. э..

Эту гипотезу можно отнести к одной из наиболее технологически оснащенных — именно на нее указали результаты моделирования с обильным привлечением методов математической статистики, произведенное новозеландскими эволюционными биологами Р. Греем и К. Аткинсоном. Впрочем, будучи весьма ценным опытом применения компьютерного моделирования к исторической науке, данный эксперимент не избежал ряда досаднейших аномалий в промежуточных результатах, вообще говоря, весьма свойственных для текущего уровня развития исторической информатики. Так, алгоритм крайне позабавил научное сообщество, назвав армянский и исландский языки близкородственными, да еще и развивающимися с совершенно фантастической относительно других ветвей скоростью. Немудрено, что работа Грея и Аткинсона была подвергнута жесткой критике с самых разных сторон. Впрочем, на субъективный взгляд Вашего покорного слуги, кибернетика по специальности, не стоит судить их слишком строго. В конце концов, бездушная железяка не умеет оперировать понятиями «более существенно», «менее существенно», «несущественно», и потому методично перемалывает всю прорву информации на общих основаниях, исключая случаи, когда оператор напрямую велел поступить иначе. Ручная же эмпирическая расстановка весовых коэффициентов — занятие крайне тяжелое и неблагодарное. Так что, хоть и пользоваться результатами подобного моделирования можно только в крайне ограниченных объемах, само направление надо поощрять, поскольку после доведения алгоритмической части до ума оно способно выдать более чем интересные результаты.

Впрочем, эксперимент Грея и Аткинсона основным аргументом анатолийской гипотезы все-таки не является. Намного больше в ее пользу говорят многочисленные археологические находки в регионе. Тем не менее, не лишена гипотеза и ряда недостатков.

Во-первых, анатолийские языки (хеттский, лидийский, гипотетический троянский и прочие) представляют только одну ветвь индоевропейского семейства — собственно анатолийскую, что слабо сочетается с принципом центра языкового притяжения. Конечно, на примере балканской гипотезы мы уже рассмотрели, что данный принцип, при всей его полезности, не тянет на роль краеугольного камня теории, да и вообще, определяет только наиболее вероятную, а не фактическую прародину. Но тем не менее.

А во-вторых, согласно анатолийской гипотезе исход из Малой Азии и разделение языков произошли за несколько тысячелетий до изобретения колеса. Несмотря на это, соответствующие термины в различных индоевропейских языках очень схожи между собой, хотя с такими вводными следовало бы ожидать их разнородность.

Впрочем, все становится на свои места, если предположить, что анатолийские языки являются не потомками праиндоевропейского, а параллельно существовавшей языковой семьей, происходящей с ним от общего предка. В этом случае рассмотренные выше проблемы снимаются, и получается, что анатолийская гипотеза описывает не возникновение индоевропейцев, а некий более ранний этап. Но это еще требует отдельного подтверждения, поскольку такими аргументами, как «и тут пазл с оглушительным щелчком сложился» серьезная наука не оперирует.

Курганная гипотеза

На текущий момент — наиболее популярная гипотеза праиндоевропейской прародины, предложенная М. Гимбутас. Гипотеза предполагает развитие индоевропейцев из курганной культуры степей Поднепровья и юга Поволжья, вследствие одомашнивания лошади ставшей высокомобильной и склонной к экспансии, что и привело к расселению ее представителей по миру.

В целом археологические находки и лингвистические модели скорее подтверждают данную гипотезу. Однако, не лишена она и ряда шероховатостей, связанных, скажем прямо, с рядом личных особенностей ее автора. За Марией Гимбутас водилась определенная склонность к эпичной эффектности подачи результата в ущерб его корректности, особенно усилившаяся к концу жизни. К примеру, ее поздние работы рисовали доиндоевропейскую «Старую Европу», как общество победивших феминизма (!), мультикультурализма (!!) и толерантности к половым меньшинствам (. ), которое и загубили грубые и неотесанные шовинисты индоевропейского происхождения. Что уже, однако, занавес. Как не крути, а при всех своих заслугах Гимбутас была еще и одной из самых неоднозначных фигур индоевропеистики.

К ключевым проблемам курганной гипотезы можно отнести собственно понятие «курганной культуры». Это понятие — полностью синтетическое, объединяющее в себе около полутора десятков различных археологических культур, что вполне очевидным образом вносит в модель искажения. Так, возникают затруднения с датировкой проникновения индоевропейской культуры на Балканы, если рассматривать курганную культуру в качестве монолита, не придавая существенного значения различиям между ямной и среднестоговской культурами. Также датировка проникновения праиндоевропейцев на запад Европы противоречит времени появления там оснащенных воинов, кои у единых «курганников» должны были быть.

В общем, сочетание многое объясняющей и не противоречащей известным данным общей концепции и достаточно вольных выводов, исполненных скорее литературно, нежели научно, было бичом курганной теории весьма долгое время — до тех пор, пока голландский лингвист Фредерик Кортланд не предложил реформировать гипотезу Гимбутас, упрощенно говоря, сохранив в ней научную часть и повыбрасывав фэнтези. Версию Кортланда характеризует более аккуратное отношение к определению языковой принадлежности той или иной культуры. Так, хвалынская культура на средней Волге и майкопская на Кавказе, которые Гимбутас относила к вариациям «курганной», по Кортланду вообще не считаются индоевропейскими — хоть и испытавшими определенное влияние.

Впрочем, нельзя сказать, что после предпринятой Кортландом «генеральной уборки» курганная гипотеза полностью избавилась от небесспорных мест и просто белых пятен. Но к локализации индоевропейской прародины они относятся в меньшей степени. По крайней мере — пока. В перспективе же — кто знает?

Источники:

http://russian7.ru/post/prarodina-indoevropeycev-gde-ona-nakh/
http://www.nkj.ru/news/25928/
http://cont.ws/post/465747

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector