7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отрывок из художественной литературы конфликт. Конфликты в произведениях литературы (с примерами)

Что такое конфликт в литературе? Примеры

Что такое конфликт в литературе? Как он проявляется? Всегда ли можно его заметить даже неопытному читателю? Конфликты в произведениях литературы – явление обязательное и необходимое для развития сюжетной линии. Без него не обходится ни одна качественная книга, способная претендовать на звание вечной классики. Другое дело, что не всегда мы способны увидеть явное противоречие во взглядах описываемого персонажа, глубоко рассмотреть систему его ценностей и внутренних убеждений.

Иногда понимать истинные литературные шедевры бывает трудно. Это занятие требует колоссального умственного напряжения, а также желания разбираться в характерах, выстроенной автором системе образов. Итак, что такое конфликт в литературе? Попробуем разобраться.

Определение понятия

В большинстве случаев людям интуитивно понятно, о чем идет речь, когда заходит разговор о некоем идейном столкновении в той или иной книге. Конфликт в литературе – это противостояние характеров героев с внешней действительностью. Борьба в вымышленном мире может продолжаться длительное время и обязательно приводит к изменению способа героя смотреть на окружающую реальность. Такое напряжение может сформироваться внутри самого персонажа и быть направлено на собственную личность. Развитие подобного хода происходит очень часто. И тогда говорят о внутреннем конфликте, то есть борьбе с самим собой.

Конфликты в русской литературе

Отечественная классика заслуживает отдельного внимания. Ниже приведены примеры конфликтов в литературе, взятые из русских произведений. Многим они окажутся знакомыми со времен школьной программы. На какие книги стоит обратить внимание?

«Анна Каренина»

Величайший памятник русской литературы, который не теряет своей актуальности и в наши дни. Сюжет «Анны Карениной» знают практически все. Но не всякий человек может с ходу определить, в чем заключены основные переживания героини. Задумавшись над тем, что такое конфликт в литературе, можно вспомнить это замечательное произведение.

В «Анне Карениной» показан двоякий конфликт. Именно он не дает главной героине прийти в себя и взглянуть иначе на обстоятельства собственной жизни. На первом плане изображен конфликт внешний: неприятие обществом отношений на стороне. Именно он отдаляет героиню от людей (друзей и знакомых), с которыми раньше так легко было взаимодействовать. Но кроме него еще имеется внутренний конфликт: Анна буквально раздавлена этой непосильной ношей, которую ей приходится нести. Она страдает от разлуки с сыном Сережей, не имеет права забрать ребенка с собой в новую жизнь с Вронским. Все эти переживания создают в душе героини сильное напряжение, от которого она не может освободиться.

«Обломов»

Другое незабываемое произведение русской классической литературы, которое достойно того, чтобы о нем говорить. В «Обломове» показана уединенная жизнь одного помещика, который в свое время решил отказаться от службы в департаменте и посвятить свою жизнь уединению. Сам персонаж достаточно интересный. Он не хочет жить по шаблону, навязанному обществом, и в то же время не находит сил для того, чтобы бороться. Пребывание в бездействии и апатии еще больше подтачивает его изнутри. Конфликт героя с внешним миром проявляется в том, что он не видит смысла жить так, как большинство людей: ежедневно ездить на службу, выполнять бессмысленные на его взгляд действия.

Пассивный образ жизни является его защитной реакцией против непонятного окружающего мира. В книге показан конфликт идейного плана, поскольку он базируется на понимании сущности и смысла человеческого существования. Илья Ильич не чувствует в себе сил для того, чтобы изменить свою жизнь.

«Идиот»

Данное произведение – одно из самых известных у Ф. М. Достоевского. В «Идиоте» изображен идейный конфликт. Князь Мышкин сильно отличается от общества, в котором ему приходится находиться. Он немногословен, обладает крайней чувствительностью, отчего остро переживает любые события.

Остальные персонажи противопоставлены ему своим поведением и взглядами на жизнь. Ценности князя Мышкина базируются на христианском понимании добра и зла, на его стремлении помогать людям.

Конфликты в зарубежной литературе

Иностранная классика не менее занимательна, чем отечественная. Конфликты в зарубежной литературе порой представлены настолько широкого плана, что остается только восхищаться этими мастерски написанными произведениями. Какие же примеры здесь можно привести?

«Ромео и Джульетта»

Уникальная пьеса Уильяма Шекспира, с которой обязательно в свое время знакомился каждый уважающий себя человек. В книге показан любовный конфликт, постепенно переходящий в трагедию. Две семьи – Монтекки и Капулетти – воюют друг с другом на протяжении многих лет.

Ромео и Джульетта противостоят давлению родителей, пытаясь отстоять свое право на любовь и счастье.

«Степной волк»

Это один и самых запоминающихся романов Германа Гессе. Главный герой – Гарри Галлер — оторван от общества. Он выбрал для себя жизнь неприступного и гордого одиночки, потому что не может найти в ней для себя подходящего места. Персонаж сам себя называет «степным волком», который случайно забрел в город к людям. Конфликт Галлера идейного плана и заключен в невозможности принять правила и установки социума. Окружающая действительность представляется ему картиной, лишенной смысла.

Таким образом, отвечая на вопрос, что такое конфликт в литературе, следует обязательно принимать во внимание внутренний мир главного героя. Миропонимание одного персонажа очень часто противопоставляется окружающему обществу.

Конфликты в произведениях литературы (с примерами)

Конфликт (от лат. conflictus — столкновение) — разногласие, противоречие, столкновение, воплощенное в сюжете литературного произведения.

Различают конфликты жизненные и художественные. К первым относятся противоречия, отражающие социальные явления (например, в романе И. Тургенева «Отцы и дети» изображено противостояние двух поколений, олицетворяющих две социальные силы — дворянство и демократов-разночинцев), а конфликт художественный — столкновение персонажей, выявляющее их черты характеров, в этом смысле конфликт определяет развитие действия в сюжете (например, взаимоотношения Павла Петровича Кирсанова и Евгения Базарова в указанном сочинении).

Оба типа конфликта в произведении взаимосвязаны: художественный убедителен лишь в том случае, если отражает отношения, существующие в самой действительности. А жизненный состоятелен, если воплощен высокохудожественно.

Читать еще:  Чему учит произведение война и мир. Нравственные уроки романа Л.Н.Толстого «Война и мир

Различают также конфликты преходящие (возникающие и исчерпывающие себя по мере развития сюжета, они часто построены на перипетии) и устойчивые (неразрешимые в пределах изображаемых жизненных ситуаций или неразрешимые в принципе). Примеры первых можно найти в трагедиях В. Шекспира, детективной литературе, а вторых — в «новой драме», произведениях авторов модернизма.

Источник: Справочник школьника: 5—11 классы. — М.: АСТ-ПРЕСС, 2000

Подробнее:

Художественный конфликт — столкновение человеческих воль, мировоззренческих представлений, жизненных интересов — служит источником сюжетной динамики в произведении, провоцируя по воле автора духовное самовыявление героев. Резонируя по всему композиционному пространству произведения и в системе персонажей, он втягивает в свое духовное поле и главных, и второстепенных участников действия.

Все это, впрочем, достаточно очевидно. Но гораздо менее очевидно и бесконечно более важно другое: перевоплощение частного жизненного конфликта, твердо очерченного в форме внешней интриги, его сублимация в высшие духовные сферы, которая тем очевиднее, чем значительнее художественное творение. Привычное понятие «обобщение» здесь не столько проясняет, сколько запутывает суть дела. Ведь сущность именно в том и состоит, что в великих произведениях литературы конфликт нередко сохраняет свою частную, порой случайную, иногда исключительно единичную жизненную оболочку, уходя корнями в прозаическую толщу бытия. Из нее уже невозможно плавное восхождение на высоты, где царят высшие силы жизни и где, например, месть Гамлета вполне конкретным и духовно ничтожным виновникам гибели его отца перевоплощается в сражение с целым миром, утопающим в грязи и пороке. Тут возможен лишь мгновенный рывок как бы в другое измерение бытия, именно перевоплощение коллизии, не оставляющее и следа от пребывания ее носителя в «прежнем мире», у прозаического подножия жизни.

Очевидно, что в сфере вполне частного и вполне конкретного противоборства, обязывающего Гамлета к мести, она протекает вполне успешно, в сущности, без колебаний и каких-либо признаков рефлективной расслабленности. На духовных же высотах месть его обрастает множеством сомнений именно потому, что Гамлет изначально ощущает себя ратоборцем, призванным сразиться с «морем зла», прекрасно сознавая, что акт его частной мести кричаще несоизмерим с этой высшею целью, трагически ускользающей от него. Понятие «обобщение» не подходит к подобным конфликтам именно потому, что оно оставляет ощущение духовного «зазора» и несоизмеримости между внешним и внутренним действием героя, между конкретной и узкой целью его, погруженной в эмпирику бытовых, социальных, конкретно-исторических отношений, и его высшим предназначением, духовной «задачей», которая не умещается в границах внешней коллизии.

В шекспировских трагедиях «разрыв» между внешним конфликтом и его духовным перевоплощением, разумеется, осязаемей, чем где бы то ни было; трагические герои Шекспира: и Лир, и Гамлет, и Отелло, и Тимон Афинский — поставлены перед лицом мира, сбившегося с колеи («распалась связь времен»). Во множестве же произведений классики отсутствует или приглушено это ощущение героического единоборства с целым миром. Но и в них конфликт, замыкающий на себе волю и помыслы героя, обращен как бы к двум сферам сразу: к среде, к социуму, к современности и одновременно к миру незыблемых ценностей, на которые всегда покушаются и быт, и социум, и история. Иногда только отблеск вечного сквозит в житейских перипетиях противостояния и борьбы персонажей. Однако и в этих случаях классика потому и классика, что коллизии ее прорываются к вневременным устоям бытия, к сущности человеческой природы.

Только в авантюрном или детективном жанрах или в «комедиях интриги»совершенно отсутствует это соприкасание конфликтов с высшими ценностями и жизнью духа. Но потому и персонажи здесь превращаются в простую функцию сюжета и своеобразие их обозначено лишь внешней совокупностью поступков, не отсылающих к самобытности души.

Мир литературного произведения — почти всегда (быть может, лишь за исключением идиллических жанров) подчеркнуто конфликтный мир. Но бесконечно сильнее, нежели в реальности, здесь напоминает о себе гармоническое начало бытия: в сфере ли авторского идеала, или в сюжетно воплощенных формах катарсического очищения ужаса, страдания и боли. Миссия художника заключается, конечно, не в том, чтобы сглаживать конфликты реальности, нейтрализуя их умиротворяющими финалами, а лишь в том, чтобы, не ослабляя их драматизма и энергии, видеть вечное за временным и будить память о гармонии и красоте. Ведь в них-то как раз и напоминают о себе высшие истины мира.

Внешний конфликт, выраженный в сюжетно запечатленных столкновениях персонажей, — иногда лишь проекция конфликта внутреннего, разыгравшегося в душе героя. Завязка внешней коллизии в этом случае несет в себе лишь провоцирующий момент, падая на душевную почву, уже вполне готовую к сильному драматическому кризису. Потеря браслета в лермонтовской драме «Маскарад», конечно, мгновенно толкает действие вперед, завязывая все узлы внешних столкновений, питая драматическую интригу всевозрастающей энергией, побуждая героя к поискам способов мести. Но сама по себе эта ситуация могла быть воспринята как крушение мира лишь душой, в которой уже не было мира, душой, пребывающей в подспудной тревоге, теснимой призраками минувших лет, испытавшей нее соблазны и коварство жизни, знающей размеры этого коварства и потому вечно готовой к обороне. Счастье воспринимается Арбениным как случайная прихоть судьбы, за которой непременно должна последовать расплата. Но важнее всего, что Арбенина начинает уже тяготить безбурная гармония покоя, в чем он еще не готов признаться самому себе и что глухо и едва ли не безотчетно сквозит в его монологе, предшествующем возвращению Нины из маскарада.

Потому-то арбенинский дух так молниеносно срывается с этой неустойчивой точки покоя, с этой позиции шаткого равновесия. В единый миг просыпаются в нем прежние бури, и давно лелеявший месть миру Арбенин готов обрушить эту месть на окружающих, не пытаясь даже усомниться в основательности своих подозрений, ибо весь мир в его глазах давно уже пребывает под подозрением.

Как только вступает в действие конфликт, в системе персонажей тотчас же происходит поляризация сил: персонажи группируются вокруг главных антагонистов. Даже боковые ответвления сюжета оказываются так или иначе втянуты в эту «заражающую» среду главной коллизии (такова, например, линия князя Шаховского в драме А. К. Толстого «Царь Федор Иоаннович»). Вообще отчетливо и смело прочерченный конфликт в композиции произведения обладает особой связующей силой. В драматических формах, подчиненных закону неуклонного нарастания напряжения, эта скрепляющая энергия конфликта выражается в наиболее отчетливых проявлениях. Драматургическая интрига всею «массою» своей устремляется «вперед», и единая коллизия отсекает здесь все, что могло бы затормозить это движение или ослабить его темп.

Читать еще:  Приветствие жюри на спортивном празднике. Сценарий спортивного праздника «Малые Олимпийские игры»для детей старшего дошкольного возраста

Всепроникающий конфликт (двигательный «нерв» произведения) не только не исключает, но и предполагает существование малых коллизий, сфера действия которых эпизод, ситуация, сцена. Порою кажется, что они далеко в стороне от противоборства центральных сил, как далеки, например, на первый взгляд, те «маленькие комедии», которые разыгрываются на композиционном пространстве «Горя от ума» в тот момент, когда появляется вереница гостей, приглашенных на бал к Фамусову. Кажется, что все это лишь персонифицированная атрибутика социального фона, несущая в себе самодовлеющий комизм, никак не включенный в контекст единой интриги. Между тем весь этот паноптикум монстров, каждый из которых не более чем забавен, в совокупности своей рождает впечатление зловещее: трещина между Чацким и окружающим его миром разрастается здесь до размеров пропасти. С этого момента одиночество Чацкого абсолютно и на комедийную ткань конфликта начинают падать густые трагические тени.

За пределами социальных и бытовых столкновений, там, где художник прорывается к духовно-нравственным основам бытия, конфликты порою приобретают особую проблематичность. Особую потому, что неразрешимость их питается двойственностью, скрытой антиномичностью противоборствующих сил. Каждая из них оказывается этически неоднородной, так что гибель одной из этих сил не возбуждает лишь мысль о безусловном торжестве справедливости и добра, а вселяет скорее ощущение тяжелой грусти, вызванной падением того, что несло в себе полноту сил и возможностей бытия, хотя бы и надломленных роковым ущербом. Таково финальное поражение лермонтовского Демона, окруженное как бы облаком трагической печали, порождаемой гибелью мощного и обновляющего устремления к гармонии и добру, но роковым образом надломленного неизбывностью демонизма и, стало быть, несущего трагедию в самом себе. Таково же поражение и гибель пушкинского Евгения в «Медном всаднике», несмотря на всю кричащую несоизмеримость его с лермонтовским символическим персонажем.

Прочными узами прикованный к быту и, казалось бы, навсегда отлученный от большой Истории ординарностью своего сознания, преследующий лишь малые житейские цели, Евгений в минуту «высокого безумия», когда в нем «мысли страшно прояснились» (сцена бунта), взмывает на такую трагическую высоту, на которой он оказываетя хотя бы на миг антагонистом, равным Петру, возвестителем живой боли Личности, теснимой громадою Государства. И в этот миг его правда уже не субъективная правда частного человека, а Истина, равная истине Петра. И это равновеликие Истины на весах истории, трагически непримиримые, ибо, одинаково двойственные, они заключают в себе как источники блага, так и источники зла.

Вот почему и контрастное сцепление бытового и героического в композиции и стиле пушкинской поэмы — не просто знак противостояния двух несоприкасающихся жизненных сфер, закрепленных за противоборствующими силами (Петр I, Евгений). Нет, это сферы, подобно волнам, интерферирующие и в пространство Евгения, и в пространство Петра. Лишь на миг (однако ослепительно яркий, равновеликий целой жизни) приобщается Евгений к миру, где властвуют высшие исторические стихии, как бы прорываясь в пространство Петра 1. Но и пространству последнего, героически вознесшемуся в надбытовые выси большой Истории, подобно уродливой тени, сопутствует жалкое жизненное пространство Евгения: ведь это второй лик царственного града, детища Петрова. А в символическом смысле это возмущающий стихию и пробуждающий ее бунт, итог его государственного деяния — попрание личности, брошенной на жертвенник государственной идеи.

Забота художника слова, формирующего конфликт, не сводится к тому, чтобы непременно разрубить гордиев узел его, увенчав свое творение актом торжества какой-либо противоборствующей силы. Иногда зоркость и глубина художественного мышления в том и заключаются, чтобы воздержаться от соблазна такого разрешения коллизии, для которого не дает поводов реальность. Мужество художественной мысли особенно неотразимо там, где она отказывается идти на поводу господствующих в данный момент духовных поветрий времени. Великое искусство всегда идет «против течения».

Миссия русской литературы XIX столетия в самые кризисные моменты исторического бытия заключалась в том, чтобы сместить интерес общества с исторической поверхности в глубину, а в понимании человека сдвинуть направление неравнодушного взгляда от человека социального к человеку духовному. Вернуть, например, к жизни представление о вине личности, как это сделал Герцен в романе «Кто виноват?», в ту пору, когда уже явно претендовала на господство теория всеобъемлющей вины среды. Вернуть это представление, не упуская, конечно, из поля зрения и вины среды, но пытаясь понять диалектику того и другого, — в этом и заключались корректирующие усилия искусства в эпоху трагического, в сущности, пленения русской мысли поверхностным социальным доктринерством. Мудрость Герцена-художника здесь тем очевиднее, что ведь и сам он как политический мыслитель соучаствовал в этом пленении.

Виды и типы художественных конфликтов в литературных произведениях

Конфликт в литературном произведении

Литературное художественное произведение, не суть важно прозаическое или лирическое, может обойтись без многих традиционных признаков художественности. Казалось бы, в основе произведения всегда лежит сюжет, но посмотрите на экспериментальную литературу модернизма — достаточно смелый и уверенный в своих, именно как художника слова, силах автор отбрасывает сюжет не задумываясь или сводит его к минимуму.

Примером того могут послужить тексты Вирджинии Вулф или Джеймса Джойса. Описывать одну секунду 40 страниц? Запросто. Значит о сюжете, как о основополагающей силе художественного литературного произведения, говорить нельзя. Может тогда в основе лежит литературный язык, тот инструмент, с помощью которого автор доносит до своего читателя ту или иную мысль? Но тогда как объяснить, что огромной популярностью пользуются произведения, которые написаны очень просто или даже откровенно плохим слогом?

На самом деле ответ прост. В основе любого литературного произведения лежит конфликт.

Конфликт в литературе — это довольно широкое понятие. Есть классическое понимание конфликта. В таком случае его воспринимают как противостояние добра и зла, возвышенного и низкого, духовного и плотского. Эти явления и функции воплощают в себе герои произведения или «глас автора», то есть те суждения всевидящего автора-рассказчика, которые лежат вне сюжета, но комментируют его, поясняют.

Есть конфликты и более сложные, например конфликт личности автора с реальным внешним миром, который его так или иначе не устраивает. Такие произведения нельзя рассматривать вне этого конфликта, потому что они попросту утратят смысл. Примером может послужить творчество дадаистов — поэтов самого экспериментаторского склада. Они писали бессмысленные наборы слов и звуков, символизируя безумие мира, захваченного войной. Если лишить произведения дадаистов этого общего для них конфликта — конфликта человеческой души, нуждающейся в упорядоченности мира, и безумной планеты, захваченной кровопролитием, то набор слов и звуков, воплощающих идею, завязанную на антагонизме этих понятий, станет бессмысленным набором слов и звуков.

Читать еще:  Поражение тезис. Победа и поражение в романах «Преступление и наказание» и «Отцы и дети

Конфликт произведению необходим, как оправдание самого существования этого произведения, его идейное ядро.

Виды конфликтов

Вид конфликта в литературе выделяется по тому, кто участвует в конфликте. По оппозициям «аспект личности — другой аспект этой же личности», «личность — другая личность», «личность — среда», «личность — обстоятельства, фатум и т.д».

Внутренний конфликт

Внутренний конфликт в литературном произведении — это конфликт по оппозиции «аспект личности — другой аспект личности». Довольно популярный конфликт в русской литературной классике. Примером может послужить роман-эпопея Максима Горького «Жизнь Клима Самгина». На протяжении всего повествования заглавный герой мечется между нежеланием участвовать в революционных движениях конца 19 — начала 20 века по той причине, что идеологии этих времен антииндивидуалистичны (а он крайний индивидуалист) и между желанием вызывать уважение и восхищение, чего легко добиться, приняв участие в восстании. Он испытывает одновременно отторжение происходящего и болезненный интерес. Более известный пример — это Раскольников из романа Достоевского «Преступление и наказание». Там в конфликт вступает интеллектуальное положение, выдвинутое героем, заявляющее исключительные права сильной личности (право на убийство) и его моральное чувство — чувство вины.

Межличностный конфликт

Его также называют конфликтом личностным. Это вид конфликта по оппозиции «личность — личность». В противостояние вступают реальные люди и группы людей. Типичнейшим примером межличностного конфликта в литературе является знакомый всем конфликт Чацкого, «нового человека» со свежими идеями и реформаторским настроем и «фамусовского общества», ретроградного и замкнутого на себе. Если говорить о конфликте между двумя героями, то это конфликт Онегина и Ленского — дуэль из чисто личных мотивов. Отдельно среди межличностных конфликтов стоит конфликт «отцов и детей». Противостояние поколений, культурный и идеологический разрыв между которыми непомерно велик. Такие конфликты возникают в эпохи больших социальных потрясений, когда течение жизни меняется слишком быстро и радикально. Помимо одноименного конфликту романа Тургенева, примером такого противоречия является роман Достоевского «Подросток», в котором главный герой мечтает о большом богатстве, поскольку деньги — это власть, а отец мечется между крайней религиозностью и дворянским альтруизмом. Естественно люди таких разных мировоззрений не находят точек соприкосновения и конфликтуют.

Внеличностный конфликт

Этот вид конфликта самый неопределенный и многозначный. Герой здесь не противоречит кому-то конкретному или самому себе. Он вступает в конфронтацию с судьбой, жизненными обстоятельствами, системой, возможно, с божественными силами. Примером такого конфликта можно считать пьесу Максима Горького «На дне». Герои произведения находятся в постоянном противоборстве со своим низким социальным положением и неизбежно проигрывают в этой схватке. Такие конфликты лежат в основе сказок. Помимо того, что у сказочного героя есть реальные враги (Кощей, людоед, дракон — не суть важно), есть еще понятие ряда испытаний, некого пути, который необходимо пройти. Путь сказочного героя, на котором встречаются различные реальные враги или просто препятствия вроде непроходимого леса — это тоже литературный конфликт.

В одном произведении может встречаться не один вид конфликта. Даже более того, в хорошем произведении, способном удержать внимание читателя, видов конфликтов обычно несколько. Рассмотрим на примере «Евгения Онегина». Межличностный конфликт, используемый для развития сюжетной линии — это, как говорилось выше, дуэль заглавного героя и поэта Ленского, с последующим убийством последнего. Внутренний конфликт, обычно используемый для раскрытия внутреннего мира героя, — это чувства Евгения к Татьяне. Герой сам толком не понимает, что творится в его сердце. Внеличностный конфликт — это Евгений как продукт среды. Он денди, прожигатель жизни, аристократ. Он ничего не может поделать с этими характеристиками своего существования, хоть ему и безмерно скучно так жить.

Помимо видов конфликта в традиционном литературоведении выделяют типологию литературных конфликтов. Типов значительно больше, чем видов и по ним значительно сложнее классифицировать произведения.

Тип конфликта в литературном произведении

Если говорить максимально просто, то тип конфликта — это та почва, на которой он возник, сфера существования противоречия. Выделяют следующие типы литературных конфликтов: психологический, социально-бытовой, любовный, символический, философский и идеологический, их может быть больше, в зависимости от классификации.

Психологический конфликт — это почти наверняка также и внутренний конфликт. Этот тип конфликта часто используется в литературе романтизма и в современном интеллектуальном романе. Например, двойная жизнь консьержки из романа Барбери Мюриэль «Элегантность ежика». Женщина обладает развитым умом и тонким художественным вкусом, но считает себя обязанной соответствовать простому и грубому образу недалекой женщины, поскольку в 12 лет бросила школу и всю жизнь проработала низкоквалифицированным рабочим.

Социально-бытовой конфликт — это конфликт общественных отношений. Для примера можно взять раннее произведение Достоевского «Бедные люди». Бедность Макара Девушкина сталкивается с его желанием помочь такому же обделенному существу — Варваре. В результате вгоняет себя в еще более бедственное состояние, а помочь девушке не в состоянии. Его добрые намерения разбиваются о социальную несправедливость.

Любовный конфликт — это проблемы взаимодействия между двумя любящими друг друга персонажами или противостояние любящие — весь остальной мир. Это, естественно, «Ромео и Джульетта».

Символический конфликт — это конфликт образа и реального мира. Как пример можно взять пьесу Гийома Аполлинера «Груди Терезия». В конфликт вступает реальный мир, где Тереза — девушка и мир сюрреалистический, где она выпускает грудь — воздушные шары в небо и становится мужчиной — Терезием.

Философский конфликт — конфликт мировоззрений. Примером послужат мировосприятия братьев Карамазовых из одноименного произведения Достоевского. Они спорят о политике, боге и человеческой сущности при любом удобном случае, так как их взгляды радикально расходятся.

Идейный конфликт близок к философскому, но направлен скорее не на постижение сути вещей, а на отнесение себя к группе. Особенно популярен в литературе переломных эпох. Так, русские прозаики конца 19 — начала 20 века часто прибегали к идейному конфликту, чтобы описать предреволюционные годы. Максим Горький в рассказе «Песнь о соколе» аллегорически противопоставляет революционера (сокола) и мещанина (ужа). Им никогда не понять друг друга, так как стихия одного — это свобода, а другого — прозябание в земле и прахе.

Как и видов, типов конфликтов в одном произведении может быть несколько. Но тут надо чувствовать тонкую грань между насыщенным разносторонним произведением, затрагивающим различные темы, и поверхностным чтивом, которое получается, когда автор пытается задействовать совершенно все известные ему литературные ресурсы, не считаясь с целесообразностью. В писательском деле очень важны вкус и мера.

Источники:

http://www.syl.ru/article/363857/chto-takoe-konflikt-v-literature-primeryi
http://vk.com/@shelterowls-konflikty-v-proizvedeniyah-literatury-s-primerami
http://penfox.ru/blog/vidy-i-tipy-konfliktov-v-literature/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector