Парфюмер история одного убийцы читать онлайн полностью. Нужна помощь по изучению какой-либы темы

Парфюмер история одного убийцы читать онлайн полностью. Нужна помощь по изучению какой-либы темы

Парфюмер история одного убийцы читать онлайн полностью. Нужна помощь по изучению какой-либы темы

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 589 809
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 430

Парфюмер. История одного убийцы

В восемнадцатом столетии во Франции жил человек, принадлежавший к самым гениальным и самым отвратительным фигурам этой эпохи, столь богатой гениальными и отвратительными фигурами. О нем и пойдет речь. Его звали Жан-Батист Гренуй, и если это имя, в отличие от других гениальных чудовищ вроде де Сада, Сен-Жюста, Фуше, Бонапарта и т.д., ныне предано забвению, то отнюдь не потому, что Гренуй уступал знаменитым исчадиям тьмы в высокомерии, презрении к людям, аморальности, короче, в безбожии, но потому, что его гениальность и его феноменальное тщеславие ограничивалось сферой, не оставляющей следов в истории, — летучим царством запахов.

В городах того времени стояла вонь, почти невообразимая для нас, современных людей. Улицы воняли навозом, дворы воняли мочой, лестницы воняли гнилым деревом и крысиным пометом, кухни — скверным углем и бараньим салом; непроветренные гостиные воняли слежавшейся пылью, спальни — грязными простынями, влажными перинами и остро-сладкими испарениями ночных горшков. Из каминов несло верой, из дубилен — едкими щелочами, со скотобоен — выпущенной кровью. Люди воняли потом и нестираным платьем; изо рта у них пахло сгнившими зубами, из животов — луковым соком, а из тела, когда они старели, начинали пахнуть старым сыром, и кислым молоком, и болезненными опухолями. Воняли реки, воняли площади, воняли церкви, воняло под мостами и во дворцах. Воняли крестьяне и священники, подмастерья и жены мастеров, воняло все дворянское сословие, вонял даже сам король — он вонял, как хищный зверь, а королева — как старая коза, зимой и летом. Ибо в восемнадцатом столетии еще не была поставлена преграда разлагающей активности бактерий, а потому всякая человеческая деятельность, как созидательная, так и разрушительная, всякое проявление зарождающейся или погибающей жизни сопровождалось вонью.

И разумеется, в Париже стояла самая большая вонь, ибо Париж был самым большим городом Франции. А в самом Париже было такое место между улицами О-Фер и Ферронри под названием Кладбище невинных, где стояла совсем уж адская вонь. Восемьсот лет подряд сюда доставляли покойников из Отель-Дьё и близлежащих приходов, восемьсот лет подряд сюда на тачках дюжинами свозили трупы и вываливали в длинные ямы, восемьсот лет подряд их укладывали слоями, скелетик к скелетику, в семейные склепы и братские могилы. И лишь позже, накануне Французской революции, после того как некоторые из могил угрожающе обвалились и вонь переполненного кладбища побудила жителей предместья не только к протестам, но и к настоящим бунтам, кладбище было наконец закрыто и разорено, миллионы костей и черепов сброшены в катакомбы Монмартра, а на этом месте сооружен рынок. И вот здесь, в самом вонючем месте всего королевства, 17 июля 1738 года был произведен на свет Жан-Батист Гренуй. Это произошло в один из самых жарких дней года. Жара как свинец лежала над кладбищем, выдавливая в соседние переулки чад разложения, пропахший смесью гнилых арбузов и жженого рога. Мать Гренуя, когда начались схватки, стояла у рыбной лавки на улице О-Фер и чистила белянок, которых перед этим вынула из ведра. Рыба, якобы только утром выуженная из Сены, воняла уже так сильно, что ее запах перекрывал запах трупов. Однако мать Гренуя не воспринимала ни рыбного, ни трупного запаха, так как ее обоняние было в высшей степени нечувствительно к запахам, а кроме того, у нее болело нутро, и боль убивала всякую чувствительность к раздражителям извне. Ей хотелось одного — чтобы эта боль прекратилась и омерзительные роды как можно быстрее остались позади. Рожала она в пятый раз. Со всеми предыдущими она справилась здесь у рыбной лавки, все дети родились мертвыми или полумертвыми, ибо кровавая плоть вылезшая тогда из нее, не намного отличалась от рыбных потрохов, уже лежавших перед ней, да и жила не намного дольше, и вечером все вместе сгребали лопатой и увозили на тачке к кладбищу или вниз к реке. Так должно было произойти и сегодня, и мать Гренуя, которая была еще молодой женщиной (ей как раз исполнилось двадцать пять), и еще довольно миловидной, и еще сохранила почти все зубы во рту и еще немного волос на голове, и кроме подагры, и сифилиса, и легких головокружений ничем серьезным не болела, и еще надеялась жить долго, может быть, пять или десять лет, и, может быть, даже когда-нибудь выйти замуж и родить настоящих детей в качестве уважаемой супруги овдовевшего ремесленника…

Мать Гренуя желала от всей души, чтобы все поскорее кончилось. И когда схватки усилились, она забралась под свой разделочный стол и родила там, где рожала уже четыре раза, и отрезала новорожденное создание от пуповины рыбным ножом. Но потом из-за жары и вони, которую она воспринимала не как таковую, а только как нечто невыносимое, оглушающее, разящее — как поле лилий или как тесную комнату, в которой стоит слишком много нарциссов, — она потеряла сознание, опрокинулась набок, вывалилась из-под стола на середину улицы и осталась лежать там с ножом в руке.

Крик, суматоха, толпа зевак окружает тело, приводят полицию. Женщина с ножом в руке все еще лежит на улице, медленно приходя в себя.

Спрашивают, что с ней?

Что она делает ножом?

Откуда кровь на ее юбках?

Она встает, отбрасывает нож и уходит, чтобы вымыться.

И тут, против ожидания, младенец под разделочным столом начинает орать. Люди оборачиваются на крик, обнаруживают под роем мух между требухой и отрезанными рыбными головами новорожденное дитя и вытаскивают его на свет божий. Полиция отдает ребенка некой кормилице, а мать берут под стражу. И так как она ничего не отрицает и без лишних слов признает, что собиралась бросить ублюдка подыхать с голоду, как она, впрочем, проделывала уже четыре раза, ее отдают под суд, признают виновной в многократном детоубийстве и через несколько недель на Гревской площади ей отрубают голову.

Читать еще:  Музыкальные произведения которые вызывают разные эмоции радость. Влияние музыки на эмоциональную сферу человека

Ребенок к этому моменту уже трижды поменял кормилицу. Ни одна не соглашалась держать его у себя дольше нескольких дней. Они говорили, что он слишком жадный, что сосет за двоих и тем самым лишает молока других грудных детей, а их, мамок, — средств к существованию: ведь кормить одного-единственного младенца невыгодно. Офицер полиции, в чьи обязанности входило пристраивать подкидышей и сирот, некий Лафосс, скоро потерял терпение и решил было отнести ребенка в приют на улице Сент-Антуан, откуда ежедневно отправляли детей в Руан, в государственный приемник для подкидышей. Но поскольку транспортировка осуществлялась пешими носильщиками и детей переносили в лыковых коробах, куда из соображений экономии сажали сразу четырех младенцев; поскольку из-за этого чрезвычайно возрастал процент смертности; поскольку носильщики по этой причине соглашались брать только крещеных младенцев и только с выправленным по форме путевым листом, на коем в Руане им должны были поставить печать; и поскольку младенец Гренуй не получил ни крещения, ни имени, каковое можно было бы по всей форме занести в путевой лист; и поскольку, далее, со стороны полиции было бы неприлично высадить безымянного младенца у дверей сборного пункта, что было бы единственным способом избавиться от прочих формальностей, поскольку, стало быть, возник ряд трудностей бюрократического характера, связанных с эвакуацией младенца, и поскольку, кроме того, время поджимало, офицер полиции Лафосс отказался от первоначального решения и дал указание сдать мальчика под расписку в какое-нибудь церковное учреждение, чтобы там его окрестили и определили его дальнейшую судьбу. Его сдали в монастырь Сен-Мерри на улице Сен-Мартен.

Он получил при крещении имя Жан-Батист. И так как приор в тот день пребывал в хорошем настроении и его благотворительные фонды не были до конца исчерпаны, ребенка не отправили в Руан, но постановили воспитать за счет монастыря. С этой целью его передали кормилице по имени Жанна Бюсси, проживавшей на улице Сен-Дени, которой для начала в качестве платы за услуги предложили три франка в неделю.

Смысл фильма «Парфюмер. История одного убийцы»

Жанр: фэнтези, драма

Страны: Германия, Франция, Испания, США

Фильм «Парфюмер. История одного убийцы» — экранизация всемирно известного романа писателя Патрика Зюскинда, которого нередко называют «немецким Сэлинджером» за отшельнический образ жизни.

Вышедший в 1985 году роман Зюскинда имел бурный успех, сразу же став бестселлером. Вскоре после появления книги, к ней стали проявлять интерес режиссеры с мировым именем, включая Милоша Формана, Мартина Скорсезе, Тима Бёртона, Стэнли Кубрика. Последний, впрочем, снял свое предложение, посчитав творение некинематографичным.

Лишь в 2001 году Зюскинд решился передать права на экранизацию фильма, при этом сумма сделки составила 10 миллионов евро. Съемку киноленты продюсер доверил режиссеру Тому Тыкверу. На выбор повлияло как немецкое происхождение кинематографиста, так и его любовь к Франции (Патрик Зюскинд, несколько лет проживший в Париже, считает себя франкофилом).

Режиссер бережно отнесся к роману: в фильме сохранены основные герои и эпизоды произведения. Изменены лишь некоторые детали, кроме того, ради динамичности сюжета выпущен период, который главный герой проводит в горах и в качестве гостя маркиза.

При этом Тому Тыкверу удалось донести до зрителей самое важное – особую атмосферу книги, насыщенную ароматами Франции XVII века, а также многоплановость произведения.

В первых кадрах фильма мы видим судей, зачитывающих приговор черноглазому юноше. Согласно вердикту, подмастерье парфюмера Жан-Батист Гренуй приговорен судом к мучительной казни. Собравшаяся на площади толпа ликует, выражая полное одобрение столь суровому наказанию.

В чем же провинился молодой человек? Перед нашими глазами начинает последовательно развертываться картины его жизни, несущие важное смысловое значение.

Рождение и детство

Как сообщает голос за кадром, младенец, которому было суждено стать величайшим гением в парфюмерном мире, появился на свет в Париже XVII века. Его мать – торговка с рыбного рынка – бросила новорожденного среди отбросов.

Возможно, именно их запах заставил малыша кричать, что спасло ему жизнь – плач был услышан полицейским, подобравшим ребенка. Однако крик стал и причиной гибели матери младенца, которую казнили по подозрению в детоубийстве.

Маленький Жан-Батист Гренуй попадает в приют, где он начинает познавать мир. Именно тогда и выяснилась необычность мальчика, который отказывался от слов и визуальных впечатлений, однако тонко чувствовал оттенки ароматов.

Девушка со сливами

В возрасте 13 лет мальчик становится подмастерьем в дубильной лавке, по-прежнему ощущая над собой власть запахов, ради постижения которых он совершает долгие прогулки по Парижу. Во время одной из них он встречает прекрасную рыжеволосую девушку, несущую корзинку с желтыми сливами.

Привлеченный не столько ее красотой, сколько пленительным запахом подросток не может оторваться от нее. В исступлении он убивает красавицу, стремясь сохранить для себя аромат ее кожи. Однако сделать это ему не удалось, и Гренуй чувствует себя опустошенным и беспомощным.

По словам режиссера, именно этот эпизод стал для него ключевым в романе. Ведь уловив прекрасный аромат девушки, гениальный парфюмер поставил себе сверхзадачу – воссоздать его.

Ученичество у Бальдини

Стремясь познать искусство создания духов Жан-Батист, поступает в ученики к итальянскому парфюмеру Бальдини. Отношения между хозяином и слугой напоминают историю Моцарта и Сальери. Старый итальянец создает ароматы, раскладывая их на составляющие и точно рассчитывая унции и граны, тогда как Гренуй опирается на интуицию, которая никогда его не обманывает. Сцены ученичества чрезвычайно важны в смысловом плане: юный парфюмер обретает свои силы и уверенность в своем мастерстве, чтобы самостоятельно начать работу над давно задуманным эликсиром.

Читать еще:  Каким перед нами предстает печерин. Поведение Печорина – результат влияния обстоятельств

Грасс и идея фикс

Решив продолжить свое обучение, юноша отправляется в столицу духов – Грасс, где он устраивается младшим подмастерьем к вдове парфюмера. Случайная встреча с красавицей Лаурой, от кожи которой исходит благоуханье, утверждает его в намерении создать духи невероятной волшебной силы.

Гренуй проводит ряд экспериментов, стараясь выяснить оптимальный метод, позволяющий извлечь эссенцию запаха молодости и красоты. Он решает, что его парфюм будет состоять из 13 нот, для создания которых ему понадобятся тела юных девственниц. Как ловкое животное, юноша начинает охоту за ними, создавая вытяжки и отбрасывая трупы.

12 нот собрано в духи. Однако, по мнению Жан-Батиста, в букете не хватает красоты и благоухания Лауры. Чувствуя опасность, отец девушки старается спрятать ее, но тщетно – в момент прихода полицейских он завершает составление духов.

Мы вновь возвращаемся к начальным кадрам фильма: смертный приговор вынесен – жить преступнику осталось немного. Однако Гренуй наносит на себя каплю «волшебного» парфюма и настроение толпы резко меняются: только что жаждущие крови зрители, внезапно начинают превозносить юношу, а затем, объятые желанием, устраивают бурную оргию.

Ускользнувший от правосудия парфюмер отправляется в Париж к месту своего рождения. Стремясь заглушить вонь или вызвать экстаз, он обливает себя духами – и на него набрасываются торговки и другие обитатели рынка, которые, воспылав любовью, разрывают Гренуя на куски.

Многомерность фильма «Парфюмер»

Жанр киноленты, как и книги достаточно сложно определить. В ней легко отыскать «готические», детективные и социальные мотивы. При этом сам режиссер Том Тыквер в одном из интервью назвал «Парфюмера» «костюмной» драмой.

Вряд ли можно согласиться с маэстро, ведь помимо весьма подробного повествования о жизни Парижа и Прованса в Эпоху Просвещения, в фильме (вслед за книгой) прослеживается несколько глубоких философских подтекстов.

Гренуй в фильме показан как эгоист, идущий на поводу своих страстей, но даже полное исполнение желаний не приносит ему счастья, а ведет к гибели.

Впрочем, насколько виноват гениальный самоучка-парфюмер, вынужденный с раннего детства вести борьбу за существование? Тем более, что убийство для него не развлечение, а всего лишь единственно возможный для него способ достижения цели.

Поднимая этот вопрос, авторы близко подходят к теме научной этики, которая касается ответственности ученых как за проведение экспериментов, так и за использование результатов.

Рассказ о человеке с гениальными способностями, который использует преступно созданный эликсир ради всенародной любви, странным образом сближается с судьбами диктаторов, идущих к вершинам власти по трупам.

Наконец, если откинуть глубокий подтекст, «Парфюмер» можно рассматривать и как захватывающее повествование о таинственной власти аромата, которые могут вызывать ненависть и любовь. Тыкверу удалось наполнить запахами визуальное пространство настолько убедительно, что многие зрители начинают принюхиваться уже на двадцатой минуте фильма.

Охуенный же фильм. А видел его только раз, когда вышел. Пересмотреть надо.

Вообще-то книгу написал Зюскинд. И написал настолько талантливо, что Тыквер, как по мне, один из немногих режиссеров, который хотя бы не сильно испортил. Посита1те книгу, даже в переводе поражает богатством языка и стиля автора. Как он описывает запахи – это просто гениально. Есть у Зюскинда еще Контрабас. Тоже восхитительное произведение, там он так же изысканно описывает звук. Ну а для души – Повесть о господине Зоммере. Удачи.

Я скорее всего не так выразился: неправильно писать – смысл фильма Парфюмер. Фильм вторичен, первоисточником является книга, причем гениальная. Фильму до нее бесконечно далеко.

В данном случае первичен именно фильм, т.к это разбор фильма. Хорошего, надо сказать, фильма. Тыквер молодец.

Хотя, я тут еще немного подумал и скорее всего просто включаю старого бубнилку. Разумеется фильм тоже может иметь свой смысл. Тем более мало кто из посмотревших фильм читал книгу. Ваша и автора точка зрения, несомненно, имеет право на жизнь. Удачи!

Не могу с вами согласиться. Смысл фильма заимствован из книги, никакого своего уникального смысла иметь не может. Повторюсь – это вторичное творчество. При все уважении к Тыкверу и сьемочной бригаде.

Фильм хорош, но книга гораздо лучше. В ней намного больше смысла, сценарий фильма многое упустил. Главной особенностью Гренуя (кроме феноменальной чувствительности обоняния) в книге было полное отсутствие собственного запаха. Из-за этого с детства никто не воспринимал его как личность, никто не замечал. Идея романа была в том, что запах – главная составляющая личности человека с точки зрения окружающих. Именно запах человеческого тела стремился создать Гренуй, и в книге это ему удалось – он создал парфюм, который наделял его обычным запахом. Хорошо описано, как меняется отношение людей к нему после этого – его начинают замечать. После этого героя осеняет мысль о создании идеального аромата, который заставит людей любить его и восхищаться им. Ему очень хочется любви, так как он всю жизнь был одинок и только мечтал о человеческих чувствах. Финал в книге трагичен потому, что Гренуй, получивший всеобщее обожание, понимает, что для него ничего не изменилось, и его душа любить не способна. В фильме показано просто событие, а книга рассказывает, что это было своебразное самоубийство разочарованного и разуверившегося человека. Так что можно сказать, что книга гораздо романтичнее фильма, наполнена более глубоким смыслом.

Про финал я понял, даже не читая книги, например. А вот про собственный запах интересно. В фильме этого действительно нет.

Теперь всё стало ясно. Спасибо большое. И наверное поэтому его даже собаки не учуяли когда он шел за своей последней девушкой. А я, посмотрев фильм, подумал что все что было в финале это ему причудилось, это ему так хотелось видеть свой успех, а на деле щас покажут сцену с обсуждением, что он всё-таки маньяк-убийца, поделом. Ведь вначале фильма его выводят на казнь по-одному (торопясь, толкая), а в конце по-другому. Но не тут-то было. В общем да, снят очень хорошо, но из-за этих недочётов не больше 8ки фильм заслуживает.

Читать еще:  Легковесное отношение к глубинным вопросам человеческого бытия. Виды любви в художествненной литературе

К сожалению в фильме действительно отсутствуют важные детали из-за чего ГГ выглядит эдаким “нацистским учёным”, маньяком стремящимся к познанию и совершенству с единственной целью создать сверхаромат, которой он и посвящает свою жизнь. Скорей он похож на героя “Коллекционера”, а не “Парфюмера”. Совершенно упущено “второе дно” из-за чего и финал выглядит несколько чуждым и несуразным. В общем @Darkariel всё правильно написал.

Парфюмер. История одного убийцы (fb2)

Патрик Зюскинд Парфюмер. История одного убийцы

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

В восемнадцатом столетии во Франции жил человек, принадлежавший к самым гениальным и самым отвратительным фигурам этой эпохи, столь богатой гениальными и отвратительными фигурами. О нем и пойдет речь. Его звали Жан-Батист Гренуй, и если это имя, в отличие от других гениальных чудовищ вроде де Сада, Сен-Жюста, Фуше, Бонапарта и т.д., ныне предано забвению, то отнюдь не потому, что Гренуй уступал знаменитым исчадиям тьмы в высокомерии, презрении к людям, аморальности, короче, в безбожии, но потому, что его гениальность и его феноменальное тщеславие ограничивалось сферой, не оставляющей следов в истории, — летучим царством запахов.

В городах того времени стояла вонь, почти невообразимая для нас, современных людей. Улицы воняли навозом, дворы воняли мочой, лестницы воняли гнилым деревом и крысиным пометом, кухни — скверным углем и бараньим салом; непроветренные гостиные воняли слежавшейся пылью, спальни — грязными простынями, влажными перинами и остро-сладкими испарениями ночных горшков. Из каминов несло верой, из дубилен — едкими щелочами, со скотобоен — выпущенной кровью. Люди воняли потом и нестираным платьем; изо рта у них пахло сгнившими зубами, из животов — луковым соком, а из тела, когда они старели, начинали пахнуть старым сыром, и кислым молоком, и болезненными опухолями. Воняли реки, воняли площади, воняли церкви, воняло под мостами и во дворцах. Воняли крестьяне и священники, подмастерья и жены мастеров, воняло все дворянское сословие, вонял даже сам король — он вонял, как хищный зверь, а королева — как старая коза, зимой и летом. Ибо в восемнадцатом столетии еще не была поставлена преграда разлагающей активности бактерий, а потому всякая человеческая деятельность, как созидательная, так и разрушительная, всякое проявление зарождающейся или погибающей жизни сопровождалось вонью.

И разумеется, в Париже стояла самая большая вонь, ибо Париж был самым большим городом Франции. А в самом Париже было такое место между улицами О-Фер и Ферронри под названием Кладбище невинных, где стояла совсем уж адская вонь. Восемьсот лет подряд сюда доставляли покойников из Отель-Дьё и близлежащих приходов, восемьсот лет подряд сюда на тачках дюжинами свозили трупы и вываливали в длинные ямы, восемьсот лет подряд их укладывали слоями, скелетик к скелетику, в семейные склепы и братские могилы. И лишь позже, накануне Французской революции, после того как некоторые из могил угрожающе обвалились и вонь переполненного кладбища побудила жителей предместья не только к протестам, но и к настоящим бунтам, кладбище было наконец закрыто и разорено, миллионы костей и черепов сброшены в катакомбы Монмартра, а на этом месте сооружен рынок. И вот здесь, в самом вонючем месте всего королевства, 17 июля 1738 года был произведен на свет Жан-Батист Гренуй. Это произошло в один из самых жарких дней года. Жара как свинец лежала над кладбищем, выдавливая в соседние переулки чад разложения, пропахший смесью гнилых арбузов и жженого рога. Мать Гренуя, когда начались схватки, стояла у рыбной лавки на улице О-Фер и чистила белянок, которых перед этим вынула из ведра. Рыба, якобы только утром выуженная из Сены, воняла уже так сильно, что ее запах перекрывал запах трупов. Однако мать Гренуя не воспринимала ни рыбного, ни трупного запаха, так как ее обоняние было в высшей степени нечувствительно к запахам, а кроме того, у нее болело нутро, и боль убивала всякую чувствительность к раздражителям извне. Ей хотелось одного — чтобы эта боль прекратилась и омерзительные роды как можно быстрее остались позади. Рожала она в пятый раз. Со всеми предыдущими она справилась здесь у рыбной лавки, все дети родились мертвыми или полумертвыми, ибо кровавая плоть вылезшая тогда из нее, не намного отличалась от рыбных потрохов, уже лежавших перед ней, да и жила не намного дольше, и вечером все вместе сгребали лопатой и увозили на тачке к кладбищу или вниз к реке. Так должно было произойти и сегодня, и мать Гренуя, которая была еще молодой женщиной (ей как раз исполнилось двадцать пять), и еще довольно миловидной, и еще сохранила почти все зубы во рту и еще немного волос на голове, и кроме подагры, и сифилиса, и легких головокружений ничем серьезным не болела, и еще надеялась жить долго, может быть, пять или десять лет, и, может быть, даже когда-нибудь выйти замуж и родить настоящих детей в качестве уважаемой супруги овдовевшего ремесленника…

Мать Гренуя желала от всей души, чтобы все поскорее кончилось. И когда схватки усилились, она забралась под свой разделочный стол и родила там, где рожала уже четыре раза, и отрезала новорожденное создание от пуповины рыбным ножом. Но потом из-за жары и вони, которую она воспринимала не как таковую, а только как нечто невыносимое, оглушающее, разящее — как поле лилий или как тесную комнату, в которой стоит слишком много нарциссов, — она

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=30824&p=1
http://pikabu.ru/story/smyisl_filma_parfyumer_istoriya_odnogo_ubiytsyi_6498862
http://coollib.net/b/32230-patrik-zyuskind-parfyumer-istoriya-odnogo-ubiytsyi/readp

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии