0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сообщение по литературе преобразование петровской эпохи. Курс лекций по древнерусской литературе и литературе XVIII века для студентов I го курса факультета русского языка, литературы и иностранных языков

Курс лекций по древнерусской литературе и литературе XVIII века для студентов I го курса факультета русского языка, литературы и иностранных языков

Содержание

^ ЛИТЕРАТУРА XVIII ВЕКА

РАЗВИТИЕ ЛИТЕРАТУРЫ В 1700 – 1730 гг.

(ЛИТЕРАТУРА ПЕТРОВСКОЙ ЭПОХИ)

Первые десятилетия XVIII века – время формирования нового искусства, время создания литературы, качественно отличной от литературы предшествовавшего периода. Важнейшим знамением нового в литературном творчестве являлся взгляд писателей на действительность с точки зрения общегосударственной. Горизонт авторского видения расширяется. Литературные герои выводятся за пределы русского государства. Изображение других стран освобождается от налета фантастики. Все чаще звучит мысль о том, что человек – член общества, что это накладывает на него определенные обязанности: человек должен приносить реальную пользу обществу, государству (мысль эта звучит во второй сатире А. Кантемира). В литературе была сделана попытка отобразить психологию человека.

Если русскую литературу XVIII столетия в целом можно назвать творческой лабораторией, подготовившей художественные достижения XIX века, то особенно сильно экспериментаторская начало проявилось в литературе первых десятилетий XVIII века, когда еще не было литературного направления, литературная жизнь развивалась стихийно, а писательское дело еще не стало большой и внутренне организованной частью идеологической борьбы, еще не сделалось профессией.

Этот период вошел в историю под названием «эпохи петровских преобразований». Петр I очень многое сделал для сближения русской культуры с европейской. Как отметил А.С. Пушкин «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и громе пушек». Петр I в своих преобразованиях, в своих реформах тяготел к просветительскому гуманистическому Западу. Это неизбежно было исторически. Россия от монархии старого типа, от государства, связанного изжившими себя сословными предрассудками, пришла к мощному государству иного, европейского типа, к монархии «просвещенной».

В соответсвии с этим в России складывалось совершенно новое мировоззрение. Проявляется интерес к наукам, а в связи с этим постепенно утверждается вера в силу человеческого разума. Разум становится мерилом всего (так подготавливается почва для становления классицизма). И это мерило постепенно, незаметно оттесняет на второй план многие традиционные религиозные представления. Авторитет церкви заменяется авторитетом государства, подчинившего себе церковную власть. Служение государству становится критерием ценности человека, его нравственных качеств. Общественная польза постепенно становится высшим этическим мерилом. Эти новые представления, возникшие на Западе, вместе с новыми понятиями входят в русский обиход: общественная польза, общественное дело, гражданин, патриот. Возникает убеждение, что гражданские законы пишутся не по наитию свыше, а создаются по законам разума, определяются «естественным правом», а не «божественным промыслом».

Издаются первые учебники («Арифметика» Магницкого, «Грамматика» Смотрицкого), начинает выходить первая русская печатная газета «Ведомости». Открываются учебные заведения (гимназия Эрнста Глюка, высшее учебное заведение – Славяно-Греко-Латинская Академия).

В конце 1702 года некий Иоганн Кунст, немец из Данцига, по инициативе самого Петра I, открыл первый театр в России (театр просуществовал всего один год – Кунст умер и представления прекратились), где все роли исполнялись мужчинами.

Устанавливаются новые нормы общения. Появляются руководства как вести себя отрокам и юношам («Юности честное зерцало»), как писать письма галантные и деловые («Приклады, како пишутся комплименты разные»). В этих книгах следует подчеркнуть стремление к утверждению человеческого достоинства.

В 1724 году была основана «Академия наук и куриозных художеств». С открытием Академии развитие науки в России было окончательно централизовано и взято под опеку государства.

Литература приобретает сугубо светский характер. Новые обычаи, новый уклад жизни требовали и иных слов для своего отражения в литературе, нового литературного языка, новых жанров, новых форм. Возникают новые роды литературных произведений, ранее в России неизвестных, в частности, возникает любовная лирика. Первоначально эти стихотворения создавались по фольклорным традициям. Постепенно возникает книжная лирика. Лирическая поэзия этого времени, слабая в художественном отношении, черезвычайно важна в историко-литературном смысле, ибо она открывала читателю, открывала русскому искусству совершенно новую, ранее им неизвестную область человеческой жизни – сферу личных переживаний.

Литературное творчество, однако, обладало большим «внутренним сопротивлением» и с трудом поддавалось обновлению. Это объясняется особенностями средневековой поэтики. Очень прочные в древнерусской литературе стилевые традиции долгое время жили в литературе XVIII века 5 .

В первые десятилетия сохраняли свое значение и жанры, характерные для XVI – XVII веков. В XVII веке наибольшим распространением пользовался в русской литературе жанр повести. Он сохраняет популярность и в первые десятилетия нового века. И здесь, в привычном жанре, старое, как в содержании, так и в стилевой форме начинает вступать в конфликт с новым, продолжая в то же время в целом сосуществовать с новым. Этот феномен можно проследить на примере наиболее распространенных повестей Петровского времени. Это прежде всего «Гистория о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли». Модное слово «гистория» или «история» очень часто вводится в заглавие таких произведений. Анонимные авторы повестей хотели подчеркнуть достоверность, типичность событий, изображаемых в этих произведениях, а также как бы отличить от повестей XVII века. В этом произведении развивается конфликт, знакомый уже по повестям XVII века. Перед нами столкновение старых и новых представлений о целях жизни, о моральных ценностях, о нравственных устоях общества, столкновение идеологии отцов и детей. Но если в повестях XVII века такое столкновение приобретало обычно весьма острый характер и изображалось как антогонистический конфликт (Повести о Саве Грудцыне, О Горе-Злочастии), то здесь нет непосредственного столкновения между Василием и его отцом. Более того, отец не препятствует желанию сына «жить своим умом». Между отцом и сыном нет никакой вражды, и герой, живущий по-своему, одерживает победу, достигает наивысшей ступени общественной лестницы. Это принципиально новое решение конфликта – вполне в духе бурного петровского времени.

По-новому ставится и решается тема любви. Если в повестях XVII века любовь – дьявольское чувство, герой влюбляется в «мужнюю жену», продает душу дьяволу, то в повестях петровской эпохи это благородное чувство, взаимная любовь героев, способствующая достижению цели, именно любовная коллизия движет действием повести.

Читать еще:  Интимная переписка ольги. Дмитрий нагиев откровенно рассказал лайфу о связи с ольгой бузовой

В повестях петровской эпохи русский человек изображен как европеец. Ему придавали качества, чуждые старорусской повести: самостоятельность, находчивость, галантность – то, чего властно требовали новый быт, новая действительность.

Все эти произведения были ближе к фольклорной, нежели к книжной литературной традиции. Они не печатались, а распространялись в списках, варьировались, что сближало их с фольклором и способствовало традиционности и насыщению произведений общими местами.

Одной из важных особенностей и характернейших примет литературы XVIII века явилось то, что уже в первые десятилетия литература перестала быть анонимной. Из истории безымянных произведений, в создании которых участвовало множество неизвестных соавторов, она превращается в историю творчества отдельных писателей, каждый из которых обладает своей четко определенной манерой, мировоззрением, поэтикой. Первые места в этом ряду занимают Антиох Кантемир и Феофан Прокопович.

^ ЛИТЕРАТУРНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ XVIII ВЕКА

ПРЕДКЛАССИЦИЗМ НАЧАЛА ВЕКА

Литература XVIII века в отличии от литературы Древней Руси развивалась по литературным направлениям.

Характерными чертами сложившегося литературного направления, как правило, бывают: ясность концепции, определяющей деятельность писателей, наличие известного коллектива авторов, связанных общими творческими и мировоззренческими принципами. Обычно обе эти черты вырабатываются в манифесте-декларации, где объявляются литературная и общественная позиции представителей данного направления, их требования к литературному творчеству. Так, манифестом французского классицизма было знаменитое «Поэтическое искусство» Буало, русского классицизма – «Настояние хотящим быти писателями» Сумарокова и отчасти «Разговор с Анакреоном» Ломоносова, русского сентиментализма – статья Карамзина «Что нужно автору?» и его письма.

Литературное направление всегда опирается на определенный художественный метод, на известные творческие принципы. Ни один художественный метод не может проявиться в истории литературы иначе, как через то или иное литературное направление. При этом художественный метод получает конкретные историко-социальные черты, присущие данному направлению, и, строго говоря, каждое направление бывает носителем вполне определенного метода. Другими словами – сколько методов – столько и литературных направлений.

Литературное направление предлагает достаточно сложную организацию литературного дела, наличие довольно развитой структуры общественной мысли и сравнительно высокой оценки общественностью литературного дела, требует ясного определения писательской личности, писательской индивидуальности в общем творческом процессе. Литературное направление характеризуется также известными стилевыми приметами общего характера, присущей ему поэтикой, в пределах которой, разумеется, наличиствуют индивидуальные стили большего или меньшего числа отдельных авторов. Таким образом, устанавливается равновесие между творческой личностью и литературной общественностью, более того, между обществом, где действует творческая личность, и этой творческой личностью как носительницей новаторского начала.

Четкое представление об общности задач, которые должны иметь пистаели, представляющие данное литературное направление, оформляется только в том случае, когда данная литература является литературой печатной. Только текст, закрепленный печатным способом, может надежно сохранить индивидуальные, оригинальные, неповторимые черты авторской личности.

Итак, одним из важных условий возникновения литературных направлений является развитие печатного дела и его секуляризация.

Поэтому любая средневековая литература, будучи как правило литературой рукописной, не в состоянии выработать сколько-нибудь развитого литературного направления. В лучшем случае можно говорить о зачатках тех или иных направлений, о тех или иных школах.

Литература начала века традиционна, стихийна, бессознательна по характеру проявления в ней тех или иных творческих закономерностей, как и литература XVII века. Она также тесно связана с устным народным творчеством.

Но в начале XVIII века литературное творчество столкнулось с коренным образом изменившейся действительностью. Огромные перемены, происшедшие в социальной жизни, требовали принципиально новых способов отражения их в литературе. Таких способов не могла предоставить литература, оперирующая традиционными категориями, скованная стабильностью образов, стабильностью поэтики. И литературные явления, характерные для начала века, можно объединить общим условным названием русский предклассицизм.

Литература предклассицизма начала столетия обладает целым рядом новых черт, непроявляющихся в литературе предшевствующего периода, черт, которые не привели к образованию подлинного литературного направления, но взятые вместе подготовили развитие первого литературного направления – классицизма.

Каковы же эти черты?

Прежде всего для данного периода типичен интерес к некоторым новым жанрам, лишь частично использованным в литературе XVII столетия. Таков жанр лирических стихотворений. Таково также драматическое творчество, попытки организации театра не только с духовной, но и со светской тематикой. Таковы, наконец, рукописные повести начала века, которые во многом перекликаясь с повестями XVII века, носят в то же время, как правило, характерное название «гисторий» и отличаются стремлением к принципиально новому решению конфликта между отцами и детьми, к переносу действия на Европейскую почву и всяческим подчеркиваниям современности, актуальности изображаемых конфликтов.

Для повестей начала века типичен бытовизм, тяготение к отображению всех деталей повседневной жизни людей. С одной стороны, это было бессознательным протестом против церковной окраски многих произведений средневекковой литературы, с другой, свидетельствовало о том, как далеко зашел сдвиг в мировоззрении людей того времени.

Стремление к раскрытию внутреннего мира литературных героев – вторая существенная примета русского предклассицизма. Интерес к внутреннему миру людей тесно связан с усилением внимания к роли личности человека, с переоценкой значения индивидуальной деятельности человека в общественной жизни.

Если в средневековой литературе огромную роль играло в развитии сюжета предопределение, рок и конфликт произведений обычно наростал не благодаря активности героя, а вследствие заранее заданных внешних, обычно потусторонних сил, то теперь все чаще внимание авторов привлекает деятельность человеческой личности.

В зачаточном виде в литератруе предклассицизма ставится и проблема соотношения личного и общественного, проблема роли личности в общественном процессе, в общественной борьбе. Но это еще лишь нащупывание проблемы, первые робкие попытки постоновки вопроса. Например, в «Отрывки из романа в стихах» впервые ставится вопрос об эмансипации женщины. Интерес к личности приводит к постановке проблемы гражданского долга, гражданских обязанностей члена общества. В литературе данного периода этот вопрос только намечается, находя некоторое развитие в творчестве Феофана Прокоповича.

Пристальное внимание к действительности, окружающей автора, к быту, ко всем проявлениям нового в русской жизни обусловило и уменьшение влияния переводной литературы. Письменная литература как бы повернулась лицом к «домашним» сюжетам, к обновленной русской действительности, оставив свой прежний репертуар в распоряжении устной словесности.

В стилистическом отношении литература русского предклассицизма характеризуется тяготением к красочности, экзотичности ситуаций. Это заметно как в драматических произведениях, нередко насыщенных мелодраматическими эпизодами, так и в повестях, а также в приподнятом иногда несколько насыщенном словаре лирических стихотворений. Здесь можно говорить о барочных тенденциях. Русский преклассицизм подготовил почву для русского классицизма.

Литература петровской эпохи

Одна из главных тем Петровской эпохи — это, конечно, проблема человеческой личности. Человек начинает восприниматся как активно действующая личность, ценная и сама по себе, и еще в большей степени за «услуги отечеству». Ценятся не богатство и не знатность рода, а общественная польза, ум и храбрость: именно они в новых условиях могут возвести человека на одну из самых высоких ступеней общественной лестницы. В 1722 г. появляется «Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных», открывающая людям недворянского звания возможность получить его за заслуги перед государством.

Читать еще:  Как нарисовать русский сарафан поэтапно карандашом ребенку. Используемые дополнительные виды изобразительной деятельности при рисовании куклы в национальном костюме в подготовительной группе, уместность индивидуального подхода

Этот новый человек должен действовать не слепо по приказу, а проникнувшись сознанием необходимости и пользы тех или иных правительственных мероприятий поэтому надо разъяснять ему государственную политику. С этой целью с конца 1702 г. стала издаваться первая в России печатная газета — «Ведомости», в которой сообщалось «о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и во иных окрестных странах».

Петр развернул широкую издательскую деятельность, печатаются учебники (например, «Арифметика, сиречь наука числительная» Л. Магницкого, 1703), исторические книги, политические трактаты и научные труды. Наряду с этим появляются и совсем необычные книги, такие как «Юности честное зерцало» (1717), которое вполне можно назвать руководством по этикету, так как оно рассказывало, как вести себя отрокам и юношам. Первая часть «Зерцала» включает средства обучения грамоте и азбуку, а также набор православных наставлений, а во второй даются четко сформулированные и написанные ярким образным слогом правила бытового поведения для молодых дворян. В нем можно прочитать, например, такую рекомендацию: «младый отрок» перед едой должен вымыть руки, а затем ему предложено: «не хватай первый в блюдо, не жри, как свиния. не сопи, егда яси».

Рассуждая о развитии стиля барокко в петровскую эпоху, А.М. Панченко обращает внимание на существовавшее противопоставление: «Слово было знаменем московского периода русского барокко, вещь стала знаменем барокко петербургского. От словесного “музея раритетов” Симеона Полоцкого к петербургской Кунсткамере, реальному музею монстров и курьезных вещей — такова стремительная эволюция русской культуры». Исследователь обращал внимание на то, что раритеты стихотворных сборников Симеона Полоцкого и курьезы петровской Кунсткамеры — явления одного плана, одна и та же барочная сенсационность. Но Симеон Полоцкий чаще ищет сенсации в прошлом, он — историк по преимуществу, тогда как Петра же интересует только настоящее; в сенсациях Симеона Полоцкого был элемент чуда, для Петра же сенсационность — это отклонение от нормы, от приевшегося и надоевшего, от шаблона.

Петровская эпоха по праву считается переломной в культурном развитии России. По одну сторону этого исторического периода лежит древняя литература, по другую — новая.

Однако, эта новая литература выросла не на пустом месте. Её корни — в 17 столетии, в демократической прозе, в силлабическом стихотворстве, в той барочной культуре, которая привилась в Москве со времён царя Алексея Михайловича. При Петре эта культура видоизменялась, перестраивалась, но она не была отброшена и упразднена. Напротив, именно в Петровское время она достигла высшего расцвета. Стиль позднего барокко стал официальным стилем русской культуры.

В литературе господствовала риторика. Торжественная проповедь, школьная драма и панегирическое стихотворство — вот те роды, которые развивались в литературе. Проповедь стала не только главным жанром, но и ведущим эстетическим принципом. Барочная литература начала 18 в. преследовала и просветительские цели, исходя из принципа: чем человек просвещённее, тем доступнее ему нравственное совершенство.

В начале 18 в. успехи барокко были велики и несомненны. Под его влиянием оказались все литераторы России. Но постепенно руководство культурой стало переходить к Петру. Вожди барокко начали терять его поддержку. Пётр перешёл к отрицанию барокко и украинско-польского и в русском его варианте. Причиной отрицания не могли быть всевозможные частные столкновения царя с барочной элитой. Отрицание барокко как системы нельзя считать прихотью самодержавного монарха. В отрицании имелся глубокий смысл: Пётр расположен был терпеть проповедников, но самый тип барочного писателя казался ему помехой в преобразовании России.

Согласно барочной философии, поэт обязан быть отчётным только Богу. Пётр, напротив, полагал, что поэты не составляют элиту нации и ничем не отличаются от любого подданного. Все население России подчинено государю. И Пётр издал указ, в котором, говорилось, что писательство должно перестать быть привилегией учёного монашества.

Пётр расстался с барочными писателями и по другим причинам. Культура, которую они создавали, носила чисто гуманитарный характер, и это тоже не устраивало Петра, который превыше всего ценил принцип практической полезности. Петровские реформы пронизывала идея полезности, а пользы — прямой, немедленной, осязаемой — от писателей-монахов не было. Именно поэтому Пётр решил отвергнуть это искусство.

Пётр выдвинул другой тип писателя. Интеллектуал, сочинявший по внутреннему убеждению, был заменён служащим человеком, пишущим по заказу или по прямому указу. Пётр выдвинул и другой тип культуры. Если для барочных писателей поэзия была царицей искусств, то теперь она стала украшением естественнонаучных и практических изданий. Если прежде весь мир, все элементы мироздания, воспринимались как слово, то теперь и слово стало вещью.

При Петре Россия произвела множество новых «вещей», которые потеснили производство «слов»: флот, библиотеки, театр, Академию наук, парки и парковую скульптуру; новые одежды, манеры, стиль общения, даже новую столицу. Производство «вещей» потеснило производство «слов», поэтому Петровское время называют «нелитературной» эпохой в истории русской культуры. Означало ли это упадок литературы? В известном смысле — да, означало. Естественным было ухудшение стиля. То есть, если при царе Алексее Михайловиче писательство было привилегией людей с правильным гуманитарным образованием, то при Петре возникло и размножилось племя дилетантов. Дилетантизм — это также симптом упадка.

Но во всём этом были и плодотворные моменты. Результаты преобразований не замедлили сказаться в области культуры. Что же новое, значительное в русскую культуру внесла Петровская эпоха?

Русская литература XVIII века. Петровская эпоха. Феофан Прокопович. Учебное пособие (76 стр.)

2. Фольклорные традиции в творчестве Прокоповича

Проблема влияния фольклора на литературу предклассицизма сложна и во многом ещё не изучена. Творчество Феофана Прокоповича даёт благодатный материал для изучения этого вопроса.

При создании трагедокомедии «Владимир» Феофан Прокопович опирался и на фольклорные традиции. В своём противостоянии невежеству духовенства он продолжил традиции русской литературы и фольклора, тем самым встав у истоков русского сатирического направления вместе с Кантемиром. Решая проблему сатирического и комического изображения противников реформы, Феофан Прокопович обратился к дающему большие возможности источнику – нелитературному, т. е. к сниженной, часто просторечной, иногда с использованием жаргонизмов части русского народного языка. Истоки этого литературного приёма нужно искать в русской демократической сатире, в народном театре.

В разработке комического Феофан Прокопович близок к народному театру, усвоил традиции народной комики. Комическое начало, идущее от скоморохов, балагана, театра Петрушки, сказалось и в жанре трагедокомедии.

Хотя комическое во «Владимире» – в большей мере результат влияния комедий Плавта, однако нельзя забывать о русской народной драме и интермедии как о факторах, влиявших на Прокоповича-драматурга.

Читать еще:  Как нарисовать красивую бабочку карандашом поэтапно. Значение домашних творческих уроков

Нельзя снимать вопрос о возможном знакомстве Феофана с фольклорными жанрами, посвящёнными киевскому князю Владимиру, несомненна в трагедокомедии опора автора и на «фольклорного» Владимира.

Использовал Феофан Прокопович и поэтику фольклора, хотя достаточно скромно – на уровне пословиц, поговорок, фольклорных формул и ситуаций. Художественные пространство и время также разрабатывались с частичной опорой на фольклорные традиции.

В лирике Феофана Прокоповича фольклорные традиции сказались в меньшей степени, так как поэт ориентировался на украинско-польскую и античную поэзию. Вместе с тем наличие в его стихотворениях тонизации, свойственного народной песне хореического размера, некоторых постоянных фольклорных эпитетов свидетельствуют о генетической близости лирики Феофана Прокоповича к народной поэзии славян.

Конечно, народное словесное творчество питало, обогащало новую поэтическую эпоху, как, впрочем, и всю литературу и культуру XVIII в., но сама политика в области эстетики Петровской эпохи изменилась. Самый дух, пафос лирики Феофана Прокоповича были следствием новой поэтической эпохи, несмотря на все версификационные, стилистические и другие связи, столь понятные и закономерные для переходного времени.

3. Древнерусские литературные традиции у Феофана Прокоповича

Вопрос об отношении новой культуры к культуре Древней Руси поставил академик Д. С. Лихачёв, видя его решение прежде всего в том, «как памятники культуры Древней Руси конкретно отражались в новой русской культуре».

Литература Древней Руси сыграла существенную роль в творчестве Феофана Прокоповича. Он прекрасно знал конфессиональную и светскую предшествующую литературу.

Один из источников образа Владимира у Прокоповича – древнерусская литературная традиция изображения князя-реформатора (в летописях, проповедях, поучениях, житийной литературе). Само сопоставление правящего государя с Владимиром восходит к древнерусскому «Слову о законе и благодати». Эту же традицию А. С. Елеонская отмечает в старопечатных предисловиях и послесловиях как характерный структурный элемент; авторы предисловий и послесловий «Апостола», «Евангелия», «Трефологиона», «Триоди цветной» и многих других старопечатных изданий XVI–XVII вв. часто обращались к образу Владимира при сопоставлении прошлого с настоящим.

Источник «Владимира» – «Повесть временных лет», при этом Феофан Прокопович не следовал лишь летописной традиции. Основа русского средневекового искусства – контраст – играет чрезвычайно важную роль в пьесе: христианство – язычество; Философ – жрецы; свет – тьма. Отмечая новаторство Феофана Прокоповича в создании жанра трагедокомедии, следует учесть, что и на заре своего рождения русский театр не был жанрово аморфным. Возможность смешения трагического и комического в первых пьесах русского театра прокладывала путь рождению нового жанра.

Наконец, поэтика «Владимира» во многом определена системой художественных средств литературы Древней Руси.

Феофан Прокопович предстал в трагедокомедии как художник нового времени, сумевший выразить своё отношение к происходящему и вместе с тем показать, какими плодотворными и во многом определяющими были связи литературы начала XVIII в. с древнерусским искусством слова.

4. Творчество Феофана Прокоповича в контексте историко-литературного процесса Петровской эпохи

При разработке этой темы следует использовать материал всех предыдущих разделов и всю указанную литературу к ним.

Анализируя произведения Феофана Прокоповича различных жанров, необходимо сопоставлять их с произведениями аналогичных жанров, созданными другими авторами в Петровскую эпоху. В результате такого сопоставительного анализа можно сделать выводы о традициях и новаторстве в литературном творчестве Феофана Прокоповича, о его месте и роли в историко-литературном процессе Петровской эпохи.

Русская народная драма XVII – ХХ веков. – М., 1953.

Прокопович Феофан. Сочинения / Под ред. И. П. Ерёмина. – М.; Л., 1961.

Развитие барокко и зарождение классицизма в России XVII – начала XVIII вв. – М., 1989.

Автухович Т. Е. Литературное творчество Феофана Прокоповича: Автореф. дис… канд. филол. наук. – Л., 1981.

Одесский М. П. Очерки исторической поэтики русской драмы: Эпоха Петра I. – М., 1999.

Буранок О. М. Драматургия Феофана Прокоповича и историко-литературный процесс в России первой трети XVIII века. – Самара, 1992.

Буранок О. М. Ораторская проза Феофана Прокоповича и историко-литературный процесс в России первой трети XVIII века. – Самара, 2002.

Берков П. Н. Особенности русского литературного процесса XVIII века // Проблемы исторического развития литератур. – Л., 1981.

Бочкарёв В. А. Русская историческая драматургия XVII–XVIII вв. – М., 1988.

Буранок О. М. Фольклорные традиции в творчестве Феофана Прокоповича // Филологические науки. 1991. № 2. С. 20–28.

Буранок О. М. Особенности эволюции жанра трагедокомедии в русской драматургии первой трети XVIII века: Феофан Прокопович и Феофан Трофимович // Проблемы изучения русской литературы XVIII века. – Л., 1990. С. 14–23.

Буранок О. М. Жанр трагедокомедии в русской драматургии первой половины XVIII века // Старинные мастера русского слова: Межвуз. сб. науч. тр. – М.; Самара, 1993. С. 55–79.

Буранок О. М. Петр I и Феофан Прокопович: диалог двух культур. К постановке проблемы // Монархия и народовластие в культуре Просвещения. – М.: Наука, 1995. С. 17–23.

Николаев СИ. Литературная культура Петровской эпохи. – СПб., 1996.

Панченко А. М. Русская культура в канун петровских реформ. – Л., 1984.

Фёдоров В. И. Литературные направления русской литературы XVIII века. – М., 1979.

Соответствующие главы учебников и учебных пособий.

Тематика каждого из девяти разделов предложенных методических рекомендаций по изучению творчества Феофана Прокоповича в контексте литературы первой трети XVIII в. может быть использована студентами и для индивидуальной научной работы: как тема доклада, спецвопроса, контрольной работы (для студентов-заочников), курсовой или дипломной работы. В этом случае требуется уделить особое внимание самостоятельному идейно-художественному анализу произведений Феофана Прокоповича и других писателей Петровской эпохи.

Примечания

Белинский В. Г. Портретная галерея русских писателей: Кантемир // Белинский В. Г. Собр. соч.: В 9 т. Т. 7. – М., 1981. С. 298.

XVIII век: № 9: Проблемы литературного развития в России первой трети XVIII века. – Л., 1974. С. 4. Ср.: Советское литературоведение за 50 лет. – Л., 1968. С. 70–73 и др.

Гуковский Г. А. Русская литература XVIII века. – М., 1999. С. 22.

Гуковский Г. А. Русская литература XVIII века. – М., 1999. С. 25.

Записки бригадира Моро-де-Бразе // Пушкин А. С. Собрание сочинений: В 19 т. Т. 10. – М., 1995. С. 262.

См.: Пушкин А. С. Собрание сочинений: В 19 т. Т. 16. – М., 1997. С. 65.

См.: Буранок О. М. Пётр I и Феофан Прокопович: диалог двух культур: К постановке проблемы // Монархия и народовластие в культуре Просвещения. – М., 1995. С. 17–23.

Кантемир А. Д. Собрание стихотворений. – Л., 1956. С. 378. И. А. Чистович приводит в своей монографии иной вариант:

Дивный первосвященник, которому сила
Высшей мудрости тайны все открыла
Феофан, которому всё то далось знати,
Здрава человека ум что может поняти.

Источники:

http://geum.ru/next/art-64141.leaf-2.php
http://studwood.ru/1344107/literatura/literatura_petrovskoy_epohi
http://dom-knig.com/read_240390-76

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector