4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Значение слова антея в словаре-справочнике мифы древней греции. Подвиги Геракла: Встреча с Антеем

Антей

Антей (Ανταίος), в греческой мифологии сын Посейдона и богини земли Геи, великан. Его местопребывание Ливия, где он уничтожает чужеземцев, вызывая их на бой. Славился неуязвимостью, но был неуязвим до тех пор, пока прикасался к матери-земле. Отдельного мифа об Антее нет. Он был включен в эпопею подвигов Геракла, о котором слагалось много легенд, и различные авторы древности передали нам 12 его знаменитых подвигов.

Одиннадцатый подвиг приводит нас к мифу об Антее. Геракл отправляется на Дальний Запад, где на берегу океана росло дерево, приносившее золотые яблоки. Дерево это находилось в душистом саду Атланта, исполина, на плечах своих державшего свод небесный. За этим деревом ухаживали дочери исполина, нимфы Геспериды. Гераклу предстояло достать три золотых яблока с этого чудесного дерева. И вот, прежде чем Геракл сумел обмануть Атланта и достать яблоки Гесперид, ему предстояло испытать ряд приключений.

Направляясь к Атланту, он должен был проехать через древнюю Ливию (север Африки). Там встретил его исполин Антей, который и вызвал его на борьбу. Этот сын Земли обладал неодолимой силой, ибо, пока Антей прикасался к матери Земле, он становился непреодолимым. Но Геракл охватил руками его, высоко поднял над Землей, согнул и лишил жизни. Оторванный от Земли сын ее потерял свою мощь и поэтому не мог больше сопротивляться. Так погиб великий исполин, о котором потом слагали различные легенды в народном эпосе.

В этой краткой форме сказание об Антее дошло до нас от Аполлодора (II в. до н.э.). Этот автор написал дошедшую до нас «Мифологическую библиотеку», в которой он старался изложить греческую мифологию, пользуясь данными логографов о древнейших теогониях до Тезея.

О популярности сказания об Антее говорят и дошедшие до нас краткие свидетельства по различным поводам двух авторов задолго до Аполлодора: Пиндара и Платона.

В девятой истмийской оде, посвященной победителю в состязаниях на Коринфском перешейке Мелиссу, Пиндар сообщает любопытные отдельные сведения об Антее. Последний, по свидетельству поэта, царствовал в Ливии, в стране, обильной пшеницей. Царствовал там Антей, имея прекрасные чертоги, а «храм Посейдона покрыл он черепами странников», вторгавшихся в эту страну извне (Пиндар, Истм. оды, IV, 9, 5).

В этом сообщении интересны два момента, на которых поэт и фиксирует свое внимание: во-первых, богатство царства Антея, обилие пшеницы, что в глазах грека, представителя малоплодородной страны, представляется как источник изобилия. И второй момент — это полная независимость царства Антея от внешнего мира: всякого, кто вторгался в эту страну, убивали.

В другом свидетельстве Пиндара, в честь Телесикрата Киренского (Пиндар, Пифич. оды, IX, II, 9) сообщается другая интересная деталь, связанная с внутренней семейной жизнью Антея. Царь Ливии столицей своей имел город Ирассу. В этом городе однажды было организовано известное в древности беговое состязание, в котором принимали участие и греческие герои. По примеру Даная в Аргосе это состязание затеял Антей в связи с замужеством его дочери. «Кудревласая дщерь Антея », говорит Пиндар, славилась своей красотой. Известные герои из соплеменников и из греков добивались ее руки. Антей решил дать свою дочь тому, кто на состязаниях первым придет к финишу и коснется руки его дочери. По сказанию, Алексидим «из номадских племен» (вероятно, из Нумидии) первым прибежал и в результате стал мужем знаменитой ливиянки.

Об Антее разбросан ряд замечаний в «Собрании греческих эпиграмм» (Палатинская антология), у Квинта Смирнского, у географа Страбона (XVII, 82, § 9), Овидия (Метаморфозы, IX, 183), Павсания (IX, 11, 6). Полнее сведения у Диодора Сицилийского, Плутарха, Каллистрата. У других писателей и поэтов древности, как, например, у Лукана в «Фарсалиях» (IV, 590), Стация в «Фиваиде» (VI, 893), Гигина (в отрывках) эти замечания об Антее весьма фрагментарны и порою, как у Овидия, сводятся к упоминанию всего лишь в одну строку. Весь этот список поздних авторов говорит о том, что Антей оставался популярным нероем древности и в более поздние века.

Остановимся на некоторых. Интересны прежде всего сообщения Диодора Сицилийского, который в первой книге своей «Исторической библиотеки» дает два экскурса в связи с Антеем. По мнению этого автора (Диодор, Hist. bibl., Ι, 17, 3), царство Антея было основано египетским богом Озирисом, который Геракла сделал владыкой Гераклеи, Бусирида — стран, лежащих в сторону Финикии, а Антея сделал царем Ливии и Эфиопии.

В другом месте этой книги (I, 17, 5) Диодор сообщает, что в классической древности известно было поселение Антея, названное в честь одноименного героя, погибшего в битве с Гераклом во времена Озириса. В восточной мифологии это поселение Антея находилось в Аравии, очевидно, недалеко от Египта, и было известно тем, что здесь был похоронен верховный бог Египта Озирис, убитый злодейски своим братом.

Приведенные замечания Диодора интересны в той связи, что они намечают некоторую связь античного мифа об Антее с каким-то известным в эпоху этого писателя подобным сюжетом из восточной мифологии. Весьма вероятно, хотя это остается еще до сих пор неисследованным, что этот миф имелся и у народов Египта и, что еще более реально, в Вавилонии (например, в мифе о Гильгамеше). Изучение мифологического материала в народном эпосе древности должно будет вскрыть более детально различные черты образа Антея у отдельных народов.

Остановимся теперь на интересном сообщении Плутарха. Об Антее он оставляет свои замечания в биографии Сертория. «Серторий, — говорит Плутарх, — осадил г. Тингис … по африканским преданиям, здесь находилась могила Антея. Не веря рассказам туземцев о его высоком росте, Серторий приказал разрыть его могилу. Говорят, что он нашел труп в шестьдесят локтей длиной. В изумлении он принес жертву и велел зарыть могилу, чем увеличил уважение к Антею и его известность.

Тингисцы рассказывают легенду, что после смерти Антея жена его Тингида вышла замуж за Геракла. Сын их Софак сделался царем в этой стране и основал город, назвав его в честь своей матери. Сын Софака Диодор царствовал над многими африканскими народами, так как в его распоряжении находилось греческое войско, набранное из поселенных здесь Гераклом ольвийцев и микенцев. Обо всем это сообщает нам, — заключает Плутарх, — историк Юба» (Плутарх, Серторий, 9).

Характерно, что сведения об образовании после гибели Антея новой столицы Ливийского царства в Тингисе, на севере Мавритании, сохранил нам только Плутарх, пользовавшийся данными историка Юбы. Косвенные свидетельства об этом дает и Страбон, который в своей «Географии», опираясь на римского историка Габиния, говорит, что гробница Антея действительно находилась в Мавритании. Правда, он говорит о гробнице «подле г. Линга» (Геогр., XVII, 3, § 8), но это и должно указывать на Тингис, который был в действительности недалеко от Линга.

Надо признать интересными и сведения Плутарха о продолжении рода Антея в его царстве, так как это приоткрывает генеалогию нумидийских царей. Ведь, согласно Страбону, как раз род нумидийских царей и восходит к роду Антея. После мифических Софака и Диодора идут ведь как раз те нумидийские цари, с которыми Рим имеет дело посредством своего оружия.

Таким образом, потерянные данные историка Юбы, частично переданные Плутархом в биографии Сертория, позволяют рассматривать миф об Антее, как восточный миф, причем нумидийского происхождения. Во всяком случае, в эпоху Юбы и Плутарха в литературе широко было распространено возведение генеалогии нумидийских царей к роду Антея, как и римских императоров к роду Энея-Юла.

Читать еще:  Основные особенности сатиры Салтыкова-Щедрина, проявившиеся в сказках «Дикий помещик» и «Медведь на воеводстве. Последние годы жизни писателя

Наконец, одно из полных и законченных описаний мифа об Антее дается у представителя греческой риторической литературы II—III вв. — Филострата старшего. Этот автор, наряду с Филостратом младшим и Каллистратом, оставил нам интереснейшее описание произведений греческого искусства и, главным образом, вазовой живописи. Для нас сейчас особый интерес представляет Филострат старший, который оставил нам описание картины « Антей ».

— Антей , — говорит Филострат, — «похож на какого-то дикого зверя; еще немного, и он был бы подобен ему как длиною своего тела, так и его шириной; шея у него вросла в плечи, рука у него заведена назад, а также и плечи, обозначая тем силу. Грудь и живот у него как бы выкованы из железа; его кривые, противные ноги хотя дают нам понятие о силе Антея , показывают еще, как грубо сколочен он, и что нет у него ни искусства, ни изящества формы. Кроме того, Антей еще черный, так как солнце своими лучами окрасило его в этот цвет».

«… Ты видишь их уже в борьбе, вернее, кончивших эту борьбу, и Геракла ты видишь уже победителем. Он его задушил, подняв над землею, так как земля помогала Антею в борьбе, выгибаясь и как рычаг поднимая его, когда он падал на землю. Не зная, что ему делать с землей, Геракл схватил Антея посредине туловища, повыше подвздоха, там, где ребра; положил его прямо на бедро и, скрестивши обе руки, локтем вдавил его мягкий живот, там, где дыхание; он выдавил из него весь дух и убил, направив на его печень его же острые ребра. Ты видишь, как Антей жалобно кричит и смотрит на землю, которая ни в чем уже не может ему помочь, а Геракл в сознании своей силы улыбается, радуясь тому, что он совершил» (Филострат, II, 21, 5).

Если обычно миф об Антее на этом заканчивается, то у Филострата это не так. Он его продолжает, чтобы как-то показать отмщение Гераклу за смерть Антея. Он рисует другую картину под названием «Геракл среди пигмеев», где показывается испытание Геракла после смерти Антея.

Описание этой картины столь художественно и интересно, что мы его также приведем подробно.

«Когда Геракл спал в Ливии после своей победы над Антеем, на него напали пигмеи, говоря, что хотят отомстить за Антея ; они утверждают, что они родные братья Антея, одного с ним рождения; не атлеты они, в борьбе с ним не равны, но так же, как он, землей рождены, и вообще они сильные существа: когда выходят они из земли, как волны волнуется с самого низу песок»

«…Но что за смелость у них? Они решили напасть на Геракла и убить его, когда он спит, а ведь они должны были бояться его, даже когда он не бодрствует. Геракл спит на мягком песке, так как усталость охватила его, и всей грудью он дышит во время сна открытым ртом, весь исполненный сна. Сам сон стоит около него в человеческом виде, ставя себе в великую честь, что свалил Геракла. Лежит здесь и Антей, но искусство художника сумело изобразить Геракла живым и теплым, а Антея же мертвым, застывшим, показывая, что в таком лишь виде он был отдан земле.

Войско пигмеев окружило Геракла, одна их фаланга идет войной на левую его руку, два другие отряда нападают на правую, более сильную, а обе его ноги осаждены стрелками и толпой пращников, пораженных ужасом при виде геракловых икр. Те же, кто идут войной на его голову, пододвигают машины, как будто к какой-нибудь крепости, к волосам прикладывают огонь, а к носу, думаю, двери, так, чтобы Геракл даже не мог и дышать, когда будет захвачена его голова. Вот что они делают около спящего» (Филострат, II, 22, 1-4).

Далее Филострат показывает пробуждение Геракла, который встает и смеется над пигмеями и, наконец, расправляется с ними, собрав их всех в свою львиную шкуру.

Таков финал картины занимающего нас мифа об Антее в описании Филострата.

Значение слова антея в словаре-справочнике мифы древней греции. Подвиги Геракла: Встреча с Антеем

© Успенский В. В., наследники, 1941

© Успенский Л. В., наследники, 1941

© Рудаков К. И., иллюстрации, наследники, 1941

© Гасников А., оформление, 1977

В этой книге переданы легенды и предания глубокой древности: самым юным из них – от двух до трёх тысяч лет.

Сложены они древними греками ещё в те далекие времена, когда люди только начинали вглядываться в окружающий их мир, только приступали к его исследованию и объяснению. Удивительно ли, что на первых порах они делали это неумело, неправильно, наивно?

Слыша, как в грозовых тучах сердито ворчит и грохочет летний гром, они пугались этих звуков и, чтобы объяснить себе, откуда они берутся, воображали огромное, могучее, суровое, но всё-таки похожее на человека существо, которое, наверное, свирепствует там, за облаками. Видя, как каждый день восходит на востоке и садится на западе солнце, – иногда такое тёплое и ласковое, иногда иссушающее и жестокое, – они начинали и его представлять себе человекообразным существом, богом, разъезжающим по небу в ослепительно яркой колеснице.

Одну за другой, мешая правду и вымысел, придумывали они и рассказывали друг другу удивительные истории: о том, как возник мир и что его наполняет; о том, почему по бурному морю бегут белые барашки волн; о том, почему люди бывают то смелыми и мудрыми, то глупыми и трусливыми, или о том, откуда берется отголосок в лесу, точно повторяющий в тишине каждое громко выкликнутое слово.

Так сложилось множество преданий о богах, героях и чудесных существах – преданий, по-детски наивно объясняющих устройство мира и судьбы человечества. Эти предания, отличающиеся от всяких других сказок и легенд, мы называем греческим словом «мифы».

Зачем же нам сейчас, спустя два с лишним тысячелетия, вспоминать древнегреческие мифы? Ведь мы отлично знаем, что почти все рассказываемое в них – небылицы, неправда.

Тот, кто думает так, забывает одно очень важное обстоятельство: мифы созданы не каким-нибудь одним человеком – их на протяжении долгих веков творил, изменял, поправлял великий художник – греческий народ. В них он воплощал всё, что было ему в те давние дни известно о мире, все свои заветные чаяния, свои огорчения и надежды. И мало-помалу мифы эти стали сокровищницей великолепных образов, прекрасными произведениями искусства.

Изображая своих богов и героев, древние греки с великим искусством воплощали в них самые лучшие и самые дурные свойства человека. Наряду с примерами благородного мужества, беззаветной отваги, крепкой дружбы и нежной любви мы находим в мифах вызывающие отвращение образы самой жалкой трусости, омерзительной жадности, коварства и вероломства.

Как живые глядят и сейчас на нас из этих древних преданий слагавшие их тысячелетия назад люди – простодушные, доверчивые, любопытные и по-своему мудрые. У них – зоркие глаза, чуткие уши, сильные и умелые руки, мужественные, закаленные в борьбе с невзгодами жизни сердца. Мы видим, как они жили в своих хижинах и дворцах, как они охотились и пасли стада, как воевали и веселились. Мы с глубоким интересом узнаём, что, страдая и радуясь, эти древние люди мечтали стать могучими и справедливыми, стремились побеждать врагов и покорять суровую природу.

Эти мифы учат и нас любить свою родину, ненавидеть предателей, учат благоразумию и бесстрашию.

Эти же самые? Да нет, не только эти. Величайший из древних певцов, тот, кого мы называем ГОМЕРОМ, – хотя даже не можем с уверенностью сказать, жил ли он на самом деле в мире, или его величавый образ фантазия древних греков сотворила так же, как создавала она в своих мифах образы громовержца Зевса, хитрого бога торговцев и плутов Гермеса или жадного и злого царька Эврисфея, – этот могучий гений создал две великие песни. Одну – про страшную борьбу между греками и троянцами, жителями города Трои, стоявшего недалеко от берега Средиземного моря в Малой Азии, в теперешней Турции. А вторую – про удивительные и необыкновенные приключения и подвиги одного из участников троянского похода, хитроумного царя маленькой Итаки, Одиссея, носившего также имя Улисса.

Читать еще:  Жанровые особенности повести временных лет. Границы и периодизация древнерусской литературы

Сначала пересказывая друг другу, потом – записав и перечитывая из века в век Гомеровы дивные сказания, люди понемногу перестали верить в то, что такие события, какие в них описаны, могли на самом деле быть. Ещё сто лет назад учёные мужи были уверены, что никогда не существовало ни царя Агамемнона, описанного Гомером, ни Приама, несчастного повелителя разгромленной Трои, да и самой-то Трои, верней всего, не было.

Но вот нашелся среди учёных один, который с детских лет во всем поверил старцу Гомеру. Он поклялся посвятить поискам всю жизнь, но найти сказочную Трою. Для этого он долго работал, добыл достаточно денег, чтобы снарядить экспедицию в овеянные старыми преданиями места. И тогда он поехал в Турцию. И выбрал место, которое походило на описанные Гомером холмы вокруг древнего Илиона – Трои, и начал раскопки, и не обманулся в своей вере.

Ему удалось дорыться в каменистой малоазиатской земле до башен и стен древнего города, до царских сокровищ, до остатков той жизни, про которую пел Гомер.

Этого мало: он отправился на родину царя Агамемнона – в Грецию, в город Микены – и там, под землей, нашёл его могилу…

Конечно, это не значит, что всё в древних преданиях правда и истина. Не жили боги на невысокой горе Олимп! Не метал молнии и громы Зевс, не носилась по знойным лесам Греции легконогая охотница Артемида…

Но Геракл? Кто знает? Может быть, и был в самые далекие века в Греции могучий и добродушный воин по имени Геракл? И может быть, на самом деле плавал через Чёрное море в далекую Колхиду быстрокрылый корабль «Арго»? Может статься – пройдет время, и люди узнают, что многое в рассказах об этом не вымысел, а правда.

Всем детям нашей страны надо познакомиться с удивительным и прекрасным миром древнегреческих мифов.

Когда-нибудь потом, может статься, вам удастся прочесть их в подлиннике, на величавом и звучном греческом языке. Сейчас же, пока это вам недоступно, прочитайте напечатанные в этой книжке два связанных между собой «мифических цикла», две древние повести, состоящие из многих отдельных рассказов, – миф о Золотом руне и миф о Деяниях Геракла.

Бесконечно давно, две с половиной тысячи лет тому назад, греческие дети, сидя на тёплом песке у городских ворот или на каменных плитах храмов, слушали, как нараспев, пощипывая в лад струны тихой кифары, слепые певцы-рапсоды начинали перед любопытными эти же самые удивительные повествования:

Рене МЕНАР

Глава 42
Другие подвиги Геракла

Геракл — основатель Олимпийских игр. — Бусирис. — Миф о пигмеях. — Геракл и Антей. — Геркулесовы столпы. — Великан Какус. — Геракл и Омфала. — Керкопы. — Геракл в Трое. — Ахелой. — Деянира и кентавр Несс. — Костер на горе Эте и апофеоз Геракла. — Тип Геракла в искусстве.

ГЕРАКЛ и ОМФАЛА. Геракл, одетый в женскую тунику, в чепце, держит прялку и веретено Омфалы, а Омфала, в львиной шкуре, держит палицу Геракла. Мрамор, I в. от Р.Х. Национальный археологический музей, Неаполь. <Фото: (Creative Commons license): virtusincertus>

Другие подвиги Геракла

Геракл — основатель Олимпийских игр. — Бусирис. — Миф о пигмеях. — Геракл и Антей. — Геркулесовы столпы. — Великан Какус. — Геракл и Омфала. — Керкопы. — Геракл в Трое. — Ахелой. — Деянира и кентавр Несс. — Костер на горе Эте и апофеоз Геракла. — Тип Геракла в искусстве.

Геракл — основатель Олимпийских игр

Кроме двенадцати подвигов, исполненных Гераклом по приказанию Эврисфея, мифами древней Греции герою приписывается еще много других подвигов, которые как бы дополняют характеристику Геракла, этого укротителя и истребителя чудовищ, поборника правды и справедливости.

Очистив Авгиевы конюшни и лишив царства этого вероломного царя, Геракл учредил там Олимпийские игры и воздвиг двенадцать алтарей двенадцати богам Олимпа.

БУСИРИС

В Египте Гераклом был убит фараон Бусирис, установивший человеческие жертвоприношения.

Когда-то в виде кары за какое-то преступление на Египет был ниспослан страшный голод. Спрошенный оракул ответил, что голод прекратится только под тем условием, чтобы ежегодно приносили в жертву египетским богам какого-нибудь чужестранца.

Геракл избивает египтян (светлокожие) и их нубийских рабов (чернокожие). Бусирис ожидает смерти на жертвеннике. Этрусская гидрия из города Цере.

Сто человек уже было принесено в жертву до прибытия Геракла, которого тотчас же схватили и заключили в оковы. Приведенный к фараону Бусирису, Геракл разорвал цепи, убил Бусириса и уничтожил человеческие жертвоприношения.

На нескольких античных вазах воспроизведен Геракл, убивающий Бусириса.

Миф о пигмеях

После приключения в Египте Геракл отправился в неизвестные страны, лежащие у источников Нила.

Там обитало мифическое племя пигмеев. Пигмеи были маленькие существа не выше одного локтя (¾ аршина).

Согласно мифам древней Греции, пигмеи вели постоянные войны с журавлями, их злейшими врагами.

Римский писатель Плиний Старший рассказывает, что пигмеи были вооружены стрелами. По Плинию, пигмеи спускались весной с вершин Индии к восточному морю и вели в продолжение трех месяцев ожесточенную войну с журавлями, уничтожая их птенцов.

В противном случае журавли, размножаясь, могли бы совсем уничтожить пигмеев.

Несмотря на свой маленький рост, пигмеи осмелились напасть на Геракла, который, придя усталый в страну пигмеев, лег на землю отдохнуть и заснул.

Пигмеи в боевом порядке напали на Геракла и начали вести правильную атаку.

Геракл проснулся от тысячи уколов метких стрел пигмеев, но, увидав своих врагов, разразился громким смехом, сгреб их всех в руку, завернул в львиную шкуру и унес с собой в Грецию. Само слово пигмей происходит из древнегреческого языка и означает «размером с кулак».

На многих живописных фресках в Геркулануме изображены сражения пигмеев с журавлями.

Геракл и Антей

Придя в Ливию (так древние греки называли Африку), Геракл встретил исполина по имени Антей ростом в 64 локтя (48 аршин).

Великан Антей заставлял всех чужестранцев бороться с ним и всегда побеждал их. Вокруг жилища Антея валялись черепа его бесчисленных жертв.

Силы Антея удваивались каждый раз, когда он прикасался к земле, его матери.

Гераклу удалось поднять Антея на воздух и задушить, оторвав от источника его сил.

Древнегреческий живописец Поликлет написал картину на мифологическую тему о Геракле и Антее. До наших дней сохранилось много античных камей и расписных ваз с изображением борьбы Геракла с Антеем.

Геркулесовы столпы

Геракл, продолжая свой путь по Ливии после победы над Антеем, дошел до того пункта, где Ливия почти соприкасается с Европой.

Здесь Геракл разделил горы и соединил Средиземное море с Океаном. В воспоминание этого гигантского труда Геракл поставил на берегу два столба, известных у древних греков под названием Геракловых столпов. У древних римлян они назывались Геркулесовы столпы. В наше время Геркулесовы столпы называются Гибралтаром.

Великан Какус

Возвращаясь через Испанию после победы над трехтелым Герионом, Геракл прошел по Италии со своими стадами. Подойдя к реке Тибр, Геракл остановился, чтобы дать быкам Гериона возможность отдохнуть.

Утомленный длинным путешествием, Геракл уснул вблизи пещеры, служившей жилищем одному из сыновей бога Гефеста (Вулкана) — великану Какусу.

Какус был огромного роста и обладал страшной силой; пламя вылетало из его уст, а туловище Какуса заканчивалось огромным драконовым хвостом.

Быки Геракла понравились великану. Какус увел часть стада и, чтобы скрыть следы, придумал тащить быков за хвост. Геракл, проснувшись, заметил кражу, бросился к пещере, но видя, что следы быков как бы удаляются оттуда, и, не зная, в какую сторону идти их искать, он уже хотел от них отказаться, как вдруг из пещеры раздалось мычание.

Геракл проник в пещеру и увидал множество окровавленных голов путешественников, убитых Какусом.

Несмотря на пламя, вылетавшее из уст чудовища, Геракл разрушил пещеру, схватил Какуса за горло и задушил.

Читать еще:  Странные существа коллекции Томаса Мерлина – невероятные тайны мира. Страшная коллекция томаса мерлина Мумифицированный ребенок вампира

В воспоминание этого подвига благодарные жители этой местности установили ежегодный праздник в честь Геракла, а искусство воспользовалось этим мифологическим сюжетом для многих статуй и картин.

Из новейших произведений на тему о Геракле и Какусе пользуются известностью картина французского художника Лемуана и бронзовая группа Баччо Бандинелли (она находится во Флоренции).

Геракл и Омфала

Окончив свои работы и совершив много других подвигов, Геракл решил вновь жениться.

Услыхав, что царь Эврит обещал свою дочь Иолу тому, кто победит его в стрельбе из лука, Геракл отправляется к нему и побеждает Эврита.

Но царь Эврит отказывается отдать за него дочь Иолу, и Геракл в припадке гнева сбрасывает со стены сына царя Эврита — Ифита.

Так как, по мнению древних греков, убийство никогда не остается безнаказанным и должно быть искуплено, то Геракл отправляется в Дельфы, чтобы узнать от оракула Аполлона, как искупить ему свою вину, но Пифия отказалась отвечать Гераклу.

Разгневанный Геракл схватил ее треножник и хотел его уничтожить. Тогда появился сам Аполлон и после ожесточенной борьбы отнял у Геракла треножник.

Геракл и Аполлон дерутся за треножник Пифии. <Фото: (Creative Commons license): jonworth>

Дельфийский оракул, наконец, заговорил и объявил, что Геракл, для того чтобы искупить свое преступление, должен быть продан в рабство на три года.

Омфала, царица Лидии, купила Геракла за три таланта у бога Гермеса. Геракл, раненный стрелой коварного Эрота, воспылал любовью к своей повелительнице.

Геракл поддался таким образом восточной изнеженности и роскоши и подчинился всем желаниям и капризам царицы Омфалы.

Множество памятников искусства воспроизводят миф об Омфале, и почти на всех Геракл изображается одетым в женские одежды.

Геракл прядет или исполняет домашние работы, а Омфала, покрытая львиной шкурой, держит в руках палицу героя.

Сохранился гравированный камень работы знаменитого Лисиппа, изображающий Геракла, этого сильного, бесстрашного героя, почти коленопреклоненного, как бы подгибающегося под тяжестью маленького Эрота, сидящего у него на плече.

Керкопы

Но и период жизни у Омфалы не проходит бесследно для Геракла: герой не может жить, не совершая подвигов.

Проснувшись однажды на берегу реки, где он отдыхал, Геракл увидал, что его оружие собираются похитить Керкопы — злые и лукавые карлики. Геракл схватил Керкопов, связал и повесил за ноги.

Карлики Керкопы были самые лукавые и хитрые люди на свете. Зевс лишил Керкопов сначала дара слова, которым они злоупотребляли, обманывая всех и произнося лживые клятвы, а затем превратил Керкопов в обезьян.

Геракл в Трое

Пробыв на службе у Омфалы положенные три года, Геракл снарядил восемнадцать кораблей и отправился вместе с другими героями против Илиона (Трои), чтобы отомстить троянскому царю Лаомедонту, обманувшему Геракла.

Побежденный царь Трои Лаомедонт был убит Гераклом вместе с сыновьями, кроме одного — Подарка. Сын Лаомедонта Подарк был выкуплен сестрой его Гесионой ценой ее брачного покрывала, и с тех пор он стал называться Приамом, то есть выкупленным [как бы от древнегреческого глагола ἐπριάμην [эприа́мэн] (я) купил], и сделался царем Трои.

Ахелой

После славного похода в Трою Геракл отправился в Калидон к царю Ойнею, у которого была красавица дочь — Деянира.

Борьба Геракла и Ахелоя (?), принявшего облик Тритона. Изображение на дне чернофигурного килика середины VI в. до Р.Х.

Много героев и царей добивались ее руки, в том числе речной бог Ахелой, сын Океана.

Когда появился Геракл, предшествуемый своей славой, все претенденты прекрасной Деяниры скрылись, остался только один Ахелой, который обладал даром превращения.

Ахелой, принимая разные образы, вступил в борьбу с Гераклом и был им наконец побежден.

На многих памятниках античного искусства изображен бой Геракла с Ахелоем; в особенности часто изображался речной бог Ахелой в образе быка.

Геракл, согласно мифам древней Греции, вырвал Ахелою рог, который Нереиды наполнили цветами и плодами, превратив его таким образом в рог изобилия.

На одной античной вазе изображен Геракл, подающий Зевсу (Юпитеру) рог Ахелоя.

Деянира и кентавр Несс

Геракл, победив Ахелоя, захотел тотчас же увезти с собою Деяниру, но им пришлось остановиться перед рекой Эвеном.

Коварный кентавр Несс предлагает Гераклу перевезти через реку жену Геракла Деяниру. Римская фреска I в. от Р.Х., Помпеи. <Фото: (Creative Commons license): virtusincertus>

Живший там кентавр Несс предложил за плату перенести Деяниру. Геракл согласился и пошел вперед. Услыхав крики Деяниры, призывающей его на помощь, Геракл обернулся и увидал, что грубый кентавр хочет ее похитить.

Геракл догнал их и убил Несса.

Похищение Деяниры кентавром Нессом изображалось очень часто античными и новейшими художниками. Гвидо и Лука Джордано написали прекрасные картины на эту мифологическую тему.

Умирающий кентавр захотел все же отомстить своему убийце. Несс дал свой окровавленный пояс Деянире и уверил ее, что это талисман, благодаря которому Деянира может всегда вернуть любовь Геракла в случае его измены.

Скоро понадобился Деянире этот пояс: Геракл покинул ее и вновь захотел жениться на Иоле. Уже все было готово для союза Геракла и Иолы, когда Деянира узнала об этой измене. Желая вернуть любовь Геракла, Деянира призвала его слугу Лихаса и послала Гераклу с Лихасом пояс, говоря, что он может украсить им свой свадебный наряд. Герой надевает его, и едва пояс кентавра Несса дотрагивается до его тела, как Геракл начинает испытывать ужасные страдания: яд, которым пропитан был пояс, проник в кровь Геракла. Испуская дикие крики от боли, Геракл в исступлении сбрасывает своего оруженосца Лихаса со скалы в море.

Скульптор Антонио Канова изваял группу «Исступленный Геракл сбрасывает Лихаса».

Костер на горе Эте и апофеоз Геракла

Не в силах переносить страдания, Геракл решается покончить с собой.

Геракл собирает на горе Эте деревья, складывает их в костер, покрывает его шкурой немейского льва, ложится на костер и просит своего друга, Филоктета, которому дарит свои смертоносные стрелы, поджечь костер.

Пламя быстро охватывает костер со всех сторон. Когда сгорела смертная или земная оболочка Геракла, Зевс взял героя на Олимп, поместил его в число богов и дал Гераклу в супруги Гебу, богиню вечной юности. Присоединение героя к богам носит наименование апофеоз Геракла.

Смерть Геракла изображалась очень часто на памятниках искусства.

В Луврском музее находится картина Гвидо на эту тему и группа скульптора Кусту; оба художника изобразили Геракла сидящим на костре с поднятыми кверху руками, как бы умоляя богов сжалиться над ним.

В античном искусстве почти не встречается изображения Геракла на костре, но зато на многих барельефах, групповых изображениях, гравированных камнях и камеях представлен апофеоз Геракла.

Из всех статуй Геракла, изображавших его уже бессмертным, самой большой славой пользуется часть античной статуи, известной под названием «Торс Бельведерский». Она была найдена в конце XV века в Риме. Отзывы Микеланджело об этом шедевре самые восторженные; к сожалению, у нее не хватает ни рук, ни ног, ни головы.

Французский живописец Лемуан написал апофеоз Геракла на одном из плафонов дворца в Версале; это одно из лучших произведений французской школы.

Тип Геракла в искусстве

Благодаря античным поэтам и их описаниям Геракл является олицетворением энергии и труда, цивилизатора, победителя тысячи препятствий и трудностей, которые природа всюду ставит на пути человечеству.

На самых древних памятниках искусства Геракл является совершенным типом героя и атлета.

Идеальный тип Геракла, созданный древнегреческим скульптором Лисиппом, изображает этого героя в образе мужчины во цвете лет, с атлетическими формами, с сильно развитой мускулатурой, небольшой головой, покрытой курчавыми короткими волосами, с сильно выдающейся нижней частью лба, с широкой, но короткой шеей.

Эти типичные характерные черты повторяются почти на всех изображениях Геракла и являются даже более верными отличительными признаками, чем его обычные атрибуты — палица и львиная шкура.

Самыми замечательными статуями этого типа считаются античная статуя «Отдыхающий Геракл» и статуя, известная под названием «Геракл Фарнезский». Статуя «Геракл Фарнезский» изваяна афинским скульптором Гликоном и считается повторением знаменитого произведения Лисиппа.

Источники:

http://www.mysterylife.ru/drevnyaya-greciya/bogi-drevnej-grecii/antej.html
http://www.litmir.me/br/?b=203104&p=37
http://zaumnik.ru/mifologija/gerakl/drugie-podvigi-gerakla.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector