1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Самый первый хит группы garbage. Солистка Garbage Ширли Мэнсон — о бунтарстве, Бонде и России

Солистка Garbage Ширли Мэнсон — о бунтарстве, Бонде и России

Яркая, дерзкая, рыжеволосая! Солистка группы Garbage Ширли Мэнсон — настоящий символ бунтарских 90-х. Она всегда была остра на язык, дьявольски харизматична и бесконечно напориста. Остается прежней Ширли и теперь. И слава богу: может, именно целеустремленность этой хрупкой особы помогла Garbage войти в список топовых рок-групп мира и записать The World Is Not Enough («И целого мира мало») для 19-го фильма о Джеймсе Бонде.

11 ноября в московском «Крокус Сити Холле» Garbage во главе с Ширли Мэнсон отметит большим концертом 20-летие своего первого альбома. Незадолго до шоу мы позвонили певице в Лос-Анджелес и узнали, зачем нужен феминизм, почему не стоит бояться цифр в паспорте и чем Россия похожа на Шотландию.

О возрасте

«Не буду врать: смотреть, как твое тело сдает позиции, отвратительно. В этом нет ничего хорошего. Но, с другой стороны, сам факт того, что я стала старше, отлично повлиял на мое сознание. Я стала крепче. Я чувствую себя счастливее. И я рада, что впереди — еще куча всего нового, что я могу и хочу узнать. Это захватывающе.

Мне нравится подход некоторых африканских племен и коренных американцев, которые с почтением относятся к старшим и слушают их. По-моему, в этом есть смысл. А вот в США и в моей родной стране, Соединенном Королевстве (Ширли родом из Шотландии.Прим. ред.), культура не такая: мы, кажется, давно забыли о силе мудрости и опыта. Мы стали поверхностными. Нам нравится все красивое, все легкое. Не поймите меня неправильно: всем этим тоже стоит восхищаться. Но не меньше, чем годами!

В общем, я не боюсь стареть. Я с радостью воспринимаю годы».

О Garbage, московском концерте и истории длиною в 20 лет

«В Москве мы будем играть все песни с альбома Garbage, которому в этом году исполняется 20 лет. И еще песни, которые мы писали в 1995—1996 годах. Так и отметим юбилей первой пластинки!

Знаете, эти 20 лет многое во мне изменили. Сегодня я совсем другая. Но я чувствую себя еще большей бунтаркой, чем раньше. Это даже забавно.

Мне, черт возьми, сильней, чем прежде, хочется переворачивать столы! (Смеется.)

В общем, да, я поменялась, но мой драйв, моя страсть, мои принципы — все те же».

О стиле

«То, как я одеваюсь — это мое самовыражение. Я могу каждый день выглядеть по-разному. Все зависит от моего настроения, от того, куда я собираюсь идти и что собираюсь делать. У меня вообще достаточно странный вкус, если честно. Не назвала бы себя стильной».

О России, Шотландии и путешествиях

«Мне кажется, Россия очень похожа на Шотландию. Ну, в некоторых моментах. Это странно: с одной стороны, страны совершенно разные, а с другой — напротив, близки друг другу.

И мне ужасно нравится эта связь, эта схожая энергетика, которую я чувствую в русской культуре!

Сейчас я живу в США, но очень скучаю по родине. Приезжаю в Шотландию каждые три месяца. Вижусь с друзьями, с семьей, проникаюсь тусклой шотландской жизнью. (Смеется.) Я скучаю по дождю, по облакам, по небу. Мне постоянно нужно навещать Шотландию!

Лос-Анджелес, город, в котором я живу в Америке, очень отличается от того города, в котором я выросла в Шотландии. Но я люблю ЛА — это отличное место, в котором живут многочисленные группки людей со своими интересами. Мне нравится жить в Штатах.

В любом месте, где я оказываюсь — а я много путешествую, — я всегда нахожу что-то волшебное. Везде!»

О муже

«Мне кажется, каждый человек, который приходит в твою жизнь, каким-то своим образом на тебя влияет. Да, все влияют — в том числе и враги. Они формируют тебя, твой характер, твое самовосприятие. Так что, думаю, и мой муж (Ширли замужем за Билли Бушем, звукорежиссером Garbage.Прим. ред.) тоже меня изменил — так или иначе».

О женственности и рок-н-ролле

«Сейчас много прекрасных женщин, создающих музыку. Много чудесных — даже, пожалуй, просто великолепных поп-певиц. Например, Бейонсе и Рианна — они, на мой взгляд, вообще величайшие поп-артистки, которых когда-либо видел мир!

Но я скучаю по бунтаркам.

А в последние лет десять «у руля», кажется, именно поп, который «правит» миром, затыкая андеграунд. Жаль.

Кажется ли мне, что сейчас в мире просто царят «женственные» идеалы? Ну, надо сказать, движение за права женщин действительно регрессирует. В 1990-х я и все мое поколение чувствовали, что пробиваем лбом стекло. И мы действительно это делали. Плюс, все мы были феминистками и открыто об этом говорили. Но прославившиеся позже поп-звезды от феминизма, наоборот, всячески открестились от идей равноправия. Хотя, на мой взгляд, любой человек — не только артист — должен бороться за права других. Это важно для людей по всему миру».

Читать еще:  В воде не тонет и в огне не горит. Фрагмент занятия по экспериментированию в старшей группе

О Ким Кардашьян и поп-иконах

«Я сделала себя сама? Да, пожалуй. Хотя я вовсе не одна такая.

Говорят, Ким Кардашьян ничего собой не представляет. Ну и почему же? На самом деле очень даже, наоборот. Она сумела возвести саму себя в статус поп-иконы. И она классно справляется. Правда, ее посыл кажется мне достаточно тревожным — он абсолютно ошибочный и не подходит для молодых девушек. Она, по сути, говорит: вот она я — я очень богатая, я очень успешная, я очень сильная. Но как она достигла такой своей позиции? Скорее всего, следуя ее примеру и делая те же поступки, что и она, 99 процентов женщин найдут себя в крайне плачевном положении. Опасно показывать, что ты можешь стать популярной по всему миру лишь за счет своего тела. Но я не хочу говорить о Ким Кардашьян ничего плохого: она шикарно о себе заботится. Хотя было бы круто, если бы в ее действиях и словах был какой-то более позитивный посыл для молодых девушек».

О Бонде

«Было бы круто написать еще один саундтрек к фильму о Бонде, но, наверное, в эту реку нельзя войти дважды! (Смеется.)

Бутч Виг: «Ширли Мэнсон — это ДНК Garbage»

Герои 1990‑х рассказали о своем самом мрачном альбоме и секретах внезапной популярности

02.11.2016 в 19:35, просмотров: 5643

Едва появившись на музыкальном горизонте в середине 1990 х, Garbage сразу стала одной из самых успешных альтернативных команд, очаровавшей публику своей непохожестью на других героев сцены. Резкость и одновременно женственность, эксцентричная внешность и выразительный вокал солистки Ширли Мэнсон пришелся по вкусу миллионам поклонников по всему миру. Однако проект возник благодаря другому человеку — продюсеру и барабанщику Бутчу Вигу, который до сих пор управляет этим «кораблем». В истории группы были разные времена, но она все еще радует фанатов свежими работами и концертами. В этом году на повестке дня — новый альбом «Strange Little Birds». О нем и об особенностях строения «организма» группы Бутч Виг рассказал «ЗД».

-Бутч, чем вы сами объясняете феномен Garbage спустя много лет? Как группе удалось приобрести такую огромную популярность уже с выходом первого альбома в 1995 м?

-Я думаю, одной из причин стало то, что мы выпуском этой пластинки, она так и называлась — «Garbage», смогли обратить на себя внимание очень широкой аудитории и завоевать ее симпатию, вызвать неподдельное любопытство. До нового проекта я был продюсером таких групп, как Nirvana, The Smashing Pumpkins, Sonic Youth. А потом мы с друзьями, Стивом Маркером и Дюком Эриксоном, решили создать собственную команду. Слушатели прекрасно знали о моих предыдущих работах и говорили: «О, у Бутча новый проект, но, наверное, это будет что-то вроде Nirvana». В итоге они сильно ошиблись и сами были рады этому, удивились, услышав что-то по-настоящему свежее. Мы использовали оригинальные, необычные семплы, смешали элементы хип-хопа, трип-хопа, различных стилей электронной музыки с довольно жесткими гитарами и аутентичными мелодиями. Мне кажется, у нас сразу стали появляться действительно хорошие песни. Сочетание грамотного, качественного продакшна с голосом Ширли Мэнсон дало нужный эффект. Ширли — замечательная вокалистка, я бы назвал ее ДНК нашей группы. (Смеется.) Конечно, все, что я говорил про звук, про сами композиции, — важно, но, положа руку на сердце, именно она принесла проекту успех.

-А как ваше предыдущее сотрудничество с Nirvana, Nine Ich Nails, Depeche Mode и другими «мастодонтами» повлияло на работу с Garbage?

-Эти ребята заряжали меня своей энергетикой, мне было от чего отталкиваться, чтобы сделать нечто иное. У каждого из этих коллективов — своя харизма, свой стиль. Возможность поработать в различных направлениях, тем более с такими артистами, была бесценной.

-Пластинка «Strange Little Birds» вышла спустя четыре года после предыдущей. Почему такой большой перерыв?

-Мы не гонимся за быстрым результатом, нам хотелось накопить идеи, «набрать массу». Новый альбом получился гораздо более атмосферным, чем все другие наши работы. В нем много «кинематографичных» песен, если можно так выразиться: то есть по каждой из них можно было бы снять целый фильм, в них есть цельные истории с завязкой, развитием сюжета, кульминацией и развязкой. Интересно работать над драматургией композиций. Здесь мы буквально «вытащили» наружу весь рок-н-ролл, который есть у нас внутри. Кроме того, Ширли здесь, по моим ощущениям, получила большую свободу самовыражения. У нее тонкая, меланхоличная лирика, и в этой пластинке она максимально раскрыла свой потенциал. Если же говорить о настроении, это объективно самый мрачный альбом, который мы когда-либо записывали.

-Группа уникальна тем, что за 23 года в ней ни разу не менялся состав участников. Как вам удалось оставаться вместе на протяжении такого долгого времени, избегать конфликтов, ссор?

-Проблем всегда было очень много как внутри коллектива, так и вне его. Просто сейчас мы закалились и уже точно знаем, как проходить сквозь препятствия, четко осознаем, что все решаемо. Думаю, главная причина того, что мы до сих пор вместе, — умение обсуждать все вопросы, связанные с финансами, аранжировками и другими вещами, касающимися нашей музыки, в команде. Мы всегда стараемся учитывать мнение друг друга и в результате приходим к консенсусу. Я думаю, Garbage — очень «свободная» группа, потому что мы сочетаем в нашем творчестве огромное количество приемов, идей, не ставим никаких рамок и всегда с интересом экспериментируем. Конечно, большую роль играет человеческий фактор. Я знаю огромное количество распавшихся групп, участники которых буквально не могут находиться друг с другом в одной комнате. Нам повезло, потому что мы искренне полюбили друг друга изначально, я отношусь к Ширли как к своей сестре, а к ребятам — как к братьям. Это дорогого стоит.

Читать еще:  Отличается хип хоп. Хип-хоп и street dance: сходства и различия стилей уличных танцев

-Смешивая различные стили в музыке, вы ищете свое звучание по наитию или заранее представляете, какой хотите слышать очередную песню?

-Когда мы только начинали заниматься проектом, у меня был единственный главный ориентир — мне хотелось сделать что-то отличающееся от того, что я делал раньше. Помимо тех талантливых групп, о которых мы уже говорили, у меня было много коммерческих проектов, заказных работ, и я очень устал от однообразных гитар и барабанов. Мне стало скучно. В тот момент я услышал альбом Public Enemy, где они использовали просто потрясающие семплы. Это меня совершенно впечатлило. Тогда я сам приобрел свежие семплы и стал экспериментировать с ними на студии, чтобы получить интересное звучание. Сегодня семплирование — уже расхожий прием, тогда это было нечто новое в музыке.

-В жизни группы был период, когда вы на несколько лет прекращали свою деятельность. Как это повлияло на дальнейший путь?

-Мы взяли затяжной тайм-аут после выхода четвертого альбома «Bleed Like Me» в 2005 году, чувствуя себя абсолютно выжженными изнутри. После выпуска той пластинки мы отправились в тур, но потом были вынуждены отменить его часть. Во-первых, возникли проблемы с перевозчиками, во-вторых, хотя работа вызвала очередной всплеск интереса к Garbage у поклонников, у нас практически не было поддержки со стороны радио, лейблов — тогда в индустрии происходили серьезные перемены, появлялось множество команд с поющими девушками, и, возможно, из-за этого тоже появлялись трудности. Тогда мы поняли, что нужно сделать перерыв. Он продлился фактически шесть лет, но он был нам необходим. Мы активно занимались сторонними проектами, а потом воссоединились со свежими силами. Когда мы снова вышли на площадку, почувствовали себя абсолютно обновленными, как будто мы так же молоды, как много лет назад, и впервые на сцене. При этом мы уже не строили никаких иллюзий, ничего не ждали от публики, не загадывали, просто чувствовали себя свободными делать то, что хотим, и были приятно удивлены, увидев, как фанаты соскучились по нам, как их до сих пор впечатляет наша музыка.

-Как вы можете описать творческий стиль группы сегодня и чем он отличается от образа Garbage в прошлом?

-Набравшись опыта, мы уже интуитивно чувствуем какие-то тенденции, актуальные сейчас. При этом у нас нет желания оригинальничать. И если в начале пути, как я говорил, задачей было стать непохожими на других, сейчас мы относимся ко всему более философски и одновременно расширяем поле экспериментов. Теперь у нас есть свой лейбл, на котором мы можем выпускать абсолютно любую музыку. Она может быть создана в совершенно разных стилях. Если не чувствуешь себя свободным, ты не сможешь двигаться дальше. А мы плывем по течению и при этом продолжаем гнуть свою линию.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27246 от 3 ноября 2016 Тэги: Концерт

Бутч Виг: «Ширли Мэнсон — это ДНК Garbage»

Герои 1990‑х рассказали о своем самом мрачном альбоме и секретах внезапной популярности

02.11.2016 в 19:35, просмотров: 5643

Едва появившись на музыкальном горизонте в середине 1990 х, Garbage сразу стала одной из самых успешных альтернативных команд, очаровавшей публику своей непохожестью на других героев сцены. Резкость и одновременно женственность, эксцентричная внешность и выразительный вокал солистки Ширли Мэнсон пришелся по вкусу миллионам поклонников по всему миру. Однако проект возник благодаря другому человеку — продюсеру и барабанщику Бутчу Вигу, который до сих пор управляет этим «кораблем». В истории группы были разные времена, но она все еще радует фанатов свежими работами и концертами. В этом году на повестке дня — новый альбом «Strange Little Birds». О нем и об особенностях строения «организма» группы Бутч Виг рассказал «ЗД».

-Бутч, чем вы сами объясняете феномен Garbage спустя много лет? Как группе удалось приобрести такую огромную популярность уже с выходом первого альбома в 1995 м?

-Я думаю, одной из причин стало то, что мы выпуском этой пластинки, она так и называлась — «Garbage», смогли обратить на себя внимание очень широкой аудитории и завоевать ее симпатию, вызвать неподдельное любопытство. До нового проекта я был продюсером таких групп, как Nirvana, The Smashing Pumpkins, Sonic Youth. А потом мы с друзьями, Стивом Маркером и Дюком Эриксоном, решили создать собственную команду. Слушатели прекрасно знали о моих предыдущих работах и говорили: «О, у Бутча новый проект, но, наверное, это будет что-то вроде Nirvana». В итоге они сильно ошиблись и сами были рады этому, удивились, услышав что-то по-настоящему свежее. Мы использовали оригинальные, необычные семплы, смешали элементы хип-хопа, трип-хопа, различных стилей электронной музыки с довольно жесткими гитарами и аутентичными мелодиями. Мне кажется, у нас сразу стали появляться действительно хорошие песни. Сочетание грамотного, качественного продакшна с голосом Ширли Мэнсон дало нужный эффект. Ширли — замечательная вокалистка, я бы назвал ее ДНК нашей группы. (Смеется.) Конечно, все, что я говорил про звук, про сами композиции, — важно, но, положа руку на сердце, именно она принесла проекту успех.

Читать еще:  Что понимается под прямыми затратами. Прямые и косвенные расходы в налоговом учете (нюансы)

-А как ваше предыдущее сотрудничество с Nirvana, Nine Ich Nails, Depeche Mode и другими «мастодонтами» повлияло на работу с Garbage?

-Эти ребята заряжали меня своей энергетикой, мне было от чего отталкиваться, чтобы сделать нечто иное. У каждого из этих коллективов — своя харизма, свой стиль. Возможность поработать в различных направлениях, тем более с такими артистами, была бесценной.

-Пластинка «Strange Little Birds» вышла спустя четыре года после предыдущей. Почему такой большой перерыв?

-Мы не гонимся за быстрым результатом, нам хотелось накопить идеи, «набрать массу». Новый альбом получился гораздо более атмосферным, чем все другие наши работы. В нем много «кинематографичных» песен, если можно так выразиться: то есть по каждой из них можно было бы снять целый фильм, в них есть цельные истории с завязкой, развитием сюжета, кульминацией и развязкой. Интересно работать над драматургией композиций. Здесь мы буквально «вытащили» наружу весь рок-н-ролл, который есть у нас внутри. Кроме того, Ширли здесь, по моим ощущениям, получила большую свободу самовыражения. У нее тонкая, меланхоличная лирика, и в этой пластинке она максимально раскрыла свой потенциал. Если же говорить о настроении, это объективно самый мрачный альбом, который мы когда-либо записывали.

-Группа уникальна тем, что за 23 года в ней ни разу не менялся состав участников. Как вам удалось оставаться вместе на протяжении такого долгого времени, избегать конфликтов, ссор?

-Проблем всегда было очень много как внутри коллектива, так и вне его. Просто сейчас мы закалились и уже точно знаем, как проходить сквозь препятствия, четко осознаем, что все решаемо. Думаю, главная причина того, что мы до сих пор вместе, — умение обсуждать все вопросы, связанные с финансами, аранжировками и другими вещами, касающимися нашей музыки, в команде. Мы всегда стараемся учитывать мнение друг друга и в результате приходим к консенсусу. Я думаю, Garbage — очень «свободная» группа, потому что мы сочетаем в нашем творчестве огромное количество приемов, идей, не ставим никаких рамок и всегда с интересом экспериментируем. Конечно, большую роль играет человеческий фактор. Я знаю огромное количество распавшихся групп, участники которых буквально не могут находиться друг с другом в одной комнате. Нам повезло, потому что мы искренне полюбили друг друга изначально, я отношусь к Ширли как к своей сестре, а к ребятам — как к братьям. Это дорогого стоит.

-Смешивая различные стили в музыке, вы ищете свое звучание по наитию или заранее представляете, какой хотите слышать очередную песню?

-Когда мы только начинали заниматься проектом, у меня был единственный главный ориентир — мне хотелось сделать что-то отличающееся от того, что я делал раньше. Помимо тех талантливых групп, о которых мы уже говорили, у меня было много коммерческих проектов, заказных работ, и я очень устал от однообразных гитар и барабанов. Мне стало скучно. В тот момент я услышал альбом Public Enemy, где они использовали просто потрясающие семплы. Это меня совершенно впечатлило. Тогда я сам приобрел свежие семплы и стал экспериментировать с ними на студии, чтобы получить интересное звучание. Сегодня семплирование — уже расхожий прием, тогда это было нечто новое в музыке.

-В жизни группы был период, когда вы на несколько лет прекращали свою деятельность. Как это повлияло на дальнейший путь?

-Мы взяли затяжной тайм-аут после выхода четвертого альбома «Bleed Like Me» в 2005 году, чувствуя себя абсолютно выжженными изнутри. После выпуска той пластинки мы отправились в тур, но потом были вынуждены отменить его часть. Во-первых, возникли проблемы с перевозчиками, во-вторых, хотя работа вызвала очередной всплеск интереса к Garbage у поклонников, у нас практически не было поддержки со стороны радио, лейблов — тогда в индустрии происходили серьезные перемены, появлялось множество команд с поющими девушками, и, возможно, из-за этого тоже появлялись трудности. Тогда мы поняли, что нужно сделать перерыв. Он продлился фактически шесть лет, но он был нам необходим. Мы активно занимались сторонними проектами, а потом воссоединились со свежими силами. Когда мы снова вышли на площадку, почувствовали себя абсолютно обновленными, как будто мы так же молоды, как много лет назад, и впервые на сцене. При этом мы уже не строили никаких иллюзий, ничего не ждали от публики, не загадывали, просто чувствовали себя свободными делать то, что хотим, и были приятно удивлены, увидев, как фанаты соскучились по нам, как их до сих пор впечатляет наша музыка.

-Как вы можете описать творческий стиль группы сегодня и чем он отличается от образа Garbage в прошлом?

-Набравшись опыта, мы уже интуитивно чувствуем какие-то тенденции, актуальные сейчас. При этом у нас нет желания оригинальничать. И если в начале пути, как я говорил, задачей было стать непохожими на других, сейчас мы относимся ко всему более философски и одновременно расширяем поле экспериментов. Теперь у нас есть свой лейбл, на котором мы можем выпускать абсолютно любую музыку. Она может быть создана в совершенно разных стилях. Если не чувствуешь себя свободным, ты не сможешь двигаться дальше. А мы плывем по течению и при этом продолжаем гнуть свою линию.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27246 от 3 ноября 2016 Тэги: Концерт

Источники:

http://lady.mail.ru/article/487520-solistka-garbage-shirli-mjenson-o-buntarstve-bonde-i-rossii/
http://www.mk.ru/culture/2016/11/02/butch-vig-shirli-menson-eto-dnk-garbage.html
http://www.mk.ru/culture/2016/11/02/butch-vig-shirli-menson-eto-dnk-garbage.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector