1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отличные особенности литературы киевской руси. Летописание и литература киевской руси

Летописание и литература Киевской Руси

Первые произведения оригинальной древнерусской литературы, дошедшие до нас, относятся к середине XI столетия. Основные жанры литературы этого времени исторические: предание, сказание, повесть. Исторические жанры, опираясь в своем развитии на соответствующие жанры фольклора, вырабатывают специфические книжные формы повествования «по былинам сего времени». Ведущим жанром становится историческая повесть, основывающаяся на достоверном изображении событий. В зависимости от характера отражаемых в повестях событий они могут быть «воинскими», повестями о княжеских преступлениях и т.д. Каждый вид исторических повестей приобретает свои специфические стилистические особенности. Центральным героем исторических повестей и сказаний является князь-воин, защитник рубежей споен страны, строитель храмов, ревнитель просвещения, праведный судия своих подданных. Его антипод — князь-крамольник, нарушающий феодальный правопорядок подчинения пассата своему сюзерену, старшему в роде, ведущий кровопролитные междоусобные воины, стремящийся добыть себе власть силой. Повествование о добрых и злых деяниях князей опирается на свидетельства очевидцев, участников событий, устные предания, бытовавшие в дружинной среде. Исторические понести и сказания не допускают художественного вымысла н современном значении этого слова. Факты, изложенные и них, документированы, прикреплены к точным датам, соотнесены с другими событиями. [5. 221 c.]

К фольклору того времени относятся: обрядовые песни, календарные песни, заговоры и заклинания, сказки, рассказы бытового и исторического характера, легенды, пословицы и поговорки, загадки, былины. Последние сохранились лишь на севере Руси, хотя рассказывают о событиях, которые будто бы происходили в Киеве. В Украине за годы татаро-монгольского рабства эта фольклорная традиция была утеряна.

Среди народного творчества, присущей периоду Киевской Руси, следует определитьдружинный эпос, в котором воспевались победы вождя-князя и его дружины. Былины дополняются новыми сюжетами о борьбе с половцами. Под ВладимиромКрасное Солнышко уже понимается Владимир Мономах. Немало сказок посвящено борьбе героев со злыми силами — Котигорошко, Вернигоры, Вирвидуба, КириллаКожемяки т.д. [5. 270 c.]

Говоря о русской литературе киевского периода, мы должны рассматривать не только непосредственно художественную литературу, но и переходные виды, такие как дидактическая литература, и даже религиозные произведения, если они представляют художественную ценность. Библия в Киевской Руси, как и в средневековой Европе, являлась главным источником и религиозного и эстетического вдохновения. Влияние Библии на Руси было даже более значительным, чем на Западе, так как русские могли читать ее на языке близком к родному. С точки зрения развития литературы, воздействие Ветхого Завета оказалось более сильным, чем Нового. Русские того времени читали Ветхий Завет, преимущественно, в сокращенном варианте (Палея), составитель которого не отделял канонические тексты от апокрифов. Это, однако, делало книгу еще более привлекательной для читателя. Кроме Библии, в распоряжении читателей имелись переводы разнообразных произведений религиозной литературы и византийской литературы вообще. С точки зрения истории литературы, церковные гимны, жития святых и дидактические легенды разного рода были наиболее важными среди образцов византийской религиозной и полурелигиозной литературы, ставших доступными русским. В жанре дидактической церковной литературы и гимнографии одним из самых популярных авторов был епископ Кирилл Туровский. И в гимнах, и в своих поучениях он проявил незаурядное литературное мастерство, несмотря на его пренебрежение традиционной риторикой. В житийном жанре повесть неизвестного автора о страданиях Св. Бориса и Глеба, возможно, лучшая с точки зрения литературной техники. [3. 67 c.]

Другим популярным жанром переводной литературы были жития — рассказы о жизни и подвигах святых. Переводились и книги светского направления. Особенно популярным на Руси был сборник крылатых выражений, пословиц из Библии. Известны были сборники под названием «Пчела», в которые входили отрывки из произведений Аристотеля, Платона, Сократа, Эпикура, Плутарха, Софокла, Геродота и других античных авторов. Большой популярностью пользовались хроники византийских историков Георгия Амартола и Иоанна Малалы, много сюжетов из которых использовали русские летописцы, рассказывая в своих трудах о первоосновы человечества, древнейшие народы и государства. В XI в. с иностранных языков были переведены произведения по всемирной истории, поучительная и развлекательная литература: Хроника Георгия Амартола, Хроника Синкелла, «История Иудейской войны» Иосифа Флавия, «Житие Василия Нового», «Христианская топография» Козьмы Индикоплова, «Александрия», «Повесть об Акире Премудром» и др. Переводились также Остромирово Евангелие — древне церковный, славянский памятник восточнославянской редакции. Переведено для новгородского посадника Остромира во времена Ярослава Мудрого. Наставления — писания отцов православной церкви-Иоанна Златоуста, Иоанна Дамаскина, Ефрема Сирина, повести из Византии, арабские и индийские сказки, произведения природного и географического содержания («Физиолог», «Шестиднив»). Было бы неверно думать, что именно переводная литература стала основой древнерусской литературы, образцом для древнерусских писателей. Огромное влияние оказали на неё богатые традиции устного народного творчества. Когда появилась письменность, русские книжники стали записывать все важнейшие события своего времени. Так возник один из первых жанров русской литературы — летопись. Летописи — русские исторические произведения, в которых повествование велось по годам. Древнерусские летописи существенно отличались от западноевропейской и византийской хроники с их придворно-феодальной и церковной тенденциозностью. Понятно, что не избежали этого и русские летописи, но они были шире по содержанию, стремились совместить в себе задание исторического, публицистического, религиозно поучительного и художественного сказания.

Когда и где началось русское летописание? Современные ученые считают, что в первой половине XI века в Киеве и Новгороде. Летописанием преимущественно занимались монахи. Составлялись летописи по поручению князя, игумена или епископа. Если летопись велась по прямому поручению князя, то она обычно носила официальный характер, отражала политические взгляды этого правителя, его симпатии и антипатии. Но составители летописей, даже выполняя определенный «заказ», нередко проявляли независимость мысли и даже подвергали критике действия и поступки князей, если они казались им заслуживающими порицания. Древнерусские летописцы всегда стремились писать правду, «не украшая пишущего». [1. 94 c.]

Если бы от Киевской Руси до нас не дошло ничего, кроме летописи «Повесть временных лет», то и этого одного произведения было бы достаточно, чтобы представить себе высокую ее культуру. Эта летопись — настоящая энциклопедия жизни славян IX-XI веков. Она позволила узнать не только об истории Киевской Руси, но и о ее языке, происхождение письменности, религии, убеждениях, о географических знаниях, искусстве, международных связях и т.д. «Повесть временных лет» — это и исторический научный труд, и собрание исторических рассказов. Каждый из этих рассказов имеет целью подробное изложение описываемого события, и многие из них, конечно, таковы и есть. Но в то же время многие рассказы имеют и высокую художественную ценность, а в некоторых вымысел, без сомнения, превалирует над фактом. Среди исторических и псевдоисторических сообщений, включенных в «Повесть», находим, например: повествования о походе Олега в Византию; о мести Ольги древлянам за убийство мужа; так называемую, «корсунскую легенду» о крещении Владимира; историю ослепления князя Василька; рассказ о гибельной кампании князя Игоря против половцев и много других. Некоторые из этих историй, видимо, основаны на разных эпических поэмах, которые создавались в среде княжеских дружинников; другие представляют собой правдивые изложения факта, как, например, история Василька — она, очевидно, написана священником, который утешал несчастного князя после нанесения ему жестокого увечья. Часть историй, судя по всему, записывалась летописцем со слов очевидцев, другие интерпретации того же события могли распространяться независимо от первой. Первая редакция «Повести временных лет» была создана в 1113 г. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором, вторая редакция — игуменом Выдубицкого монастыря Сильвестром в 1116 г. и третья — неизвестным автором — духовником князя Мстислава Владимировича. [2. 87 c.]

Читать еще:  Значение и происхождение фразеологизма рыцарь печального образа. Значение рыцарь печального образа в большом современном толковом словаре русского языка

«Повесть временных лет» была не единственным историческим произведением своего времени. Еще раньше появился «Древнейшая Киевская летопись» в XI веке, названная так академиком А.А. Шахматовым. Летописные записи стали появляться на Волыни, а дальше, в XII в. — в Переяславе Южном, в Чернигове, Владимире, Смоленске и многих других городах и княжествах.

«Слово о законе и благодати» написанное митрополитом Илларионом между 1037 и 1050 гг. Это была речь, произнесенная в Софийском соборе перед князем Ярославом. В ней говорится о крещения Киевской Руси и о выдающейся роли в этом местных христиан. «Слово» пронизано патриотическим стилем, гордостью за свою землю, свое государство, свой народ. Так же поставлен вопрос о месте Древнерусского Киевского государства среди других государств. В «Слове о Законе и Благодати» митрополит Илларион показал себя одним из истинно великих мастеров искусства риторики. Оно великолепно по композиции, а каждая деталь в нем — драгоценный камень высокого достоинства. Илларион использует самые разнообразные средства художественной выразительности: символический параллелизм, метафоры, антитезы, риторические вопросы и т.п., все это с прекрасным чувством меры.

Героический и трагический поход новгород-северского князя Игоря Святославовича в 1185 г., на половцев и его поражение воспето в древнейшем литературном памятнике Киевской Руси — талантливом поэтическом произведении «Слово о полку Игореве». Поэма, созданная неизвестным участником и очевидцем событий, стала большим патриотическим призывом к единению русских князей перед угрозой внешних врагов. [5. 175 c.]

Поучение Владимира Мономаха — литературный памятник XII века, написанный великим князем киевским Владимиром Мономахом. Это произведение называют первой светской проповедью. Обращённый в первую очередь к князьям и правителям текст имел значение политического завещания; его сентенции Владимир Мономах подкрепил обращением к опыту собственной жизни. Он стремился уберечь государство от княжеских междоусобиц и, опираясь на авторитет христианского вероучения, пытался силой морального убеждения повлиять на своих потомков. Князь учил своих детей честно и достойно исполнять гл. мужское дело — защищать родную землю и не давать в обиду своих подданных, указывал на необходимость разностороннего книжного учения.

С началом раздробленности Русские летописи складывались в каждом большом феодальном центре. Последними из летописных русских сводов, которые дошли до нас, есть Киевский (1200) и Галицко-Волынский (конец XIII века). Галицко-Волынский летопись главный источник для изучения истории юго-западных княжеств. Наиболее интересна та часть летописи, в которой рассказывается о княжении Данила Романовича. Автор был горячим сторонником Даниила, вероятно, его дружинником, владел литературным талантом и широкой эрудицией. Потому летопись представляет ценность, как для истории, так и для литературы. [5. 178 c.]

Своеобразной энциклопедией различных знаний той эпохи были «Изборники» — сборники разных по тематике произведений, которые растолковывают некоторые сложные для понимания библейские сюжеты, а также поучают и дают наставления. В «Изборнике» 1076 г. значительное место уделено правилам, которыми человек должен руководствоваться в жизни. Впервые отмечается существование конфликта между бедными и богатыми, который призывается решать на принципах христианской морали, проповедуя всеобщую любовь и всепрощение. «Изборник» 1073 г. имеет и большое художественное значение.

Достопримечательностью литературной и книжной культуры тех времен является «Киево-Печерский патерик» — сборник рассказов о жизни святых первосвященников и великомучеников Русской Земли. Окончательно он составлен и приведен в XIII в. Впоследствии «Патерик» постоянно дополнялся и расширялся. [2. 87 c.]

Говоря о взлете древнерусской литературы после принятия христианства, не нужно забывать, что она богата в первую очередь своим национальным патриотизмом. Древнерусские книжники призывали любить Родину, воспитывали патриотизм и стремление к исправлению недостатков общества. Литературное наследие Киевской Руси было богатым. За подсчётами отдельных учёных, в XI-XIII ст. в обращении по всей территории Руси перебывало около 140 тыс. книг нескольких сотен наименований. Страшные разрушения, причинённые татаро-монголами в середине 13-го ст., и войны в последующие времена привели к огромным потерям.

Литература Киевской Руси

Характерной чертой культуры Древней Руси было единство, параллелизм всех составляющих ее частей. В синтез искусств наравне с зодчеством, монументальной фресковой живописью, иконописью входили литература и церковная музыка. Дополняя друг друга, разными способами они выражали общее, для всех них единое содержание. Одни и те же образы, идеи воплощались разными средствами в разных видах искусства, однако подлинным стержнем синтеза древнерусского искусства служило слово, к которому с большим пиететом относились на Руси. Приобщение к письменной духовной культуре породило культ книги на Руси, почитавшейся одной из высших ценностей. Не варварская воинственность, но духовная мудрость становится высшей добродетелью.

Хотя и в языческий период на Руси, судя по всему, существовала письменность (узелковое письмо, а также письмо «чертами и резами», которые упоминаются в сказании «О письменах», написанном болгарским монахом Храбром на рубеже IX—X вв.), широкого распространения она не получила. Лишь с принятием христианства Русь обрела общедоступную письменность, созданную для славянских народов братьями-миссионерами Кириллом и Мефодием. Вначале, во второй половине IX в., они создали глаголицу, а чуть позже появилась кириллица, автором которой стал ученик Кирилла — Кшмент. Поскольку это письмо соответствовало живому разговорному языку, оно получило широкое распространение, в том числе и среди простых горожан. Вскоре появились и первые школы, в том числе и для девочек. Поэтому неудивительно, что грамоте были обучены даже простые ремесленники, не говоря о представителях высших сословий [1] .

Христианизация Руси во многом способствовала распространению письменности и появлению первых литературных произведений. Потребность в письменности и литературных произведениях прежде всего испытывала церковь для изложения и распространения христианского вероучения. В период с конца X и по начало XII в. в культуре Киевской Руси появляется несколько литературных жанров — летописи, агиографии (жития святых) и различные «слова» — литература политического, философского, исторического характера (дидактическая литература).

Читать еще:  Преобразование фотографии в рисунок карандашом онлайн. Как сделать реалистичный эффект живописи в Photoshop

Важнейшее место среди письменных памятников принадлежит летописям. Летописание возникает в X в. и продолжается до XVII в. Летописи были настоящими энциклопедиями того времени. Так, одна из самых известных летописей — «Повесть временных лет», написанная монахом Киево-Печерской лавры Нестором в XI в. на основе более ранних документов и хроник, включала в себя самые разные сведения — сведения о произошедших событиях и погодные записи, копии политических и юридических документов, пересказы фольклорных преданий, выдержки из переводных книг, исторические повести, жития, богословские трактаты, похвальные слова. Главная цель этой летописи состояла в том, чтобы показать место Русской земли среди других держав, доказать, что русский народ имеет свою историю. Вводная часть «Повести временных лет» начиналась, как и всякое произведение древнерусской литературы, с описания всемирной истории, но на сей раз от «всемирного потопа» и распределения земли между сыновьями Ноя. Нестор передавал библейскую историю о Вавилонском столпотворении, во время которого люди разделились на народы и заговорили на разных языках, и отмечает образование славян от Иафета. «Повесть временных лет» определяла место русского народа среди народов мира, описывала происхождение славянской письменности, образование Русского государства.

Всегда любимой была на Руси житийная литература (агиография) — биографии духовных и светских лиц, канонизированных христианской церковью. В ней отчетливо просматривались такие характеристики национальной психологии, как жертвенность и стремление к страданию. Не случайно первыми русскими святыми стали Борис и Глеб, младшие сыновья великого князя Владимира Святославовича, отказавшиеся сопротивляться своему брату и добровольно принявшие от него мученическую смерть. Рассказ об их судьбе стал древнейшим образцом жития. Правда, «Сказание о Борисе и Глебе» не совсем соответствует византийским канонам житийной литературы, оно больше похоже на историческую повесть, с точным рассказом о событиях. Поэтому несколько позже появились «Чтения о Борисе и Глебе», точнее соответствующие каноническим требованиям.

Из первых дидактических произведений того времени следует назвать «Речь философа», обращенную к князю Владимиру и записанную в «Повести временных лет». Она представляла собой изложение всемирной истории от сотворения мира до выбора Владимиром новой веры. Летописцы утверждали, что под воздействием этой речи Владимир и принял христианство.

Широко известно «Слово о Законе и Благодати», написанное киевским митрополитом Иларионом в 30—40-х годах XI в. В этом трактате в противовес теории о богоизбранности еврейского народа впервые ставился вопрос о равноправии народов. Написанное согласно византийским канонам, это произведение на основе аллегорической методологии стало одновременно политическим и философским трактатом, в котором христианство оказывалось учением о свободе как органическом состоянии человечества. Это противоречило официальным постулатам церковной идеологии, но соответствовало духу первоначального христианства. Так, проблема свободы, ключевая для русской культуры, впервые была заявлена на страницах «Слова о Законе и Благодати». Первая его часть рассматривала взаимоотношение Ветхого Завета («Закона») с его национальной ограниченностью и Нового Завета («Благодати») с его общедоступностью христианства для всех уверовавших в Христа. Во второй части речь шла о принятии русским народом христианства. Рассуждения Илариона сводились к тому, что как для нового вина нужны новые мехи, так и для нового учения нужны новые народы, к числу которых и принадлежал русский народ. При этом Иларион необычайно высоко оценивал авторитет Русской земли среди других стран мира. В третьей части возносилась хвала князю Владимиру, которому приписывалась заслуга крещения Руси, в противовес точке зрения греков, считавших крещение «варварского» народа своей заслугой.

  • [1] В это время в Западной Европе грамотность была уделом очень небольшой группы людей, монахов по преимуществу. Одной из причин этого было то, что письменным языком европейскихнародов была латынь, ставшая к этому времени мертвым языком, не соответствующая ни одному из живых европейских языков, хотя и связанная с ними. Правда, это позволило западноевропейским народам остаться в едином духовном пространстве. Начавшие свое развитие наука ифилософия в Западной Европе не знали государственных границ, находились в едином культурном пространстве в отличие от русских мыслителей, огражденных барьером кириллицы от циркулировавших на Западе идей.

Летописание периода Киевской Руси (X — начало XII в.)

В истории русского летописания принято выделять три круп­ных этапа: летописание Киевской Руси, летописание периода феодальной раздробленности и летописание единого Российского государства. Летописание каждого из этих этапов имело свои особенности, отразившиеся в форме и содержании историческо­го источника, способах его создания, политической направлен­ности.

Летописание Киевской Руси не представлено реально дошед­шими до нас самостоятельными, завершенными летописными текстами. Его следы сохранились в более поздних летописях, поэтому многие вопросы начального этапа отечественного летописания являются спорными.

Особенностью этого периода летописания можно считать ста­новление погодной сетки летописного повествования. Мы не зна­ем, какую форму имели самые первые летописные тексты. Есть основания предполагать, что погодная форма записи не была един­ственной и появилась не сразу. Начало традиции записывать со­бытия под конкретными абсолютными датами исследователи от­носят к 70-м гг. XI в. и связывают ее с летописной деятельностью киево- печерского игумена Никона. Идея погодных статей могла возникнуть под влиянием календарных таблиц, которые встреча­ются в богослужебных книгах. В XIXв. были обнаружены книги, в которых одновременно присутствуют и лапидарное упоминание события, соотнесенное с датой таблицы, и развернутая летопис­ная погодная запись о том же событии, помещенная вне рамок таблицы. Календарные таблицы, используемые православной цер­ковью, возможно, закрепляли практику точной фиксации собы­тий.

В то же время существовала и другая система записи событий. В ней датировка основывалась на относительной временной шка­ле, т.е. новые события датировались относительно уже совершив­шихся: «по мнозех же времянех. », «по сих же летех. », «по двою же лету. ».

Пример такой датировки — Галицко-Волынский свод XIIIв., находящийся в составе Ипатьевской летописи (XVв.). По мнению исследователей, первоначально текст этого свода не имел точ­ных дат. Позднее, когда его соединяли с Киевским сводом 1200 г., в котором текст разбит на года, относительные датировки переве­ли в абсолютные, но сделали это с ошибкой: события, произо­шедшие в Галицко-Волынском княжестве с начала XIIIв., сдви­нуты назад на четыре года. Таким образом, ошибка показывает, что изначально Галицко-Волынский свод не имел погодной сетки. Придавая единообразие новому тексту, сводчик сразу за Киев­ским сводом, оканчивавшимся погодной записью 1200г., помес­тил в записи 1201г. галицко-волынские события, хотя на самом деле первые события, передаваемые Галицко-Волынским сводом, происходили в 1205г.

Сложным является вопрос об исходной точке древнерусско­го летописания, его первоначальном содержании и форме. Не­которые дореволюционные исследователи считали Нестора пер­вым русским летописцем, а созданную им в 1113г. «Повесть временных лет» — первым летописным сочинением. Однако в отечественной историографии истоки летописного дела на Руси постепенно отодвигались на более раннее время. Проведя ана­лиз многих летописей, Шахматов предположил, что первый русский летописный текст был создан около 1039г. в Киеве при только что открывшейся русской митрополичьей кафедре. Этот гипотетический текст ученый назвал Древнейшим летописным сводом.

Читать еще:  В каком произведении победа над собой. Сочинение на тему: «Самая большая победа — это победа над собой

Позднее ряд советских исследователей, опираясь на данные различных письменных источников, предположили, что летописание появилось в конце IXв. Так, Л.В.Черепнин (1905—1977) считал исходной точкой русского летописания 996г., когда по случаю выдачи Владимиром Святославичем десятины киевской церкви была составлена летопись. По мнению историка, она вклю­чила повести о полянах-русах. Для реконструкции свода 996г. Черепнин использовал «Память и похвалу князю Владимиру» монаха Киево-Печерского монастыря Иакова. М.Н.Тихомиров (1893 — 1965) также относил начало летописания к концу Xв. — началу XIв. Согласно реконструкции этого ученого, летописание нача­лось с создания трех сказаний: «Сказания о начале Руси», «Сказа­ния о призвании варягов» и «Сказания о русских князьях». Тихо­миров высказал мнение о том, что летописание зарождалось и в Киеве, и Новгороде. Б.А.Рыбаков (1908—2001) датировал пер­вый русский свод, созданный в Киеве и освещавший деятель­ность князя Владимира и его предшественников, 996—997 гг. По реконструкции ученого, этот свод представлял собой переработку разнообразных источников: эпизодических записей, эпических сказаний, Белгородской летописи — памятника, появившегося при дворе местного епископа, и др. Д.С.Лихачев (1906—1999) предполагал, что истоки летописания, возникшего в 40-х гг. XIв., лежат в синтезе устных преданий и литературно-исторического произведения, условно названного им «Сказание о распространении христианства».

В период существования Древнерусского государства летописа­ние пелось в самых крупных городах — в Киеве и Новгороде. По сохранившимся поздним летописям наиболее полно мож­но восстановить киевское летописание, которое не ограничива­лось киевскими событиями и регистрировало многие события, происходившие на всей территории тогдашнего государства. Та­ким образом, киевское летописание XI — начала XIIв. можно определить как общерусское.

Крупнейшим летописным сочинением, созданным в период Киевской Руси, является «Повесть временных лет». Самоназвание летописи — «Се повести времяньных лет, откуду есть пошла Русская земля, кто въ Киеве нача первее княжити, и откуду Русская земля стала есть». В таком варианте оно приведено в начале Лаврентьевской и близких к ней Троицкой, Радзивилловской и Московско-Академической летописях.

Автор «Повести временных лет» определяется на основе второй группы летописных списков (Ипатьевского, Хлебниковского, Ермолаевского и др.), в которых самоназвание сочинения до­полнено указанием на автора — черноризца, т.е. монаха Киево-Печерского монастыря. Но его имя — Нестор — сохранилось толь­ко в Хлебниковском списке.

Окончание «Повести временных лет» в составе поздних лето­писей определяется условно, поскольку четкой границы между ней и последующими сводами нет. Ориентиром в поиске границы несторовского текста служит первая в «Повести временных лет» погодная запись — 852 (6360)г., в которой приведен расчет лет от сотворения мира до кончины киевского князя Святополка, умершего в 1113г. Следовательно, автор этой хронологической выкладки знал о смерти князя и работал над своей летописью, скорее всего, в 1113г. или чуть позже.

Спустя непродолжительное время авторский текст «Повести временных лет» был переработан. Различные варианты переработ­ки текста представлены сегодня в двух редакциях, сохранившихся прежде всего в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях. Автор­ский текст Нестора не сохранился, и его следы ученые пытаются найти в двух последующих редакциях.

Исследования XXв., особенно работы Шахматова, доказали, что Нестор использовал более ранние летописные тексты. Учено­му удалось наметить несколько рубежей в летописании XIв.

Ближайшим по времени к «Повести временных лет» сводом, который был установлен Шахматовым, является так называемый Начальный свод 1093—1096гг. Его следы были обнаружены при сопоставлении «Повести временных лет», представленной в Лав­рентьевской и Ипатьевской летописях, с начальной частью Нов­городской первой летописи младшего извода. Последняя летопись имеет небольшое предисловие, которое могло быть создано в Киеве, а не в Новгороде. В начальном своде повествуется о том, почему Киев получил такое название, описывается город, распо­ложенный на горах (таким городом мог быть Киев, а не Новго­род), высказывается недовольство алчностью князей, за которую Бог наказал Русскую землю нашествием «поганых» (до Новгоро­да, как известно, половцы не доходили). Содержание предисло­вия позволило высказать предположение о киевском происхожде­нии и того летописного текста, который следовал за этим введением.

В погодных записях конца XIв., читаемых в «Повести времен­ных лет», Шахматов нашел некоторые тематические параллели с текстом предисловия новгородской летописи. Это, с одной сторо­ны, развернутые рассуждения летописца «Повести временных лет» о нашествии половцев как наказании Божьем за неразумные дей­ствия князей и его дружины, а с другой — обобщенные критиче­ские высказывания предисловия в адрес князя и его дружины, алчность которых привела к нашествию «поганых». Наиболее эмоционально о нашествии половцев, его причинах и разрушитель­ных последствиях для киевлян, прежде всего монахов Киево-Пе­черского монастыря, рассказывается в «Повести временных лет» и погодных статьях за 1093—1096гг. Именно этим временем Шах­матов датировал создание того киевского летописного сочине­ния, которому принадлежало предисловие новгородской летописи и которое было использовано новгородским летописцем. Мес­том составления этого текста был назван Киево-Печерский мона­стырь.

Сравнение Новгородской первой летописи младшего извода и «Повести временных лет» показывает, что текст первой лето­писи более исправен, чем второй. Неисправность ряда мест в «Повести временных лет» усматривается в избыточности сведе­ний о некоторых событиях, что иногда нарушает логику повествования о развитии событий. Эти нарушения свидетельствуют о переработке общего для обоих произведений текста разными летописцами, имевшими различные задачи и источники. Ближайший по тексту оригинал одного или нескольких списков принято называть протографом.

Для «Повести временных лет» (в Лаврентьевском, Ипатьев­ском и других списках) и Новгородской первой летописи млад­шего извода протографом является киевский свод, который оп­ределен Шахматовым и назван им Начальным летописным сво­дом 1093—1096 гг. Ученый не атрибутировал его, т.е. не связал создание текста с каким-либо конкретным лицом. Однако позд­нее М.Д. Приселков (1881 — 1941) выдвинул гипотезу о том, что составителем свода был игумен Киево-Печерского монастыря Иоанн.

Текст протографа менее переработан в Новгородской первой летописи младшего извода. Включения дополнительной инфор­мации в «Повесть временных лет», приведшие к нарушению ло­гики первоначальных рассказов об описываемых событиях, сви­детельствуют о значительной переработке Нестором Начального летописного свода.

В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях избыточный по отношению к исходному текст обнаруживается, например, в повествовании о мести княгини Ольги древлянам за смерть мужа — князя Игоря (946г.). По всей видимости, в протографе «Повести временных лет» рассказывалось о трех случаях мести: во-первых, погребении заживо в яме послов древлянского князя Мала, при­бывших в Киев к Ольге для сватовства; во-вторых, сожжении в Киеве второго древлянского посольства; в-третьих, уничтожении древлян после тризны по Игорю в их же земле. Об этих способах мести Ольги читается и в Новгородской первой летописи. Но в «Повести временных лет» есть рассказ о четвертой мести, который отсутствует в новгородском тексте:

Источники:

http://m.vuzlit.ru/438040/letopisanie_literatura_kievskoy_rusi
http://m.studref.com/451306/kulturologiya/literatura_kievskoy_rusi
http://megalektsii.ru/s590t10.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector