0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Широколобый: прощание с Фазилем Искандером. Человечный буйвол: «Широколобый» предстал перед абхазским зрителем

Спектакли

Премьера: 13 июня 2018 года
Продолжительность: 1 час 20 минут (без антракта)
Цена билетов: от 300 до 1000 руб.

Фазиль Искандер

Широколобый

Абхазская притча в одном действии

Действующие лица и исполнители

1-я Буйволица/1-я Черепаха/Мать/Лошадь/Секретарша/1-й Работник бойни

2-я Буйволица/2-я Черепаха/2-й Работник бойни

3-я Буйволица/Ворона/3-й Работник бойни/Чайка

1-й Буйвол/Завфермой (хозяин буйволицы)/Весовщик/4-й Работник бойни/2-й Рыбак

2-й Буйвол/Отец/Шофёр/5-й Работник бойни/1-й Рыбак

3-й Буйвол//Пастух/Соперник/Бригадир Кязым/Главный инженер/6-й Работник бойни

О спектакле

В РАМКАХ IV МЕЖДУНАРОДНОГО ФЕСТИВАЛЯ КУЛЬТУРЫ ФАЗИЛЯ ИСКАНДЕРА «СТОЯНКА ЧЕЛОВЕКА»

13 и 14 июня в Государственном русском театре драмы имени Фазиля Искандера состоялась премьера спектакля «Широколобый» по одноименной главе из романа «Сандро из Чегема» Фазиля Искандера.

«Широколобый» — это новелла-притча о свободолюбии, мужестве, нравственности и достоинстве как высших традиционных ценностях абхазского общества. Могучий, свободолюбивый и добрый буйвол по кличке Широколобый стал воплощением высоких качеств и свойств, которые, во многом, утеряны в людях. Фазиль Искандер и выбрал на роль главного героя буйвола, так как не нашел среди людей «образ такой силы этического напряжения, но лишенного агрессии».

«Искандеровский «Широколобый» — это сгусток правды, сгусток величественной простоты. И главное – это история о невероятном стремлении к свободе, о наивысшей ценности свободы, о том, что ради свободы можно умереть, что это и есть воздух жизни. Эти глубокие мысли Фазиль Искандер перевел в форму притчи, где основные действующие лица – животные. Глубина этой истории, её нравственный посыл важны для сегодняшнего общества. Мы смотримся в это зеркало и понимаем, что многое потеряли. Вернуть это, к сожалению, уже нельзя, но задуматься об этом – полезно.

Ираклий Хинтба, генеральный директор Театра Искандера — РУСДРАМа

В «Широколобом» ощущается грусть автора по безвозвратно ушедшей нравственной чистоте и мужественной простоте людей. И в целом роман «Сандро из Чегема» — о распаде традиционного уклада жизни, о прощании с «золотым веком» абхазской традиционной культуры и, как результат, о неизбежности нравственной деградации. «…Мы не скоро вспомним о Чегеме. А если и вспомним, то вряд ли заговорим», — именно такими словами заключает Фазиль Искандер свой великий роман.

Поэтому сегодня, когда размыты моральные ориентиры, выдающаяся притча Фазиля Искандера о том, каким должен быть настоящий человек, мужчина, абхаз – каждый из нас – приобретает особенное значение и несет в себе глубокий нравственный смысл.

Режиссёр-постановщик Искандэр Сакаев давно мечтал поставить спектакль по любимому произведению любимого автора – «Широколобому» Фазиля Искандера. По рекомендации известного российского режиссера Валерия Фокина и при содействии Шазины Агрба Искандэр Сакаев был приглашён поставить этот спектакль в РУСДРАМе в рамках IV Международного фестиваля культуры Фазиля Искандера «Стоянка человека».

«Широколобый» — это спектакль о любви и смерти, о предательстве и жертве, и, самое главное, о СВОБОДЕ, о том, что придает смысл и определяет цель всей нашей жизни. Широколобый — это не только буйвол, это все мы, поэтому спектакль будет про нас, про наши страсти и крушения, наши большие и маленькие человеческие победы.

Искандэр Сакаев, режиссёр-постановщик

Вместе с Искандэром Сакаевым над спектаклем работают художник-постановщик Виталий Кацба и художник по костюмам и свету Наталья Кузнецова. В «Широколобом» участвует среднее и молодое поколение артистов Театра Искандера-РУСДРАМа: Люпчо Спасов, Анна Гюрегян, Тимур Кварчия, Марина Скворцова, Рубен Депелян, Мадлена Барциц и Кирилл Шишкин.

Постановка Искандэра Сакаева – яростная, динамичная, образная, пластическая – выбивается из привычной стилистики РУСДРАМа. Это обстоятельство придаёт премьере дополнительную интригу и остроту. Спектакль насыщен абхазской культурой, символикой и смыслами, выраженными универсальным языком театра. «Широколобый» — в полном смысле «искандеровский» спектакль, ведь именно Фазиля Искандера отличала способность сделать национальное абхазское универсальным и понятным любому человеку в любой точке земного шара.

Человечный буйвол: «Широколобый» предстал перед абхазским зрителем

В Русском драматическом театре состоялся предпремьерный показ спектакля по одноименному рассказу Фазиля Искандера «Широколобый». Корреспондент Sputnik побывал на показе и рассказывает, как все прошло.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Десятисекундное полное затемнение, тихая абхазская пастушья музыка. Мгла постепенно сменяется приглушенным светом, и со всех сторон на сцену выходят актеры. Постукивание боталом и единогласное восклицание: «Широколобый!». Так начинается спектакль.

Читать еще:  Евгений замятин - биография, информация, личная жизнь. Замятин, Евгений Иванович – биография

Если говорить в целом, «Широколобый» – история о любви, предательстве, жизни и смерти – о самых волнующих человека темах. Все это Фазиль Искандер передает в аллегорической форме через образы животных.

По произведениям Искандера ставить что-либо сложно, но питерский режиссер Искандэр Сакаев сумел сохранить практически всю текстовую часть рассказа и в то же время наполнить постановку светом, музыкой, а иногда даже отдельными репликами на абхазском, за счет чего создается особый чегемский колорит. Простота спектакля абсолютно не мешает философской глубине.

Почти все сцены мы видим глазами главного героя – Широклобого (Люпчо Спасов). Спектакль, за исключением начального и финального эпизодов, основан на воспоминаниях буйвола, которого везут на убой. По дороге, учуяв запах моря, Широколобого окутывают детские воспоминания. Под тихую пастушью музыку, шум моря и чаек, в детство уносит не только главного героя, но и зрителя вместе с ним.

Уже по рассказу зритель сам домысливает, как буйволенок барахтается в море, а на его спину заползают черепахи. Игра Люпчо Спасова в доброго, бесхитростного, простодушного, до невозможности честного и человечного буйвола завораживает. Невольно хочется сопереживать и сочувствовать ему.

Сценическое пространство

В «Широколобом» режиссера Сакаева удивляет световое решение. Художник по свету Наталья Кузнецова создала около 100 переходов.

В основном на сцене приглушенный свет. По задумке художника, спектакль по цвету должен был получиться сдержанным, так как практически все действия переданы глазами буйвола, у которого по природе отсутствует цветовое зрение. Такое решение также позволяет подчеркнуть отдельные эпизоды. Например, яркими становятся воспоминания счастливого детства и первой любви.

Световая партитура, как признался корреспонденту Sputnik режиссер Искандэр Сакаев, в спектакле принципиальная.

«Потому что сценография минимальная. Есть некий образ, но нет декорации в привычном нам понимании. Нет каких-то больших объемов сценографических, конструктива какого-то. Все очень минимально. Поэтому требуется максимальный свет, максимальное заполнение пространства», – объяснил режиссер.

Главной и бессменной декорацией в спектакле стали шкуры животных.

Ими обставлена практически вся сцена. По задумке режиссера и художника, это такая метафора пространства мира Широколобого. Все остальные элементы на сцене надолго не задерживаются.

Первое соприкосновение со зрителем

«Думаю, нет предела совершенствованию спектакля. Можно и дальше работать, и дальше развивать, дальше куда-то двигаться. Тут работы еще непочатый край: и над речевыми образами, и над легкостью. Реакция после первого соприкосновения со зрителем, безусловно, радует», – признался после спектакля питерский режиссер Искандэр Сакаев.

Спектакль «Широколобый» по рассказу Фазиля Искандера откроет IV Международный фестиваль культуры «Стоянка человека». Режиссер – большой знаток и почитатель творчества писателя Искандэр Сакаев. Как он ранее признался в интервью Sputnik, идею постановки он вынашивал с 1993 года, но в какой форме воплотить, не знал.

IV Международный фестиваль культуры Фазиля Искандера «Стоянка человека» пройдет в Сухуме с 13 по 15 июня.

Фазиль Искандер родился 6 марта 1929 года в Сухуме. В 1954 году окончил Литературный институт имени А.М. Горького в Москве. Через два года вернулся в Абхазию, став редактором в абхазском отделении Госиздата.

С 1956 года регулярно печатался в журналах: «Смена», «Неделя», «Костер», «Сельская молодежь» и других. Первый сборник стихов Искандера «Горные тропы» вышел на русском языке в 1957 году в Сухуме. В 1966 году в журнале «Новый мир» была опубликована первая повесть писателя «Созвездие Козлотура». Самое известное произведение Искандера «Сандро из Чегема» (1973-1988, полное издание — 1989) — роман на автобиографической основе.

Широколобый: прощание с Фазилем Искандером. Человечный буйвол: «Широколобый» предстал перед абхазским зрителем

Грустно: умер Фазиль Искандер. Любимый (самый любимый!) писатель. Немало лет он ничего крупного не писал, но сам факт, что такой человек живет, был лично для меня важен. Но никто не вечен. И это тот редкий случай, когда печаль светла. Великий писатель (да, я употребляю этот эпитет сознательно, и им не разбрасываюсь). Который, слава Богу, свои главные книги написал. И свое предназначение выполнил сполна.

Конечно, мой взгляд пристрастен еще и потому, что абхазы и абазины (моя национальность по отцу, который кстати, чисто внешне удивительно похож на Фазиля Абдуловича) – это практически одна нация. И редкому малому (да и не только малому) народу так повезло в исторической перспективе: что бы с Абхазией ни случилось, эта земля и этот народ увековечены в великом эпосе «Сандро» и останутся в самосознании человечества навсегда. Во всем своем колоритном и противоречивом бытовании.

Читать еще:  Чуваши внешность характерные черты. Происхождение чувашского народа (характеристика гипотез)

Читаю отклики на смерть – от коротких вздохов в фейсбуке (к примеру, увидел под чьим-то статусом коммент Татьяны Толстой: «Ох», и это очень по-человечески уместно и выразительно) — до развернутых некрологов (упомяну несколько – пера Александра Гениса «Без человека из Чегема», Александра Иличевского «Памяти Фазиля Искандера», Галины Юзефович «Много солнца и тепла», Дмитрия Быкова «Лишь бы жил», Владимира Демчикова «Искандер, который смеялся»). Откликам нет числа — возникло даже что-то типа флешмоба – и в главном все (почти все – за исключением нескольких политически озабоченных, которым заслонили горизонт несколько фраз, сказанных старым писателем в каком-то редком интервью; о таких сам Искандер сказал мягко: «Страшная вещь – оскорбленный идеализм», а я скажу, уж извините, грубо, но справедливо: невероятные мудаки) совпадают: писатель был первоклассный и человек редких достоинств (и редкого достоинства). Что я могу добавить? Наверное, немного, тем более, что нет у меня для этого надлежащей амуниции.

Главное: он создал свой уникальный мир, одновременно специфически локальный (наполненный очень конкретными деталями места и времени, да просто целой эпохи, которые невозможно «выдумать») и метафорически глобальный. В этом чрезвычайно индивидуальном, несущим явственный отпечаток личности автора маленьком кавказском мире каким-то непонятным образом отразился и большой «всеобщий» мир, отразился метафорически, исторически и философски, с той рассчитанной на вечность мерой обобщения, которая и свойственна великой литературе.

При этом он использовал чрезвычайно оригинальные средства сделать этот мир живым и на любые аналоги непохожим: прежде всего, индивидуальную, сразу узнаваемую интонацию. Ироническую, саркастическую и часто трагическую интонацию небезгрешного, но мудрого человека. Которая, впрочем, больше чем просто интонация – она растворена в самой сущностной ткани его текстов, без нее их просто не было бы. Его иногда называют юмористом, а книги – смешными. Это упрощение на самом деле весьма сложной многоуровневой полифонической (или как определил Д. Быков — «симфонической») поэтики. Смех здесь сквозь слезы, сквозь вселенскую, обусловленную пониманием несовершенства мира меланхолию и экзистенциальную грусть («А что, если бедняга Пизанская башня, в сущности, правильно стояла, а это наша земля со всеми нашими земными делами под ней скособочилась?»), и это принципиально. Впрочем, он сам дал определение этого особого «юмора», причем, что характерно, сделал это прямо в одном из своих рассказов:

«…чтобы овладеть хорошим юмором, надо дойти до крайнего пессимизма, заглянуть в мрачную бездну, убедиться в том, что там ничего нет, и потихоньку возвращаться обратно. След, оставленный этим обратным путём, и будет настоящим юмором.»

Так что это не юмор в общепринятом смысле слова, даже не сатира (хотя часто это была и сатира как таковая, и соперников у него в этом жанре было немного), а очень индивидуальный взгляд на мир, на его суть. Придающий ему объем. Позволяющий читателю дышать в этом мире свободно. А значит – погружаться в него, жить в нем, испытывая и чисто эстетическое удовольствие. Что не всегда случается даже с великой литературой. Недаром, его книги, причем и те, что вполне «взрослые», именно что с удовольствием читают дети. Впрочем, и тут автор все сказал сам так, что нет необходимости выдумывать свою трактовку:

«Смешное обладает одним, может быть, скромным, но бесспорным достоинством: оно всегда правдиво. Более того, смешное потому и смешно, что оно правдиво. Иначе говоря, не все правдивое смешно, но все смешное правдиво.»

Кстати, об «афоризмах». Сентенций, подпадающих под это жанровое определение, у Искандера чрезвычайно много, как мало у кого. Его можно цитировать и цитировать по очень разным поводам. Что люди и делают не переставая. Но кавычки я употребил не случайно: эти афористические суждения были обычно растворены в текстах его рассказов и повестей, и это придает им особую убедительность и меткость. Органичность. Иногда они принадлежали его персонажам, а часто и «рассказчику». Голос которого невозможно спутать с чьим-то другим. И который сам бывал неявным, но чрезвычайно важным персонажем. Как в «Евгении Онегине» (господа литературоведы, кто-нибудь проводил такие параллели?).

И тут самое время упомянуть еще одно, вполне уникальное качество писателя: он был человеком блестящего, выдающегося ума. Уж его-то «поэзия» (хотя речь о прозе) никогда не была «глуповата». И каким-то непонятным образом читатель это на самом деле редкое качество текста чувствовал. Вот я и решил дать этому тексту название «Широколобый». Так называется один из самых моих любимых рассказов Искандера (не уверен, что он многим известен – очень всем советую прочитать) – я не знаю другого текста, где с такой художественной мощью был бы пропет гимн любви и свободе – на узнаваемом фоне всей нашей российской (абхазской, советской, да какой угодно) жизни. Пожалуй, дам одну цитату (пусть она и не может дать полного представления об этом замечательном тексте):

Читать еще:  Роберт Льюис Стивенсон «Похищенный. Роберт Стивенсон: Похищенный или приключения Дэвида Бэлфура

«Свобода — это когда в жаркий летний день много воды. И кругом до самого горизонта была свобода, большая, прохладная, ласковая. Кругом была свобода, и внутри Широколобого была свобода и от этого ему было хорошо, хорошо. Когда тот поднял карабин, Широколобый смутно вспомнил, что эта железная палка имеет какое-то опасное предназначение. Но свобода была такая огромная и прекрасная, а люди в лодке были такими ничтожными, что Широколобому, всю жизнь не ленившемуся думать и вспоминать, сейчас было лень вспоминать. солнце озаряло могучую голову Широколобого и горело в его открытых, прямых, немигающих глазах. Со стороны могло показаться, что буйвол плывет и плывет. Но со стороны некому было посмотреть, да и нет в этом мире сторонних.»

Взять в этом сиысле хотя бы «Кролики и удавы» — это ведь, помимо прочего, чрезвычайно изощренное социально-психологическое исследование и общества определенного типа, и вполне универсальных человеческих типажей, его населяющих: циников и идеалистов, правителей и подданных, обслуги идеологической и военнизированной. Великий Питон и Маленький Крольчонок (которому «Цветной Капусты хотца»), Удав, Привыкший Все Видеть в Мрачном Свете и кролик-Начальник Королевской охраны, Группа Удавов из Глубинки и кролики-антиподы бескомпромиссный Задумавшийся («Пусть вам в каждом кролике мерещится Задумавшийся!») и приспособленец Находчивый. Все они узнаваемы и живут рядом с нами.

И последнее. Читаю в откликах: «классик советской литературы» (иногда с уточнением – «второй половины 20-го века»). Читаю также: «С ним ушел тот род мудрости, который был востребован ровно тридцать лет (1961-91)». Или: «Фазиль Искандер пережил почти всех своих читателей». Нет, не согласен с очень уважаемыми мною авторами. Наверное, Искандера читают сейчас меньше, чем 50 или 25 лет назад. Но он, с моей точки зрения, просто классик. Книги которого не умрут, потому что они много больше, чем повествование об определенной эпохе, предназначенное современникам именно этой эпохи.

Как не умирают книги других истинных классиков – даже если кажется,что их читают меньше (и вообще читают меньше). Это, повторю, особый взгляд на мир, воссозданный в чрезвычайно выразительных подробностях, и всегда будут люди, которым этот взгляд на мир близок. Потому что он интересен, оригинален, историчен, гуманистичен, мудр, эстетически выразителен и весьма универсален. Так что кому, как говорится, надо – тот в конечном итоге так или иначе прочитает, благо Искандер позаботился, что начинать его читать можно с самого нежного возраста — умные родители вовремя подсунут своему отпрыску «Рассказы о Чике», а некоторые, возможно, убедившись, что дитя достаточно повзрослело, чтобы воспринять не только мало где с такой силой выраженную гармоничность мира («Чик точно знал: смеяться любя — это еще больше любить»), но и его сложность, порекомендуют прочитать не всем почему-то известную маленькую повесть «Ремзик». Исполненную истинного трагизма.

И тогда они будут готовы погрузиться в полифонический мир великого романа «Сандро из Чегема», и им не будет чужда тамошняя рефлексия типа:

«Современный человек чувствует неустойчивость всего, что делается вокруг него. У него такое ощущение, что все должно рухнуть, и все почему-то держится. Окружающая жизнь гнетет его двойным гнетом, то есть и тем, что все должно рухнуть, и тем, что все еще держится».

Не говоря о том, что современная российская действительность будто задалась целью доказать, что его книги живы и в очень узко-конкретном смысле – ситуации в них описанные, повторяются просто буквально. «Созвездие Козлотура», «Кролики и удавы» — это просто энциклопедия того, что дано нынешним российским людям в ощущениях.

Вернемся к цитате про «правдивость смешного». Она была приведена не полностью. Искандер не был бы самим собой, если бы не закончил эту свою мысль так:

«На этом достаточно сомнительном афоризме я хочу поставить точку, чтобы не договориться до еще более сомнительных выводов.»

Что ж, мне уж точно пора «поставить точку». Но еще одну цитату нельзя не привести:

«Я думаю, что настоящие люди — это те, что с годами не утрачивают детской веры в разумность мира, ибо эта вера поддерживает истинную страсть в борьбе с безумием жестокости и глупости.»

Сам Фазиль Искандер сделал больше многих, чтобы такие люди воспроизводились.

Источники:

http://rusdram.org/performs/5e25c6c8d5f3541be4302c14
http://sputnik-abkhazia.ru/Abkhazia/20180613/1024207311/shirokolobyj-predstal-pered-abxazskim-zritelem.html
http://valchess.livejournal.com/177026.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector