2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Последнее выступление балерины анны павловой. Бессмертный лебедь русского балета: Анна Павлова — прима, подарившая миру легендарный образ

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Рубрики

  • Архитектура (337)
  • Дворцы, замки и крепости (147)
  • Классика (11)
  • Модерн (16)
  • Мосты (3)
  • Театры и музеи (5)
  • Храмы мира (88)
  • Рассказы о живописи и картинах (93)
  • Аудиокниги (25)
  • Великие истории и письма о любви (47)
  • ГУЛАГ И ГОЛГОФА (78)
  • История и документы (18)
  • Люди и судьбы (53)
  • Палачи и стукачи (1)
  • Деткам (16)
  • Диссиденты (50)
  • Еврейская тема (127)
  • ЖЗЛ (779)
  • Артисты и режиссеры (67)
  • Музыканты и композиторы (43)
  • Общественные деятели и герои (41)
  • Писатели и поэты (260)
  • Ученые и философы (34)
  • Художники и скульпторы (185)
  • Забытые имена (46)
  • Здоровье (91)
  • Интересно! (27)
  • Искусство (1895)
  • ХХ век (45)
  • Американское искусство (37)
  • Ювелирные изделия (5)
  • Картина в деталях (2)
  • АРТПРОСВЕТ (13)
  • Братство прерафаэлитов (42)
  • Вернисаж одной картины (190)
  • Густав Климт (23)
  • Импрессионизм (70)
  • Картина дня (137)
  • Классическая живопись (217)
  • Модернизм (43)
  • Музеи мира (25)
  • Натюрморт (142)
  • Пейзаж (122)
  • Портрет (167)
  • Русский авангард (54)
  • Русское искусство (167)
  • Скульптура (56)
  • Современная живопись (379)
  • Японское, китайское и корейское искусство (32)
  • Истории и письма о любви (29)
  • История вещей (6)
  • История и экономика (38)
  • Как прекрасен этот мир, посмотри (57)
  • Кино (80)
  • Кулинария (201)
  • Легенды и мифы (17)
  • Сказки (3)
  • Литература (1163)
  • Актуальная поэзия (97)
  • Воспоминания, письма и эссе (6)
  • 100 лет — 100 книг русской литературы XX-го века (3)
  • Воспоминания (69)
  • Календарь литературных преследований (29)
  • Любимые стихотворения (37)
  • Поэзия (399)
  • Поэзия и живопись (140)
  • Поэзия серебряного века (219)
  • Проза (65)
  • Шедевры мировой поэзии (39)
  • Мудрость (270)
  • Музыка (639)
  • Балет (23)
  • Инструментальная музыка (22)
  • Музыкальные открытки (74)
  • Опера (5)
  • Современная музыка (399)
  • Французский шансон (4)
  • Мультипликация (4)
  • Невыдуманные истории (8)
  • Оформление дневника (103)
  • Полезные советы (7)
  • Природа (192)
  • Драгоценные камни (1)
  • Животные (5)
  • Пейзажи (14)
  • Птицы (10)
  • Сады и парки (71)
  • Цветы (31)
  • Путешествия (714)
  • Германия (13)
  • Аргентина (2)
  • Швейцария (1)
  • Непал (1)
  • Бразилия (3)
  • Европа (345)
  • Израиль (7)
  • Индия (12)
  • Италия (37)
  • Китай (38)
  • ОАЭ (3)
  • Россия (19)
  • США (31)
  • Таиланд (10)
  • Украина (13)
  • Франция (56)
  • Чили (2)
  • Япония (49)
  • Репрессированная литература (9)
  • Современность (49)
  • Страницы истории (27)
  • Театр (22)
  • Фантазия (16)
  • Фотографии (450)
  • Редкие фотографии (19)
  • Фото дня (220)
  • Фотопрогулка (77)
  • Фототерапия (16)
  • Юмор (77)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Бессмертный лебедь русского балета: Анна Павлова — прима, подарившая миру легендарный образ

Гениальная русская балерина Анна Павлова

Балет — один из символов русского искусства. В ХХ веке на сцене Мариинского театра блистала целая плеяда выдающихся танцоров, среди которых была и настоящая прима — Анна Павлова. Эта легендарная артистка совершила настоящую революцию в балете, получила мировое призвание и прожила очень интересную жизнь.


Легенда русского балета — Анна Павлова

Жизнь Анны Павловой всегда была окутана тайной, историки до сих пор спорят о том, кем были родители будущей выдающейся балерины, и какова настоящая дата ее рождения. Предположительно, девочка появилась на свет 31 января 1881 года, ее мать, Любовь Павлова, была обычной прачкой, а отец — крупнейшим банкиром и землевладельцем. Анна была незаконнорожденным ребенком, но отец заботился о ней, не скупясь на воспитание. Благодаря финансовой поддержке девочка с детства посещала Мариинский театр, и брала уроки у лучших преподавателей Императорской балетной школы. Мастерству танца Анна обучалась 9 лет, но годы тяжелейших тренировок не прошли даром — танцовщица отточила мастерство и выработала собственную художественную манеру.


Легенда русского балета — Анна Павлова

Попав в труппу Мариинского театра, Анна Павлова стала работать с балетмейстером Михаилом Фокиным, что в дальнейшем во многом определило ее успех. Именно Фокин поставил для Анны постановку «Лебедь», впервые она была показана в 1907 году на благотворительном вечере, а, спустя годы, получила название «Умирающий лебедь» и стала визитной карточкой русского балета.

Успех Анны Павловой был столь велик, что в 1908 году она отправляется в тур по Европе как одна из участниц программы «Русские сезоны», презентованной за рубежом Сергеем Дягилевым. Изображение Павловой в роли умирающего лебедя украсило афиши мероприятия, и европейские столицы встречали ее выступления овациями.

Головокружительный успех вместе с тем не принес удовлетворения самой Анне Павловой. Ей претил размах и пафос, с которым подавались балетные выступления русской школы. Танцовщица была уверена, что танец красив сам по себе, словно драгоценный камень, и не требует дорогих оправ в виде пышных декораций и изощренного оформления сцены. Быть может, именно это стало причиной того, что балерина перестает сотрудничать с Дягилевым, основывает свою труппу и отправляется гастролировать по миру самостоятельно.

Помимо Европы, Анна Павлова покорила Северную и Южную Америку. Рио-де-Жанейро и Буэнос-Айрес, Коста-Рика и Гавана — где только не знали о русской приме. И везде ее выступления срывали аншлаги, а после ее гастролей зарождался истинный интерес к балету.

Анна Павлова жила в России до 1914 года, после — приняла решение уехать в Англию. Ее смелое творчество не соответствовало канонам зарождающегося советского искусства. Жизни гениальной балерины закончилась трагически в 1931 году. Во время одного из переездов в рамках мирового турне она попала в железнодорожную катастрофу и сильно пострадала от ушибов и переохлаждения. Скончалась балерина в Гааге, а прах ее был перевезен в Лондон.

Умирающий лебедь в исполнении Анны Павловой

Прервавшийся полет «русского Лебедя». Как Анна Павлова покоряла мир

Анна Павлова была невероятно популярна, но при этом скромна и сдержанна. Каждый её танец приносил огромные гонорары, однако не ради этого артистка выходила на сцену. Она была охвачена идеей — рассказать всему миру об искусстве балета, поэтому ей было абсолютно безразлично, где и перед какой публикой выступать. Чем жила гениальная Павлова, кого она любила и почему так рано ушла из жизни, рассказывает АиФ.ru.

Тайна рождения

Маленькая Аня появилась на свет недоношенной. Её мать Любовь Фёдоровна Павлова думала, что дочь не выживет. Однако бабушка будущей балерины целый год тщательно ухаживала за ребёнком. В итоге девочка поправилась, хотя проблемы со здоровьем остались у неё на всю жизнь. Она легко простужалась, была хрупкой и очень болезненной.

То, как жила семья Павловых, точно неизвестно, на этот счёт есть две легенды. Первая гласит, что мать девочки работала прачкой и еле сводила концы с концами. Её супруг — отставной солдат Матвей Павлов — умер, когда ребёнку было всего два года. Именно от него Анне досталась фамилия, которую она прославила на весь мир.

Вторая легенда — девочка якобы родилась от связи Любови Фёдоровны с известным банкиром Лазарем Поляковым. Когда мужчина узнал о беременности любовницы, он заплатил ей хорошие отступные, но отцовство по понятным причинам не признал.

Читать еще:  Что можно выиграть в белорусских лотереях. Правила игры "ваше лото" Розыгрыш лотереи ваше

Так или иначе, сама Анна всегда избегала вопросов о своей семье и очень не любила, когда её называли по отчеству: для кого-то она была Матвеевной, а для кого-то — Лазаревной. Балерина предпочитала, чтобы к ней обращались исключительно по имени.

В мемуарах Павлова придерживалась первой легенды, рассказывая о бедном, очень тяжёлом детстве. Историю её знакомства с балетом знали все журналисты мира. Артистка не раз рассказывала, как мать, несмотря на более чем скромные доходы, купила однажды билеты в Мариинский театр. В тот вечер показывали «Спящую красавицу». Павловой было всего 8 лет, но всё происходящее на сцене поразило её до глубины души. Несмотря на юный возраст, она твёрдо решила стать балериной и тут же сообщила об этом матери. Любовь Фёдоровна не разделяла взглядов дочери, помня о её хрупком здоровье. Женщина надеялась, что скоро все фантазии на тему сцены забудутся, однако Анна с каждым днём становилась всё настойчивее. Мать сдалась и отвела девочку в Императорскую балетную школу. Там Павлову ожидало большое разочарование, её отказались зачислять на учёбу, ссылаясь на возраст, и, чтобы осуществить мечту, балерине пришлось ждать целых два года.

Поцелуй государя

В Императорской балетной школе царила железная дисциплина, но это была лучшая кузница танцовщиков в мире! Один день был похож на другой: подъём в 8 утра, молитва, занятия в классе, прогулка, учёба, небольшой перерыв и снова уроки и репетиции. Разнообразие в жизнь воспитанниц вносила только баня по пятницам, посещение церкви, редкие балы и визиты государя. Один из них особенно запомнился Павловой. После того как начинающие балерины выступили перед Александром III, император посадил одну из учениц себе на колени. Анна расплакалась, заявив, что тоже хочет посидеть на коленях у царя, чтобы утешить ребёнка, тот исполнил её просьбу. Но Павловой и этого было мало. Она заявила: «Я хочу, чтобы государь поцеловал меня!». Все присутствующие долго смеялись над выходкой смелой девочки.

В школе балерина работала на износ и вскоре стала одной из лучших учениц как по танцу, так и по общеобразовательным предметам. При этом Павлова не отличалась сильной техникой, акробатические трюки не были её сильной стороной. Анна брала другим: грацией, лёгкостью, драматизмом. Этот талант заметил её педагог Павел Андреевич Гердт, именно он сказал начинающей балерине очень важные слова: «То, что вам кажется вашим недостатком, на самом деле редкое качество, выделяющее вас из тысяч других».

В то время худоба считалась настоящим врагом красоты. Танцовщица пыталась бороться и с этим «дефектом» — добросовестно глотала рыбий жир, следила за питанием, но килограммы не набирались. Внешне Павлова так и сохранила на всю жизнь хрупкость 18-летней девушки.

После окончания школы в 1899 г. Анну сразу зачислили в труппу Императорского Мариинского театра. В 1902 году она стала второй солисткой, в 1903 — первой, а в 1905 году — примой-балериной. Конечно, среди всех партий Павловой главной была хореографическая миниатюра «Умирающий лебедь», поставленная специально для неё балетмейстером Михаилом Фокиным. В этом номере природная грация танцовщицы раскрывалась на все 100% и не оставляла равнодушным никого из присутствующих в зале.

«Вы подарили минуту счастья!»

В 1907 году Павлова начала гастролировать за границей. Первая поезда была в Ригу, потом — Копенгаген, Стокгольм, Берлин. Всюду балерина имела колоссальный успех. Но особое впечатление на неё произвело посещение Стокгольма. После концерта огромная толпа провожала Анну из театра до отеля. Это были самые разные люди: рабочие, продавщицы, портнихи. Все они молча шли за экипажем, не проронив ни звука, а потом долго стояли под балконом артистки. Когда девушка решила выйти к людям, её встретили бурными овациями. Павлова растерялась, не зная, как ответить на такое признание. Идея пришла сама собой: танцовщица бросилась в комнату, принесла оттуда корзины подаренных цветов и начала выкидывать букеты в толпу. Уже вечером растроганная тёплым приёмом балерина спросила свою горничную: «Чем я так очаровала их?». Ответ женщины запомнился ей на всю жизнь: «Сударыня, вы подарили им минуту счастья, дав на миг позабыть свои заботы».

На следующий год Анна посетила Лейпциг, Вену и Прагу, а потом присоединилась к труппе Дягилева, где стала ведущей артисткой. И хотя отношения с антрепренёром у неё не сложились, даже после ухода балерины её образ ещё долго ассоциировался с «Русскими сезонами», ведь именно силуэт Павловой был изображён Валентином Серовым в качестве эмблемы труппы Дягилева.

Известие о начавшейся первой мировой войне настигло танцовщицу в Берлине, через Бельгию она смогла уехать в Англию. Туманный Альбион стал для Анны второй родиной, именно там балерина купила роскошный дом и создала собственную труппу. Вместе со своим коллективом Павлова объездила весь мир, побывав в США, Канаде, Бразилии, Чили, Мексике, Китае, Южной Африке, Австралии, Новой Зеландии, Уругвае, Японии и др. Часто выступать всемирно известной артистке приходилось не только на престижных площадках, но и в абсолютно не приспособленных для этого местах: на деревянном помосте сельской ярмарки, в сарае для стрижки овец. Но Анна так стремилась нести искусство простым людям, что ничто не могло её остановить. Так, например, труппа Павловой должна была поехать в Эквадор, где вспыхнула эпидемия жёлтой лихорадки. Балерину уговаривали отложить поездку, однако всё было тщетно. К счастью, никто из коллектива не заболел.

Попасть на работу к Павловой считалось большой удачей. Родители со спокойной душой отдавали своих дочерей в руки Анны, зная, что та позаботится о них. Кстати, её команда преимущественно состояла из англичанок. Некоторые недоброжелатели злословили на этот счёт, утверждая, что артистка специально пригласила на работу посредственных танцовщиц, чтобы выгодно выделяться на их фоне. Но вряд ли можно серьёзно относиться к подобным заявлениям, когда речь идёт о балерине уровня Павловой.

Без отдыха и «глянца»

Анна Павлова всю жизнь была чрезвычайно требовательной не только к себе, но и к своим танцовщикам, не выносила лени и безделья. Порой, чтобы поддержать дисциплину, артистке приходилось пускаться на крайние меры. Очень показательный случай рассказала одна из её учениц. После нескольких месяцев утомительных гастролей труппа приехала в Вашингтон. Выступление должно было состояться на следующий день, однако балетмейстер забыл назначить занятия и репетицию. Воспользовавшись моментом, кордебалет весь день гулял по городу и явился в театр перед самым спектаклем. Когда Анна увидела девушек, она одну за другой начала спрашивать: «Ты занималась сегодня?». Естественно, каждая ответила: «Нет». Тогда Павлова вышла на середину сцены и заставила всех приступить к занятиям, невзирая на то, что представление должно было начаться с минуты на минуту. Сгорая от нетерпения, зрители стучали ногами, но артистка не обращала никакого внимания на бастующих. Она провела урок до конца и лишь после этого разрешила всем пойти переодеться. Дело в том, что балерина считала каждодневные тренировки одним из главных ключей к успеху в профессии.

Следила Анна и за тем, чем занимались её танцовщицы вне работы. Во время длительных поездок Павлова ходила по поезду и смотрела, кто что читает. Конечно, глупые женские журналы не относились к разрешённому ею списку литературы, поэтому девушки шли на хитрость. Они вкладывали «глянец» в серьёзные книги, делая вид, что изучают те с большим интересом.

При всей своей строгости Павлова относилась к участникам труппы, как к собственным детям. Один раз в Монреале она устроила для них настоящее русское Рождество, с катанием на санях и роскошным ужином. Балерина не просто накрыла стол, но и подготовила для каждого особенный подарок. Она любила радовать своих «детей», потому что понимала, как нелегко им выдерживать бесконечные переезды и её непростой характер.

Читать еще:  Статья добролюбова что обломовщина кратко. Николай Добролюбов - Что такое обломовщина? Типичные черты Обломова

А был ли муж?

Узнать истину о личной жизни балерины непросто. Сама она утверждала, что никогда не была замужем, более того, пропагандировала идею о том, что тихое семейное счастье и сцена — вещи несовместимые. Однако её сожитель и по совместительству импресарио Виктор Дандре после смерти Павловой пытался доказать, что они были законными супругами.

Отношения между балериной и потомственным аристократом Дандре завязались, когда ей было двадцать лет, а ему тридцать один. Виктор не спешил жениться на Анне. Если верить слухам, то узами брака пара связала себя при весьма любопытных обстоятельствах. Дандре попал в долговую яму, Павлова согласилась вызволить его в обмен на законный брак, который, однако, нужно было держать в строжайшей тайне, ведь, следуя некогда сказанным словам самой Анны, артистка не может быть обычной счастливой женщиной. Если подобный уговор действительно имел место быть, то Виктор сдержал слово. При жизни своей возлюбленной он никогда не поднимал запретную тему.

Дандре был блестящим импресарио, знающим, как «подогреть» интерес публики. Он часто устраивал пресс-конференции, приглашал газетчиков и фотографов на концерты труппы. Когда Анны не стало, он издал свои воспоминания о великой балерине. Работоспособность, самоотверженность и дисциплинированность Павловой всегда поражали Дандре. Этот восторг легко читается на страницах его книги. Конечно, взвалив на свои плечи все хозяйственные и финансовые дела, Виктор стал для артистки не только любимым мужчиной, но и деловым партнёром, которому приходилось выслушивать истерики и капризы переменчивой звезды. С её образом жизни было сложно сохранить душевное равновесие: постоянная работа над собой, переживания за труппу, плотный график — всё это не добавляло здоровья.

Чрезмерная занятость сыграла решающую роль в ранней смерти Павловой. В 49 лет она продолжала выходить на сцену. Во время гастролей в Нидерландах врачи обнаружили у балерины плеврит. Будучи не в состоянии подняться с кровати, артистка не теряла бодрости духа — давала распоряжения танцовщицам, желая, чтобы запланированные выступления труппы всё же состоялись. 23 января 1931 великая балерина умерла. Примечательно, что задолго до рокового дня Анна просила родных, чтобы после смерти её прах вернулся на Родину. Она не переставала скучать по России, постоянно посылала туда провизию, лекарства и деньги для юных артистов балета. Однако эта просьба так и не была выполнена. Прах Анны до сих пор покоится в закрытом колумбарии крематория Голдерс-Грин в Лондоне.

Анна Павлова. Легенда русского балета Текст

© Ерофеева-Литвинская Е. В., 2017

© Издание, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

«Она не танцевала – а просто летала по воздуху».

Так сто десять лет назад петербургская газета «Слово» написала о величайшей балерине ХХ века Анне Павловой.

«Балет – это не техника, это душа!»

«Я могу научить всему, что есть танец, но у Павловой есть то, чему может научить лишь Господь».

«Какие эпитеты, какие определения найти, чтобы рассказать о ней? Секрет ее превосходства над другими балеринами заключается в ней самой. Не танцы владели ею, а она ими владела, она их воплощала.

Казалось, что смотришь не на танцы в ее исполнении, а на воплощение своей мечты о танцах.

Она летала, как пух.

Она растворялась, как облако…»

Глава первая. Анна значит «благодать»

Лебединая песня

…Сделав несколько шагов, она остановилась и глубоко вздохнула. Там, где темная гибкая гладь закулисья встречалась с ослепительным светом сцены, образовывалась тонкая, но такая очевидная грань… Она всегда замирала здесь на несколько мгновений, чтобы полностью ощутить эту праздничность и неповторимость момента, когда она из затянутой в тугой сценический костюм, плотно загримированной, натруженной танцовщицы готова была превратиться в настоящего сказочного Лебедя…. И они, те люди, которые сидели и ловили каждое ее движение по ту сторону этого волшебного света, где невозможное становилось возможным, воистину видели не танец, а самый настоящий полет прекрасной белокрылой птицы.

О чем она думала тогда? В тот самый миг, когда ей оставалось сделать еще один волевой рывок, чтобы снова блистать, прослыв неповторимым божеством для многих, для тех, кто, подрастая и обретая опыт, уже неслышно наступал на пятки и грозился свергнуть величественную Царицу с ее заслуженного, добытого кровью и потом пьедестала? Что понимала, глядя на свои сухие, жилистые руки, покрытые тревожными бугорками вздувшихся от напряжения вен, на свои тонкие ноги с вывороченными ступнями, сбитыми в мясо пальцами, постоянно подгнивающими, присыпанными жжеными квасцами воспаленными косточками…

Что она бесконечно устала? Нет… Что ей уже давно перевалило за сорок и она неизбежно стареет, о чем свидетельствуют уже не только отсутствие былой ловкости и выносливости и все чаще атакующие недуги, но и становящиеся все более и более печальными взгляды по-настоящему любящих ее коллег? Нет…

Что она посвятила всю свою жизнь жестокому, каторжному труду, выпотрошив и выбросив из своего маленького чувствительного сердца всякую надежду на то, что она имеет право на простое женское счастье? Нет…

Она думала о том, что она – женщина, которая несет на своих хрупких плечах большую, тяжелую, но от этого не становящуюся менее прекрасной и почетной ответственность за сохранение традиций и судьбу русского балета. Она! Воительница за искусство, мать сотен рожденных чужими женщинами детей, влюбленная, возлюбленная, обожаемая, хранимая и предаваемая каждый день самыми близкими…

Она – Анна Павлова. Она была, есть и будет, несмотря ни на что. Пройдет молодость, иссякнут силы, тонкое, изящное лицо навсегда покинет красота, но ее Танец будет длиться вечно. Вопреки пересудам и сплетням, вопреки тем самым пушкинским «хвале и клевете», поборов сомнения и превозмогая смерть.

Сделав еще один глубокий вдох, она перекрестилась и медленно выдохнула. По телу пробежала предательская мелкая дрожь… Все-таки она простудилась вчера… Или ей это только кажется? Ах, ерунда! Мало ли было спектаклей в бреду, с температурой, с кашлем и насморком, с этой чертовой инфлюэнцией! Все пройдет… К концу выступления всегда проходит… Танец лечит все.

Еще одно мгновение… Ее тревожный зрачок поймал застывшие в воздухе едва заметные частицы театральной пыли, которые поблескивали и переливались на свету, словно россыпь бриллиантовой крошки… Раз, два три! Она легко оттолкнулась от пола и взмыла в воздух!

А. Павлова в возрасте девяти лет, 1890

Замершая от восхищения публика устремила взгляды влажных глаз на то, как над сценой парила эта великая женщина, этот бессмертный Белый Лебедь, который умирал каждый вечер и вновь воскресал, подобно птице феникс, возрождающейся из пепла… Она была счастлива! Потому что это был ее Танец! И в тот миг она конечно же не ведала, что это был последний раз, когда публика видела живую легенду Русского Балета.

Одержимая танцем

Анна Павлова прославила русский балет по всему миру, превратившись в легенду еще при жизни. Каждое выступление гениальной Павловой, каждый ее танец рождал в душах зрителей целый мир мыслей, эмоций – может быть, радостных, может быть, горестных, но всегда поэтичных и возвышенных.

На танец Анна всегда пыталась накинуть воздушное покрывало поэзии, и это ей удавалось в полной мере. Превратить тяжеловесный постановочный балет в романтическую поэму было дано лишь избранным. Павлова обладала редкой способностью превращать в золото все, к чему прикасалась. Любая хореография в ее исполнении становилась шедевром. Ее сравнивали с ожившей танагрской статуэткой. Балерина была настолько индивидуальна, что не нуждалась в антураже. Она была одержима танцем. Им одним. Кроме танца, ее ничего не волновало. Ей было все равно, где танцевать, лишь бы танцевать. Танцевать везде, танцевать там, где до нее о классическом балете и представления не имели.

Читать еще:  Не шей ты мне, матушка, красный сарафан. Вера Мосова: Не шей ты мне, матушка, красный сарафан

Анне предстояло сыграть свою главную историческую роль, и потому так трепетала ее озаренная светом, пылкая душа и ее чуткие, лебединые руки. Она ощущала тайный жар и волнующую печать возложенной на нее свыше особенной миссии и не смела противиться влекущему зову судьбы. А может быть, поэтому она презрела устоявшийся покой и стабильность Императорского театра – он показался ей ненужной роскошью – и отправилась в многолетние странствия по миру. Странствия, конец которым положит только ее внезапная смерть. За неделю до полувекового юбилея…

Павлова ушла из Мариинского театра, где проработала в общей сложности четырнадцать лет; ушла от великого балетмейстера Михаила Фокина, с которым вместе училась и с которым очень дружила; ушла от великого импресарио Сергея Дягилева, несмотря на триумфы организованных им «Русских сезонов», потрясшие Париж… По тем временам это казалось очень смелым, но Анна не могла усидеть на месте. Наверное, так было написано на звездных скрижалях…

Великий режиссер Владимир Иванович Немирович-Данченко признавался, что именно благодаря Анне Павловой у него был период – и довольно длительный, – когда он считал балет самым высоким искусством из всех присущих человечеству, абстрактным, как музыка, возбуждающим в нем целый ряд самых высоких и глубоких мыслей – поэтических, философских. «Мечтою многих поколений, мечтою о красоте, о радости движения, о прелести одухотворенного танца» назвал Павлову ее друг и партнер Михаил Фокин.

Имя Анны Павловой до сих пор обладает огромной притягательной силой. Окруженная ореолом слухов, сплетен и недомолвок, недолгая жизнь внезапно скончавшейся в 1931 году в Гааге русской балерины до сих пор будоражит умы и заставляет искать ответы на разные вопросы. Что гнало Анну по свету? Что заставляло ее отправляться в бесконечные турне? Выходить на сцену больной, на грани обморока? Вечная неуспокоенность таланта? Предчувствие безвременного конца? Казалось, Анна все время куда-то спешила, боялась чего-то не успеть, не высказать, не дотанцевать, не осмеливаясь взглянуть в лицо неумолимо приближающейся старости…

Танец Павловой – благородный бриллиант

«В чем же заключался секрет исключительного успеха и чарующего обаяния, которые сопутствовали каждому выступлению русской балерины? Секрет заключался в индивидуальных свойствах таланта А. Павловой. Теплый, искренний темперамент, сценическая обаятельная внешность, воздушность и легкость полетов, пластическая красота всегда одухотворенных танцев были неразлучными спутниками артистки во всех ее художественных воплощениях. В каждом выступлении артистка давала что-нибудь ярко выдающееся, неожиданное, в зависимости от настроения. Сделалось очевидным, что талант А. Павловой соткан из вдохновенных, сменяющихся настроений, насыщенных искрящимися блестками лучей, как в гранях благородного бриллианта».

…Анна была непосредственной, непоседливой и ребячливой. Щебетала, как птичка, вспыхивала, как дети. Как часто бывает у людей глубоко одаренных и ищущих, она жила в своих, никому не ведомых ритмах, и порой беспричинная смена настроений приводила даже близких ей людей в недоумение. Легко переходя от слез к смеху, быстро забывая и то и другое, не обременяя себя тягостными воспоминаниями и грузом прошлого, она словно бежала по жизни, отталкиваясь от всех ее событий и препятствий, словно от крохотных холмиков на пути ее загадочного путешествия.

Порой она казалась простым, милым и добрым человеком, чтобы через минуту стать капризной, вздорной и невыносимой. Тогда это могло показаться странным, но сейчас, когда большинство людей имеют доступ к биографиям самых ярких личностей за всю историю человечества, можно с уверенностью сказать, что подобные или очень схожие черты наблюдались практически у всех, кто привнес в искусство нечто большее, чем свою собственную «драгоценную» личность.

Возможно, это уникальное качество сочетать в себе такие полярные и совершенно «не монтирующиеся» друг с другом черты и является настоящим признаком таланта. Грехи и добродетели героев множества эпох так тесно переплетены в судьбах этих избранников богов, словно не одна, а сразу несколько личностей могли жить в их непостижимом сознании, делая их столь невыносимыми в быту, но в то же время столь фантастически неповторимыми, когда искусство перевоплощения порой превращалось в настоящую творческую мистерию. И Анна полностью соответствовала своему искрометному дарованию. Источая абсолютную на первый взгляд искренность, простоту и доверчивость, она могла страдать от собственных предубеждений, порой впадая в крайности и доходя до суеверий. Боялась черных кошек, женщин с пустыми ведрами, забытой на кровати черной шляпы. Была чистой, бесхитростной, можно сказать, примитивной. И очень упрямой. Как ни старался Сергей Дягилев просветить это, как он выражался, «темное божество», ничего не удавалось, что приводило его, величайшего эрудита, в отчаяние. Как он, человек свободных и прогрессивных по тем временам взглядов, привыкший ломать стереотипы и даже в традиционные ценности привносить свою толику творческих революционных порывов, проживавший свою жизнь во имя торжества искусства, как мог он предположить, что некто столь одаренный и возлюбленный Богом может быть столь негибким в суждениях, столь незаурядный в жизни и на сцене – столь зацикленным на своем крохотном эго. Анна всегда оставалась при своем мнении, намертво засевшем в ее маленькой упрямой головке, и давала всем желающим ее просветить, хотя часто нелепый, непоколебимый отпор.

А. Павлова в юности, 1899

Последнее слово всегда было за ней. По словам ее подруги, балерины Натальи Трухановой, «она, обладавшая абсолютным слухом», предпочитала всем прекраснейшим музыкальным произведениям – музыку Минкуса, Дриго и Пуни, дорожила «старободенской» вариацией «Рыбка», считала па-де-де из «Спящей красавицы» верхом искусства, дальше Шопена не шла и даже гримировалась как-то особенно нелепо и старомодно – «под румяна и сурьму».

Было ли это попыткой сохранить некие традиции, которые сама Анна считала важными и значимыми? Или то, что другие считали проявлением консерватизма или даже сомнительной попыткой пройти по тонкому водоразделу между вкусом и вкусовщиной, было ничем иным, как желанием поймать так мимолетно натуру и так быстро ускользающую красоту жизни? Кто знает, возможно, цепкий и упрямый ум Анны цеплялся за эту энергию молодости, за те эмоции, которые когда-то зажгли в ней страсть к танцу, и она пыталась растянуть каждую минуту своей насыщенной событиями жизни… Остановись, мгновенье! Ты прекрасно…

И в тот же самый миг, Анна, всего минуту назад завораживавшая своими чарами, как танцующая Саломея, могла низвергнуть любого восторженного обожателя на грешную землю, снова став простой земной женщиной со всеми присущими представительницам прекрасного пола особенностями. Говорила сумбурно, бестолково, скороговоркой, перескакивая с одной мысли на другую. Логика ее была чисто женской, а подчас и детской. Понять что-либо из ее бессвязных объяснений было решительно невозможно.

Вот как Анна репетировала с Трухановой. «Подождите! Почему вы это делаете так? – вопрошала она Наталью. – А я бы сделала это вот как!» Тут она вскакивала, с головокружительной быстротой что-либо исполняла и, не довершив движения, бухалась без сил на стул: «Вот!» – «Не поняла, – отвечала ей озадаченная Труханова. – Слишком быстро. Разложитека движения по четвертям». Анна вновь столь же стремительно проделывала совершенно другую легацию, но объяснить, что она делала, была не в состоянии. Она всегда импровизировала на ходу. И на сцене, и в жизни. Окружающим оставалось только замирать в ошеломлении…

Источники:

http://www.liveinternet.ru/users/feigele/post401915615/
http://aif.ru/culture/person/prervavshiysya_polyot_russkogo_lebedya_kak_anna_pavlova_pokoryala_mir
http://pda.litres.ru/elena-erofeeva-litvinskaya/anna-pavlova-legenda-russkogo-baleta/chitat-onlayn/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector