35 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обыкновенное чудо шварц какие поступки совершает принцесса. О спектакле «обыкновенное чудо»

О спектакле «Обыкновенное чудо»

ЧТО ТЫ НАТВОРИЛ? УТРОМ! В КУРЯТНИКЕ!
Отклики об «Обыкновенном чуде» дошли до Поднебесной

Х о з я й к а. Что ты натворил нынче утром в курятнике?
Х о з я и н (хохочет). Так ведь это я любя!
Х о з я й к а. Спасибо тебе за такую любовь. Открываю курятник, и вдруг — здравствуйте! У всех моих цыплят по четыре лапки.
X о з я и н. Ну что ж тут обидного?
Х о з я й к а. А у курицы усы как у солдата. Кто обещал исправиться? Кто обещал жить, как все?

Евгений Шварц. «Обыкновенное чудо».

И вот что я прочитала сегодня, самая свежая информация.

По сообщениям некоторых СМИ, в ресторанах KFC (общемировая сеть ресторанов, специализирующихся на приготовлении блюд из курицы) в Китае подают блюда из генетически модифицированных куриц, которые имеют по три пары крыльев и по четыре пары ног.

Ну что это, как не «обыкновенное чудо». Слухи растут быстро. А люди легковерны. А журналисты падки на разного рода сенсации. Стоило хотя бы одному из них побывать на премьере «Обыкновенного чуда» в Волковском театре, где невозможно не попасть под обаяние нашего Волшебника — Владимира Майзингера, как четыре лапки в пьесе Шварца быстро выросли в четыре пары ног и три пары куриных крыльев. Конечно же, не без влияния недавней премьеры «Обыкновенного чуда», спектакля Василия Сенина и драматурга Евгения Шварца…

«The Wall Street Journal» пишет, что KFC, которой не до юмора и волшебных трансформаций, подала в суд и потребовала от каждого из авторов ложных сообщений компенсации в размере 1,5 млн юаней (примерно $245 тыс.), извинений и прекращения недобросовестной практики.

В пьесе Шварца генетически модифицированные курицы исправно носят усы, несут яйца, из которых вылупливаются генетически модифицированные цыплята. Шварц смотрит прямо в наше время! И точка общепита в пьесе имеется. Но другая. Называется — трактир «Эмилия». Курицу там, слава Богу, не подают: вполне себе вегетарианский трактир. И в спектакле — все вегетарианцы. Только мед (в репликах), вино и молоко.

На самом деле, диалог Волшебника и Хозяйки — о главном, о поэтически-безумном мышлении, о великой любви, дающей новые крылья вдохновению, о том, как важно не спешить с выводами. Эксперименты Волшебника фантастичны, отсвечивают трагедией, но нуждаются отнюдь не в прямолинейном истолковании.

Второй акт «Обыкновенного чуда» заканчивается известным парадоксом о любви.
Волшебник укоряет Медведя: «Как ты посмел не поцеловать ее? Ты не любил девушку!»

М е д в е д ь. Неправда!
X о з я и н. Не любил, иначе волшебная сила безрассудства охватила бы тебя. Кто смеет рассуждать или предсказывать, когда высокие чувства овладевают человеком? Нищие, безоружные люди сбрасывают королей с престола из любви к ближнему. Из любви к родине солдаты попирают смерть ногами, и та бежит без оглядки. Мудрецы поднимаются на небо и ныряют в самый ад — из любви к истине. Землю перестраивают из любви к
прекрасному. А ты что сделал из любви к девушке?
М е д в е д ь. Я отказался от нее.

Да, отказался от нее. Он ушел, убежал, исчез. Но предал ли он свое чувство?

Для понимания поступка Медведя важно осмысление противочувствий и противодействий и в пьесе, и в спектакле. Влюбленные поступают не так, как желают, а ровно наоборот. Они жаждут сближения — и уклоняются друг от друга, вступают в битву, в баталию, в потасовку… Но все попытки сблизиться терпят крах. Убегает то Медведь, то Принцесса. Плачет, рыдает, но убегает.

Как странно и как непостижимо играет человеком судьба! Волшебник проектирует свой замысел, но герои удирают от его сценария! Они поступают по-своему, дерзко, своевольно, решительно. Доходят до того, что готовы признаться в том, что ненавидят друг друга. Эта обостренность чувств и есть истина страстей. Тем интереснее внедряться в действо и устремляться в его глубины.

Потом, ближе к финалу, мы узнаем, что Принцесса, уединившись, прочла сто книг о медведях, об их характерах и привычках. Король, отец Принцессы даже было дал согласие на жениха-Медведя, говорил, что обучит его танцам, пляскам и разного рода кульбитам. Но Принцесса решительно отвергла медведя-прислужника.

Она поверила в то, что предсказанное может сбыться, и Медведь из человека снова станет медведем, как только она поцелует его.
И в пьесе, и в спектакле речь идет о Воплощении, о стремлении вочеловечиться окончательно и полно. Это сакральный, божественный замысел:

О, я хочу безумно жить,
Все сущее — увековечить,
Безличное — вочеловечить,
Несбывшееся — воплотить.

Сон о Чуде — о таинстве Воплощения, обретения Человеческого облика, души, сердца. Это и есть воплощение. Больше всего здесь духа, о плоти речь вообще не идет. Хотя Медведь любит Принцессу безумно.

Ирина Наумкина — Принцесса — ведет искусственного Медведя, его копию, его образ на сцену, как друга, почти за руку, т.е. за лапу! Она разговаривает с ним, вступает с ним в тайный сговор. И здесь в спектакль властно входит Гений как Эрос — и Эрос как Гений. (Известен афоризм Платона: «Гений — это Эрос»).

Пределы наибольшего наслаждения возникают по ту сторону желаний. Не телесное и не плотское есть истинная любовь. Искусство, творчество и Эрос сближены и слиты. Одно из определений любви — способность наслаждаться желанным. Так Принцесса пытается обрести Медведя, это ее великое жертвование. Любящий способен на подвиги во имя любимого. И в этом странном звере, которого невозможно, язык не повернется, назвать «чучелом», так удивительна открытая Принцессой в неодушевленности — Душа.

Убегание от предмета любви — торможение в небесах. Происходит обуздание страсти, возгонка Эроса, великой поэзии. У Принцессы — «мелодия Любви», ее Любовь — мелодия, и степень чувства такова, что мы приникаем к этому целительному источнику поэтического воображения, не ощущая ни малейшей неловкости, когда героиня обретает себя в этих «могучих, нежных» медвежьих лапах. Когда она ласкает его, когда вдруг находит внутри Медведя — самого Волшебника и ничуть не удивляется, ведь все это Волшебство, чудесный Сон.

Вот почему третий акт «Обыкновенного чуда» начинается эпизодом встречи Принцессы и Медведя.

«Чудо» этого спектакля увидел первым Владимир Александрович Майзингер — как Волшебник, видящий дальше всех без всякой подзорной трубы. Он увидел нашу театральную молодую труппу, актеров молодых и по возрасту, и по душе. Он увидел тех, что совсем недавно были еще неоперившимися птенцами. Они поют сольно и хором так, что зрителям кажется, что поют вовсе не они, а голоса из поднебесья. Но голоса из «поднебесья» — льются отсюда, со сцены нашего театра. Они гибкие и пластичные, танцующие при свете софитов, при свете дня и в темноте. Они столь же гибки и пластичны в передаче жанров, в раскрытии характеров… Они играют как будто Свиту Короля, королька — карикатурную, сатирическую.

Читать еще:  Паратов сергей сергеевич. Образ и характеристика сергея паратова в пьесе бесприданница островского сочинение

Но они же открывают и другую ипостась. Все они в спектакле — Хор, сочувствующий Принцессе, Медведю. Хор, страдающий так же, как и главные герои, Хор, который может впасть в отчаяние и горе и передать радость и счастье. И изгнать негодных министров-администраторов с авансцены, выразив им свое презрение.

Вот она — Молодая гвардия нашего Волковского.

«Обыкновенное чудо» еще далеко не все зрители могут понять и осмыслить. И сам спектакль еще совершенствуется, он только что родился. Но и впрямь, какие хорошие выросли дети.

Какие
Хорошие
Выросли дети!
У них удивительно ясные лица!
Должно быть, им легче живется на свете,
Им проще пробиться, им легче добиться.
Положим, они говорят, что труднее:
Экзамены, всякие конкурсы эти.
Быть может, и верно. Им, детям, виднее.
Но очень хорошие выросли дети.
Конечно, задорные эти ребята,
А впрочем, по множеству признаков судя,
Мы сами такими же были когда-то, —
И нас не смирение вывело в люди.

ЗВЕЗДНОЕ НЕБО НАД ГОЛОВОЙ

О чем говорит Медведь Принцессе, когда они в финале обретают друг друга?

«Zwei Dinge erfüllen das Gemüt mit immer neuer und zunehmender Bewunderung und Ehrfurcht, je öfter und anhaltender sich das Nachdenken damit beschäftigt: der bestirnte Himmel über mir und das moralische Gesetz in mir»

Bestirnte Himmel über mir!

Эта зодиакальная карта Звездного неба возникает в спектакле «Обыкновенное чудо» в постановке Василия Сенина (сценография — Игорь Капитанов) на Волковской сцене. Звездная карта занимает все зеркало сцены. И этот волшебный небосвод вращается! Так же, как и Часы Времени отбивают свой ход, не останавливаясь ни на секунду…

Да, мои замечательные друзья, посмотревшие спектакль и написавшие мне, что эту звездную карту хочется вставить в рамку и повесить у себя дома. Вы знаете, что в спектакле такая картина среди других — существует. И герои спектакля, перебирая картины в рамах, выбирают именно эту и долго смотрят на нее. Как герои «Соляриса» Тарковского или «Меланхолии» Ларса фон Триера смотрят на «Охотников на снегу» Брейгеля.

И конечно, нам бы хотелось, чтобы «там», наверху, всегда и вечно пребывало Звездное Небо над нами — и больше ничего.
Когда движение этого Небосвода определяет все — в жизни, в искусстве; когда перед тобой возникают непреходящие глубинные вопросы нашего бытия, то главным становится то, что происходит в душе, внутри тебя, нас, в сердце — это и есть главный закон.
И он не может родиться по приказу, призыву, лозунгу.

Это и есть Обыкновенное Чудо, которое не могло присниться даже старику Иммануилу.

В спектакле (и в пьесе Евгения Шварца) «Обыкновенное чудо» — Эмиль и Эмилия когда-то безумно любили друг друга. Но расстались из-за чистого недоразумения, кому-то надо было пойти на принцип.

Прошло 20 лет, и вот они встретились вновь, в горах, в отеле, по крышу занесенном снегом. Эмиль стал Трактирщиком, и трактир, свое кафе он назвал «Эмилия». Он не может забыть свою возлюбленную… Она появилась стремительно: он притянул ее своей ворожбой.

В спектаклеэта травестированная пара иронично отражает взаимоотношения Принцессы и Медведя, Хозяйки и Волшебника. Сцена объяснения встретившихся бывших влюбленных завораживает проявлением искренних чувств, хотя эту пару ждут новые испытания. Но Эмилия (великолепнейшая работа Елены Майзингер — своей жизнерадостностью и «барабанами-трубами», своей эксцентрикой, и Эмиль — своей скрытой иронией и лиризмом готовы одолеть все преграды.

Е.Шварц «Обыкновенное чудо»

сказочная фантазия в 2-х действиях

Дипломный спектакль выпускников 2003 года театрального факультета Саратовской государственной консерватории им.Л.Собинова

премьера состоялась 21 июня 2002 года в ТЮЗе

Художественный руководитель курса и режиссер-постановщик — профессор, засл. артистка РФ Р.И.Белякова
Режиссерпедагог — М.М.Музалевский
Музыка к спектаклю — М.И.Митекин, Алена Митекина
Сценография и костюмы — О.В.Колесникова

Действующие лица и исполнители

ХОЗЯИН — Сергей Бидный
ХОЗЯЙКА — Виктория Алмаева, В.Васильева
МЕДВЕДЬ -Руслан Дивлятшин, Д.Дьяченко, А.Батырев
КОРОЛЬ — Андрей Новиков
ПРИНЦЕССА — Екатерина Федорова, Е.Сафронова
МИНИСТР-АДМИНИСТРАТОР — Дмитрий Новиков
ПЕРВЫЙ МИНИСТР — Максим Ягнюк
ПРИДВОРНАЯ ДАМА — А.Телицина, С.Чернышева
ОРИНТИЯ — Ю.Зимина
АМАНДА — Ирина Ишимникова
ТРАКТИРЩИК — А.Кузьмин
ОХОТНИК — М.Музалевский
УЧЕНИК ОХОТНИКА — А.Батырев, Р.Дивлятшин
ПАЛАЧ — М.Музалевский
СМЕРТЬ — В.Васильева, В.Алмаева
ФРЕЙЛИНЫ ПРИНЦЕССЫ — В.Алмаева, В.Васильева, Е.Сафронова, Е.Федорова, А.Телицина, С.Чернышева

Рецензии

Новый взгляд на «Обыкновенное чудо»

В театре юного зрителя состоялось закрытие сезона. В этом году последним был дипломный спектакль «Обыкновенное чудо», премьера которого состоялась 21 июня.

«Обыкновенное чудо» — второй спектакль студентов третьего курса театрального факультета, поставленный в стенах ТЮЗа. По словам руководителя Риммы Беляковой, зрители увидели новую версию известной сказки Шварца, студенты представили свое видение этого произведения.
. Ощущение чуда началось с декораций. Они словно вводят в атмосферу сказки, помогают поверить в чудо. Костюмы дают характеристику каждому герою. А музыка — последний штрих очарования спектакля. Но, растворяясь в декорациях и музыке, не стоит забывать о самом спектакле. Легкость слов Шварца передавалась зрителям, сказка становилась реальностью, потому что нельзя было понять, где кончается сказка и начинается жизнь. Король, министры, принцесса и любовь — настоящая жизнь. Волшебник и его чудеса, цыплята с четырьмя ногами и курица с усами — разве этого не может быть на свете? Атмосфера спектакля заставляет поверить в самые необыкновенные чудеса.
Зрители реагировали на каждый шаг и каждое слово героев. Смеялись над словами министра-администратора и выходками короля, переживали в сценах, где были Медведь и Принцесса, ждали известных фраз.
Стоит отметить игру братьев Новиковых (король и министр-администратор), именно им были первые аплодисменты и смех зала. Сцены с Принцессой и Медведем проходили в напряженной тишине. Герои так страдали, что зрители забывали о том, что это всего лишь сказка, а не трагедия Шекспира. А сказки всегда кончаются хорошо.
Шварц писал очень мудрые сказки. В его произведениях наша жизнь представлена в другом формате, сказочном. Там происходят самые разные чудеса, но самым «обыкновенным» до сих пор остается чудо любви.

Елена Рышкова «Совфакс» 12.07.2002

Обыкновенное чудо

Вы подумали, что речь пойдет про ту самую сказку Евгения Шварца? Вы не ошиблись. Действительно, про сказку. Но не про телевизионную версию, а про спектакль, премьера которого состоялась 21 июня в ТЮЗе. Премьера не совсем обычная спектакль студенческий. Его поставила Римма Белякова вместе со своими учениками третьекурсниками.
Задача перед ними стояла непростая. Так как многим из пришедших на спектакль был уже знаком фильм, в котором собраны звезды: Александр Абдулов, Олег Янковский, Евгений Леонов, Андрей Миронов. Сравнение с фильмом напрашивается моментально, несмотря на просьбы Риммы Ивановны. И, казалось бы, совершенно не в пользу студентов. Казалось бы.
На самом деле спектакль на фильм не похож совсем! Другое настроение, другие характеры, другая музыка.
Постановка костюмная. Не могу сказать, что это сильная ее сторона. Хотя характер героев костюмы подчеркивают, а не прячут. Вечно бесшабашный Король (А. Новиков), который корону носит в сумке, а в холода выправляет ее «уши», сделанные на манер современных кепок. Он больше половины представления расхаживает по сцене в халате, в ночной рубахе и непременно в золотых туфлях. Одеяние Медведя (Р. Дивлятшин) простое и грубоватое, как и сам персонаж. Хозяева сказки строги и спокойны. Оригинален костюм Министра-администратора. Его прическа тоже. На это стоит посмотреть.
Несмотря на то, что костюмы подчеркивают характеры, дело больше не в них, а в тех, кто выходит в этих костюмах на сцену. Дело в юных актерах. На мой взгляд, они прекрасно справились с этой достаточно сложной задачей — не быть похожими на тех, кто играл эти роли раньше. Подсознательное желание сравнивать уходило, как только игра становилась достаточно хорошей. Лично я думать забыла про Абдулова, когда на сцену вышел наш Медведь.
Принцесса (Е. Федорова) была несколько грубовата, что придало ее роли какой-то особый вкус. Даже в белом платье она больше напоминала ученицу охотника: чуть хрипловатый голосок, мальчишеские замашки. И по сказке, и в спектакле она мало напоминает каких-либо других принцесс.
Колоритная, яркая фигура — Министр-администратор, нахальный, знающий цену себе и всему на свете, кроме чувств, выглядит очень убедительно. Этот циник, властолюбец и трус смешит весь зал даже больше, чем король, который является, наверное, самой потешной фигурой и несколько, как и его корона, с «ушами». Но не так глух, как кажется.
Хозяин (С. Бидный) и Хозяйка (В. Дамаева), то есть волшебник и его жена, тоже заставляют забыть о своих предшественниках. Это яркие, очень светлые характеры. Они относятся к своим героям (это ведь сказка, выдуманная волшебником) со всей искренностью чувств, переживают за них.
Интересна роль Придворной дамы (А. Телицина). Тоже образ яркий и колоритный. Этакий солдат в юбке. А в душе ее так и не остывшая первая, самая нежная любовь. Парадоксы характера.
В целом, весь спектакль производит скорее хорошее впечатление, несмотря на затянутость. Она, кстати сказать, присутствует и в фильме. Наверное, особенности текста. Например, во время действия в трактире меня неизменно посещает мысль: а скоро ли развязка? Вначале была заметна легкая несыгранность. Но эта черта присуща за немногими исключениями всем саратовским премьерам. Ко второму акту ребята разыгрались.
В настроении постановки перепады от искреннего веселья, ничем не сдерживаемого хохота до комка в горле и слез. Потому что о любви, о том, что так близко многим. Потому, что все это чувствуют и актеры и зрители. Это объединяет, этому веришь. Обыкновенное чудо.

Читать еще:  Городе батуми фигура женщины и мужчины. Скульптура "Али и Нино": воодушевляющая и трагическая история любви
Анна Мухина 24 июня 2002 года

СЕРЬЕЗНЫЙ ШВАРЦ

Двадцать первого июня в тюзе состоялась последняя в этом театральном сезоне премьера. Студенты третьего курса представили свой дипломный спектакль по пьесе Евгения Шварца «Обыкновенное чудо».

Перед началом действия художественный руководитель курса Римма Белякова подчеркнула, что зрителям предстоит увидеть не сценарный или киношный, а просто новый вариант старой доброй сказки. Также Римма Ивановна отметила, что пьесы Евгения Шварца полны загадок и вряд ли молодые актеры разгадали их все. Стоит заметить, что это мнение противоречит словам самого драматурга, который считал, что «сказка рассказывается не для того, чтобы скрыть, а для того, чтобы открыть, сказать во всю силу, во весь голос то, что думаешь».

Загадочности, вероятно, немало поспособствовали чудесные декорации Ольги Колесниковой. Действительно, первые ассоциации, возникающие при виде этих движущихся конструкций, — волшебство, настоящий полет фантазии. Декорации создают на сцене удивительный и загадочный, истинно сказочный город. Пожалуй, только в таком невероятном месте чудо и может называться обыкновенным. Но вот начинается долгожданное (спектакль задержали)действие. Интересно и удивительно было наблюдать за реакцией зрителей. Сидящие в зале словно ждали любимых еще по фильму моментов. Поэтому самые громкие аплодисменты раздавались после уже ставших народными слов «Предупреждать надо!» или же «Люблю рассказывать о делах, которые удались».

Сцены же, где главными действующими лицами были Принцесса и Медведь, публика воспринимала с меньшим интересом и восторгом. Но здесь скорее следует винить актеров, нежели самих зрителей. Дело в том, что студенты чересчур «переиграли», даже «перестрадали» на сцене. Конечно, взяв на себя такую ответственность — играть спектакль после столь замечательного фильма, хочется создать нечто новое, непохожее на «важнейшее из искусств».

Наверно, именно поэтому спектакль показался несколько затянутым и местами похожим на настоящую драму, правда, со счастливым концом. Возможно, актеры просто не знали о том, что Евгений Шварц говорил, что он пишет не сказки и тем более не трагедии, а самую настоящую жизнь.

Обыкновенное чудо

Перенимаю эстафету авторского поста о старом, забытом, но любимом -советском фильме.

Обожаю его с детства, песни пою на нерадость моей дочери до сих пор, а цитаты беспощадно цитирую!

«Обыкновенное чудо» — советский художественный телефильм 1978 года. Экранизация одноимённой пьесы Евгения Шварца. Это вторая экранизация пьесы. Первая была снята в 1964 Эрастом Гариным. Телепремьера на ЦТ СССР — 1 января 1979 года.

Главный герой фильма — Волшебник (Олег Янковский), который, чтобы развлечь себя и свою жену (Ирина Купченко), выдумывает сказки. Герои сказок оживают, приходят в его дом и начинают жить своей жизнью. Очередная сказка получилась очень грустной.

Много лет назад Волшебник придумал «сказку наоборот» — превратил медведя в человека (Александр Абдулов) и решил, что тот превратится снова в медведя, когда в него влюбится принцесса и поцелует его. И вот юноша, бывший раньше медведем, возвращается к волшебнику и встречает в его доме прекрасную девушку (Евгения Симонова), которая ему очень понравилась. К его ужасу, она оказалась принцессой — волшебник сделал так, чтобы король, проезжавший мимо с дочерью и свитой, захотел свернуть к его усадьбе. Когда же принцесса, не подозревая, что молодой человек, так приятный ей — медведь, захотела поцеловать его, он, испугавшись, убежал.

Принцесса, переодевшись мальчиком, поспешила за ним, пообещав застрелить любого кто последует за ней. В трактире «Эмилия» они встретились, и, не узнав её сначала, Медведь вызывает принцессу на дуэль. Однако принцесса вскрикивает во время битвы, и Медведь понимает, что девушка его обманула.

Появляется Волшебник и говорит Медведю о том, что разочаровался в его поведении. Волшебник называет Медведя трусом. Медведь, по мнению Волшебника, должен был поцеловать принцессу, но испугался превратиться в животное, а значит, он любит принцессу не настолько сильно, чтобы пожертвовать ради неё обликом человека. В гневе Медведь идёт к трактирщику и просит его запереть — трактир засыпан снегом и выбраться из него невозможно. Трактирщик даёт ему ключ от комнаты, а сам обращает внимание на одну из фрейлин принцессы и узнаёт в ней свою первую любовь Эмилию, в честь которой и был назван трактир. Трактирщик и Эмилия решают помочь поссорившимся влюблённым.

Читать еще:  Мудрые слова стародума из комедии недоросль. Характеристика Стародума в комедии «Недоросль

Принцесса запирается в комнате на втором этаже трактира. Король приказывает кидать жребий, и жребий выпадает придворному министру-администратору (Андрей Миронов). Администратор заходит к принцессе, и раздаётся выстрел — опередив принцессу, администратор сам стреляет в неё, но промахивается.

Принцесса в гневе решает выйти замуж за первого встречного и нарекает администратора своим женихом.

Король решает играть свадьбу. Отчаявшись, что его любовь уводят от него, Медведь решает всё рассказать принцессе про поцелуй, превращающий его в животное, и расстроенная принцесса прощается с ним навсегда.

Свадебный кортеж уезжает. В трактире остаются Охотник и Медведь.

Медведь заключает с Охотником соглашение, согласно которому, если когда-нибудь Медведь поцелует принцессу и превратится в животное, Охотник убьет его.

Проходит несколько лет. Страной вместо короля правит Администратор. Принцесса медленно умирает от тоски по Медведю. Волшебник специально не пускает Медведя в страну и в свой дом, потому что думает, что сказка с грустным концом может многому научить людей, а сказки со счастливым концом для детей.

Подходит день смерти принцессы, и в доме волшебника появляется Медведь. Охотник целится в медведя. Медведь целует принцессу, но не превращается в медведя, а остаётся человеком. Волшебник объясняет этот парадокс обыкновенным чудом.

Герои сказок уходят из дома волшебника, который оказывается всего лишь декорацией. Декорация сгорает, а Волшебник остаётся один.

Скупые и неинтересные факты.

А теперь , собственно, к самому чуду.

Фильм «Обыкновенное чудо»- великолепен! Про него можно говорить часами, цитировать из него фразы и целые отрывки…

Марк Захаров — сам, как добрый волшебник, создал свой мир сказки. Это сказка для взрослых людей, которые мечтают о романтике, любви и подвигах… Герои его сказки по-взрослому ироничны и циничны, лукавы и коварны, но при этом бесконечно обаятельны и искренны!

Король Евгения Леонова, говорящий довольно-таки недобрые слова голосом Вини-Пуха, -очарователен, не может не вызывать улыбку, смех, а, порой, и хохот.

Волшебник Олега Янковского- уставший и скучающий, и поэтому развлекающий себя тем, что играет людьми и их чувствами… Янковский здесь прекрасен!

Медведь Александра Абдуллова- это один из лучших романтических образов нашего кино! И, на мой взгляд, бесспорно, это лучшая роль Абдуллова, и это самая моя любимая роль этого артиста!

А могли бы сыграть..

Медведь из фильма 1964 года

принцессу могли бы сыграть

.. но утверждение получила Евгения Симонова.

Министр в исполнении Андрея Миронова, этакий самовлюбленный гадский тип, но! При этом какое обаяние!

Песенка министра про бабочку и диалог про мужа-волшебника — просто украшение фильма! Самое удивительное, что эта песенка оторвалась от фильма и отправилась в свой самостоятельный полет по бескрайним просторам. Ведь даже те, кто ни разу не видел самого фильма, наверняка слышали и улыбались этому самому воробышку, который бабочку-голубушку мням-мням-мням-мням, да и шмыг-шмыг-шмыг-шмыг… Казалось бы, что в этих словах такого особенного? Почему эта песенка и сейчас, спустя …дцать лет порхает и на телеэкранах и в радиоэфире? Видимо, дело в ее простоте и бесконечном обаянии Миронова, который спел ее так, что единственный раз услышав ее, не забудешь никогда!

В-общем, фильм «Обыкновенное чудо» — для меня лично Чудо Необыкновенное! Единственное и неповторимое!

это то, что я говорю своим близким в свое оправдание

Первый пикап в Советском союзе

Если хочешь указать на ошибки, то сначала похвали, мерзавец.

Вот и славно! трам-пам-пам!

— Эмилия и Трактирщик дуэтом

Жена волшебника

Твоя последняя сказка оказалась забавной. Во всяком случае, удачной. Может быть, лучшей.

Король

Добрый день. Я — король… дорогие мои.

Сегодня я буду кутить. Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки: я буду всё это бить. Уберите хлеб из овина: я подожгу овин.

Министр-администратор

Будете мешать — оставлю без обеда. Кстати, ко всем относится.

Зачем же надо было кричать «увы», болван?!

От всей души поздравляю вас. Царствие вам небесное!

Метнулась девушка, вскочила милая… Ну, я за пистолет. Пальнул в неё, пальнул в хорошую… А что делать?

Кто смеет обижать нашего славного, нашего рубаху-парня, как я его называю, нашего королька?

Насмотрелся я на этих благородных страдальцев, бродячих музыкантов и нищих певцов, хуже того — на этих менестрелей, на этих мучителей душ человеческих. Это они толкают на смерть обманутых дурачков. Это они выдумали любовь! — парафраз эпизода из 2-го действия пьесы

А-а бабочка крылышками бяк-бяк-бяк-бяк,
А за ней воробышек прыг-прыг-прыг-прыг,
Он её, голубушку, шмяк-шмяк-шмяк-шмяк,
Ам-ням-ням-ням да и шмыг-шмыг-шмыг-шмыг.

Вы — мой ангел, вы — мой идеал,
Моя звёздочка, ягодка, рыбка,
Зубки — жемчуг, а губки — коралл,
Хороши также грудь и улыбка —
Я таких никогда не встречал.

Сказала девушка, сказала милая:
«Вы первый встречный мой — я ваша навсегда».
И подарил я ей в дыму и пламени
Одно лобзание в цветущие уста.

Принцесса

Ты обнимаешь меня так, как будто бы имеешь на это право. Мне это нравится. Очень нравится.

Три дня я гналась за Вами — да! — чтобы сказать Вам, как Вы мне безразличны!

Медведь

Стойте! Я прошу Вашей руки. Будьте моей женой! Я молод, здоров, я никогда не обижу Вас.

Уйдите, прошу Вас. Иначе я опять захочу убить Вас. Только на этот раз я это сделаю.

Жена волшебника. Вы негодяй!
Министр-администратор. Да. А кто нынче хорош? Вот я, например, вижу — летит бабочка: головка крошечная, безмозглая, крылышками бяк-бяк, бяк-бяк, бяк… ну дура-дурой! Воробушек тоже не лучше. Берёза — тупица, дуб — осёл, речка — кретинка, облака — идиоты. Лошади — предатели. Люди — мошенники. А что делать? Весь мир таков. Мне ухаживать некогда. Вы привлекательны, я чертовски привлекателен. Чего зря время терять? В полночь жду. Ну как, придёте?
Жена волшебника. И не подумаю. А ещё пожалуюсь мужу — и он превратит вас… в крысу.
Министр-администратор. А кто у нас муж?
Жена волшебника. Волшебник.
Министр-администратор. Предупреждать надо. Был не прав, вспылил. Но теперь считаю своё предложение безобразной ошибкой, раскаиваюсь, прошу дать возможность загладить, искупить. Всё, ушёл.

ПыСы: а а кого именно вы бы выбрали на роль принцессы?

Обновлено 21/08/15 15:52:

Источники:

http://www.volkovteatr.ru/news/vanyashova-blog/o-spektakle-obyknovennoe-chudo/
http://artclub.renet.ru/school/stud2003/chudo.htm
http://www.spletnik.ru/blogs/pro_kino/114706_obyknovennoe-chudo

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×