1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Трагическая неразрешимость конфликта медный всадник. Проблема личности и государства в поэме А

Билет №3, 1 вопрос Проблема личности и государства в поэме «Медный всадник»

Поэма «Медный всадник» написана А. С. Пушкиным в 1833 году. В ней нашло отражение современное Пушкину событие — наводне­ние 1824 года. В поэме нет традиционного деления героев на глав­ных и второстепенных, и рядом с героической темой Петра звучит другая тема — тема «маленьких людей», городской бедноты, их ра­достей и страданий. В таком смешении персонажей заключен важ­ный идейный смысл: судьба обычного человека оценивается в исто­рической перспективе.

Петр I — герой поэмы. Это государь-преобразователь, он сим­волизирует новую Россию. В поэме его образ и образ Медного всадника совпадают. Вздыбленный конь готов перенести через темные воды непокорной Невы своего гордого всадника. Этот образ передает характер царя-реформатора и его реформ. Петр I не коня поднимает на дыбы, а всю Россию. В своем порыве он забывает обо всем, он смотрит только далеко вперед и не замеча­ет того, что здесь, рядом с ним.

А рядом с Великим царем оказываются простые смертные люди, которые по его воле и желанию стали заложниками стихии. Другим героем поэмы является Евгений — мелкий чиновник из обедневшего дворянского рода Его жизнь проста и незамысловата. Только про-стые житейские радости скрашивают течение дней его жизни, где каждый следующий день похож на предыдущий. И только одна меч­та, одно светлое пятно есть в череде этих дней — его возлюбленная Параша, которая живет на Васильевском острове в небольшом до­мике вместе с мамой. Но наводнение 1824 года разрушает не только дома и набережные, разбушевавшаяся стихия разрушает мир грез Евгения. Страшное наводнение застает героя на берегу Невы. Чтобы уберечься от потоков воды, смывающих все на своем пути, Евгений ищет высокое место и сам не помнит, как оказывается на площади рядом с памятником Петру I. Теперь они рядом и вместе одинаково равны перед силами бушующей воды. Евгений с ужасом и востор­гом наблюдает за происходящим, наверное, такие же чувства мог испытывать и творец великого города. Вода постепенно спадает, и первые мысли Евгения о Параше, он стремится на другой берег, на остров к милому домику. Но ужас охватывает героя при виде кар­тины разрушения — нет маленького домика на берегу, его не пожале­ла вода, он смыт, вода забрала и Парашу, и ее мать.

Горе, отчаяние сменяются ожесточением. Не помня себя, Евге­ний возвращается к тому месту, где пережидал наводнение, то есть к памятнику Петру. Но теперь совсем другие чувства переполняют, душу героя. Он почти обезумел от горя. В нем живут только боль утраты и ужас пережитого. Он ищет виновника произошедшего. Поднимает взгляд и видит над собой Великого Петра, гордого, силь­ного. И Евгений вдруг понимает, что именно царь виноват во всем, что произошло. Страшные слова обвинения и угроз вырываются из уст героя, и эти слова он обращает к царю.

Столкновение двух неравных сил представлено Пушкиным в по­эме: с одной стороны силы природы. И сродни этим стихийным силам сила Царя, сумевшего подчинить себе всю Россию, заставившего считаться с Россией другие страны и государства. А с другой сторо­ны сила чувств «маленького человека», у которого в жизни нет ни­чего, или даже если что-то есть — возлюбленная, надежда на про­стое, обыкновенное человеческое счастье, — то это все может быть разрушено в одно мгновение силами природы или самодержца, по­тому что никто никогда не будет думать о простом человеке.

По сравнению с грандиозными планами и идеями Петра мечты Евгения ничтожны. Но Пушкин далек от мысли, что его герой убог и нищ духовно. Напротив, стремление к личному счастью вполне естественно и закономерно. В изображении Пушкина Евгений -честный, стремящийся к независимости, он мечтает «себе доста­вить И независимость и честь». Более того, нельзя не отметить, что Евгений — мыслящий человек. Он понимает, что виновником гибели его счастья является «кумир на бронзовом коне».

После наводнения меняется отношения Евгения к Петру, да и сам образ Великого преобразователя тоже меняется:

Ужасен он в окрестной мгле!

Какая дума на челе!

Какая сила в нем сокрыта.

Евгений видит перед собой ужасного, грозного, беспощадного царя. Статуя как бы оживает. Против Медного всадника, который теперь олицетворяет собой твердыню самодержавной власти, вос­стает Евгений:

Медный всадник и Евгений воплощают трагические противо­речия истории, в которой государственные и личные интересы со­существуют в противостоянии.

Билет №12 1 вопрос«Гроза» самое решительное произведение Островского

После выхода из печати и постановки драмы Островского “Гроза” современники увидели в ней призыв к обновлению жизни, к свободе, ведь написана она была в 1860 году, когда все ждали отмены в стране крепостного права.
В центре пьесы — общественно-политический конфликт: конфликт хозяев жизни, представителей “темного царства”, с их жертвами.
На фоне прекрасного пейзажа рисуется невыносимая жизнь простого люда. Но вот картина природы начинает постепенно меняться: небо заволакивают тучи, слышны удары грома. Приближается гроза, но только ли в природе происходит это явление? Нет. Так что же все-таки подразумевал автор под грозой?
В этом названии скрывается глубокий смысл. Впервые это слово мелькнуло в сцене прощания с Тихоном. Он говорит: “. Недели две никакой грозы надо мной не будет”. Тихону хочется хотя бы ненадолго избавиться от чувства страха и зависимости. Под грозой в произведении подразумевается страх и освобождение от него. Это страх, нагоняемый самодурами, — страх возмездия за грехи. “Гроза-то нам в наказание посылается”, — поучает Дикой Кулигина. Власть этого страха распространяется на многих героев драмы и не проходит даже мимо Катерины. Катерина религиозна и считает грехом то, что она полюбила Бориса. “Я и не знала, что ты так грозы боишься”, — говорит ей Варвара. “Как, девушка, не бояться! — отвечает Катерина. — Всякий должен бояться. Не то страшно, что убьет тебя, а то, что смерть вдруг застанет, какая ты есть, со всеми твоими грехами. ” Один лишь механик-самоучка Кулигин не боялся грозы, видел в ней зрелище величественное и красивое, но вовсе не опасное для человека, который легко может унять ее разрушительную силу с помощью простейшего шеста-громоотвода. Обращаясь к толпе, объятой суеверным ужасом, Кулигин говорит: “Ну чего вы боитесь, скажите на милость. Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой. У вас все гроза. Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ. Я вот не боюсь”.
Если в природе гроза уже началась, то в жизни по дальнейшим событиям видно ее приближение. Подтачивает “темное царство” разум, здравый смысл Кулигина; высказывает свой протест Катерина: хотя и бессознательны ее действия, но она не хочет примириться с мучительными условиями жизни и сама решает свою судьбу: она бросается в Волгу. Во всем этом заключается главное значение реалистического символа, символа грозы. Тем не менее, он неоднозначен. В любви Катерины к Борису есть что-то стихийное, природное, как и в грозе. Однако, в отличие от грозы, любовь приносит радость; впрочем, у Катерины это не так, хотя бы потому, что она замужняя женщина. Но Катерина не боится этой любви, как не боится грозы Кулигин. Она говорит Борису: “. Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда?” Гроза скрыта в самом характере героини, она сама говорит, что еще в детстве, кем-то обиженная, убежала из дома и уплыла одна в лодке по Волге.
Пьеса была воспринята современниками как острое обличение существующих в стране порядков. Добролюбов так говорил о драме Островского: “. «Гроза» есть, без сомнения, самое решительное произведение Островского. В «Грозе» есть что-то освежающее и ободряющее. Это «что-то» и есть, по нашему мнению, фон пьесы, указанный нами и обнаруживающий шаткость и близкий конец самодурства. ”
В это верил и сам драматург, и его современники.

Читать еще:  Жизненные принципы рахметова. Рахметов - "особенный" герой романа "Что делать?" Чернышевского

Разработка практической работы по литературе «Проблема личности и государства в поэме А.С.Пушкина «Медный всадник»»»

Курс повышения квалификации за 340 рублей!

Эмоциональное выгорание педагогов. Профилактика и способы преодоления

Выбранный для просмотра документ РАЗРАБОТКА ПРАКТИЧЕСКОГО ЗЗАНЯТИЯ ПО ПОЭМЕ А.С.Пушкина МЕДНЫЙ ВСАДНИК.docx

ПРАКТИЧЕСКАЯ РАБОТА №3

Тема: Проблема личности и государства в поэме «Медный всадник»

Цели работы: прочитать и проанализировать поэму «Медный всадник»; сделать выводы о решении проблемы личности и государства в поэме

Оборудование: карточки-задания, презентация, текст поэмы «Медный всадник»

Да, эта поэма – апофеоза Петра Великого, самая грандиозная…

В.Г.Белинский. Сочинения Александра Пушкина.

Я по-прежнему уверен, что не вечен «кумир с медною главой…

В.Я.Брюсов. Медный всадник. Идея повести, 1909г.

Пушкин стремился к гармонии и хотел видеть ее во всем, и прежде всего в отношениях личности и государства.

Н.А.Соснина. «Медный всадник» Пушкина, 1997г.

Пушкин в «Медном всаднике» …стремился изобразить трагическую коллизию современной ему России…

М.Пьяных. «Медный всадник» Пушкина, 2000г.

В литературоведении принято выделять три «группы» толкователей «Медного всадника».

1. В первую группу интерпретаторов вошли представители так называемой «государственной» концепции, основателем которой считается Виссарион Григорьевич Белинский. Среди его последователей неожиданно оказался и его духовный антагонист Дмитрий Мережковский, а также Григорий Александрович Гуковский, Леонид Петрович Гроссман, Борис Михайлович Энгельгардт и др.). Они делают «смысловую ставку» на образ Петра I, полагая, что Пушкин обосновал трагическое право государственной мощи (олицетворением которой и стал Петр I) распоряжаться жизнью частного человека.

В 11—ой статье «Сочинений Александра Пушкина» В.Г.Белинский обратился к толкованию «Медного всадника» А.С.Пушкина. он был первым интерпретатором петербургской повести. Благодаря своему эстетическому чутью, критик сразу определил неясность смысла: «медный всадник» многим кажется каким-то странным произведением, потому что тема его, по-видимому, выражена не вполне». Дело в том, что Белинский оценивал текст подготовленный Жуковским. В частности, из произведения были изъяты слова Евгения, обращенные к Медному Всаднику. Так родился вывод: «поэма – апофеоза Петра Великого», поэт изобразил «торжество общего над частным». Пушкин оправдывает Петра – «бронзового гиганта», который «не мог уберечь участи индивидуальности, обеспечивая участь народа и государства».

2. Среди сторонников «государственно концепции» оказался и Дмитрий Мережковский, поэт, писатель, философ начала XX века.

Надо отметить, что его оценка конфликта героя – Медного Всадника и «маленького человека» Евгения очень резкая. Он замечает: «Какое дело гиганту до гибели неведомых? Не для того ли рождаются бесчисленные, равные, лишние, чтобы по костям их великие избранники шли к своим целям?»

По мнению Мережковского, Евгений – «дрожащая тварь», «червь земли», он, как «малый мира сего» не равен великому – Петру, воплотившему в себе сверхчеловеческое, героическое начало. Правда, Мережковский замечает, что «в простой любви Евгения может открыться бездна, не меньшая той, из которой родилась воля героя», он полагает, что Пушкин воспел героическое и сверхчеловеческое начало Петра и опасается, что после Пушкина вся последующая литература будет «демократическим и галилейским восстанием на того гиганта, который «над бездной Россию вздернул на дыбы».

3. Развитие «государственной» линии в истолковании «Медного Всадника» было предпринято Монидом Петровичем Гроссманом в 1939 году. Литературовед поддерживает мысль Белинского. Он идеализирует и возвеличивает Петра, при этом дискредитирует Евгения, обвиняет его в эгоизме, ничтожности и неуемной дерзости. «Он (Евгений) беден, лишен дарований, ему не хватает «ума и денег». Евгений не носитель новаторских идей, как Петр, не строитель, не борец… Слабосильному мятежнику, кончившему безумием, противостоит в «Медном Всаднике» государственный зодчий, полный «великих дум».

4. Среди губернаторов XX века приверженцем «государственной концепции» считается и Григорий Александрович Гуковский. Он писал: «Собственно тема «Медного всадника» — это, как известно, конфликт личного и государственного начала, символизированного образом Фальконетова памятника». Конфликт поэмы – это конфликт «единичного человеческого бытия, частных целей человека с общими коллективными целями массы». Гуковский считает, что Евгений в этом конфликте побежденный. «Личность подчинена общему, и это закономерно и необходимо. Частные цели и индивидуальное счастье Евгения при столкновении с целями государственными должны быть принесены в жертву… И этот закон благ», — заключает литературовед.

1. Представители второй «группы» — Валерий Яковлевич Брюсов, Георгий Пантелеймонович Макогоненко, А.В.Македонов, Ю.Б.Борев, И.М.Тоймин и др. стоят на стороне «бедного» Евгения. Эта концепция именуется «гуманистической».

Начало этой концепции положило истолкование «Медного Всадника» поэтом-исследователем Валерием Брюсовым в 1909 году. Брюсов подчеркивает гуманизм Пушкина, манифестом которого и был «Медный всадник». Исследуя пушкинское отношение к Петру I, в различных произведениях, Брюсов доказывает двойственный характер восприятия Пушкиным царя-преобразователя. Два лика Петра в поэме – открытие Брюсова. С одной стороны, Петр – гениальный преобразователь, «работник на троне», «мощный властелин судьбы», с другой – «самовластный помещик», деспот, «презиравший человечество».

Читать еще:  «Отдаю себе отчет, что я там не нужен». «Ни предприимчивость, ни достоинство не являются национальной идеей»

Брюсов показывает и эволюцию образа Евгения. Евгений – «малый и ничтожный» чиновник – внезапно почувствовал себя равным Медному Всаднику, нашел силы и смелость грозить «державцу полумира». Чудесное превращение Евгения определено именно его бунтом. В мятеже выросла сильная личность. Бунтуя, Евгений выступает как соперник «грозного царя», о котором должно говорить тем же языком. Как и о Петре.

В заключение Брюсов делает вывод о том, что Евгений побежден, но «не вечен и кумир с медною главою», ибо «свобода возникает в глубинах человеческого духа, и «огражденная скала» должна будет опустеть».

2. Гуманистическая концепция «Медного всадника», предложенная Брюсовым, получила признание многих исследователей. В 1937 году была напечатана статья А.Македонова «Гуманизм Пушкина», в которой содержится и интерпретация «Медного всадника». Исследователь замечает, что «настоящий низовый человек, как бы он ни был мал», не может в той или иной степени не бунтовать в защиту своего человеческого достоинства, не противопоставлять его Медному всаднику. Кроме законов судьбы, есть еще закон человечности, который так же необходим, как «судьба». Симпатии Пушкина на стороне «человечности».

3. Гуманистическую позицию Пушкина отстаивают многие исследователи. Так, Григорий Пантелеймонович Макогоненко считает, что Пушкин рассматривал в 30-е годы 19 века государство конкретно-исторически, «в 18 – 19 веках российское государство – это империя, царское самодержавие, политическое правление, открыто антинародное и античеловеческое». Против такого государства и «вызревает протест в сердце простого человека, оказавшегося его жертвой». По мнению Маконенко, Пушкин «гениально показал, как этот мятеж преображает человека, поднимая его к высокой, но отмеченной печатью гибели цели».

Подобную точку зрения поддерживает и литературовед Красухин Г.Г.: «Симпатии Пушкина всецело на стороне героя, духовно возвышенного, вознесенного на неколебимую духовную высоту над самым мощным властелином судьбы».

С 60-х годов XX века зарождается еще одна концепция – интерпретация «Медного Всадника» — концепция «трагической неразрешимости конфликта». Если верить ее сторонникам, Пушкин, как бы самоустранившись, предоставил самой истории сделать выбор между двумя «равновеликими» правдами – Петра или Евгения, то есть государства или частной личности.

Такой точки зрения придерживаются литературоведы С.М.Бонди, Е.М.Майлин, М.Н.Эйпштейн.

В чем же великий смысл пушкинского «Медного Всадника»? для чего было написано это произведение? Чем она волнует и потрясает нас и до сегодняшнего дня? Почему Пушкин так стремился ее опубликовать, но отказался изменить хоть одно слово?

Е.А.Майлин так отвечает на все эти вопросы: «Как и в маленьких трагедиях, ни одна из сил, противопоставленных в поэме друг другу, не одерживает в конечном счете победы. Правда на стороне Евгения в такой же мере, как и на стороне Петра и его великого дела». «Вся его поэма – это великая загадка жизни, это великий о жизни вопрос, над которым, читая «Медного всадника», задумывались и размышляли и после Пушкина многие поколения читателей.

1. Среди интерпретаций не могут не привлечь и истолкования «Медного всадника» писателями и философами XX века. Так, например, философ русского зарубежья Георгий Петрович Федотов, рассматривая сложное взаимодействие в творчестве А.С.Пушкина темы Империи, воплощенной в статуе Медный Всадник, и темы свободы, взаимодействие государства и личности, особое внимание уделяет теме стихии. Он пишет, что «в «Медном всаднике» не два действующих лица (Петр и Евгений) … Из-за них явственно встает образ третьей, безликой силы: это стихия разбушевавшейся Невы, их общий враг, изображению которого посвящена большая часть поэмы». Эти слова из статьи «Певец Империи и свободы», 1937г.

В это же время, в 1937 году, вышла статья писателя Андрея Платонова «Пушкин – наш товарищ», в отличие от Федотова, Платонов с глубокой симпатией отнесся к бедному Евгению, которого он воспринял как личность, как «великий этический образ – не менее Петра».

2. Существуют точки зрения на петербургскую повесть «медный всадник» часто резкие, противоположные всем известным интерпретациям.

Так, Терц-Синявский, автор книги «Прогулки с Пушкиным» высказывает такое мнение: «Но, сострадая Евгению, Пушкин был беспощаден. Пушкин вообще был жесток к человеку, когда дело касалось интересов поэзии…» В облике Евгения, по мнению Терц-Синявского, был создан «нелестный и неутешительный портрет».

Интересная интерпретация «Медного всадника» была дана Даниилом Александровичем Граниным в очерке «Два лика», опубликованным в 1968 году в журнале «Новый мир». В произведении Пушкина писатель увидел новые грани ее таинственного смысла, а именно двойственность всей образной системы «медного Всадника», двоение чувств, двоение мысли. «Два Петра: Петр живой и Петр-Медный Всадник, кумир на бронзовом коне. Два Евгения: заурядный бедный чиновник, покорный судьбе, и Евгений, безумный, взбунтовавшийся, поднявший руку на царя, даже не на царя – на власть… Два Петербурга: Петербург прекрасных дворцов, набережных, белых ночей и бедных окраин «под морем». Две Невы.

Порядок выполнения работы:

Внимательно прочитайте инструкцию к работе.

Подберите необходимый дидактический материал.

Прочитайте художественный текст.

Выполните задания практической работы

Сделайте вывод о проделанной практической работе в письменной форме.

1. Каков пафос вступления в поэме? Подтвердите свои мысли текстом.

2. На какие композиционные части его можно разделить? 3. В чем видит Пушкин заслугу Петра в строительстве Петербурга (стихи 1—43)? Как в первой части вступления противопоставлены прошлое и настоящее?

4. Какова авторская позиция в авторском гимне городу Петра (стихи 44—84)? Какой смысл выявляется в многократном повторении слова «люблю»? Что и почему любит поэт?

5. Найдите во вступлении старославянизмы и слова высокого стиля. Какую роль они выполняют в тексте?

6. Как в третьей части вступления («Красуйся, град Петров. «) закладывается основной конфликт поэмы? Почему в пожелании городу стоять непоколебимо автор упоминает «финские волны»? Какую характеристику стихии он дает? Почему в последних строках вступления происходит контрастный слом настроения?

7. Индивидуальное задание. Выявите ключевые образы вступления, которые построены на контрасте? Что это дает для понимания конфликта поэмы?

8. Какой смысл в том, что поэма «Медный всадник» открывается гимном Петербургу? Докажите, что город Петра — это не только место действия поэмы, но и её главный герой.

В конце занятия необходимо сдать практическую работу на проверку!

Поставьте себе оценку за работу_________

Литература: учебник для студ. сред. проф. учеб. заведений / под ред Г.А. Обернихиной. – М.: Издательский центр «Академия», 2008. – 656 с.

Трагическая неразрешимость конфликта медный всадник. Проблема личности и государства в поэме А

Во все времена взаимоотношения личности с властью беспокоили людей. Одним из первых тему конфликта личности и государства в литературе еще в V веке до нашей эры поднял Софокл. Конфликт этот был неизбежен, проблема эта оставалась актуальной и в XIX веке, во времена Пушкина, актуальна она и по сей день.

Читать еще:  Литературный процесс и литературное развитие. Мировой литературный процесс: основные термины и понятия

В творчестве Пушкина особое место занимает Поэма «Медный всадник». Особенность эта заключается в том, что теперешний читатель может увидеть в ней предсказания, сбывшиеся в современной ему истории. Конфликт государства и личности имеет место и сегодня. Как и прежде, личность рискует в нем своей свободой и жизнью, а государство, своим авторитетом.

Поэма начинается чудесной картиной Петербурга, представленного перед читателем как «полночных стран краса и диво». Совершенно другим предстает Петербург перед нами в поэме «Медный всадник», написанной Пушкиным в 1833 году. Это столица сильного европейского государства, блестящая, богатая, пышная, но холодная и враждебная для «маленького человека». Вид невероятного города, по человеческой воле вставшего «на брегах Невы», восхищает. Кажется, что он преисполнен гармонии и высокого, едва ли не божественного, смысла. Тем не менее, построен он людьми, исполнявшими человеческую волю. Этот человек, воле которого послушны миллионы, воплотивший в себе идею государства, — Петр. Несомненно, Пушкин относится к Петру как к великому человеку. Поэтому-то, в первых строках поэмы, он и предстает таковым. Потеснив скудную природу, одев берега Невы в гранит, создав город, каких еще не было, он воистину величествен. Но Петр здесь еще и творец, а значит, человек. Петр стоит на берегу «дум великих полн». Думы, мысли — еще одна черта его человеческого облика.

Итак, в первой части поэмы мы видим двойственный образ Петра. С одной стороны, он — олицетворение государства, почти Бог, своей державной волей создающий сказочный город на пустом месте, с другой — человек, творец. Но, однажды представ таким в начале поэмы, Петр дальше будет совсем другим.

Во времена, когда происходит действие поэмы, человеческая сущность Петра становится уже достоянием истории. Остается медный Петр — истукан, объект поклонения, символ державности. Самый материал памятника — медь — говорит о многом. Это материал колоколов и монет. Религия и церковь как столпы государства, финансы, без которых оно немыслимо, все объединяется в меди. Звонкий, но тусклый и отдающий в зеленцу металл, очень подходит для «государственного всадника».

В отличие от него Евгений — живой человек. Он — полная антитеза Петру и во всем остальном. Евгений не строил города, его можно назвать обывателем. Он «не помнит родства», хотя фамилия его, как уточняет автор, из знатных. Планы Евгения просты:

«Ну что ж, я молод и здоров,

Трудиться день и ночь готов,

Уж кое-как себе устрою

Приют смиренный и простой

И в нем Парашу успокою…».

Чтобы пояснить суть конфликта в поэме, необходимо рассказать о ее третьем главном персонаже, стихии. Волевой напор Петра, создавший город, был не только творческим актом, но и актом насилия. И это насилие, изменившись в исторической перспективе, теперь, во времена Евгения, возвращается в виде буйства стихии. Можно даже увидеть обратное противопоставление между образами Петра и стихии. Как неподвижен, хотя и величествен, Петр, так необузданна, подвижна стихия. Стихия, которую, в конечном счете, он сам и породил. Таким образом, Петру как обобщенный образ, противостоит стихия, а конкретно — Евгений. Казалось бы, каким образом ничтожный обыватель может быть даже сравниваем с громадой медного великана?

Чтобы объяснить это, необходимо увидеть развитие образов Евгения и Петра, произошедшее к моменту их прямого столкновения. Давно перестав быть человеком, Петр теперь — медная статуя. Но на этом его метаморфозы не прекращаются. Прекрасный, великолепный всадник обнаруживает свойство стать чем-то, что больше всего напоминает сторожевого пса. Ведь именно в таком качестве он гоняется по городу за Евгением. Евгений тоже меняется. Из обывателя индифферентного он превращается в обывателя испуганного (разгул стихии!), а потом к нему приходит отчаянная смелость, позволившая ему крикнуть: «Ужо тебе!» Так встречаются в конфликте две личности (ибо теперь и Евгений — личность), пройдя к нему каждая свой путь.

Первый результат конфликта — помешательство Евгения. Но помешательство ли это? Наверное, можно сказать, что есть истины, полного значения которых не может выдержать слабый человеческий разум. Великий император, как сторожевой пес, гоняющийся за мельчайшим из своих подданных, — фигура смешная и ужасная одновременно. Поэтому понятен смех Евгения, но понятна и его душевная болезнь: он столкнулся лицом к лицу с самим государством, с его медным, безжалостным лицом.

Итак, конфликт между личностью и государством: разрешается ли он в поэме? И да, и нет. Конечно, гибнет Евгений, гибнет та личность, которая непосредственно противостояла государству в образе Медного Всадника. Бунт подавлен, но беспокоящим предостережением остается образ стихии, проходящий через всю поэму. Разрушения в городе огромны. Число жертв — велико. Стихии наводнения ничто не может противостоять. Сам Медный Всадник стоит, омываемый мутными волнами. Он тоже бессилен остановить их натиск. Все это наводит на мысль, что любое насилие неизбежно влечет за собой возмездие. Волевым, насильственным образом Петр утвердил среди дикой природы город, который вечно теперь будет подвергаться атакам стихии. И как знать, не станет ли Евгений, так зря и мимоходом погубленный, маленькой каплей гнева, исполинская волна которого однажды сметет медного истукана?

Невозможно государство, бесконечно подавляющее подданных во имя своих целей. Они, подданные, важнее и первичнее самого государства. Образно говоря, «вражду и плен старинный свой» финские волны забудут тогда, когда Евгению, для счастья со своей Парашей, не нужно будет ничьих позволений. А иначе стихия народного бунта, не менее страшная, чем стихия наводнения, свершит свой суд, не разбирая правых и виноватых. Такова, на мой взгляд, суть конфликта между человеком и государством.

Существует ряд расхожих мнений относительно того, какова же основная идея поэмы «Медный всадник». В. Г. Белинский, утверждавший, что главная мысль поэмы заключается в торжестве «общего над частным», при явном сочувствии автора к «страданию этого частного», очевидно, был прав. А.С.Пушкин поет гимн столице государства Российского:

Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный…

«Пышно, горделиво» вознесся «из тьмы лесов и топи блат» город и стал сердцем могучего государства:

Источники:

http://studopedia.ru/15_8603_bilet—vopros-problema-lichnosti-i-gosudarstva-v-poeme-medniy-vsadnik.html
http://infourok.ru/razrabotka-prakticheskoy-raboti-po-literature-problema-lichnosti-i-gosudarstva-v-poeme-aspushkina-medniy-vsadnik-721506.html
http://www.seznaika.ru/literatura/referaty/9350-konflikt-lichnosti-i-gosudarstva-v-poeme-pushkina-medniy-vsadnik

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector