10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ян фабр рыцарь отчаяния. Почему нужно обязательно посмотреть выставку яна фабра в эрмитаже

От чучела кролика до карнавала «в стиле Яна Фабра»: из чего состоит выставка знаменитого бельгийца в Эрмитаже

В Эрмитаже открывается выставка бельгийского художника Яна Фабра «Рыцарь отчаяния — воин красоты». Чучела животных и черепа, видео с живым рыцарем в Рыцарском зале и нарисованные ручкой Bic картины — «Бумага» рассказывает, что привезли в Зимний дворец и Главный штаб, что такое карнавал «в стиле Фабра», который пройдет в музее в декабре, и какими провокационными работами прославился бельгиец.

В Эрмитаже выставляют художника, знаменитого среди прочего спектаклем с «чемпионатом мира» по мужской и женской мастурбации

Фламандский художник 40 лет известен как режиссер театральных, оперных и танцевальных постановок, перформансист и писатель. Работы внука знаменитого энтомолога Жан-Анри Фабра (что важно для понимания творчества художника) часто вызывают у публики и критиков шок и споры.

В 1978 году на выставке «Мое тело, моя кровь, мой пейзаж» Фабр выставил картины, написанные кровью. Позднее прогремел на весь мир с проектом «Небо восхищения»: художник декорировал потолок и люстру в королевском дворце в Брюсселе полуторами миллионами таиландских жуков.

Фабр был и художественным руководителем международного фестиваля в Афинах, и ставил провокационные спектакли, такие как «Оргия толерантности», который даже как-то привозили в Москву. Постановка начинается с «чемпионата мира» по мужской и женской мастурбации. Там же есть сцена, в которой, сидя на тележках из супермаркетов, беременные женщины «рожают» ассортимент продуктового магазина, и еще многое другое, что неподготовленная публика может назвать непотребством.

Первая в России выставка Фабра, намного менее провокативная, которую проект «Эрмитаж 20/21» хотел провести чуть ли не с момента своего создания, обращена к другой стороне творчества художника. В эрмитажной экспозиции Фабр выступает как «воин красоты», а привезенные в Петербург работы перекликаются с шедеврами мировой живописи.

Сам художник утверждает, что интерес к искусству пробудился в нем после визита в дом Рубенса в Антверпене в 12 лет. Собственно, Питер Пауль Рубенс и Якоб Йорданс — главные источники его вдохновения. Именно в этом направлении и работал художник и куратор проекта Дмитрий Озерков в Эрмитаже.

Дмитрий Озерков, куратор выставки:

— Эта выставка другая, это не вторжение. Фабр, современный художник, приходит в наш музей не для того, чтобы с ним соперничать, а чтобы преклонить колено перед старыми мастерами, перед красотой. Эта выставка не про Фабра, она про энергии Эрмитажа в его четырех контекстах: живопись старых мастеров, история зданий, колыбель революции и место, где жили цари.

«Рыцарь отчаяния — воин красоты» — самая масштабная персональная выставка современного художника в Эрмитаже

В Петербург привезли более 200 произведений Фабра. Часть из них сделана специально для Эрмитажа. Экспонаты выставлены сразу в Зимнем дворце, Новом Эрмитаже и Главном штабе; искать их придется среди экспонатов постоянной коллекции, например, в залах Снейдерса, Ван Дейка и Рубенса, в Рыцарском зале и Большом дворе. В Главном штабе работы представлены так, чтобы прослеживался диалог с выставленным здесь же «Красным вагоном» Ильи Кабакова: в трех дворах и залах-трансформерах между ними.

Объяснить такой размах можно, пожалуй, тем, что Ян Фабр наследует традиции классической фламандской живописи, что так важно для главного музея страны и особенно для проекта «Эрмитаж 20/21». Кроме того, в Эрмитаже утверждают, что художник, выставляющийся в музее, обязательно делает экспонат специально для них. Фабр как раз такие работы привез.

Читать еще:  Чичиков Павел Иванович (характеристика героя из Мёртвые души, Гоголь Н.В.). Обучение в училище

Работы Фабра выставляют как часть основной экспозиции музея

Свойственное художнику родство с мастерами фламандской живописи прошлого стало поводом для нестандартной развески работ Фабра. Картины, инсталляции и фильмы фламандца экспонируются на равных правах с постоянной коллекцией Эрмитажа и, как считают в музее, «вступают в диалог с признанными шедеврами мирового искусства». Такое экспонирование Фабр уже опробовал, когда делал выставку в Лувре. В парижском зале Рубенса разместили могильные плиты, а на них — даты жизни европейских ученых, переименованных в насекомых.

Ян Фабр: Рыцарь отчаяния – воин красоты

Итак, вот из-за этого экспоната разгорелся весь сыр-бор

Господя, и это «плевок в душу российскому народу»? По-моему плевок в лицо российским гражданам — это бесконечное вранье из телевизора и Госдумы, а это просто экспонат в музее.
Удивляет уровень образования в России. С Милоновым все понятно — благодаря старым-добрым приемчикам он достиг потолка своей карьеры — просиживание штанов в Госдуме. Но вот эта масса моих сограждан. Их чему учили в школе, чему воспитывали в семье? Неужели они не могут отличить чучело животного в музее, научно-образовательное вскрытие жирафа в зоопарке и говяжью вырезку в мясном отделе от действий больных на всю голову живодерок в Хабаровске? Обнаженные Венера в Лувре и Давид на улицах Флоренции и Петербурга — это не порнография, а искусство. Анатомия и физиология человека в целом, и половой системы организма в частности — это не развращение несовершеннолетних, а необходимые знания для молодых. Вот и получается, что сифилис в 17 лет — это «так получилось», а на картины Рубенса смотреть стыдно — «там же голые бабы и мужики».
А для идиотов, которые поставили тэг #позорЭрмитажу, нужно организовать принудительные экскурсии в лучший музей мира, и, для профилактики здоровья, в прекрасный Музей гигиены.

Эрмитаж накрыло волной негодования, причем с каждым новым пересказом в Интернете описание выставки усугублялось леденящими душу подробностями. И якобы трупами кошек и собак осквернили Зимний дворец (хотя инсталляция демонстрируется не там), и якобы на ней показывают распятую кошку (хотя на выставке нет такого экспоната), и «дети смотрят» (на выставке установлен возрастной ценз 16+).

Инстаграм заполнился хэштегом #позорЭрмитажу, который был использован уже более пяти с половиной тысяч раз. Одним из тех, кто «накрутил» нервы общественности (не без пользы для себя), стала певица Елена Ваенга. В лучших традициях высказывания «а у вас негров линчуют» она умудрилась в одном посте отбояриться от высказанных ей ранее претензий по поводу езды по встречной полосе задним ходом и натравить людей на Эрмитаж. Сработало: правонарушения певицы больше никого не интересуют!

Не обошлось и без Виталия Милонова. В интервью радиостанции «Говорит Москва», он назвал выставку «плевком в душу российскому народу», а попутно невольно обозначил свою позицию в споре Константина Райкина и Минкульта.

«Если мы скажем что-то против, вылезут сразу хранители русского искусства вроде Райкиных, и будут опять возмущаться, как единственные хранители высокого эстетического чувства, и будут жаловаться на нас», – сказал депутат теперь уже Государственной думы.

Экспонаты выставки он назвал «пошлятиной», «мерзостью» и «галиматьей», самого Яна Фабра – «бомжом от искусства» и «каким-то экспериментатором», а решение Эрмитажа о проведении выставки – «самодурством» и «полным идиотизмом».

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский был вынужден объясняться. С присущей ему интеллигентностью он не стал прямо указывать посетителям на их невнимательность и даже сказал, что взбудоражить общественность – как раз и было целью Эрмитажа.

Читать еще:  Странные правила этикета, которые безнадежно устарели. Южная Америка: уважайте богиню природы

«Крик в защиту животных, действительно, правилен, и мы разбудили людей, заставили об этом говорить, – сказал он, встретившись в минувшую пятницу с журналистами на открытии выставки коллекции Захара Смушкина. – Ян Фабр рассказывает именно про то, что люди, которые на словах «любят животных», порой выбрасывают их на улицы, и тогда они погибают под колесами машин на дорогах. Фабр своим острым рассказом возбуждает общественное мнение и еще раз показывает, что искусство на самом деле очень сложно, а не так примитивно, как его понимают».

Пиотровский пообещал рассказать горожанам, какое количество чучел животных хранится во всех музеях мира, включая и мумии из египетских гробниц.

«В Эрмитаже есть чучела любимых собачек императоров, чучела любимых коней императоров – я не говорю о Кунсткамере и Зоологическом музее. Вспомните, какое количество животных изображено на картинах, и это все убитые животные. Мы только что показывали отреставрированную картину ван дер Хелста – страшное, только что освежеванное тело свиньи. Это разговор о Голландии того времени, и мы несколько раз пытались объяснять, сколько в этом разных смыслов».

При этом директор Эрмитажа напомнил, что вообще-то одна из примет Эрмитажа – это десятки кошек, живущих в его подвалах: о них заботятся, кормят их и проводят медицинские обследования – так что предъявлять музею обвинения в поддерживании живодерства – абсурдно и цинично.
http://www.fontanka.ru/2016/11/12/066/

«Карнавал мертвых дворняг», 2006, Бельгия, чучела животных, деревянный стол, бумага.

Основным приемом выставки Фабра является диалог «старого» и «нового».
На заднем фоне, за разноцветным серпантином


Повар у стола с дичью. Паувель (Пауль) де Вос, Якоб Иорданс. Фландрия, около 1670 года. Эрмитаж

В той же зале, на другой стороне
«Протест мертвых бездомных котов», 2007, Бельгия, чучела животных, деревянный стол, бумага.

За мишурой скрывается картина


Автопортрет. Катарина ван Хемессен, Нидерланды, 1548 год. Эрмитаж

Пояснение к инсталляциям

Инсталляции с котиками и собачками самые сильные и понятные.
Другие экспонаты более символичны.

Умбракулум, Бельгия, 2001 год, кость, металлический провод, алюминий, надкрылья златки.
(Умбракулум — церемониальный зонт, используется в религиозных процессиях.)

Оказывается, крылья жуков — прекрасный глубокий художественный материал.
Как и срезы костей

На заднем фоне — Воскресение Христа, Рубенс. Картину еще не сканировали, изображения нет. Эрмитаж сам только недавно узнал, что это Рубенс — подробности.

Дальше совсем легкие скульптуры, но при этом наименее понятные.

Муха и Жук. Дедушка Яна Фабра был энтомологом, что объясняет наличие в творчестве Яна чучел животных, панцирей жуков и т.д.
Чтобы понять смысл, надо было смотреть фильм (я не смотрел, поэтому ничего не понял)

В пролете внутреннего двора — «Повешенный II»

Кабина — это «Дом ножниц», а полотно — «Дорога от Земли к звездам не вымощена»
Раскрашены шариковой ручкой.

Автопортрет — «Я мечтаю» из гвоздей и канцелярских кнопок острием наружу.

Хорошо, что имеются информационные таблички, которые поясняют задумку художника

Еще в большом зале была вот такая штука

Проблема постмодернизма в том, что никогда не догадаешься — это строительные леса для монтажа экспонатов или самостоятельный экспонат? К Фабру это не относится — его произведения настолько сложны, что сразу все понятно.

Подписи к этой штуке не нашел, а у бабушки-смотрительницы спросить постеснялся 🙁

Всем известны анекдотические случаи, когда уборщица подметала музейные залы, приговаривая «Вот народ пошел бескультурный! Набросали бумажек прямо в центре музея! А мне убирать за этими засранцами!» По итогу уборщица выкидывала в помойку экспонаты ультра-модных художников. Уверен, что художники-хулиганы только этого и добивались, процесс выкидывания был частью их плана. Впрочем, это слишком тонко для меня.

Вывод: рекомендую! и Фабр интересен, и сам Главный штаб великолепен.

Ян Фабр: «Нет воображения — нет и эрекции!»

Главный редактор нашего сайта Михаил Стацюк незадолго до открытия выставки «Рыцарь отчаяния – воин красоты» в Государственном Эрмитаже побывал в гостях у ее автора Яна Фабра в его творческой мастерской Troubleyn в Антверпене и обсудил, чего ждать от его вернисажа в России.

Читать еще:  Сколько нужно плавать в бассейне, чтобы похудеть - эффективные программы тренировок для мужчин и женщин. Можно ли с молочницей ходить в бассейн

Офис художника и одновременно его мастерская с репетиционными залами обосновались в здании бывшего театра, которое после пожара стояло заброшенным. Перед входом встречает табличка «Only art can break your heart. Only kitsch can make you rich». В холле спотыкаюсь о люк — работа Роберта Уилсона, которая как бы связывает бельгийскую мастерскую с его театральной академией Уотермилл-Центр.

На втором этаже, пока мы ожидаем Яна, почему-то доносятся запахи свежеприготовленного омлета или глазуньи — за соседней стеной расположилась кухня, стену которой расписала Марина Абрамович свиной кровью.

Искусство тут в буквально смысле везде — даже туалет обозначен подвешенной неоновой рукой, которая мигает, показывая то два пальца, то один. Это работа художника Микса Попеса, в которой жест «V» или Peace (Мир) отсылает к женскому началу, а средний палец — к мужскому.

Когда в зале появляется Фабр, закуривая сигарету Lucky Strike, откуда-то снизу доносится истошный детский крик: «Нет, это не репетиция моего нового перфоманса», — шутит художник.

Расскажите сразу, как вы уговорили Михаила Борисовича?

Уговаривать не пришлось! Шесть или семь лет назад Михаил Борисович Пиотровский и руководитель проекта «Эрмитаж 20/21» Дмитрий Озерков увидели мою экспозицию в Лувре, и, как мне кажется, она им понравилась. Спустя еще три года мы встретились с господином Пиотровским, и он предложил мне сделать выставку в Эрмитаже. Я отправился в Россию и понял, что для этого мне потребуется много пространства. Мы с Барбарой де Конинк (художественный руководитель выставки — Прим. ред.) сразу остановились на зале с фламандцами — рядом с ними я похож на гнома, рожденного в стране великанов. Я ведь вырос рядом с домом Рубенса в Антверпене. Еще в шесть лет пытался копировать его картины. Эрмитаж представлялся мне хранилищем великих фламандцев, которые восхищали меня. Мне хотелось выстроить «диалог» с гигантами прошлого Фландрии.

С кем выстраиваете диалог?

Для зала Ван Дейка я создал серию мраморных барельефов «Мои королевы» («My Queens»). Это своего рода аллюзия на его парадные портреты важных королевских особ того времени. «Мои королевы» – это меценаты и покровительницы моего творчества, выполненные из карибского мрамора. Но я делаю это шутливо, потому мои подруги — в клоунских колпачках.

Новая серию рисунков «Карнавал»о празднике жизни и веселье — точь-в-точь, как церковные ритуалы, к которым меня в детстве приобщала мать-католичка — отсылка к эрмитажных полотнам Питера Брейгель младшего. Смесь язычества с христианством — важный элемент, относящийся к традициям бельгийской школы, которые важны для меня. Мы ведь маленькая страна и всегда находились под чьим-то влиянием или владением – немецким, испанским, французским. Такие «особенности» – часть нашей личной истории.

Мои «синие» полотна (речь о «Bic-art» – серии работ «Синий час», выполненной синей ручкой марки Bic — Прим. ред.), которые также представлены в Эрмитаже, выполнены в очень особенной технике. Я фотографирую картину, затем с помощью чернил добавляю около семи слоев синего — это специальный химический цвет, который изменяется под воздействием света заставляет картину «работать».

Отдельно в Главном штабе Эрмитажа я представляю видео-проект «Любовь – высшая сила» («Love – is a power supreme»). Глобально говоря, вся моя выставка создавалась в форме бабочки: если работы в Зимнем дворце – это крылья, то именно видео в Главном Штабе – её тело. Благодаря этому, я хочу объединить здание «нового» Эрмитажа, где будет показан фильм, со «старым», в котором выставлены мои картины. Мы планируем передать в дар музею этот фильм и еще несколько работ.

Источники:

http://paperpaper.ru/jan-fabre/
http://giper.livejournal.com/329855.html
http://www.sobaka.ru/entertainment/art/50746

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector