8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Образ петра 1 в художественной литературе. Образ Петра I в русской литературе XVIII-XX вв

Образ Петра I в русской литературе XVIII-XX вв.

Данная работа была представлена студентом 1-го курса на внутритехникумовской научно-практической конференции «Науки юношам покорны. «

Скачать:

Предварительный просмотр:

Государственное бюджетное образовательное учреждение

Среднего профессионального образования

Гулькевичский строительный техникум

Образ Петра I в русской литературе XVIII-XX вв.

То академик, то герой.
То мореплаватель, то плотник.
Он всё объемлющей душой
На троне вечный был работник.

(А. С. Пушкин «Стансы» 1826 г.)

В истории XVIII в. Петр I неоспоримо занимает выдающееся место. Можно по-разному рассматривать личность Петра I как государственного деятеля общеисторического масштаба. Можно далеко не однозначно оценивать реформы и средства, применявшиеся этим монархом в ходе коренных преобразований государственного устройства своей страны. Но нельзя отрицать выдающихся заслуг Петра I, благодаря которым Россия обрела статус великой европейской державы.

Цель данного доклада состоит в том, чтобы показать, как в русской литературе осмыслялась роль великого монарха в истории России, как по-разному представители различных поколений оценивали деятельность и политику царя, а также раскрыть образ Петра Великого как Царя-труженика, Царя-плотника.

Могучая, противоречивая, постоянно движущаяся вперед, натура Петра I всегда привлекала к себе внимание русских поэтов и писателей.

Михаил Ломоносов почитал Петра — великого собирателя земель, неутомимого работника и ученого мужа.

Рожденны к скипетру, простер в работу руки,

Монаршу власть скрывал, чтоб нам открыть науки,

Когда он строил град, сносил труды в войнах,

В землях далеких был и странствовал в морях,

Художников сбирал и обучал солдатов,

Домашних побеждал и внешних супостатов.

«Надпись 1 к статуе Петра Великого»1743-1747

Несколько по-иному видит своего героя Александр Сергеевич Пушкин. Поэт неоднократно возвращался к образу Петра I в различных своих произведениях: “Арап Петра Великого”, “Медный всадник”, “Полтава”. Для Пушкина Петр неоднозначная фигура. В поэме «Полтава» — он царь-труженик и великий полководец, за которым русские войска смело идут в бой и побеждают.

Выходит Петр. Его глаза

Сияют. Лик его ужасен.

Движенья быстры. Он прекрасен,

Он весь, как божия гроза.

Но, обратимся к поэме «Медный всадник». С одной стороны Петр все тот же деятельный и дальновидный правитель, желающий «В Европу прорубить окно…», а с другой стороны он — «горделивый истукан», который своей роковой волей направляет жизнь целого народа.

Над возмущённою Невою
Стоит с простёртою рукою
Кумир на бронзовом коне.

«Медный всадник» 1833 г.

Образ Петра I волновал Алексея Николаевича Толстого свыше двадцати лет.Этой теме посвящены: рассказ « День Петра » (1917 год),трагедия « На дыбе » (1928 год), роман « Пётр Первый » (1945 г.).

Толстой начал работу над романом в 1929 году. Две первых книги были закончены к 1934 году. К сожалению, третья часть была не завершена. Роман максимально приближен к реальным историческим событиям.

«В моем романе центром является фигура Петра I» — писал Толстой.

Как же изобразил царя писатель?Его герой дан в развитии. Мы видим, как на протяжении романа Петр Первый мужает и из неуверенного в себе и пугливого подростка вырастает в сильную личность.

Ведущими качествами Петра в романе становятся присущие ему от
природы воля, энергия, любознательность, решительность и активность. Он многому научился и уже в молодости знал 14 ремёсел. Он был плотником и каменщиком, кузнецом и штукатуром, кораблестроителем и сапожником. Но более всего он любил работать на токарном станке.

«Знаю четырнадцать ремесел, но еще плохо, за этими сюда приехал. » — говорит Петр немецкой принцессе.

Самая поразительная черта характера, которая удивляла и иностранцев, и своих, — это то, что Петр не гнушался иметь дело с простыми людьми. Более того, ради дела ему незазорно было подчиняться ремесленникам, которые называли его запросто по имени. небезызвестный факт, что Петр I 4 месяца провел в голландском городке Заандам, обучаясь корабельному мастерству. И все это время он усиленно скрывал свой титул и свое настоящее имя. Петр учился не только ремеслам, но и наукам, искусствам, особенно военному делу. Знал он и несколько иностранных языков, лично экзаменуя людей, посланных за границу. Недаром Пушкин писал о нем: «То академик, то герой, то мореплаватель, то плотник. «.

Царь мечтает сделать Россию мощным государством, способным занять подобающее ей место среди европейских государств. Это удается Петру, но ценой неимоверных усилий, напряжением всех сил.

Царь проявляет недюжинные организаторские способности, он сплачивает вокруг себя таких же волевых, смелых и инициативных людей, с помощью которых одержит в дальнейшем военные и трудовые победы. Толстой не приукрашивает своего героя, он показывает, что царь не щадит не только себя, но и окружающих. На смену умирающим строителям Санкт-Петербурга прибывают новые и новые, но эти жертвы не бессмысленны. Петр по-своему заботится о людях, он требует от Меньшикова, генерал-губернатора Санкт-Петербурга, чтобы тот обеспечивал людей нормальным питанием, одеждой, не губил людей зря, прикрываясь высокими целями. Толстой правдиво показал жестокое время, когда отдельная жизнь ничего не стоила, особенно жизнь крестьянина.

Так в русской литературе сложился традиционный портрет Петра Первого — царя-строителя, царя-плотника, жестокого, но справедливого, сумевшего повернуть свою страну на путь, ведущий из прозябания и изолированности к прогрессу, к введению русского государства в круг передовых государств в качестве великой державы.

Читать еще:  Метопы и ионический фриз парфенона. Архитектурное и художественное оформление парфенона древней греции

Образ петра 1 в художественной литературе. Образ Петра I в русской литературе XVIII-XX вв

Личность Петра Первого имела огромное значение для всей истории России. Его можно смело назвать создателем русской культуры нового времени, его преобразования оказали значительное влияние на ход исторического процесса.

Фигура Петра Ⅰ в литературе восемнадцатого века монументальна. Он — образ идеального государя, великого мужа, который создал страну своими усилиями. Художники восемнадцатого века стремились к созданию национального эпоса, в центре этого эпоса непременно должен был стоять Петр Ⅰ. Кантемир писал «Петриду», Ломоносов — «Петра Великого», но эпоса в широком понимании Россия так и не получила. Идеализация образа Петра в восемнадцатом веке сменяется множеством неоднозначных трактовок в девятнадцатом. Многократно к этой теме обращался великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин. Петр в поэме «Медный всадник» предстает нам как бы в двух ипостасях. Первая — это «Он» в «Предисловии», заложивший Петербург. Вторая — это «кумир на бронзовом коне»:

Ужасен он в окрестной мгле!
Какая дума на челе!
Какая сила в нем сокрыта!
А в сем коне какой огонь!
Куда ты скачешь, гордый конь,
И где опустишь ты копыта?

Петр-преобразователь, он обуздал стихию России, но стихия Невы ещё грозит ему. В совершенно ином ключе дан образ Петра в «Арапе Петра Великого», который явился первым опытом пушкинской прозы. И в «Полтаве», и в «Арапе. » Петр — великий муж, государь, которого возможно назвать идеальным. Западники и славянофилы, споры между которыми составляли значительную часть общественной жизни 30-40 годов, придерживались диаметрально противоположных позиций. Западники идеализировали Петра и считали, что он стоит у истоков российской государственности. Славянофилы же, напротив, укоряли его в том, что он свернул Россию с правильного пути развития, насильственно европеизировал ее. Именно славянофилы любили вспоминать известное пророчество Авдотьи Лопухиной: «Петербургу быть пусту», в том смысле, что реформы Петра не принесли народу никакой пользы и рано или поздно Россия вернется на свой путь. Особенно часто вспоминали эту мрачную фразу в начале двадцатого века. Символическое значение имеет она в последнем романе трилогии Мережковского «Христос и Антихрист». В «Петре и Алексее» Петра иначе как «антихристом» никто, даже его сын Алексей, не именует. Но Петр — святой грешник, он, как Авраам, приносит в жертву Богу своего сына (только жертва Авраама была отклонена). Он одновременно олицетворяет и Зло и Добро, он чудовищно двойствен, именно это и вызывает такой ужас в Алексее. Мережковский и не стремится дать объективно-исторический образ Петра, для него главное — проиллюстрировать свои философские идеи. Как живой человек предстает перед нами Петр в романе А.Толстого. Несмотря на множество анахронизмов, автор сумел донести до нас аромат той эпохи, сумел показать яркие характеристики и его сподвижников.

Петр, как и любая сильная личность, привлекает к себе внимание литераторов. Каждый подходит к этой теме по-своему и разнообразие точек зрения делает её по-настоящему интересной.

Читаемое в разделе:

  • Тема революции и гражданской войны в литературе 20-30 годов

Революция — слишком масштабное событие, чтобы не быть отраженным в литературе, и редкий писатель, её переживший никак не коснулся её в своем творчестве. Существуют разные.

Художественные особенности творчества таких мастеров короткого рассказа, как Антон Павлович Чехов и Иван Алексеевич Бунин, во многом схожи (так как нельзя.

«Все человечество любить намного проще, чем одного конкретного человека». Абстрактная любовь всегда ограничивается лишь общими фразами, высказываниями о.

Тема тоталитаризма в литературе появилась только в двадцатом веке, когда изменилось сознание человека, когда прогрохотали две мировые войны. Причем, описывая некоторые.

Лишний человек. Кто же это — тот, кто никому не нужен? Тот, кто не находит себе места в своей стране, в своем времени? Тот, кто не может ни в чем.

Тема человека и его отношения к окружающему миру — одна из основных тем литературы. Любовь к природе, любовь к людям, любовь к родине — это затрагивается.

Период конца девятнадцатого — начала двадцатого века смело можно назвать «переломным». Назревали социальные потрясения, менялось общественное сознание.

Ранее опубликованные в разделе:

  • Судьба человека в тоталитарном государстве

Тема тоталитаризма в литературе появилась только в двадцатом веке, когда изменилось сознание человека, когда прогрохотали две мировые войны. Причем, описывая некоторые.

Я считаю, что счастье Пьера и Наташи не устроило бы героев Достоевского, так как у Толстого и Достоевского совершенно разные понятия о счастье. Для первого.

Период конца девятнадцатого — начала двадцатого века смело можно назвать «переломным». Назревали социальные потрясения, менялось общественное сознание.

Два самых загадочных героя отечественной литературы, созданные с разницей в десять лет («Евгений Онегин» в 1831 году, «Герой нашего времени» в 1841) всегда.

Сатира — вид художественной литературы, ставящий своей задачей критику, обличение и высмеивание отрицательных явлений действительности. Русская сатира на.

Революция — слишком масштабное событие, чтобы не быть отраженным в литературе, и редкий писатель, её переживший никак не коснулся её в своем творчестве. Существуют разные.

Новые материалы раздела:

  • Серебряный век русской поэзии

. Большое видится на расстоянье. С.А. Есенин. Жаль, что это правда. Но ведь действительно только теперь, через много лет, мы потихоньку начинаем понимать, чем.

«>Серебряный век русской поэзии
Проблема пожительного героя в русской литературе второй половины XIX века

Вся литература второй половины девятнадцатого века была озабочена проблемой положительного героя. Обличать отрицательные явления было просто;.

Писатели и поэты всегда стремились донести до нас свои мысли по тому или иному вопросу, рассуждения о жизни, поделиться философскими воззрениями.

Война — вечная трагедия человечества, и литература всегда отзывалась болью на эту трагедию. Особенно актуальной эта тема стала в двадцатом веке.

Читать еще:  Название и девиз на квн. Лучшие идеи для школьных команд КВН: названия, представления команды, девизы

Петербург для русского сознания всегда был не просто городом, но символом новой России, символом её будущего. Поэты восемнадцатого века — Державин, Ломоносов.

Тема Петра i в русской литературе XX века Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Плешкова О. И.

Текст научной работы на тему «Тема Петра i в русской литературе XX века»

ТЕМА ПЕТРА I В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА

О.И. Плешкова Барнаул

Образ Петра I, царя-реформатора, начиная со времени его правления, неоднократно воссоздавался в русской литературе. Создателем первой суммы литературных сюжетов о Петре стал А.С. Пушкин («Арап Петра Великого», «Полтава», «Медный всадник»). После Пушкина вплоть до начала XX века, образ Петра в русской литературе отсутствовал, его заместила «петербургская тема», представлявшая собой размышления о судьбе петровского наследия. В начале XX века наметился всплеск интереса к личности Петра, что было обусловлено обращением литературно-общественной мысли рубежа веков к проблеме выбора Россией исторического пути развития («проблема Востока и Запада»). Литературная эволюция произведений о Петре I в первой трети XX в. требует уточнения.

В 1903-1905 вышел роман известного философа и религиозного мыслителя Д.С. Мережковского «Антихрист (Петр и Алексей)» — последняя часть трилогии «Христос и Антихрист»). В целом трилогия (1ч. — «Юлиан-отступник», 2ч. — «Леонардо да Винчи») оказала влияние на развитие исторической прозы XX в. Осмысление истории в широких философских категориях, подчинение ее современной проблематике, осуществленное в романах Мережковского, стало обычным явлением в историкофилософском романе XX века. По замечанию З.Г. Минц, Мережковский «первым соединил универсализм символической картины мира с интересом к истории» [1].

В центре романа «Антихрист. » представлен конфликт Петра с сыном. Изображение Петра подвержено некоторому схематизму, в нём противоборствуют силы добра и зла — Христос и Антихрист. Казнь стрельцов, постройка Города «на костях», сыноубийство объясняется автором «проделками от лукавого». Образ Петра песет мистическую окраску с атрибутикой Антихриста (пугающая внешность, горящие глаза, исполинский рост, сверхчеловеческая сила и пр.). В то же время в романе представлена другая ипостась Петра, обусловленная силами добра, что заявлено рядом библейских реминисценций (молитвы Петра за Россию; принятие им всех грехов человеческих; мотив ноши, которую Петр несет один за всех, ассоциации с образами Моисея, Св. Христофора, Христа). Но несмотря на это Антихристово начало Петра, согласно автору, побеждает и доминирует.

В контексте концепции романа Христос и Антихрист становятся культурологическими символами, в которых реализуется мысль Мережковского о вечном этическом конфликте, лежащем в основе истории человечества. Особая поэтика цитат (из Библии, Пушкина, Достоевского, Тютчева, ряда историков), созданная Мережковским, вводит в роман тему

культуры как «третьей реальности», которая, согласно поэтике символизма, относится к «первой реальности» (божественной идее) как пророчество к его грядущему воплощению. Это позволяет современникам увидеть в романе «Антихрист. » провозвестие катаклизмов, приход которых в начале XX века был близок (если учесть известную концепцию демонизма Октябрьской революции и последующих событий в России).

Судьба романа «Антихрист. », как и всего наследия Мережковского, драматична. Писатель, не принявший коренных изменений и покинувший Родину в 1920 г, вошел в разряд запрещенных. Несмотря на это, роман «Антихрист. » сыграл важную роль в литературном процессе России 20-х годов. В революционную эпоху у Мережковского появились откровенные подражатели.

С изменением политической ситуации в стране закономерно возник интерес к героическому прошлому: эпоха диктовала героическую тематику. Известно, что А.М. Горьким неоднократно высказывались идеи

популяризации отечественной истории, которые окончательно закрепились и итоговой статье 1919 г. «Инсценировка мировой культуры». В статье

излагались «темы для пьес, сценариев «живых картин, пантомим», где обязательным выступал «петровский цикл»:«Хованщина. Казнь стрельцов. Строение Петербурга. Ассамблеи. Петр и Алексей. Всешутейший собор» [2].

В 1918 г. ряд писателей обращается к образу Петра: Н.Г.

Виноградов в пьесе «Царь Петр Великий», А.Н. Толстой в рассказе «День Петра» и Б. Пильняк в «Рассказе о Петре». В этих произведениях были использованы идеи, мотивы, образы и даже стилистические клише романа Мережковского «Антихрист. » Н.Г. Виноградов, сохранив образы

Мережковского, цитируя отдельные эпизоды его романа, заменил библейскую символику древнегреческой (второе название пьесы «Российский Прометей»). Б. Пильняк представил Петра в русле концепции Мережковского — Антихристом, но при этом провел параллель между царем-реформатором и современным автору революционером. Вследствие этого в произведении возникла недвусмысленная концепция событий 1917 года как пришествия Антихриста. А.Н. Толстой в «Дне Петра» также перевел религиозно-философский роман Мережковского на предметно-социальный язык своего времени, но мистическую семантику перевел в подтекст. Образ Петра в рассказе (по замечанию самого автора, созданный «под влиянием Мережковского» [3]), был воспринят советской критикой отрицательно, ибо концепция преобразователя здесь не совпадала с официальной исторической точке зрения.

Петр в рассказе Толстого — страшная, деспотическая, но одновременно и трагически одинокая личность. В духе художественных построений Мережковского, в Петре Толстого противоборствуют силы добра и зла, но окончательная констатация автором победы одной из них отсутствует. Мистическая окраска Петра проявляется на уровне ассоциаций, которые подтверждают двоякое толкование его образа (напр., с одной стороны, Петр ассоциируется с вампиром, с Хозяином — Сатаной, с апокалиптическим всадником, а с другой стороны — с мучеником, который

принял на себя все грехи человеческие).

Сюжетная архитектоника рассказа «День Петра» восходит к главе «Петр Великий» романа Мережковского. Как и в «Антихристе. », Петр у Толстого на протяжении одного дня совершает «праведные» и неправедные» поступки. В центре рассказа — конфликт царя и его антагониста старца-правдоискателя Варлаама, образ, история, биография тематика речей которого полностью заимствованы из романа Мережковского (история Лариона Докукина) [4]. Текстологический анализ рассказа «День Петра» обнаруживает и другие заимствования из «Антихриста. », наиболее часто вводимые посредством приемов различного комбинирования одних и тех же образов и цитации.

Читать еще:  Настоящий инстаграм Яны Кошкиной – yana koshkina official: фото и видео. Подробности из личной жизни — есть ли муж и дети у Яны Кошкиной

Дальнейшая эволюция образа Петра в творчестве А.Н. Толстого также не лишена влияния романа Мережковского (несмотря на публичные заявления Толстого о полном разрыве с декадентством). Пьеса «На дыбе» (1928) выдержана в мрачных тонах «Антихриста. ». В пьесах «Петр I» (1934 и 1938 гг.) и киносценарии «Петр I» (1935) сохранена система образов, композиционная последовательность отдельных эпизодов романа Мережковского, наблюдается ряд прямых цитации, но концепция героя меняется: мистическая окраска Петра снята, образ его приобретает черты «отца отечества». Роман «Петр Первый» (1929-1944) написан в традициях реализма, но и здесь выделяются некоторые заимствования из Мережковского (напр., сюжет о самосожжении раскольников повторяет композиционную последовательность аналогичных ситуаций в романе «Антихрист. »).

В повести Ю.Н. Тынянова «Восковая персона» (1931) петровская тематика приобретала новую нюансировку. Тынянов впервые воспроизвел ситуацию смерти царя и ее трагических последствий для государства, за что обвинялся критикой в исторической беспрекословности. Необходимо отметить полемическую направленность повести. Появившись после публикации I части романа Толстого «Петр Первый» (которая в 1931 г. считалась законченной повестью), «Восковая персона» Тынянова резко контрастировала с этим произведением по художественному методу изображения (реализм — модернизм) и концепции исторических событий.

По отношению к роману Толстого, в повести Тынянова наблюдается:

а) подмена в сюжетной схеме концепции главного героя: героический, властный Петр толстовского романа замещается образом больного, умирающего человека;

б) система персонажей практически не меняется, но изменен характер поступков отдельных лиц (например, Тыняновым обличается предательство Меньшикова, тогда как в романе Толстого он выступает ближайшим другом Петра);

в) широкий охват места действия в романе Толстого (от курной избы до царского дворца) сведен Тыняновым до размеров кунсткамеры, с которой ассоциируется вся Россия.

Помимо полемики направленности «Восковой персоны» с романом «Петр Первый», в произведении Тынянова выделяется ряд реминисценций из

романа Мережковского, которые напоминают о ранних опытах А.Н. Толстого. Так, Тыняновым заимствованы и трансформированы некоторые образы и мотивы романа «Антихрист. » (варьированные прежде Толстым в «Дне Петра» и «На дыбе»): образ ноши, образ России-корабля, мотив принятия всех грехов человеческих, мотив одиночества [5]. Образ Петра в «Восковой персоны», как и у Мережковского, имеет религиозную трактовку, но она вынесена в подтекст и контрастирует с доминирующей концепцией романа «Антихрист. »: в повести ощущается ассоциативное сравнение Петра с Христом, чему способствует ряд библейских реминисценций.

Описание смерти Петра пронизано апокалиптическими мотивами и воспринимается как конец мира. При описании смерти в повести воспроизведен сюжет евангельских притч о Христе, наблюдается композиционное повторение ситуации: смерть — снятие с креста — погреба -Воскресение. Смерть Петра изображена в третьей главе, все три абзаца которой объединены единоначалиями «в полшеста часа». Эта фраза| реминисцентно восходит к библейскому тексту: Христос умер «около шестого часа» [6].

Новаторство Тынянова в подходе к традиционной для мирового искусства теме видится во введении образа метафорического заместителя героя — восковой персоны, которая после смерти Петра-Xpиста принимает его функции. Так, состояние мученика после снятия с креста уже проецируется на образ «только что сделанного воскового подобия» царя [7]. Характер мучений воссоздан ассоциативно: «тяжелые раны» восковой фигуры

сопоставимы с ранами распятого Христа, «чернящие ямы глаз», эпитет «мертвый», указание на иллюзию мучений («как бы в мучении») позволяют признать трансформацию Тыняновым библейской притчи. Следует отметить и то, что повесть стилизована под библейский слог — разорванный синтаксис с применением отрывистых неполных предложений и единоначалии (чаще всего союза «и»). Введение Тыняновым библейских реминисценций продолжало традиции романа Мережковского о Петре.

Анализ произведений русской литературы XX в. на тему Петра позволяет утверждать, что роман Д.С. Мережковского «Антихрист (Петр и Алексей)» (1903-1905) послужил «исходной базой», «основой» для дальнейших интерпретаций образа царя-реформатора. Не переизданный после 1914 г. в России и запрещенный роман Мережковского явился объектом для подражания и полемики. Писатели, обращавшиеся к образу Петра после «Антихриста. », черпали в нем не только материал, но и художественные приемы его организации.

1. Минц З.Г. О трилогии Д.С. Мережковского «Христос и Антихрист // Мережковский Д.С. Собр. соч.: В 4 т. Т. 1. М., 1989. С. 25.

2. Горький А.М. Инсценировка мировой культуры // Жизнь искусства 1919. № 251.

3. Толстой А.Н. Полн. собр. соч.: В 15 т. Т. 13. М., 1951. С. 491-495.

4. Сюжетная ситуация взаимодействия царя Петра и его антагониста восходит к поэме Пушкина (Евгений и Медный Всадник).

5. Например, сравните варьирование образа ноши — символа трудной

жизни царя пира: у Мережковского: один мужик — Петру:«. ты на гору аще и сам-десять тянешь, под гору миллионы. »; «. бремя, бремя несносное. -. стонал Петр, как будто «правду навалилась на него одного вся тяжесть России» (Мережковский Д.С. Указ. соч. Т.2. С. 605. У Толстого: «. И бремя этого дня и всех дней прошедших и будущих свинцовых тягой легло на плечи ему, взявшему непосильную человеку тяжесть: одного за всех» («День Петра» // Толстой А.Н. Собр. соч.: В 10 т. Т. 3. М, 1958. С. 103). Ромодановский Петру: «. Ты на гору один сам десять тянешь, а под гору — миллионы

тянут. непомерный труд взял на себя. » («На дыбе» // Толстой А.Н. Поли. собр. соч.: В 15 т. Т. 10. М., 1950. С. 645). У Тынянова: «. Всю ночь он (Петр) трудился во сне, ему снились трудные сны. А для кого трудился? Для отечества Рукам его снилась ноша. Он эту ношу таскал с одного беспокойного места в другое. » (Тынянов Ю.Н. Собр. соч.: В 2 т. Т 1. Л., 1985. С. 363).

6. Евангелие от Луки (23,44) // Библия. М. 1976.

7. Тынянов Ю.Н. Собр. соч.: В 2 Т. Т. 1. Л., 1985. С. 412.

Источники:

http://nsportal.ru/ap/library/literaturnoe-tvorchestvo/2014/10/19/obraz-petra-i-v-russkoy-literature-xviii-xx-vv
http://litera.su/learner/all-works/review-theme/image-of-peter-the-great-in-russian-literature
http://cyberleninka.ru/article/n/14352187

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector