36 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сергей баловин. Современное искусство Китая: кризис? — журнал «Искусство К современному искусству Китая невозможно применить эстетическую логику, основанную на оппозиции традиции и современности

Сергей баловин. Современное искусство Китая: кризис? — журнал «Искусство К современному искусству Китая невозможно применить эстетическую логику, основанную на оппозиции традиции и современности

Или же обратимся к феномену сходства между художественным движением «красный поп», которое было инициировано хунвейбинами в начале «культурной революции», и западным постмодернизмом — об этом я подробно писал в книге «О режиме народного искусства Мао Цзэдуна» i . «Красный поп» полностью уничтожал автономию искусства и ауру произведения, в полной мере задействовал социальные и политические функции искусства, разрушал границы между разными медиа и вбирал максимально возможное количество рекламных форм: от радиопередач, фильмов, музыки, танца, военных репортажей, карикатуры до памятных медалей, флагов, пропагандистских и рукописных плакатов — с единственной целью — создать всеобъемлющее, революционное и популистское визуальное искусство. С точки зрения пропагандистской эффективности памятные медали, значки и настенные рукописные плакаты столь же эффективны, как и рекламные носители для «кока-колы». А поклонение революционной прессе и политическим лидерам по своему размаху и интенсивности даже превосходило аналогичный культ коммерческой прессы и знаменитостей на Западе i .

С точки зрения политической истории «красный поп» предстаёт как отражение слепоты и антигуманности хунвейбинов. Подобное суждение не выдерживает критики, если рассматривать «красный поп» в контексте мировой культуры и персонального опыта. Это непростой феномен, и его исследование требует в том числе и тщательного изучения международной обстановки того периода. 1960-е были отмечены восстаниями и беспорядками по всему миру: повсюду проходили антивоенные демонстрации, ширилось движение хиппи, движение за гражданские права. Потом существует ещё одно обстоятельство: хунвейбины принадлежали к поколению, принесённому в жертву. В начале «культурной революции» они стихийно организовывались для участия в левоэкстремистской деятельности и, по сути, использовались Мао Цзэдуном как рычаг для достижения политических целей. А итогом для этих вчерашних учащихся и студентов стала высылка в сельские и пограничные районы на десятилетнее «переобучение»: именно в жалостливых и беспомощных песенках и рассказах об «интеллектуальной молодёжи» кроется исток андеграундной поэзии и художественных движений после «культурной революции». Да и экспериментальное искусство 1980-х тоже испытало на себе несомненное влияние «красных охранников». Поэтому независимо от того, считаем ли мы точкой отсчёта истории современного искусства Китая конец «культурной революции» или середину 1980-х, мы не можем отказаться от анализа искусства эпохи культурной революции. И особенно — от «красного попа» хунвейбинов.

Во второй половине 1987 года и в первой половине 1988-го в книге «Современное китайское искусство, 1985—1986» я сделал попытку обосновать стилистический плюрализм, который стал определяющим признаком новой визуальности в период после «культурной революции». Речь идёт о так называемой новой волне 85. С 1985 по 1989 год как результат невиданного информационного взрыва на китайской арт-сцене (в Пекине, Шанхае и других центрах) одновременно появились все основные художественные стили и техники, созданные Западом за последнее столетие. Как будто бы столетняя эволюция западного искусства была заново инсценирована — на этот раз в Китае. Стили и теории, многие из которых относились уже, скорее, к историческому архиву, нежели живой истории, были интерпретированы китайскими художниками как «современные» и послужили импульсом к творчеству. Для разъяснения этой ситуации я использовал идеи Бенедетто Кроче о том, что «всякая история — современная история». Истинная современность — осознание собственной деятельности в тот момент, когда она осуществляется. Даже тогда, когда события и явления относятся к прошлому, условием их исторического познания оказывается их «вибрация в сознании историка». «Современность» в художественной практике «новой волны» обретала свои очертания, сплетая в единый клубок прошлое и настоящее, жизнь духа и социальную реальность.

  1. Искусство есть процесс, через который культура может всеобъемлюще познать саму себя. Искусство не сводится более к исследованию реальности, загнанной в дихотомический тупик, когда противопоставляются реализм и абстракция, политика и искусство, красота и уродство, социальное служение и элитизм. (Как не вспомнить в связи с этим утверждение Кроче о том, что самосознание стремится «различать, объединяя; и различие здесь не менее реально, чем тождество, а тождество — не менее, чем различие».) Главным приоритетом становится расширение границ искусства.
  2. В поле искусства включаются и непрофессиональные художники, и широкая аудитория. В 1980-е во многом именно непрофессиональные художники были носителями духа радикального эксперимента — им было проще оторваться от устоявшегося круга идей и практик Академии. Вообще же, концепт непрофессионализма, по сути, является одним из базовых в истории классической китайской «живописи образованных людей». Художники-интеллектуалы (literati) составляли важную социальную группу «культурных аристократов», которая начиная с XI века осуществляла культурное конструирование всей нации и в этом отношении была, скорее, противопоставлена художникам, получившим свой ремесленный навык в императорской Академии и зачастую остававшимся при императорском дворе.
  3. Движение к искусству будущего возможно через преодоление разрыва между западным постмодернизмом и восточным традиционализмом, через конвергенцию современной философии и классической китайской философии (такой, как Чань).
Читать еще:  Анализ детской работы по изо. Диагностика художественно-творческого развития детей в детском саду

Современное Китайское Искусство: 30-летний путь
от социализма к капитализму. Часть 2

Глобализация

На 90-е годы в Китае пришелся период трансформации во многих сферах жизни, в том числе и в искусстве. Крупные города полностью изменили свой облик: страну наводнили иностранные товары и их китайские копии, из сельских районов в города хлынула волна ищущих работу и лучшую жизнь. Если в 80-е китайский модернизм был в первую очередь связан с общественно-политической ситуацией в стране, то с 90-х годов граница между китайским и международным современным искусством начала активно стираться. Как и в экономической, так и в художественной жизни Китая начался процесс глобализации.

В отличие от героических и идеалистических настроений «Новой волны», в 90-е годы искусство в Китае приобрело циничную окраску. Запрет после 1989 года на любую публичную деятельность без разрешения властей заставил многих художников обратиться к сарказму. Еще одним важным фактором, повлиявшим на мир искусства в то время, стала стремительная коммерциализация китайского общества, которая повлияла и на отношения художника с публикой.

В результате группа молодых художников, главным образом − выпускников Центральной академии искусств, сознательно отказалась вкладывать глубокий смысл в свои работы, совершив так называемый переход из «глубины» к «поверхности». Названная в честь одноименной выставки 1991 года, группа «Нового поколения» в своих произведениях отражала сарказм по отношению к различным проблемам общества. А наиболее экстремальным примером этого направления стал циничный реализм (Лю Сяодун (Liu Xiaodong), Фан Лицзюнь (Fang Lijun) и другие).

Рожденные в 60-е годы, художники этого поколения не имели душевных ран, оставленных событиями Культурной революции. Они противопоставляли бытовую жизнь великим идеям и целям «Новой волны»: отказавшись от каких-либо открытых политических заявления и теоретических систем, они просто сосредоточились на творческой практике.

Еще одним важным художественным течением в начале 90-х годов стал поп-арт, который в дальнейшем развился в два самостоятельных направления. Политический поп-арт (например, Ван Гуанъи (Wang Guangyi)) демонстрировал переосмысление прошлой политической визуальной культуры: образы революции были пересмотрены и соединены с образами западной рыночной культуры. Культурный поп-арт сконцентрировался больше на настоящем, извлекая образы и стили из различных сфер популярной визуальной культуры, особенно, рекламы.

Циничный реализм и политический поп-арт являются наиболее известными на Западе направлениями современного китайского искусства. Но в 90-е годы получило развитие еще одно направление – концептуальное искусство, представленное первоначально группой «Новый аналитик» (Чжан Пэйли (Zhang Peili) и Цю Чжицзе (Qiu Zhijie)).

С середины 90-х распространение получили и перформансы, которые главным образом были сосредоточены в так называемой Восточной деревне в пригороде Пекина. Это период мазохистских «65 кг» Чжан Хуаня (Zhang Huan),

переосмысление традиций каллиграфии Цю Чжицзе, семейной серии Чжан Сяогана (Zhang Xiaogang).

К середине 90-х годов большинство художников освободилось от груза Культурной революции. Их творчество стало больше отражать проблемы современного китайского общества. В результате появилось новое направление «Цветастое» искусство (Gaudy Art), которое, соединив визуальные элементы циничного реализма и культурного поп-арта, одновременно и высмеивало, и использовало вульгарность коммерческой культуры. Произведения художников (братья Ло (The Luo Brothers), Сюй Ихуэй (Xu Yihui)) в этом направлении стали пользоваться огромной популярностью как у галерей, так и у иностранных коллекционеров. С одной стороны, «цветастые» работы были направлены против общества потребления, с другой — они сами являлись объектами этого потребления.

В то же время группа художников, специализирующаяся на перформансах и инсталляциях, дала толчок развитию некоммерческих проектов, которые представляли активное взаимодействие с обществом. Но вместо того чтобы просто отражать изменения общества, как это делали художники «Нового поколения», они стремились выразить собственное отношение к этим общественным трансформациям (Чжан Хуань, Ван Цзиньсун (Wang Qingsong), Чжу Фадун).

В течение 80-х авангардисты и критики использовали для обозначения современного искусства термин «модернизм», в 90-е же, особенно после 1994 года, все чаще стали использоваться термины «актуального» или «экспериментального» искусства. То есть китайское современное искусство постепенно стало частью мирового. И когда значительное число художников уехало в США, Японию и страны Европы (многие из которых вернулись в Китай в 2000-е), то и оставшиеся на родине также получили возможность путешествовать по миру. С этого момента современное китайское искусство перестает быть исключительно местным явлением и вливается в мировое.

Выход в свет

1992 год оказался важным для Китая не только в сфере экономических реформ, но и в мире искусства. Первыми, кто обратил внимание на китайский авангард, стали (конечно, после властей) иностранные коллекционеры и критики, для которых основным критерием для художественной оценки работ и самого художника была «неофициальность». И, в первую очередь, авангардные художники, вместо того чтобы ждать признания от государства, обратили свои взоры на международный рынок.

В том же году Цай Гоцян (Cai Guo-Qiang), Люй Шэнчжун, Ван Юшэнь (Wang Youshen) и другие представили свои работы на второстепенной выставке Kassel Documents Exhibition. Затем состоялась первая биеннале в Гуанчжоу, которая стала попыткой местных критиков при финансовой поддержке частного бизнеса создать рынок современного искусства в Китае. Это была первая столь масштабная выставка с коммерческим уклоном: все представленные работы предназначались для продажи, а в большинстве случаев цену назначал сам художник. В том же году гонконгская галерея «Hanart T Z» и тайваньская «Shui Yuan» также начали выставлять работы современных китайских художников.

В 1993 году выставка «После 1989 года: новое искусство в Китае» (кураторы Ли Сяньтин и Чжан Сунжэнь) была представлена в Гонконге, Австралии и США. После чего Чжан Сунжэнь стал поддерживать участие китайских художников (например, Ван Гуаньи и Ли Шань) в других международных выставках, нередко для этого выкупая работу у автора. В том же году Фан Лицзюнь (Fang Lijun), Юй Хун, Гэн Цзяньи, Чжан Вэйли, Ван Юшэнь и другие представили свои работы на Венецианской биеннале. Но международное признание современного китайского искусства произошло только в 1994 году на биеннале в Сан-Паулу. В 1999 году в Венеции китайское современное искусство представляло уже 20 художников: больше, чем число американских или итальянских участников.

Читать еще:  Когда день рождения у регины тодоренко. Муж Регины Тодоренко — фото, личная жизнь, биография

Когда художники начали входить в международную систему выставок, современное китайское искусство столкнулось с новыми проблемами: влияние коммерческого успеха и пассивный выбор постколониального стиля. В 80-е годы, когда система галерей и пожертвований практически отсутствовала, для художников главное значение имели идеалы: их работы были частью идеологической эмансипации. В наши дни современному китайскому искусству приходится играть в рамках западной системы «художник – кураторы – критики – СМИ – галереи – аукционные дома – коллекционеры – художественные музеи».

К счастью, эта система оказалась весьма эффективной и в Китае. Начиная с Шанхайского биеннале в 2000 году, в стране формируется внутренняя выставочная система. Биеннале в Чэнду, Гуанчжоу и Шанхае являются важными элементами в развитии современного китайского искусства и позволяют даже привлекать значительные финансовые ресурсы внутри страны.

Также с 2000 годов китайское правительство начало активно поддерживать современное искусство. В 2002 году директор Национального музея искусств КНР был приглашен куратором китайского зала на биеннале в Сан-Паулу. В 2003 году представители правительства были официально приглашены на биеннале в Венеции для создания постоянной экспозиции китайского искусства. В 2003 году Министерство культуры КНР пригласило Фань Дианя, Хоу Ханьжу и Кэ Цзяби курировать «Life at this moment» в музее современного искусства в Берлине, первую крупномасштабную выставку, организованную китайским правительством за рубежом.

Современное китайское искусство: 30-летний путь от социализма к капитализму. Часть I

Работа Цзэн Фаньчжи “A Man jn Melancholy” была продана на аукционе Christie’s за $1,3 млн. в ноябре 2010 года

Возможно, на первый взгляд использование экономических терминов в отношении искусства, тем более китайского, может показаться странным. Но, в действительности, они более точно отражают те процессы, в результате которых Китай в 2010 году оказался крупнейшим рынком искусства в мире. Еще в 2007 году, когда он обошел Францию и занял третье место на пьедестале крупнейших арт-рынков, мир был удивлен. Но когда три года спустя Китай обошел Великобританию и США, лидеров рынка в течение последних пятидесяти лет, и занял первое место по объемам продаж произведений искусства, мировое арт-сообщество было повергнуто в шок. Трудно поверить, но в настоящее время Пекин является вторым крупнейшим рынком искусства после Нью-Йорка: $2,3 млрд. оборота против $2,7 млрд. Но давайте рассмотрим все по порядку.

Искусство нового Китая

Плакат конца 50-х годов – пример соцреализма

В начале XX века Поднебесная империя пребывала в глубоком кризисе. Хотя еще с конца XIX века группа реформаторов предпринимала попытки модернизации страны, которая в то время была беспомощна перед натиском иностранной экспансии. Но лишь после революции 1911 года и свержения маньчжурской династии, изменения в экономической, социально-политической и культурной сфере стали набирать обороты.

Прежде европейское изобразительное искусство практически не оказывало влияние на китайскую традиционную живопись (да и другие сферы искусства). Хотя на рубеже веков некоторые художники получали образование за рубежом, чаще в Японии, а в нескольких художественных школах даже преподавали классический западный рисунок.

Но лишь на заре нового века началась и новая эпоха в китайском мире искусства: появлялись различные группы, формировались новые направления, открывались галереи, проводились выставки. В общем, процессы в китайском искусстве того времени во многом повторяли западный путь (хотя постоянно поднимался вопрос о правильности выбора). Особенно с началом японской оккупации в 1937 году в среде китайских художников возвращение к традиционному искусству стало своего рода проявлением патриотизма. Хотя в то же время распространялись абсолютно западные формы изобразительного искусства, как плакат и карикатура.

После 1949 года, в первые годы прихода к власти Мао Цзэдуна также наблюдался культурный подъем. Это было время надежд на лучшую жизнь и будущее процветание страны. Но и это вскоре быстро сменилось тотальным контролем за творчеством со стороны государства. А на смену вечного спора между западным модернизмом и китайским гохуа пришел соцреализм, подарок Большого брата – Советского Союза.

Но в 1966 году для китайских художников наступили еще более суровые времена: Культурная революция. В результате этой политической кампании, инициированной Мао Цзэдуном, было приостановлено обучение в художественных академиях, закрыты все специализированные журналы, преследованиям подверглись 90% известных художников и профессоров, а проявление творческой индивидуальности вошло в число контрреволюционных буржуазных идей. Именно Культурная революция в будущем оказала огромное влияние на развитие современного искусства в Китае и способствовала рождению даже нескольких художественных направлений.

После смерти Великого Кормчего и официального окончания Культурной революции в 1977 году началась реабилитация художников, открыли свои двери художественные училища и академии, куда хлынули потоки желающих получить академическое художественное образование, возобновили свою деятельность печатные издания, которые публиковали работы современных западных и японских художников, а также классические китайские картины. Этот момент стал рождением современного искусства и рынка искусства в Китае.

Читать еще:  Добро и зло в произведениях русской литературы. Добро и зло в литературных произведениях Художественные произведения о добре и зле

Сквозь тернии к «Звездам»

«Крик народа», Ма Дэшэн, 1979 год

Когда в конце сентября 1979 года в парке напротив «храма пролетарского искусства», Национального музея искусств КНР, разгоняли неофициальную выставку художников, никто не мог даже представить, что это событие будут считать началом новой эпохи в китайском искусстве. Но уже десятилетие спустя творчество группы «Звезды» станет основной частью экспозиции ретроспективной выставки, посвященной китайскому искусству после Культурной революции.

Еще в 1973 году многие молодые художники стали тайно объединяться и обсуждать альтернативные формы художественного выражения, черпая вдохновение из работ западного модернизма. Первые же выставки неофициальных художественных объединений пришлись на 1979 год. Но ни выставка группы «Апрель», ни «Безымянного сообщества» не касались политических вопросов. Работы же группы «Звезды» (Ван Кэпин, Ма Дэшэн, Хуан Жуй, Ай Вэйвэй и другие) яростно атаковали маоистскую идеологию. Кроме заявлений о праве художника на индивидуальность, они отрицали теорию «искусства ради искусства», которая была распространена в художественных и ученых кругах во времена династии Мин и Цин. «Каждый художник – маленькая звезда, — говорил один из основателей группы, Ма Дэшэн, — и даже великие художники в масштабах Вселенной всего лишь маленькие звездочки». Они считали, что художник и его творчество должны быть тесно связаны с обществом, должны отражать его боли и радости, а не пытаться избежать сложностей и общественной борьбы.

«Снег X месяца X дня 1968 года», Чэн Цунлинь, 1979

Но помимо авангардистов, которые открыто выступали против властей, после Культурной революции в китайском академическом искусстве также сформировались новые направления, в основе взглядов которых лежал критический реализм и гуманистические идеи китайской литературы начала XX века: «Шрамы» (Scar Art) и «Почвенники» (Native Soil). Место героев соцреализма в творчестве группы «Шрамы» заняли жертвы Культурной революции, «потерянное поколение» (Чэн Цунлинь). «Почвенники» искали своих героев в провинциях, среди малых народностей и простых китайцев (тибетская серия Чэнь Даньцина, «Отец» Ло Чжунли). Приверженцы критического реализма оставались в рамках официальных институтов и, как правило, избегали открытых конфликтов с властями, уделяя больше внимания технике и эстетической привлекательности работ.

«Отец», Ло Чжунли, 1980

Китайские художники этого поколения, рожденные в конце 40-х и начале 50-х годов, лично пережили все тяготы Культурной революции: многие из них студентами были сосланы в сельские районы. Память от суровых временах и стала основой их творчества, радикального как у «Звезд» или сентиментального как у «Шрамов» и «Почвенников».

Новая волна 1985 года

«Взаимное дополнение», Чжоу Чанцзян, 1985

Во многом благодаря небольшому ветерку свободы, который повеял с началом экономических реформ с конца 70-х годов, в городах стали создаваться часто неофициальные сообщества художников и творческой интеллигенции. Некоторые из них зашли слишком далеко в своих политических дискуссиях – вплоть до категорических высказываний против партии. Ответной реакцией правительства на это распространение западных либеральных идей стала политическая кампания 1983-84 годов, которая была направлена на борьбу с любыми проявлениями «буржуазной культуры», от эротики до экзистенциализма.

Художественное сообщество Китая ответили стремительным распространением неофициальных арт-групп (по оценкам, их число превышало 80), известных под общим названием «Движение Новой волны 1985 года». Участниками этих многочисленных творческих объединений, различных в своих взглядах и теоретических подходах, стали молодые художники, часто только покинувшие стены художественных академий. В числе этого нового движения была и «Северное сообщество», и объединение «Пруд», и дадаисты из Сямэня.

И хотя в отношении различных групп мнения критиков расходятся, большинство из них соглашаются с тем, что это было модернистское движение, стремившееся восстановить гуманистические и рационалистические идеи в национальном сознании. По мнению участников, это движение было своего рода продолжением исторического процесса, начавшегося в первые десятилетия XX века и прерванного в его середине. Это поколение, рожденных в конце 50-х годов и получивших образование в начале 80-х, также пережило Культурную революцию, правда, в менее зрелом возрасте. Но их воспоминания не служили основой для творчества, а, скорее, позволяли им принять западную модернистскую философию.

Движение, массовость, стремление к единению определяли состояние артистической среды в 80-е годы. Массовые кампании, заявленные цели и общий враг активно использовались с 50-х годов Компартией Китая. «Новая волна» хотя и заявляла о противоположных с партией целях, но во многом в своей деятельности походила на политические кампании правительства: при всем разнообразии художественных групп и направлений их деятельность мотивировалась общественно-политическими целями.

Открытие выставки «China / Avant-Garde» в Пекине, февраль 1989 года

Кульминацией развития движения «Новая волна 1985» стала выставка «China / Avant-Garde» («Китай / Авангард»), открытие которой состоялось в феврале 1989 года. Идея организовать выставку современного искусства в Пекине впервые была высказана еще в 1986 году на встрече художников-авангардистов в городе Чжухае. Но лишь три года спустя эта идея была реализована. Правда, проходила выставка в атмосфере сильного социального напряжения, которое через три месяца вылилось в хорошие известные иностранному читателю события на площади Тяньаньмэнь. В день открытия выставки из-за стрельбы в зале, которая являлась частью перформанса молодой художницы, власти приостановили выставку, а ее повторное открытие состоялось через несколько дней. «China / Avant-Garde» стала своего рода «точкой невозврата» эпохи авангарда в китайском современном искусстве. Уже полгода спустя власти ужесточили контроль во всех сферах общества, приостановив нарастающую либерализацию, и поставили жирную точку в развитии открыто политизированных художественных направлений.

Источники:

http://iskusstvo-info.ru/sovremennoe-iskusstvo-kitaya-krizis/
http://artifex.ru/%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C/%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-2/
http://magazeta.com/contemporary-chinese-art/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector