1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Русская литература последних лет кратко. Революция чтения: что такое современная литература? Русский язык и современная литература

Современная русская литература: темы, проблемы, произведения

События, произошедшие в последние десятилетия прошлого столетия, отразились на всех сферах жизни, в том числе и на культуре. В художественной литературе тоже наблюдались значительные перемены. С принятием новой Конституции в стране произошёл перелом, который не мог не отразиться на образе мышления, на мировоззрении граждан. Появились новые ценностные ориентиры. Писатели, в свою очередь, отразили это в своём творчестве.

Тема сегодняшнего повествования — современная русская литература. Какие тенденции наблюдаются в прозе последних лет? Что за черты присущи литературе XXI столетия?

Русский язык и современная литература

Литературный язык обработан и обогащен великими мастерами слова. Его следует относить к высшим достижениям национальный речевой культуры. При этом литературный язык от народного отделить нельзя. Первым, кто это понял, был Пушкин. Великий русский писатель и поэт показал, как нужно пользоваться речевым материалом, созданным народом. Сегодня в прозе авторы нередко отражают народный язык, который, впрочем, нельзя назвать литературным.

Временные рамки

Употребляя такой термин, как «современная русская литература», мы подразумеваем прозу и поэзию, созданную в начале девяностых годов прошлого века и в XXI столетии. После развала Советского Союза в стране произошли кардинальные перемены, в результате которых другой стала и литература, и роль писателя, и тип читателя. В 1990-е годы, наконец-то, доступны стали обычным читателям произведения таких авторов, как Пильняк, Пастернак, Замятин. Романы и повести этих писателей читали, конечно, и ранее, однако лишь продвинутые книголюбы.

Освобождение от запретов

В 1970-е годы советский человек не мог спокойно зайти в книжный магазин и приобрести роман «Доктор Живаго». Эта книга, как и многие другие, была запрещена долгое время. У представителей интеллигенции в те далёкие годы было модно, пусть не вслух, но ругать власть, критиковать «правильных», одобренных ею писателей и цитировать «запрещенных». Прозу опальных авторов тайком перепечатывали, распространяли. Те, кто занимался этим непростым делом, мог в любой момент лишиться свободы. Но запрещенную литературу продолжали перепечатывать, распространять и читать.

Прошли годы. Поменялась власть. Такое понятие, как цензура, на некоторое время просто перестало существовать. Но, как ни странно, люди не выстроились в длинные очереди за Пастернаком и Замятиным. Почему так произошло? В начале 1990-х люди выстроились в очереди к продуктовым магазинам. Культура и искусство находились в упадке. Со временем ситуация несколько улучшилась, но читатель уже был не тот.

Многие сегодняшние критики о прозе XXI века отзываются весьма нелестно. О том, в чём заключается проблема современной русской литературы, сказано будет ниже. Прежде стоит рассказать об основных тенденциях развития прозы последних лет.

Обратная сторона страха

Во времена застоя люди боялись сказать лишнее слово. Эта фобия в начале девяностых годов прошлого века обернулась вседозволенностью. Современная русская литература начального периода полностью лишена поучительной функции. Если, согласно опросу, проведенному в 1985 году, самыми читаемыми авторами были Джордж Оруэлл и Нина Берберова, спустя 10 лет популярными стали книги «Мент поганый», «Профессия — киллер».

В современной русской литературе на начальном этапе ее развития преобладали такие явления, как тотальное насилие, сексуальные патологии. К счастью, в этот период, как уже было сказано, стали доступны авторы 1960-1970-х годов. Читатели получили возможность ознакомиться и с литературой зарубежья: от Владимира Набокова до Иосифа Бродского. Творчество ранее запрещенных авторов оказало положительное влияние на русскую современную художественную литературу.

Постмодернизм

Это течение в литературе можно охарактеризовать как своеобразное сочетание мировоззренческих установок и неожиданных эстетических принципов. Постмодернизм получил развитие в Европе в 1960-е годы. В нашей стране он оформился в отдельное литературное течение значительно позже. Единой картины мира в произведениях постмодернистов нет, но есть многообразие версий реальности. В список современной русской литературы этого направления входят, прежде всего, произведения Виктора Пелевина. В книгах этого писателя существует несколько версий реальности, и они отнюдь не исключают друг друга.

Реализм

Писатели-реалисты, в отличие от модернистов, полагают, что в мире смысл есть, правда, его следует найти. В. Астафьев, А. Ким, Ф. Искандер — представители этого литературного течения. Можно сказать, что в последние годы снова обрела популярность так называемая деревенская проза. Так, нередко встречается изображение провинциального быта в книгах Алексея Варламова. Православная вера является, пожалуй, основной в прозе этого писателя.

У прозаика может быть две задачи: нравоучительная и развлекающая. Существует мнение, что развлекает, отвлекает от обыденности литература третьего сорта. Настоящая же литература заставляет читателя задуматься. Тем не менее среди тем современной русской литературы не последнее место занимает криминальная. Произведения Марининой, Незнанского, Абдуллаева, может быть, и не наводят на глубокие размышления, но тяготеют к реалистичной традиции. Книги этих авторов нередко называют «криминальным чтивом». Но отрицать сложно то факт, что и Марининой, и Незнанскому удалось занять в современной прозе свою нишу.

В духе реализма созданы книги Захара Прилепина — писателя, известного общественного деятеля. Герои его преимущественно обитают в девяностых годах прошлого века. У критиков творчество Прилепина вызывает неоднозначную реакцию. Некоторые считают одно из самых известных его произведений — «Санькя» — своеобразным манифестом для молодого поколения. А рассказ Прилепина «Жилка» нобелевский лауреат Гюнтер Грасс назвал весьма поэтичным. Противники творчества русского писателя обвиняют его в неосталинизме, антисемитизме и прочих грехах.

Читать еще:  Сила и слабость натуры подпоручика Ромашова. Сочинение по повести А.И.Куприна «Поединок»

Женская проза

Имеет ли право на существование этот термин? В трудах советских литературоведов он не встречается, все же роль этого явления в истории литературы отрицают не многие современные критики. Женская проза – это не просто литература, созданная женщинами. Она появилась в эпоху зарождения эмансипации. Такая проза отражает мир глазами женщины. Относятся к этому направлению книги М. Вишневецкой, Г. Щербаковой, М. Палей.

Являются ли произведения лауреата Букеровской премии — Людмилы Улицкой — женской прозой? Может быть, только отдельные произведения. Например, рассказы из сборника «Девочки». Героями Улицкой в равной степени выступают и мужчины, и женщины. В романе же «Казус Кукоцкого», за который писательница была удостоена престижной литературной награды, мир показан глазами мужчины, профессора медицины.

Не многие современные русские произведения литературы сегодня активно переводятся на иностранные языки. К подобным книгам относятся романы и рассказы Людмилы Улицкой, Виктора Пелевина. Почему сегодня так мало русскоязычных писателей, интересных на Западе?

Отсутствие интересных персонажей

По мнению публициста и литературного критика Дмитрия Быкова, в современной русской прозе применяется устаревшая повествовательная техника. За последние 20 лет не появилось ни одного живого, интересного персонажа, имя которого стало бы нарицательным.

Кроме того, в отличие от зарубежных авторов, пытающихся найти компромисс между серьезностью и массовостью, российские писатели словно разделились на два лагеря. К первому принадлежат создатели упомянутого выше «криминального чтива». Ко второму — представители интеллектуальной прозы. Создается немало артхаусной литературы, которую понять не в силах даже самому искушенному читателю, и не потому, что она чрезвычайно сложна, а потому, что нет в ней связи с современной реальностью.

Издательский бизнес

Сегодня в России, по мнению многих критиков, талантливые писатели есть. Но недостаточно хороших издателей. На полках книжных магазинов регулярно появляются книги «раскрученных» авторов. Из тысячи произведений некачественной литературы искать одно, но стоящее внимания, готов далеко не каждый издатель.

В большей части книг писателей, упомянутых выше, отражены события не начала XXI века, а советской эпохи. В русской прозе, согласно мнению одного из известных литературоведов, за последние двадцать лет не появилось ничего нового, так как писателям не о чем говорить. В условиях разложения семьи невозможно создать семейную сагу. В обществе, в котором приоритет отдается материальным вопросам, не вызовет интереса поучительный роман.

С подобными утверждениями можно и не согласиться, но в современной литературе действительно нет современных героев. Писатели, как правило, обращаются к прошлому. Быть может, вскоре ситуация в литературном мире изменится, появятся авторы, способные создавать книги, которые не утратят популярности через сто-двести лет.

Революция чтения: что такое современная литература?

О том, как пережить постмодернизм, почему современную литературу можно назвать «клюквенной» и отчего нам так сложно читать «Войну и мир».

Читайте также :

Время постмодернизма, на мой взгляд, завершилось: есть наследники этого направления, но очевидно, что оно уже изживает себя. А время постмодерна, наверное, нет: оно исходит из постоянного ощущения конца эпохи, конца стиля, смерти — автора, героя, читателя. Мы пока в поиске новых координат литературного и культурного поля.

Есть, конечно, ещё такое противоречивое явление, как метамодерн, но ведь и оно исходит из постоянного хождения по кругу, повторов и самоповторов, предельности новых идей, что приводит к бесконечному цитированию и тому, что писатель — а иногда и литературный текст — сам становится героем произведения. Этого сейчас очень много и в литературе, и в кинематографе. Однако, в любом случае, это лишь одно из направлений, и оно не исчерпывает весь современный литературный процесс.

Вся прелесть и в то же время риски в изучении современной литературы заключаются в том, что ей пока сложно поставить точечные оценки и диагнозы — можно говорить лишь о тенденциях. Уже сейчас мы можем отметить несколько важных признаков:

Видимо, из-за усталости от постмодернизма, конструкций в литературе, так называемого метамодерна, многие писатели осознанно приходят к реализму. Кто-то называет его «новым реализмом», как, например, Захар Прилепин, Роман Сенчин, Ирина Богатырёва и другие. Почему это направление снова актуально? Дело в том, что для многих авторов сегодня важен анализ истории и судьбы человека в ней, но как ни странно, этот анализ нередко происходит с помощью различных фантасмагорических приёмов.

С другой стороны, сегодня отмечается явный интерес к нон-фикшн, когда писатели основывают свои художественные миры на документальной истории. Эту тенденцию, например, отражает огромный, неподъёмный роман «Памяти памяти» Марии Степановой.

Ещё одна из тенденций, о которой сегодня много пишут — это сращение романа и сериала. Неслучайно в наши дни на книжных полках появилось большое количество многостраничных произведений — по 700-800 страниц каждое.

Кроме того, отмечается явная поляризация: есть интеллектуальные, так называемые элитарные романы для очень узкого круга читателей, и в то же время — стремление к беллетризации, в какой-то степени упрощение кода письма.

Читайте также :

Когда я смотрю учебники, я часто вижу, что в разделе занятий по современной литературе находятся произведения Шукшина или, скажем, Солженицына. Но какая же это современная литература? Да, Солженицын — наш современник, но ведь в школе предлагаются к прочтению его произведения 60-х годов.

Некоторые исследователи считают, что современная литература родилась в 1991 году. Вообще событием, которое обозначило разрыв с прошлой культурой, конечно же, стала перестройка, когда в толстые журналы хлынули произведения андеграунда и «возвращённой» литературы (Бунин, Булгаков, Платонов и т. д.).

Читать еще:  «США не могут простить, что мы свергли назначенного ими лидера»: президент Никарагуа Даниэль Ортега — в интервью RT. Даниэль Ортега – лидер Сандинистской революции

Рубежность — основной признак этой литературы: это переход и от века к веку, и от тысячелетия к тысячелетию, и от моноцентрической советской литературы к литературе многоголосной. Но сегодня мы живём во втором десятилетии XXI века. Рубежность уже должна быть исчерпана!

Я думаю, что сейчас мы вступаем в новую литературную эпоху, но когда точно начался этот период, пока сказать сложно — равно как и то, как его назвать. Писатели, филологи, литературные критики пока не могут сойтись на одном имени и предлагают различные эпитеты: литература бронзовая, цифровая, клюквенная — отсылка к замене крови клюквенным соком. Как сказал Павел Крусанов, видимо, находясь в центре клумбы, посмотреть на эту клумбу с высоты мы не можем — это может только Садовник, имея в виду, что имя обязательно будет найдено, но позже, спустя время, и вряд ли нами, современниками.

На этот вопрос можно отвечать по-разному. С одной стороны, читательский опыт, копилка прецедентных текстов, читательский код, которым раньше так гордились, сейчас не то что бы исчерпаны, но явно истончены. С другой стороны, изменились лишь стратегии чтения, а читать мы, напротив, стали больше: реклама, соцсети, новости — сегодня мы постоянно взаимодействуем с текстом. А пишем даже больше, чем читаем, пусть и не всегда грамотно, но это иной вопрос.

Говорят, мы находимся внутри революции чтения, поэтому нам пока трудно оценить этот процесс. Когда мы перешли от свитков к кодексам, у нас освободилась рука, и мы получили возможность делать закладки и пометки на полях текстов. Казалось бы, какая ерунда — уделять внимание таким мелочам, а ведь оказалось, что тогда мы вошли в иную читательскую эпоху. Так и сейчас, переходя на «цифру», мы начинаем читать по-другому.

Я с болью отношусь к возрастным маркировкам: думаю, библиотекари и продавцы страдают от этого больше всего. Равно как и школьные учителя, потому что сегодня они боятся предлагать некоторые произведения своим ученикам — вдруг это окажется вне закона?

Но тогда возникает вопрос: почему не маркировано «Преступление и наказание» Достоевского? По всем параметрам оно должно иметь категорию «18+», при этом сегодня оно входит в обязательную программу для десятиклассников. На мой взгляд, пока этот закон абсурден.

В прошлом или позапрошлом году проводили опрос среди школьников, сдавших ЕГЭ. Их спрашивали: что вы теперь будете читать, когда над вами наконец не довлеет школьная программа? В основном, отвечали: «Никогда и ничего!». Ясно, что это была психологическая реакция на усталость и стресс, но ведь многие, действительно, забудут о книгах на долгие годы.

Я уверена, что, несмотря на отсутствие времени на должное изучение того же XX века литературы, современные произведения в школе всё же должны присутствовать. Мы всё время говорим, что язык развивается, меняется, живёт — почему же мы показываем эту жизнь только на примере классиков прошлых столетий?

Место для современных авторов всегда можно найти. Например, можно проводить итоговые уроки по любому произведению школьной программы, будь то Гоголь или Чехов, если подобрать для них ремейк, сиквел, роман, вступающий в диалог с классикой. Или же современная литература может прийти в учебники русского языка — хотя бы на уровне примеров к правилам или текстов для упражнений.

Читайте также :

Школьная программа по литературе весьма консервативна, она не менялась в течение десятилетий: по ней училась я, учились вы, учились наши родители. Но сегодня другие дети: они гаджетами владеют буквально с рождения. И при этом они часто не воспринимают ту самую классику, потому что эти тексты кажутся им слишком чужими, они не про них и не их языком написаны.

Существует точка зрения, что в нынешней ситуации, при невероятном темпе, в котором мы вынуждены жить, стоит переходить на новеллистику. Почему убраны из программы компактные «Шинель» или «Нос» Гоголя, которые на самом деле хорошо читаются — и при этом есть «Мёртвые души», которые, как правило, не прочитываются?

Говоря о школе, мы должны учитывать высокую степень инфантильности современного общества, о чём писал ещё Умберто Эко в известной статье «Говорите мне «ты», мне всего пятьдесят!». Нынешние старшеклассники с удовольствием читают антиутопии и Гарри Поттера, в диком количестве пишут фанфики, а «Война и мир», будем откровенны, произведение «на вырост» для них.

Революция чтения: что такое современная литература?

Время постмодерна уже закончилось?

Время постмодернизма, на мой взгляд, завершилось: есть наследники этого направления, но очевидно, что оно уже изживает себя. А время постмодерна, наверное, нет: оно исходит из постоянного ощущения конца эпохи, конца стиля, смерти — автора, героя, читателя. Мы пока в поиске новых координат литературного и культурного поля.

Есть, конечно, ещё такое противоречивое явление, как метамодерн, но ведь и оно исходит из постоянного хождения по кругу, повторов и самоповторов, предельности новых идей, что приводит к бесконечному цитированию и тому, что писатель — а иногда и литературный текст — сам становится героем произведения. Этого сейчас очень много и в литературе, и в кинематографе. Однако, в любом случае, это лишь одно из направлений, и оно не исчерпывает весь современный литературный процесс.

Какой диагноз можно поставить современной литературе?

Вся прелесть и в то же время риски в изучении современной литературы заключаются в том, что ей пока сложно поставить точечные оценки и диагнозы — можно говорить лишь о тенденциях. Уже сейчас мы можем отметить несколько важных признаков:

Видимо, из-за усталости от постмодернизма, конструкций в литературе, так называемого метамодерна, многие писатели осознанно приходят к реализму. Кто-то называет его «новым реализмом», как, например, Захар Прилепин, Роман Сенчин, Ирина Богатырёва и другие. Почему это направление снова актуально? Дело в том, что для многих авторов сегодня важен анализ истории и судьбы человека в ней, но как ни странно, этот анализ нередко происходит с помощью различных фантасмагорических приёмов. С другой стороны, сегодня отмечается явный интерес к нон-фикшн, когда писатели основывают свои художественные миры на документальной истории. Эту тенденцию, например, отражает огромный, неподъёмный роман «Памяти памяти» Марии Степановой. Ещё одна из тенденций, о которой сегодня много пишут — это сращение романа и сериала. Неслучайно в наши дни на книжных полках появилось большое количество многостраничных произведений — по 700-800 страниц каждое.Кроме того, отмечается явная поляризация: есть интеллектуальные, так называемые элитарные романы для очень узкого круга читателей, и в то же время — стремление к беллетризации, в какой-то степени упрощение кода письма.

Читать еще:  Почему лобков ушел с дождя. Павел Лобков: Секта телеканала "Дождь" выпотрошила меня насмерть

Когда родилась современная русская литература?

Когда я смотрю учебники, я часто вижу, что в разделе занятий по современной литературе находятся произведения Шукшина или, скажем, Солженицына. Но какая же это современная литература? Да, Солженицын — наш современник, но ведь в школе предлагаются к прочтению его произведения 60-х годов.

Некоторые исследователи считают, что современная литература родилась в 1991 году. Вообще событием, которое обозначило разрыв с прошлой культурой, конечно же, стала перестройка, когда в толстые журналы хлынули произведения андеграунда и «возвращённой» литературы (Бунин, Булгаков, Платонов и т. д.).

Рубежность — основной признак этой литературы: это переход и от века к веку, и от тысячелетия к тысячелетию, и от моноцентрической советской литературы к литературе многоголосной. Но сегодня мы живём во втором десятилетии XXI века. Рубежность уже должна быть исчерпана!

Я думаю, что сейчас мы вступаем в новую литературную эпоху, но когда точно начался этот период, пока сказать сложно — равно как и то, как его назвать. Писатели, филологи, литературные критики пока не могут сойтись на одном имени и предлагают различные эпитеты: литература бронзовая, цифровая, клюквенная — отсылка к замене крови клюквенным соком. Как сказал Павел Крусанов, видимо, находясь в центре клумбы, посмотреть на эту клумбу с высоты мы не можем — это может только Садовник, имея в виду, что имя обязательно будет найдено, но позже, спустя время, и вряд ли нами, современниками.

Стали ли мы меньше читать?

На этот вопрос можно отвечать по-разному. С одной стороны, читательский опыт, копилка прецедентных текстов, читательский код, которым раньше так гордились, сейчас не то что бы исчерпаны, но явно истончены. С другой стороны, изменились лишь стратегии чтения, а читать мы, напротив, стали больше: реклама, соцсети, новости — сегодня мы постоянно взаимодействуем с текстом. А пишем даже больше, чем читаем, пусть и не всегда грамотно, но это иной вопрос.

Говорят, мы находимся внутри революции чтения, поэтому нам пока трудно оценить этот процесс. Когда мы перешли от свитков к кодексам, у нас освободилась рука, и мы получили возможность делать закладки и пометки на полях текстов. Казалось бы, какая ерунда — уделять внимание таким мелочам, а ведь оказалось, что тогда мы вошли в иную читательскую эпоху. Так и сейчас, переходя на «цифру», мы начинаем читать по-другому.

Зачем книге возрастная маркировка?

Я с болью отношусь к возрастным маркировкам: думаю, библиотекари и продавцы страдают от этого больше всего. Равно как и школьные учителя, потому что сегодня они боятся предлагать некоторые произведения своим ученикам — вдруг это окажется вне закона?

Но тогда возникает вопрос: почему не маркировано «Преступление и наказание» Достоевского? По всем параметрам оно должно иметь категорию «18+», при этом сегодня оно входит в обязательную программу для десятиклассников. На мой взгляд, пока этот закон абсурден.

Нужна ли школе современная литература?

В прошлом или позапрошлом году проводили опрос среди школьников, сдавших ЕГЭ. Их спрашивали: что вы теперь будете читать, когда над вами наконец не довлеет школьная программа? В основном, отвечали: «Никогда и ничего!». Ясно, что это была психологическая реакция на усталость и стресс, но ведь многие, действительно, забудут о книгах на долгие годы.

Я уверена, что, несмотря на отсутствие времени на должное изучение того же XX века литературы, современные произведения в школе всё же должны присутствовать. Мы всё время говорим, что язык развивается, меняется, живёт — почему же мы показываем эту жизнь только на примере классиков прошлых столетий?

Место для современных авторов всегда можно найти. Например, можно проводить итоговые уроки по любому произведению школьной программы, будь то Гоголь или Чехов, если подобрать для них ремейк, сиквел, роман, вступающий в диалог с классикой. Или же современная литература может прийти в учебники русского языка — хотя бы на уровне примеров к правилам или текстов для упражнений.

ПРОВОКАЦИЯ! Кого пора исключить из школьной программы?

Школьная программа по литературе весьма консервативна, она не менялась в течение десятилетий: по ней училась я, учились вы, учились наши родители. Но сегодня другие дети: они гаджетами владеют буквально с рождения. И при этом они часто не воспринимают ту самую классику, потому что эти тексты кажутся им слишком чужими, они не про них и не их языком написаны.

Существует точка зрения, что в нынешней ситуации, при невероятном темпе, в котором мы вынуждены жить, стоит переходить на новеллистику. Почему убраны из программы компактные «Шинель» или «Нос» Гоголя, которые на самом деле хорошо читаются — и при этом есть «Мёртвые души», которые, как правило, не прочитываются?

Говоря о школе, мы должны учитывать высокую степень инфантильности современного общества, о чём писал ещё Умберто Эко в известной статье «Говорите мне «ты», мне всего пятьдесят!». Нынешние старшеклассники с удовольствием читают антиутопии и Гарри Поттера, в диком количестве пишут фанфики, а «Война и мир», будем откровенны, произведение «на вырост» для них.

Источники:

http://www.syl.ru/article/333312/sovremennaya-russkaya-literatura-temyi-problemyi-proizvedeniya
http://newtonew.com/culture/revolyuciya-chteniya-chto-takoe-sovremennaya-literatura
http://vk.com/@gogol_lib-revoluciya-chteniya-chto-takoe-sovremennaya-literatura

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector