5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Предтечи знаменитых: русские художницы XIX века. Скверная история: Почему мы знаем так мало художниц

Художницы 19-го века, которые открыли женщинам путь в мир искусства

Пришлось пройти долгий путь, прежде чем мужчины и женщины достигли паритета в мире искусств. В последние десятилетия художницы добились больших успехов, все чаще показывая свои труды в музеях, галереях и на международных выставках. Но современные художницы не были бы там, где они находятся сегодня, если бы не их предшественницы из 19-го века. Тогда деятельницы искусства начали активно съезжаться в Париж, чтобы получать образование. Десятки из них вышли из тени, благодаря проекту под названием «Художницы в Париже, 1850-1900».

Сердце Франции, славящееся своими академиями искусств, в 1800-х привлекало художников со всего мира. Среди них было много женщин – Мэри Кэссетт, Берта Моризo, Роза Бонер и другие. К сожалению, большинство художниц того времени либо забыты, либо их известность ограничивается сносками в учебниках по истории искусств. Проект «Художницы в Париже» изменил это, восстановив память о 37 женщинах из 11 стран, которые изучали искусство в Париже во второй половине XIX века.

В те времена заняться художественной деятельностью, будучи женщиной, было очень проблематичным решением. Несмотря на новые возможности для обучения, женщинам зачастую отказывали. Художество считалось мужским делом, но некоторые отважные дамы оставались преданными своему делу, невзирая на трудности и ограничения.

Мари Бракемон


Мари Бракемон. «На террасе в Севре» (1880)

Мари Бракемон принадлежала к рабочему классу, и возможности изучать искусство в высших школах у нее не было. Мари училась самостоятельно. Ее первая работа – портрет своей матери, которую Бракемон нарисовала с помощью самодельных красок из цветов. Один из друзей семьи, узнав, что она талантливо рисует, купил ей набор акварельных красок.

Дисциплинированность Мари отражалась и на ее стиле. С другой стороны – ее работы напоминали стиль Жана Огюста Доминика Энгра, у которого она иногда обучалась. К сожалению, с Энгром пришлось попрощаться, поскольку он «сомневался в мужестве и настойчивости женщины в области живописи».

Бракемон – представительница импрессионизма. Она часто изображала свою сестру Луизу, сцены из парков, садов и публичных мест, в которых женщинам предоставлялась свобода передвижения.

История Мари достаточно трагична. Она была невероятно талантливой, многообещающей художницей, но вышла замуж за человека, который обесценивал ее одаренность. Карьера Бракемон была не особо успешной, в отличие от других художников, которые получали поддержку от своих семей.

В 1866 году художница вышла замуж за властного человека, Феликса Бракемона. Ее последняя выставка прошла на заключительном показе импрессионистов в 1886 году, после чего она покончила с художественной карьерой.

Мария Константиновна Башкирцева


Мария Башкирцева. «В студии» (1881)

Мария Башкирцева родилась в Украине, в семье богатых дворян. У них была возможность переехать в Париж и отправить дочь в Академию Жюлиана. Мария училась там с 1877 по 1884 год. Изначально она хотела заниматься пением, но не смогла этого сделать из-за туберкулеза, который в конечном счете забрал ее жизнь.

В 1880 году Башкирцева написала картину, ставшую широко известной в Академии. На ней изображены художницы, пишущие с натуры.

Работы Марии Башкирцевой выставлялись в Парижском салоне в 1880-х годах, завоевав почетное упоминание в 1883 году. После смерти в возрасте 25 лет, Мария стала известной благодаря посмертно опубликованному дневнику, который она начала вести, когда ей было двенадцать.

В своем дневнике она выразила мнение по поводу обстоятельств, в которых находилась: «Если бы я родилась мужчиной, то покорила бы Европу. Родившись женщиной, я истощила энергию на споры с судьбой и эксцентричные выходки».

Амели Бори-Сорель


Амели Бори-Сорель. «Dans le bleu» (1894)

Амели родилась и провела раннее детство в Испании. Бори-Сорель добавила фамилию матери к своей, чтобы почтить память предков.

Художница мастерски владела навыком рисования пастелью. На одном из известных холстов под названием «Dans le bleu» изображена задумчивая женщина, которая пьет и курит. Ее работы получили множество наград, в том числе в 1889 и 1900 на Всемирных выставках.

Бори-Сорель вышла замуж за Родольфа Жюлиана, основателя известной академии, где стала учительницей в 1895 году. Амели смогла балансировать между своим творчеством и преподаванием, построив надежную карьеру. После смерти Родольфа в 1907 году Академией помогали управлять племянники Амели.

Элизабет Норс


Элизабет Норс. «Мать» (1888)

Норс родилась в Цинциннати, штат Огайо. Элизабет была одной из немногих женщин, допущенных в художественную академию. После того, как ее родители умерли в 1882 году, она отказалась от возможности преподавать и переехала со своей сестрой Луизой в Нью-Йорк. Пять лет спустя сестры переехали в Париж, где Элизабет продолжила обучение.

Норс неоднократно бывала настоящей звездой на выставках. Ее автопортрет 1892 года, в котором изображен рабочий процесс, является прекрасной иллюстрацией силы и решительности, необходимой для достижения успеха в творческой сфере.

Читать еще:  Фрактальные изображения — Это невероятно, красиво и фантастично! Загадочный беспорядок: история фракталов и области их применения.

Знаменитая картина «Мать» дебютировала в Парижском салоне в 1888 году. Ее признали невероятно успешной. Картина была показана еще на пяти выставках в течение семи лет. В 1914 году она висела в кабинете Вудро Вильсона в Нью-Джерси, когда он был губернатором. Норс стала второй женщиной, признанной членом Société Nationale des Beaux-Arts.

Элизабет должна была финансово поддерживать свою сестру, не могла полагаться на преподавательскую зарплату или на своего мужа. Несмотря на это у художницы получилось зарабатывать на жизнь своим творчеством.

Мина Карлсон-Бредберг


Мина Карлсон-Бредберг «Академия Жюлиана. Мадемуазель Бесон пьет из бокала» (прибл. 1884)

Мина Карлсон-Бредберг начала свое обучение вместе с двумя шведскими художницами – Керстин Кардон и Амандой Сидуллой. Позже она переехала в Париж и занималась профессиональным обучением с 1883 по 1887 год.

Карлсон-Бредберг преуспела во многих жанрах живописи: от пейзажа до цветочных натюрмортов, включая изображение интерьеров и религиозных сцен.

Она выставляла свои портреты в Парижском салоне с 1887 по 1890 года и получила почетное упоминание на Всемирной выставке 1889 года. В 1890 году она вернулась в Стокгольм и преподавала в художественной школе, созданной Элизабет Кейзер, ее подругой и одноклассницей.

Когда ей было 20 лет, семья Карлсон-Бредберг заметила, как она целуется с мужчиной, и вынудила Мину выйти замуж. Союз, который длился семь лет, ограждал ее от искусства. Она снова вышла замуж в 1895 году, и снова ее муж не одобрил художественную карьеру. Говорят, она предупреждала своих племянниц: «Девочки, помните, как вам повезло, что вы не замужем!»

Луиза Катерина Бреслау


Луиза Бреслау. «Друзья» (1881)

Рисование для Луизы Бреслау было способом избавление от скуки. Луиза была болезненным ребенком, из-за чего ее отправили в монастырь. Вскоре она переехала в Париж, чтобы учиться в академии. После успеха в Парижском салоне, где она впервые выставлялась в 1879 году, художница открыла свою собственную студию.

Ее картина «Друзья», на которой изображена Луиза со своими соседками по комнате (оперной певицей и другой художницей), получила почетное упоминание в салоне и гастролировала по Европе.

Луиза завоевала золотую медаль на Всемирной выставке 1889 года в Швейцарии. Государство купило три ее работы из салона Société Nationale des Beaux-Arts, где она выступала в качестве жюри. Ее работа была оценена так высоко, что в 1901 году она стала первой иностранкой, получившей Орден Почётного легиона Франции.

Несмотря на всеобщее признание, у «Друзей» были свои противники. Картину повсеместно пародировали, рисовали на нее карикатуры и высмеивали в прессе. В одной карикатуре вместо женщин изображалось трио собак. Это в очередной раз указывает на проблемы, с которыми сталкивалась художница, ступив на творческий путь.

Хелена Шерфбек


Хелена Шерфбек. «Дверь» (1884)

Хелене Шерфбек было всего 11 лет, когда она начала учиться в Академии изящных искусств Хельсинки. В 1879 году академия вручила Хелене грант на обучение в Париже. Шерфбек путешествовала по Франции, став близкой подругой австрийской художницы Марианны Стоукс. Художница обучалась в Академии Коларосси.

Она была единственной финской художницей, которая принимала участие в Балтийской выставке в Мальмё, Швеция, в 1914 году. Шерфбек выставляла там свои работы вплоть до самой смерти в 1946 году.

Шерфбек провела 10 лет своей жизни, заботясь о матери в отдаленной деревне, и все это время была отделена от своей деятельности. В память о художнице периодически организуют выставки ее работ, включая большую гастролирующую выставку по случаю 150-летия Хелены. К сожалению, художница осталась популярной только в пределах родной страны.

Эллен Теслефф


Эллен Теслефф. «Эхо» (1891)

Эллен Теслефф родилась в Хельсинки и училась в частной финской художественной школе, начиная с 16 лет. По окончанию школы поступила в Академию изящных искусств Хельсинки.

Переехав в Париж в 1891 году, чтобы учиться в Академии Коларосси, она участвовала в создании финской группы Септем, которая позже принесла импрессионизм в скандинавскую страну. Ее картина «Эхо» была хитом на выставке 1891 года в Финском художественном обществе, критики назвали работу Эллен «прорывом».

Теслефф много путешествовала, выставляя свои работы во Флоренции, Париже, Стокгольме и Санкт-Петербурге. Она выиграла бронзовую медаль в 1900 на Всемирной выставке в Париже.

Теслефф была признана почетным членом Общества художников Финляндии и удостоилась медали Pro Finlandia, врученной лично президентом в 1951 году. Опять же, за пределами родной страны о художнице практически ничего не знают.

Энни Хопф


Энни Хопф. «Аутопсия» (1889)

Энни Хопф родилась в Швейцарии и переехала в Париж в 1882 году. Она жила с другим швейцарским студентом, Оттилье Родерстейном, который, возможно, был ее любовником. Биография художницы остается в тайне. Известно только о ее выставках, обучении в столице Франции и профессорской деятельности в Берлинской академии искусств.

Несмотря на ограниченную информацию о карьере Хопф, ей удается очаровать зрителя всего одним произведением под названием «Аутопсия». На ней изображено мертвое тело, лежащее на столе для вскрытия и стоящий над ним ученый. Историки смогли идентифицировать ученого, но как Энни получила доступ к вскрытию, остается загадкой.

Предтечи знаменитых: русские художницы XIX века

Р оссия по праву гордится своими художницами — «амазонками авангарда» Гончаровой или Розановой, а до них — Серебряковой или Остроумовой-Лебедевой, а до них… А кто же был до них? Рассказываем, кто проложил дорогу расцвету женского творчества ХХ века. Вопрос изучала Софья Багдасарова.

Количество женщин, занимающихся живописью, стало расти как лавина начиная с 1900-х. А вот в предшествующее столетие их по пальцам пересчитать. Связано это было как с малой доступностью женского образования, так и с патриархальным представлением о том, какие профессии приличны дамам. Ситуация менялась постепенно.

Читать еще:  Анализ 2 действия пьесы на дне горький. Жизнь ночлежников до появления Луки (Анализ первой сцены пьесы М

Романовы

Первыми профессиональными художницами на территории России, конечно, были иностранки — Доротея Гзель (жена приглашенного Петром I живописца), Мари-Анна Колло (невестка скульптора Фальконе), Элизабет Виже-Лебрён (супруга художника Жан-Батиста Лебрена) и другие.

Пожалуй, первая художница-россиянка тоже иностранка — это императрица Мария Федоровна, жена Павла I. Русская великая княгиня с 1776 года, она пользовалась плодами своего отличного немецкого образования: писала пастелью, рисовала по стеклу свинцовыми карандашами, а также одной из первых в мире овладела токарным мастерством. Ее лучшие камеи на яшме или агате — портреты родных. Дочери императрицы также занимались рисованием и лепили барельефы. А главное, что Мария Федоровна учила не только своих детей, но и занималась образованием вообще всех своих подданных женского пола. Она основывала институты и школы, придумывала учебные программы, то есть наметила четкий план развития женского образования в России, которого страна придерживалась целый век.

Живописью занималась и ее тезка, другая императрица Мария Федоровна (жена ее правнука Александра III). От нее способности к рисованию унаследовала дочь, великая княжна Ольга Александровна. Это помогло ей кормить детей в эмиграции: пусть ее акварели и не так уж талантливы, но покупателям было приятно иметь что-то «от Романовых».

Дворянки-дилетантки

Постепенно у нас стало как в Европе: каждая образованная барышня должна была уметь танцевать, вышивать и рисовать. Среди дворянок Александровской и Николаевской эпохи появились художницы-любительницы, которые украшали свои альбомы и памятные книжки различными зарисовками. Дамы работали по образцу произведений других художников: например, так фрейлина Екатерина Бакунина (в браке Полторацкая), предмет страсти Пушкина, создала свой «автопортрет», сняв копию с рисунка Ореста Кипренского; ее портреты матери и мужа также копийны.

Некоторые дамы овладели техникой пастели (дочь генерала Каменского Александра Ржевская, племянница графов Паниных Александра Репнина). Рисованием занимались барышни из семей Шереметевых, Долгоруких, Апраксиных. Пристойной считалась роспись миниатюр по слоновой кости — как делала Анна Бутурлина, внучатая племянница канцлера Воронцова. А наиболее талантливые дерзали писать маслом — трудоемкой «мужской» техникой. Среди них — дочь начальницы Смольного института Александра Бюлер и кузина Гоголя Глафира Псёл, воспитанница генерал-губернатора Малороссии.

Дочери и сестры

Аристократок, конечно, учили приходящие учителя. По-другому овладевали искусствами девочки, родившиеся в художественных семьях. Самые ранние примеры, видимо, дочь исторического живописца Трофима Дурнова Мария и знаменитого жанриста Венецианова Александра. Произведения Венециановой уже отнюдь не дилетантские, и писать маслом она не боялась. Жаль лишь, что зависимость от родича-учителя налицо: разумеется, девушка создавала жанровые картины. Впрочем, этим грешили и художницы более поздних поколений: возьмем Ольгу Лагоду-Шишкину, которая в 1870-х училась в Императорской Академии художеств. Она стала сначала ученицей, а потом супругой прославленного Ивана Шишкина. Ольга Лагода-Шишкина, как и супруг, писала в жанре пейзажа. Творчеством Исаака Левитана вдохновлялась Софья Кувшинникова — его ученица и многолетняя возлюбленная.

Ближе к концу века женщины из художественных семей обретают свой язык. Никто не упрекнет в подражательности талантливую сестру Поленова Елену с ее волшебными сказками. Своя манера была и у дочери Константина Маковского — Елены Лукш-Маковской.

Прилежные ученицы

Профессиональное обучение женщин началось в конце 1830-х годов, когда при Императорском обществе поощрения художеств открылись рисовальные классы для девочек. На них училась Евдокия Бакунина и Екатерина Хилкова. Сохранилась картина Хилковой с изображением этих занятий. Со временем женщин стали принимать в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Две вольнослушательницы училища, Антонина Ржевская и Эмилия Шанкс, — единственные женщины, принятые в Товарищество передвижников. В 1842 году в Петербурге открылись женские вечерние классы в Санкт-Петербургской рисовальной школе для вольноопределяющихся.

Допустили женщин и в Императорскую Академию художеств — в первый раз в качестве вольнослушательниц целых 30 человек, в том числе будущую жену Шишкина. Для женщин XIX века, которые начали задумываться об эмансипации, вехой стал 1854 год, когда медаль Академии впервые получила женщина — сестра Сухово-Кобылина Софья. (Кстати, двумя годами ранее женщина стала президентом Академии — сестра императора великая княгиня Мария Николаевна.) В 1873 году в Академии ученицам разрешили заниматься в одних классах с учениками, однако со временем число девушек так возросло, что из них решили сделать свое отделение. Смешанное обучение, да еще в государственном учреждении, было явлением передовым: так, Мария Башкирцева, которая уехала учиться живописи в Париж уже позднее, была удивлена, что во Франции женщинам были доступны лишь частные школы и только с отдельными классами. В 1893 году в Академию стали брать женщин не только как вольнослушательниц, но и как полноправных студентов. (А вот на более ответственное — архитектурное — отделение Академии их допустили лишь в 1903 году.)

Веками для женщин пристойным было лишь заниматься рукоделием, а если рисовать — то цветочки да ягодки. А вот творить настоящую живопись, создавать целые вымышленные миры было привилегией мужчин. Быть «серьезным художником» считалось мужской прерогативой, поэтому серьезные женщины-художники появляются также поздно, как женщины-юристы и врачи, — в конце ХIX — начале XX века. И с тех пор их число все растет.

Предтечи знаменитых — русские художницы XIX века

Россия по праву гордится своими художницами — «амазонками авангарда» Гончаровой или Розановой, а до них — Серебряковой или Остроумовой-Лебедевой, а до них… А кто же был до них? Рассказываем, кто проложил дорогу расцвету женского творчества ХХ века. Вопрос изучала Софья Багдасарова.

Читать еще:  Сказки для детей 1 младшей группы. Результатом нашей работы стало то, что дети научились

Количество женщин, занимающихся живописью, стало расти как лавина начиная с 1900-х. А вот в предшествующее столетие их по пальцам пересчитать. Связано это было как с малой доступностью женского образования, так и с патриархальным представлением о том, какие профессии приличны дамам. Ситуация менялась постепенно.

Романовы

Первыми профессиональными художницами на территории России, конечно, были иностранки — Доротея Гзель (жена приглашенного Петром I живописца), Мари-Анна Колло (невестка скульптора Фальконе), Элизабет Виже-Лебрён (супруга художника Жан-Батиста Лебрена) и другие.

Пожалуй, первая художница-россиянка тоже иностранка — это императрица Мария Федоровна, жена Павла I. Русская великая княгиня с 1776 года, она пользовалась плодами своего отличного немецкого образования: писала пастелью, рисовала по стеклу свинцовыми карандашами, а также одной из первых в мире овладела токарным мастерством. Ее лучшие камеи на яшме или агате — портреты родных. Дочери императрицы также занимались рисованием и лепили барельефы. А главное, что Мария Федоровна учила не только своих детей, но и занималась образованием вообще всех своих подданных женского пола. Она основывала институты и школы, придумывала учебные программы, то есть наметила четкий план развития женского образования в России, которого страна придерживалась целый век.

Живописью занималась и ее тезка, другая императрица Мария Федоровна (жена ее правнука Александра III). От нее способности к рисованию унаследовала дочь, великая княжна Ольга Александровна. Это помогло ей кормить детей в эмиграции: пусть ее акварели и не так уж талантливы, но покупателям было приятно иметь что-то «от Романовых».

Дворянки-дилетантки

Постепенно у нас стало как в Европе: каждая образованная барышня должна была уметь танцевать, вышивать и рисовать. Среди дворянок Александровской и Николаевской эпохи появились художницы-любительницы, которые украшали свои альбомы и памятные книжки различными зарисовками. Дамы работали по образцу произведений других художников: например, так фрейлина Екатерина Бакунина (в браке Полторацкая), предмет страсти Пушкина, создала свой «автопортрет», сняв копию с рисунка Ореста Кипренского; ее портреты матери и мужа также копийны.

Некоторые дамы овладели техникой пастели (дочь генерала Каменского Александра Ржевская, племянница графов Паниных Александра Репнина). Рисованием занимались барышни из семей Шереметевых, Долгоруких, Апраксиных. Пристойной считалась роспись миниатюр по слоновой кости — как делала Анна Бутурлина, внучатая племянница канцлера Воронцова. А наиболее талантливые дерзали писать маслом — трудоемкой «мужской» техникой. Среди них — дочь начальницы Смольного института Александра Бюлер и кузина Гоголя Глафира Псёл, воспитанница генерал-губернатора Малороссии.

Дочери и сестры

Аристократок, конечно, учили приходящие учителя. По-другому овладевали искусствами девочки, родившиеся в художественных семьях. Самые ранние примеры, видимо, дочь исторического живописца Трофима Дурнова Мария и знаменитого жанриста Венецианова Александра. Произведения Венециановой уже отнюдь не дилетантские, и писать маслом она не боялась. Жаль лишь, что зависимость от родича-учителя налицо: разумеется, девушка создавала жанровые картины. Впрочем, этим грешили и художницы более поздних поколений: возьмем Ольгу Лагоду-Шишкину, которая в 1870-х училась в Императорской Академии художеств. Она стала сначала ученицей, а потом супругой прославленного Ивана Шишкина. Ольга Лагода-Шишкина, как и супруг, писала в жанре пейзажа. Творчеством Исаака Левитана вдохновлялась Софья Кувшинникова — его ученица и многолетняя возлюбленная.

Ближе к концу века женщины из художественных семей обретают свой язык. Никто не упрекнет в подражательности талантливую сестру Поленова Елену с ее волшебными сказками. Своя манера была и у дочери Константина Маковского — Елены Лукш-Маковской.

Прилежные ученицы

Профессиональное обучение женщин началось в конце 1830-х годов, когда при Императорском обществе поощрения художеств открылись рисовальные классы для девочек. На них училась Евдокия Бакунина и Екатерина Хилкова. Сохранилась картина Хилковой с изображением этих занятий. Со временем женщин стали принимать в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Две вольнослушательницы училища, Антонина Ржевская и Эмилия Шанкс, — единственные женщины, принятые в Товарищество передвижников. В 1842 году в Петербурге открылись женские вечерние классы в Санкт-Петербургской рисовальной школе для вольноопределяющихся.

Допустили женщин и в Императорскую Академию художеств — в первый раз в качестве вольнослушательниц целых 30 человек, в том числе будущую жену Шишкина. Для женщин XIX века, которые начали задумываться об эмансипации, вехой стал 1854 год, когда медаль Академии впервые получила женщина — сестра Сухово-Кобылина Софья. (Кстати, двумя годами ранее женщина стала президентом Академии — сестра императора великая княгиня Мария Николаевна.) В 1873 году в Академии ученицам разрешили заниматься в одних классах с учениками, однако со временем число девушек так возросло, что из них решили сделать свое отделение. Смешанное обучение, да еще в государственном учреждении, было явлением передовым: так, Мария Башкирцева, которая уехала учиться живописи в Париж уже позднее, была удивлена, что во Франции женщинам были доступны лишь частные школы и только с отдельными классами. В 1893 году в Академию стали брать женщин не только как вольнослушательниц, но и как полноправных студентов. (А вот на более ответственное — архитектурное — отделение Академии их допустили лишь в 1903 году.)

Веками для женщин пристойным было лишь заниматься рукоделием, а если рисовать — то цветочки да ягодки. А вот творить настоящую живопись, создавать целые вымышленные миры было привилегией мужчин. Быть «серьезным художником» считалось мужской прерогативой, поэтому серьезные женщины-художники появляются также поздно, как женщины-юристы и врачи, — в конце ХIX — начале XX века. И с тех пор их число все растет.

Источники:

http://cameralabs.org/12251-khudozhnitsy-19-go-veka-kotorye-otkryli-zhenshchinam-put-v-mir-iskusstva
http://www.culture.ru/materials/94109/predtechi-znamenitykh-russkie-khudozhnicy-xix-veka
http://postmodernism.livejournal.com/2108599.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector