Оригинальный сценарий матрицы читать. Настоящий сценарий “матрицы”, отвергнутый продюсерами

Оригинальный сценарий матрицы читать. Настоящий сценарий “матрицы”, отвергнутый продюсерами

Не советую это читать: настоящий сценарий Матрицы

Помните эту криповую копипасту, которая гуляла по Вконтакте несколько лет назад? Вашему вниманию – настоящий сценарий культового фильма “Матрица”, отвергнутый продюсерами.

Матрица: неизвестный финал

Теперь я наконец нашёл ответы на те глупые дыры в сюжете, что мучили меня в первом фильме. Это. Это просто гениально.

Многие кинокритики отмечают, что после концептуальной «Матрицы номер один» ее продолжения слишком сильно отдавали желанием заработать как можно больше денег на успехе предыдущей картины, чтобы считаться достойными фильма-предшественника. Возможно, все могло выглядеть совсем по-другому.

Многие считают, что братья (тогда еще) Вачовски, собственно, сотворили один-единственный фильм, на славе которого и строили всю свою последующую карьеру. Первая «Матрица» гениальна. Вторая и третья части трилогии далеко ушли в сторону чистой коммерции, и этим слегка подпортили послевкусие, но то, что оригинальная картина оказалась выше всех и всяческих похвал – это уж точно.

К сожалению, переполнив сногсшибательными спецэффектами продолжения, забив их под завязку персонажами и второстепенными событиями, авторы «Матрицы» утратили обжигающую простоту оригинала, чему своеобразный хэппи-энд с восходом солнца тоже не способствовал.

Но что вы скажете, если узнаете, каков был оригинальный замысел Вачовски? Будь он воплощен на экране должным образом – и эффект от «Матрицы» был бы усилен втрое, ведь по жестокости финального поворота событий фильм превзошел бы даже «Бойцовский клуб»!

Сценарий «Матрицы» создавался Вачовски на протяжении более чем пяти лет. Годы непрерывного труда породили целый иллюзорный мир, густо пронизанный сразу несколькими сюжетными линиями, время от времени причудливо переплетавшимися между собой. Адаптируя свой колоссальный труд для экранизации, Вачовски изменили так много, что, по их же собственному признанию, воплощение их замыслов оказалось лишь «фантазией по мотивам» той истории, что была придумана в самом начале. Хотя, конечно, основная идея всегда оставалась неизменной.

Самое интересное заключается в следующем: на определенном этапе из сценария в конечном итоге была убрана на редкость занимательная составляющая – суровый финальный твист. Дело в том, что с самого начала Вачовски задумывали свою трилогию как фильм с, пожалуй, самым печальным и безысходным концом, какой только можно себе представить. Судя по обширному фрагменту сценария, который был отвергнут весь целиком на этапе согласования производства картины с продюсером Джоэлом Сильвером, мы лишились на редкость ошеломляющего финала, который уж точно смотрелся бы лучше того «хэппи-энда», который в конце концов попал на экраны.

Прежде всего, стоит оговориться, что сценарные наброски и разные варианты одного и того же фильма, будучи отвергнутыми, далее не дорабатывались, поэтому многое осталось не увязанным в стройную систему. Так, в «грустном» варианте трилогии события второй и третьей частей довольно сильно урезаны. При этом в третьей, заключительной части начинается развертывание настолько суровой интриги, что она практически ставит с ног на голову все события, происходившие ранее по сюжету. Точно так же финал шьямалановского «Шестого чувства» полностью перетряхивает все события фильма с самого его начала. Только в «Матрице» зритель новыми глазами должен был взглянуть практически на всю трилогию. И очень жаль, что Джоэл Сильвер настоял на реализованном варианте – этот явно лучше.

Итак, оригинальный сценарий истории:

С момента окончания событий первого фильма проходит шесть месяцев. Нео, находясь в реальном мире, обнаруживает у себя невероятную способность воздействовать на окружающее: сперва он поднимает в воздух и гнет ложку, лежащую на столе, потом определяет положение машин-Охотников за пределами Зиона, потом в бою со Спрутами уничтожает одного из них силой мысли на глазах потрясенной команды корабля.

Нео и все окружающие не могут найти объяснение данному феномену. Нео уверен, что этому есть веская причина, и что его дар как-то связан с войной против машин, и способен оказать решающее воздействие на судьбу людей (интересно отметить, что в снятом фильме эта способность тоже есть, но она вовсе не объясняется, и на ней даже не особенно заостряют внимание – может, и все тут. Хотя, по здравом размышлении, умение Нео в реальном мире вытворять чудеса не имеет абсолютно никакого смысла в свете всей концепции «Матрицы», и выглядит просто странно).

Итак, Нео отправляется к Пифии, чтобы получить ответ на свой вопрос, и узнать, что ему делать дальше. Пифия отвечает Нео, что не знает, почему он обладает сверхспособностями в реальном мире, и как они связаны с Предназначением Нео. Она говорит, что тайну Предназначения нашего героя может открыть только Архитектор – верховная программа, создавшая Матрицу. Нео ищет способ встретиться с Архитектором, проходя через неимоверные трудности (здесь участвуют уже известные нам Мастер ключей в плену у Меровингена, погоня на шоссе и прочее) .

»’И вот Нео встречается с Архитектором. Тот открывает ему, что город людей Зион уничтожался уже пять раз, и что уникальный Нео был намеренно создан машинами для того, чтобы олицетворять для людей надежду на освобождение, и таким образом сохранять спокойствие в Матрице и служить ее стабильности. Но когда Нео спрашивает у Архитектора, какую роль во всем этом играют его сверхспособности, проявляющиеся в реальном мире, Архитектор говорит, что ответ на этот вопрос никогда не может быть дан, ибо он приведет к знанию, которое уничтожит все, за что сражались друзья Нео и он сам.
To be concluded.
Третий фильм
После разговора с Архитектором Нео понимает, что здесь скрыта какая-то тайна, разгадка которой может принести долгожданный конец войны между людьми и машинами. Его способности становятся все сильнее. (В сценарии есть несколько сцен с впечатляющими боями Нео с машинами в реальном мире, в котором он развился до ультимативного супермена, и может почти то же, что и в Матрице: летать, останавливать пули и прочее)»’
В Зионе становится известно, что машины начали движение к городу людей с целью убить всех вышедших из Матрицы, и все население города видит надежду на спасение в одном только Нео, который вытворяет прямо-таки грандиозные вещи – в частности, получает умение устраивать мощные взрывы там, где он хочет.

Тем временем вышедший из-под контроля главного компьютера агент Смит, ставший свободным и получивший умение бесконечно копировать себя, начинает угрожать уже самой Матрице. Вселившись в Бэйна, Смит проникает также и в реальный мир.
Нео ищет новой встречи с Архитектором, чтобы предложить ему сделку: он уничтожает агента Смита, разрушив его код, а Архитектор открывает Нео тайну его сверхспособностей в реальном мире и останавливает движение машин на Зион. Но комната в небоскребе, где Нео встречался с Архитектором, пуста: создатель Матрицы поменял свой адрес, и теперь никто не знает, как его найти. Ближе к середине фильма происходит тотальный коллапс: агентов Смитов в Матрице становится больше, чем людей и процесс их самокопирования нарастает как лавина, в реальном мире машины проникают в Зион, и в колоссальной битве уничтожают всех людей, кроме горстки уцелевших во главе с Нео, который, несмотря на свои сверхспособности, не может остановить тысячи машин, рвущихся в город.

Морфеус и Тринити гибнут рядом с Нео, героически защищая Зион. Нео в страшном отчаянии увеличивает свою силу до совсем уж неимоверных масштабов, прорывается к единственному уцелевшему кораблю («Навуходоносор» Морфеуса), и покидает Зион, выбираясь на поверхность. Он направляется к главному компьютеру, чтобы уничтожить его, мстя за гибель жителей Зиона, и особенно – за смерть Морфеуса и Тринити.

На борту «Навуходоносора» прячется Бэйн-Смит, пытающийся помешать Нео уничтожить Матрицу, поскольку он понимает, что при этом погибнет и сам. В эпической драке с Нео Бэйн также проявляет суперспособности, выжигает Нео глаза, но в конце концов погибает. Далее следует совершенно сногсшибательная сцена, в которой ослепший, но все равно все видящий Нео сквозь мириады врагов прорывается к Центру и устраивает там грандиозный взрыв. Он буквально испепеляет не только Центральный Компьютер, но и самого себя. Миллионы капсул с людьми отключаются, свечение в них пропадает, машины замирают навсегда и взору зрителя предстает погибшая, пустынная планета.

Яркий свет. Нео, совершенно неповрежденный, без ран и с целыми глазами, приходит в себя сидящим в красном кресле Морфеуса из первой части «Матрицы» в абсолютно белом пространстве. Он видит перед собой Архитектора. Архитектор говорит Нео, что потрясен тем, на что способен человек во имя любви. Он говорит, что не учел ту силу, которая вселяется в человека, когда он готов пожертвовать своей жизнью ради других людей. Он говорит, что машины на это не способны, и поэтому они могут проиграть, даже если это кажется немыслимым. Он говорит, что Нео – единственный из всех Избранных, который «смог зайти так далеко».

Читать еще:  Партнерские программы казино: обзор, мнение, нюансы работы. Партнерские программы казино и азартных игр

Нео спрашивает, где он. В Матрице, отвечает Архитектор. Совершенство Матрицы заключается, в числе прочего, еще и в том, что она не допускает, чтобы непредвиденные события нанесли ей хоть малейший ущерб. Архитектор сообщает Нео, что они сейчас находятся в «нулевой точке» после перезагрузки Матрицы, в самом начале ее Седьмой Версии.

Нео ничего не понимает. Он говорит, что только что уничтожил Центральный Компьютер, что Матрицы больше нет, как и всего человечества. Архитектор смеется, и сообщает Нео нечто, шокирующее до глубины души не только его, но и весь зрительный зал.

Зион – это часть Матрицы. Для того, чтобы создать для людей видимость свободы, для того, чтобы дать им Выбор, без которого человек не может существовать, Архитектор придумал реальность внутри реальности. И Зион, и вся война с машинами, и агент Смит, и вообще все, что происходило с самого начала трилогии, было спланировано заранее и является не более чем сном. Война была только отвлекающим маневром, а на самом деле все, кто погиб в Зионе, боролся с машинами, и сражался внутри Матрицы, продолжают лежать в своих капсулах в розовом сиропе, они живы и ждут новой перезагрузки системы, чтобы снова начать в ней «жить», «бороться» и «освобождаться». И в этой стройной системе Нео – после его «перерождения» – будет отведена все та же самая роль, что и во всех предыдущих версиях Матрицы: вдохновлять людей на борьбу, которой нет.

Ни один человек никогда не покидал Матрицу с момента ее создания. Ни один человек никогда не умирал иначе, как согласно плану машин. Все люди – рабы, и это никогда не изменится.

Камера показывает героев фильма, лежащих в своих капсулах в разных уголках «питомников»: вот Морфеус, вот Тринити, вот капитан Мифунэ, погибщий в Зионе смертью храбрых, и многие, многие другие. Все они безволосы, дистрофичны и опутаны шлангами. Последним показывают Нео, выглядящего в точности так же, как в первом фильме в момент его «освобождения» Морфеусом. Лицо Нео безмятежно.

Вот как объясняется ваша суперсила в «реальности», говорит Архитектор. Этим же объясняется и существование Зиона, который люди «никогда не смогли бы построить таким, каким вы его видели» из-за нехватки ресурсов. И неужели, смеется Архитектор, мы позволяли бы освобожденным из Матрицы людям скрываться в Зионе, если у нас всегда была возможность либо убить их, либо подключить к Матрице снова? И неужели нам нужно было ждать десятилетия, чтобы уничтожить Зион, даже если бы он существовал? Все-таки вы нас недооцениваете, мистер Андерсон, говорит Архитектор.

Нео, с помертвевшим лицом глядящий прямо перед собой, пытается осознать происшедшее, и бросает последний взгляд на Архитектора, который говорит ему на прощание: – «В Седьмой Версии Матрицы миром будет править Любовь».

Звучит будильник. Нео просыпается, и выключает его. Последний кадр фильма: Нео в деловом костюме выходит из дома, и быстрым шагом направляется на работу, растворяясь в толпе. Под тяжелую музыку начинаются финальные титры.»’

Мало того, что этот сценарий выглядит более стройным и понятным, мало того, что в нем действительно блестяще объясняются сюжетные дыры, которые были оставлены без объяснений в экранизации – он еще и гораздо лучше вписывается в мрачный стиль киберпанка, чем исполненный «надежды» конец увиденной нами трилогии. Это не просто Антиутопия, но Антиутопия в своем самом жестоком проявлении: конец света давно позади, и ничего нельзя исправить.

Но продюсеры настояли на хэппи-энде, пусть и не особенно радостном, а еще их условием было обязательное включение в картину эпичного противостояния Нео и его антипода Смита как некого библейского аналога битвы Добра и Зла. В итоге довольно навороченная философская притча первой части досадно выродилась в набор виртуозных спецэффектов без особенно глубокой задней мысли.

Это никогда не будет снято. Остается только представлять, как это могло быть. И это могло быть очень, очень круто.

Настоящий сценарий «Матрицы», отвергнутый продюсерами (10 фото)

Итак, оригинальный сценарий «Матрицы».

Прежде всего, стоит оговориться, что сценарные наброски и разные варианты одного и того же фильма, будучи отвергнутыми, далее не дорабатывались, поэтому многое осталось не увязанным в стройную систему. Так, в «грустном» варианте трилогии события второй и третьей частей довольно сильно урезаны. При этом в третьей, заключительной части начинается развертывание настолько суровой интриги, что она практически ставит с ног на голову все события, происходившие ранее по сюжету. Точно так же финал шьямалановского «Шестого чувства» полностью перетряхивает все события фильма с самого его начала. Только в «Матрице» зритель новыми глазами должен был взглянуть практически на всю трилогию. И очень жаль, что Джоэл Сильвер настоял на реализованном варианте

С момента окончания событий первого фильма проходит шесть месяцев. Нео, находясь в реальном мире, обнаруживает у себя невероятную способность воздействовать на окружающее: сперва он поднимает в воздух и гнёт ложку, лежащую на столе, потом определяет положение машин-oхотников за пределами Зиона, потом в бою со Спрутами уничтожает одного из них силой мысли на глазах потрясенной команды корабля.

Нео и все окружающие не могут найти объяснение данному феномену. Нео уверен, что этому есть веская причина, и что его дар как-то связан с войной против машин, и способен оказать решающее воздействие на судьбу людей (в снятом фильме эта способность тоже есть, но она вовсе не объясняется, и на ней даже не особенно заостряют внимание – может, и всё. Хотя, по здравом размышлении, умение Нео в реальном мире вытворять чудеса не имеет абсолютно никакого смысла в свете всей концепции «Матрицы», и выглядит просто странно).

Итак, Нео отправляется к Пифии, чтобы получить ответ на свой вопрос, и узнать, что ему делать дальше. Пифия отвечает Нео, что не знает, почему он обладает сверхспособностями в реальном мире, и как они связаны с Предназначением Нео. Она говорит, что тайну Предназначения нашего героя может открыть только Архитектор – верховная программа, создавшая Матрицу. Нео ищет способ встретиться с Архитектором, проходя через неимоверные трудности (здесь участвуют уже известные нам Мастер ключей в плену у Меровингена, погоня на шоссе и прочее).

И вот Нео встречается с Архитектором. Тот открывает ему, что город людей Зион уничтожался уже пять раз, и что уникальный Нео был намеренно создан машинами для того, чтобы олицетворять для людей надежду на освобождение, и таким образом сохранять спокойствие в Матрице и служить её стабильности. Но когда Нео спрашивает у Архитектора, какую роль во всём этом играют его сверхспособности, проявляющиеся в реальном мире, Архитектор говорит, что ответ на этот вопрос никогда не может быть дан, ибо он приведет к знанию, которое уничтожит всё, за что сражались друзья Нео и он сам.

После разговора с Архитектором Нео понимает, что здесь скрыта какая-то тайна, разгадка которой может принести долгожданный конец войны между людьми и машинами. Его способности становятся всё сильнее. (В сценарии есть несколько сцен с впечатляющими боями Нео с машинами в реальном мире, в котором он развился до супермена, и может почти то же, что и в Матрице: летать, останавливать пули и прочее).

В Зионе становится известно, что машины начали движение к городу людей с целью убить всех вышедших из Матрицы, и всё население города видит надежду на спасение в одном только Нео, который вытворяет прямо-таки грандиозные вещи – в частности, получает умение устраивать мощные взрывы там, где он хочет.

Тем временем вышедший из-под контроля главного компьютера агент Смит, ставший свободным и получивший умение бесконечно копировать себя, начинает угрожать уже самой Матрице. Вселившись в Бэйна, Смит проникает также и в реальный мир.

Нео ищет новой встречи с Архитектором, чтобы предложить ему сделку: он уничтожает агента Смита, разрушив его код, а Архитектор открывает Нео тайну его сверхспособностей в реальном мире и останавливает движение машин на Зион. Но комната в небоскрёбе, где Нео встречался с Архитектором, пуста: создатель Матрицы поменял свой адрес, и теперь никто не знает, как его найти.

Ближе к середине фильма происходит тотальный коллапс: агентов Смитов в Матрице становится больше, чем людей и процесс их самокопирования нарастает как лавина, в реальном мире машины проникают в Зион, и в колоссальной битве уничтожают всех людей, кроме горстки уцелевших во главе с Нео, который, несмотря на свои сверхспособности, не может остановить тысячи машин, рвущихся в город.

Морфеус и Тринити гибнут рядом с Нео, героически защищая Зион. Нео в страшном отчаянии увеличивает свою силу до совсем уж неимоверных масштабов, прорывается к единственному уцелевшему кораблю («Навуходоносор» Морфеуса), и покидает Зион, выбираясь на поверхность. Он направляется к главному компьютеру, чтобы уничтожить его, мстя за гибель жителей Зиона, и особенно – за смерть Морфеуса и Тринити.

Читать еще:  Помиримся ли мы с любимым человеком гадание. Карточное гадание «Помиримся ли мы с любимым

На борту «Навуходоносора» прячется Бэйн-Смит, пытающийся помешать Нео уничтожить Матрицу, поскольку он понимает, что при этом погибнет и сам. В эпической драке с Нео Бэйн также проявляет суперспособности, выжигает Нео глаза, но в конце концов погибает. Далее следует сцена, в которой ослепший, но всё равно всё видящий Нео сквозь миллиарды врагов прорывается к Центру и устраивает там грандиозный взрыв. Он буквально испепеляет не только Центральный Компьютер, но и самого себя. Миллионы капсул с людьми отключаются, свечение в них пропадает, машины замирают навсегда и взору зрителя предстаёт погибшая, пустынная планета.

Яркий свет. Нео, совершенно неповреждённый, без ран и с целыми глазами, приходит в себя сидящим в красном кресле Морфеуса из первой части «Матрицы» в абсолютно белом пространстве. Он видит перед собой Архитектора. Архитектор говорит Нео, что потрясён тем, на что способен человек во имя любви. Он говорит, что не учёл ту силу, которая вселяется в человека, когда он готов пожертвовать своей жизнью ради других людей. Он говорит, что машины на это не способны, и поэтому они могут проиграть, даже если это кажется немыслимым. Он говорит, что Нео – единственный из всех Избранных, который «смог зайти так далеко».

Нео спрашивает, где он. В Матрице, отвечает Архитектор. Совершенство Матрицы заключается, в числе прочего, ещё и в том, что она не допускает, чтобы непредвиденные события нанесли ей хоть малейший ущерб. Архитектор сообщает Нео, что они сейчас находятся в «нулевой точке» после перезагрузки Матрицы, в самом начале её Седьмой Версии.

Нео ничего не понимает. Он говорит, что только что уничтожил Центральный Компьютер, что Матрицы больше нет, как и всего человечества. Архитектор смеётся, и сообщает Нео нечто, шокирующее до глубины души не только его, но и весь зрительный зал.

Зион – это часть Матрицы. Для того, чтобы создать для людей видимость свободы, для того, чтобы дать им Выбор, без которого человек не может существовать, Архитектор придумал реальность внутри реальности. И Зион, и вся война с машинами, и агент Смит, и вообще всё, что происходило с самого начала трилогии, было спланировано заранее и является не более чем сном. Война была только отвлекающим маневром, а на самом деле все, кто погиб в Зионе, боролся с машинами, и сражался внутри Матрицы, продолжают лежать в своих капсулах в розовом сиропе, они живы и ждут новой перезагрузки системы, чтобы снова начать в ней «жить», «бороться» и «освобождаться». И в этой стройной системе Нео – после его «перерождения» – будет отведена всё та же самая роль, что и во всех предыдущих версиях Матрицы: вдохновлять людей на борьбу, которой нет.

Ни один человек никогда не покидал Матрицу с момента её создания. Ни один человек никогда не умирал иначе, как согласно плану машин. Все люди – рабы, и это никогда не изменится.

Камера показывает героев фильма, лежащих в своих капсулах в разных уголках «питомников»: вот Морфеус, вот Тринити, вот капитан Мифунэ, погибщий в Зионе смертью храбрых, и многие, многие другие. Все они безволосы, дистрофичны и опутаны шлангами. Последним показывают Нео, выглядящего в точности так же, как в первом фильме в момент его «освобождения» Морфеусом. Лицо Нео безмятежно.

Вот как объясняется ваша суперсила в «реальности», говорит Архитектор. Этим же объясняется и существование Зиона, который люди «никогда не смогли бы построить таким, каким вы его видели» из-за нехватки ресурсов. И неужели, смеется Архитектор, мы позволяли бы освобожденным из Матрицы людям скрываться в Зионе, если у нас всегда была возможность либо убить их, либо подключить к Матрице снова? И неужели нам нужно было ждать десятилетия, чтобы уничтожить Зион, даже если бы он существовал? Всё-таки вы нас недооцениваете, мистер Андерсон, говорит Архитектор.

Нео, с помертвевшим лицом глядящий прямо перед собой, пытается осознать происшедшее, и бросает последний взгляд на Архитектора, который говорит ему на прощание: «В Седьмой Версии Матрицы миром будет править Любовь».

Звучит будильник. Нео просыпается, и выключает его. Последний кадр фильма: Нео в деловом костюме выходит из дома, и быстрым шагом направляется на работу, растворяясь в толпе. Под тяжелую музыку начинаются финальные титры.

Мало того, что этот сценарий выглядит более стройным и понятным, мало того, что в нём действительно блестяще объясняются сюжетные дыры, которые были оставлены без объяснений в экранизации – он ещё и гораздо лучше вписывается в мрачный стиль киберпанка, чем исполненный «надежды» конец увиденной нами трилогии. Это не просто Антиутопия, но Антиутопия в своем самом жестоком проявлении: конец света давно позади, и ничего нельзя исправить.

Но продюсеры настояли на хэппи-энде, пусть и не особенно радостном, а ещё их условием было обязательное включение в картину эпичного противостояния Нео и его антипода Смита как некого библейского аналога битвы Добра и Зла. В итоге довольно навороченная философская притча первой части досадно выродилась в набор виртуозных спецэффектов без особенно глубокой мысли.

Это никогда не будет снято. Остается только представлять, как это могло быть. И это могло быть очень, очень круто!

Что в итоге. Весь мир – Матрица и выхода нет. В таком виде, трилогия была бы конечно более законченной и была бы скорее всего одним из символов эпохи “конца истории”, из которой нет выхода, а предлагаемый системой выбор между подчинением через невежество и борьбой, ложен, поскольку борьба с системой уже заложена в ее базовые параметры и купируется на программном и аппаратном уровнях.

Архитектор в виде управляющего системы, это не только и не столько отсылка к масонам, но прежде всего символ ручного программирования сложившегося порядка вещей, который не является естественным и базируется на невежестве, подавлении и контроле. И бунт Нео, бесполезный в рамках существующей системы, которая этот бунт программирует, служит демонстрацией того, что борьба с этой системой без выхода за ее рамки невозможна, бессмысленна и бесполезна.

В итоге, первоначальный как бы судьбоносный выбор Нео с красной и синей таблеткой, обессмысливается, ибо и тот и другой путь оказывается ложным в рамках системы, заложен в нее и не приближает ни его, ни человечество к освобождению. При всех своих способностях и талантах, герой так до конца и не понимает, реального устройства системы, в которой он и в роли клерка и в роли спасителя – всего лишь раб системы, которую он не знает и не понимает.

Если такие задумки действительно посещали головы братьев Вачовски, то очень жаль, что они не добрались до большого экрана, хотя сама по себе матрешечная концепция Матрицы в Матрице, не нова. Мог бы получиться отличный пример постмодернистского мира утраченных смыслов и идеалов стремящихся к программному нулю.

Как на студии разгромили первый сценарий «Матрицы»

Наш постоянный автор Кирилл Размыслович опубликовал в своём блоге рассказ о первом сценарии «Матрицы» — и о том, какой отзыв он получил на студии. Мы публикуем материал с разрешения автора.

Вчера все прогрессивное человечество отметило 20-летнюю годовщину премьеры первой «Матрицы». Я бы, конечно, хотел написать большой материал, посвященный созданию фильма и его производственным перипетиям… но проблема в том, что я его уже когда-то сделал. И с тех пор мы вроде как не услышали никаких новых откровений про съемки оригинала. Ну разве что Уилл Смит выложил видео, в котором рассказал, как отказался от предложения сыграть Нео. Так что я не вижу смысла дублировать старый текст.

Вместо этого я лучше еще раз вспомню про один некогда всплывший в сети любопытный документ, к сожалению, до сих пор незаслуженно обделенный вниманием. Речь идет о письме, датированном 4 февраля 1994 года. Оно было написано директором по развитию компании Silver Pictures Уиллом Стэгером. Получателем письма был продюсер Джоэл Сильвер. Тот самый Джоэл Сильвер, что в итоге дал зеленый свет «Матрице».

Смотрите также

«Матрица»: как создавался культовый фильм

Чем вдохновлялись Вачовски, кто мог сыграть Нео и что вырезали из сценария.

Письмо представляет собой кавередж на ранний сценарий «Матрицы» написанный тогда еще братьями Вачовски. Что такое кавередж?

По очевидным причинам, большие продюсеры и студийные шишки крайне редко лично читают сценарии. Обычно эта работа возлагается на профессиональных «чтецов». Они вычитывают сценарий, после чего составляют кавередж: документ на несколько страниц, содержащий краткий пересказ сюжета, после которого идут комментарии, где указываются сильные и слабые стороны проекта. В конце делается общий вывод по поводу того, стоит ли запускать его в разработку. А далее продюсер читает кавередж и на основании этой краткой выжимки решает, заслуживает ли сценарий дальнейшего внимания.

Читать еще:  Как нарисовать египетскую пирамиду карандашом поэтапно. Загадочные портреты на пирамиде хеопса

Чем мне так приглянулся кавередж «Матрицы»? Дело в том, что, в отличие от «Чужого» или «Терминатора», в открытом доступе невозможно найти ранние версии сценария Вачовски. Все ограничивается лишь общими фразами из интервью. А мне всегда интересно узнать с чего начинались любимые фильмы. Не секрет, что ранние версии многих классических лент зачастую сильно отличаются от итогового продукта. Их чтение позволяет понять, как авторы постепенно дорабатывали историю и сумели сделать ее лучше.

К тому же кавередж намного честнее стандартных документалок, фильмов о фильме и хвалебных интервью, в которых продюсеры и актеры наперебой рассказывают о том, как прочитали сценарий и тут же поняли, что это шедевр. Потому что документ отчетливо показывает две вещи:

  1. Нет, никто не понял, что у них на руках будущая классика жанра.
  2. Ранний сценарий «Матрицы» заметно отличался от итогового фильма. И я бы сказал, что все внесенные в него позже изменения определенно пошли картине на пользу.

Каким был сюжет?

Итак, из имеющегося в кавередже пересказа сюжета можно узнать, что ранний сценарий Вачовски открывался сценой телефонного разговора между неким хакером Эдди и его подружкой Кристи. Агенты перехватывали звонок, после чего следовала сцена головокружительной погони по крышам. Эдди почти удавалось добраться до телефонной будки. Но в итоге агенты ловили его, вкалывали сыворотку правды, после чего тот выдавал имя Нео. Агент Смит снимал трубку телефона и говорил Морфеусу, что скоро доберется до него.

После этого мы знакомились с нашим главным героем.

Сюрприз: в ранней версии сценария Нео был старшеклассником.

Как и в фильме, он приходил на встречу с Морфеусом и брал таблетку. Правда, в этой версии ему говорили, что она нужна для медицинского теста. То есть в первоначальном скрипте еще не было знаменитой сцены с выбором между красной и синей. Далее герою сообщали правду о Матрице. От услышанного Нео становилось плохо, он терял сознание, после чего просыпался у себя дома.

Не понимая, было ли все взаправду, или же это дурной сон, Нео отправлялся в школу. Там его прямо во время занятий арестовывали агенты, а затем допрашивали, требуя сдать Морфеуса. Но Нео отказывался говорить. Далее появлялся Морфеус, сообщавший Нео, что тот успешно прошел испытание. После этого герой просыпался уже в реальном мире, где он ранее был лишь одной из батареек в системе.

Вторая половина сценария описана крайне схематично. Мы узнавали, что изначально машины (их называли «киберморпехами» и сравнивали с Робокопом) были созданы для защиты людей. Но потом роботы подняли восстание и поработили человечество. Как и в фильме, главный герой проходил серию тренировок. При этом Морфеус делал особый акцент на том, что Нео нельзя никого любить. Мол, любовь это слабость, которой могут воспользоваться машины.

Затем группа бойцов сопротивления возвращалась в Матрицу. Морфеус попадал в плен, Нео отправлялся на выручку, спасал своего наставника и побеждал агента Смита. Что важно, в описании ничего не упоминалось про предательство Сайфера (как и про самого этого персонажа) и гибель Нео с его последующим воскрешением. Так что у меня сильное подозрение, что всего этого не было в ранней версии «Матрицы», и значительная часть христианских отсылок была добавлена в сюжет уже позже.

В финале герои уничтожали «Матрицу» при помощи электромагнитных ракет, а Нео и Тринити целовались, показывая Морфеусу, что иногда в любви нет ничего плохого.

Cудя по описанию, сценарий имел полностью завершенный сюжет и не предполагал никаких продолжений.

Так что все эти рассказы Вачовски об изначально задуманной трилогии, вероятно, следует воспринимать так же, как истории про то, что Джордж Лукас заранее придумал все эпизоды «Звездных войн» и снимал их, руководствуясь каким-то тщательно выверенным планом.

Почитайте, кстати, это интересно:

Черновики Star Wars: варианты эпизода VII

Каким задумывал продолжение «Звёздных войн» сам Джордж Лукас и каким оно, скорее всего, будет

И что ответили на студии?

Часть с комментариями по поводу сюжета во многом даже интереснее его пересказа. Сразу стоит сказать, что Стэгер явно не впечатлился работой Вачовски. Точнее говоря, он похвалил первые тридцать пять страниц, назвав их «блистательными». Стэгеру понравилась завязка, начальная экшн-сцена и наличие загадки. А вот мнение насчет остального было куда менее радужным. По мнению рецензента, основными недостатками работы Вачовски были:

«Плохая» комбинация визуальных эффектов. Плохая в том плане, что для их реализации требовалось много денег, и при этом они были очень странными и абсолютно некинематографичными. В качестве примера для сравнения Стэгер привел Линчевскую «Дюну».

То, что рукопись Вачовски по стилю была больше похожа на философскую научно-фантастическую повесть, а не на сценарий фильма.

Проблемы с персонажами и сюжетом. Судя по комментариям, Стэгер абсолютно потерялся в них, окончательно упустив к финалу нить повествования. «Странный», «сбивающий с толку», «запутанный», «мистический», «я все еще не понимаю» — вот лишь несколько слов и словосочетаний, которыми он описывает работу Вачовски (многие из них повторяются по несколько раз). И это при том, что весь его комментарий занимает 1,5 страницы.

Неоправданные ожидания в развитии сюжета. Исходя из комментариев, Стэгер явно предполагал, что после освобождения Нео, он сразу же вернется в виртуальную реальность и устроит там большой бада-бум в стиле «Терминатора». Вместо этого ему пришлось читать скучные сцены с тренировками и разговорами на «Навуходоносоре».

Слишком мало объяснений того, как устроен мир «Матрицы». В результате Стэгер терзался вопросами, как Морфеус намеревается победить машин, почему агенты охотятся на людей, что происходит в реальном мире с телами тех, кто отправляется в Матрицу и т. д.

Завершался разбор следующей рекомендацией:

«Чтобы сделать из этого мэйнстримный фильм, потребуется полная переработка материала после 35-й страницы. Сам сюжет, вероятно, придется свести к переделке «Терминатора». По сути, к этому сводится завязка.Тогда история скорее всего заработает как надо — с учетом мира, персонажей и тематики виртуальной реальности.
Поэтому мне очень сложно рекомендовать этот сценарий. Если бы его можно было приобрести по небольшой цене, то, возможно, мы бы смогли купить его и развить. Но для этого требуется полностью переписать работу, и при этом в сюжете все равно имеются проблемы, из-за которых фильм в итоге может полностью провалиться в прокате.
Если говорить в целом о самом сценарии, то он сойдет: первые 35 страниц очень хороши, по крайней мере для того, чтобы мы могли поразмышлять над целесообразностью развития данного проекта».

Очевидно, что если бы кто-то пришёл в офис Silver Pictures зимой 1994 года и заявил, что «Матрица» станет одним из самых влиятельных фильмов десятилетия, над ним бы посмеялись. Сценарий Вачовски тогда в лучшем случае воспринимался как основа для легкого плагиата «Терминатора», приправленного модной темой виртуальной реальности.

Никто толком не понимал о чем эта работа и почему она должна быть интересна публике.

Справедливости ради стоит отметить, что судя по имеющемуся описанию, ранний сценарий Вачовски не содержал многие из классических элементов фильма — тему избранности, выбора, смерть и воскрешение Нео, bullet-time и т. д. Как знать, возможно, что другие профессиональные чтецы вынесли бы работе схожий приговор.

Остается лишь искренне удивляться, что с такими рекомендациями «Матрица» все же была реализована, да еще и в задуманном авторами виде. Уж не знаю, сказалось ли чутье Джоэля Сильвера, или же Вачовски оказались настолько убедительными — но факт остается фактом. В наше время сложно представить, чтобы студия запустила в разработку блокбастер, основанный на концепции, которую никто не понимает, и вдобовок доверила пост режиссера людям, у которых нет опыта съемки больших фильмов.

А самое забавное в этой истории — то, что сейчас в профиле Уилла Стэгера на linkedin гордо указано, что он когда-то был чтецом сценариев и прочитал свыше двух тысяч рукописей. Из всех этих работ отдельного упоминания удостоилась лишь «Матрица». Жаль, что Стэгер не написал, какую рекомендацию он ей оставил.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5c2fac5bcffc6400aaecdc31/5cb4d80676b1a600b216cdf6
http://fishki.net/1564467-nastojawij-scenarij-matricy-otvergnutyj-prodjuserami.html
http://www.mirf.ru/kino/pervyj-scenarij-matricy

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии