0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О туризме — iva_voz. «Плёс — это символ русской провинции, символ глубинной, лишённой глянца, настоящей России

«Плёс — это символ русской провинции, символ глубинной, лишённой глянца, настоящей России»

Во втором номере нашего журнала был опубликован материал о проекте «Фабрика Россия», разработанном пятью лучшими архитекторами Москвы и Петербурга для Венецианской архитектурной биеннале 2010 г. «Фабрика Россия» предлагала вариант решения сверхактуальной для нашей страны проблемы возрождения малых российских моногородов за счёт ревитализации их депрессивных индустриальных территорий. В качестве реципиента архитекторы выбрали Вышний Волочёк. Для оформления русского павильона был снят фильм о реалиях нынешнего Вышнего Волочка, написаны круговая живописная панорама и потрясающая музыка — словом, сделано всё, чтобы привлечь внимание инвесторов к плачевному состоянию малых городов. Сейчас мэр Волочка рефлексирует по поводу этой публикации, может быть, соберётся с мыслями и расскажет, будут ли реализованы хотя бы некоторые из предложений «Фабрики России».

Но редакции хотелось бы показать, что в России есть малые города, выбравшие деятельный путь развития и добившиеся значительных успехов. Один из них — Плёс. Анонсируя будущую статью, мы представили вас как профессионала, имеющего собственную стратегию развития городской территории, для реализации которой пришлось полностью посвятить себя восстановлению и развитию города Плёса и даже стать его главой.

Алексей Владиславович Шевцов,
к. э. н., глава Плёсского городского поселения,
председатель совета Плёсского городского поселения

Алексей Владиславович Шевцов родился в 1963 г. в городе Орске Оренбургской области, окончил среднюю школу с золотой медалью, с отличием — экономический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. В 1989 г. получил степень кандидата экономических наук.
Работал в Институте США и Канады. В 1992-1994 гг. был президентом ЗАО «Нефтяной инвестиционный дом», в 1994-1996 гг. — директором департамента ценных бумаг Оренбургской нефтяной акционерной компании. В течение восьми лет возглавлял совет директоров Южно-Уральского машиностроительного завода.
С 2005 г. посвятил себя восстановлению и развитию города Плёса. Возродил за свой счёт более 30 жилых домов и общественных зданий городского центра. С 2006 г. — президент Плёсского яхт-клуба. Содержит городскую пристань, лодочную станцию на реке Шохонке, гостиницы на 180 мест.
Депутат cовета Плёсского городского поселения 1-го созыва (с 2005 г.). С 2010 г. — глава Плёсского городского поселения, председатель совета Плёсского городского поселения. Женат, имеет дочь.

Беседовала А.С. Курбатова,
д. г. н., профессор,
директор Института комплексного развития территорий,
главный редактор журнала «Территория и Планирование»

Алексей Владиславович, расскажите, как вам удалось не только сохранить историческую среду и провинциальный колорит Плёса, но и заставить его территории работать на благо жителей.

Я уже больше десяти лет пристально изучаю Плёс и сравнительно недавно почувствовал, что начинаю понимать секрет этого города, его призвание, его специализацию. Дело в том, что в Плёсе нет выдающихся туристических достопримечательностей, он, хотя географически и принадлежит Золотому кольцу России, идейно совсем другой, чем, скажем, Суздаль или Ростов Великий. Плёс призван демонстрировать не отдельные домонгольские соборы и боярские палаты (которых у него нет), и даже не Дом-музей своего самого знаменитого дачника Левитана, а самого себя в комплексе — маленький уютный русский городок на берегу великой Волги. Если Суздаль хочется смотреть, то в Плёсе хочется остаться жить. Турпродукт Плёса — это показ русского искусства жить, привлекательная демонстрация нашего асимметричного ответа разным европейским вариантам art de vivre. И получается, что скромность Плёса в смысле обеспеченности выдающимися памятниками старины идёт ему на пользу. Он не просто город-уникум, а символ русской провинции вообще, символ глубинной, лишённой глянца, настоящей России.

Плёс малонаселён (за все 600 лет его истории численность населения колебалась от 2 до 5 тыс.), удалён от железной дороги (ближайшая маленькая станция в 30 км), находится в 15 км от основной трассы Золотого кольца и является на Золотом кольце антиподом Москвы — наиболее удалённым от неё городом, причём расстояние до столицы в обе стороны, и по Владимирской, и по Ярославской трассе, почти одинаковое. Территория Плёсского городского поселения составляет 94 кв. км, протяжённость волжского берега — 12 км, и пока ничто у нас не нарушает традиционного русского пейзажа — леса, поля, деревеньки, и в качестве миниатюрной столицы всего этого — крошечный город на площади 3 кв. км (если считать со спальными районами). Город, в силу своей удалённости от бурь ХХ века, в целом сохранивший традиционную русскую застройку и несуетный, самобытный уклад жизни.

Легко догадаться, что известный бренд «Золотое кольцо» мало чем может помочь Плёсу — как и сотням других малых городов, обделённых туристическими достопримечательностями первого ряда. В рамках идеологии Золотого кольца Плёс по отношению к Ростову или Переславлю всегда будет «младшим братом по разуму», безнадёжно отстающим, вечно вторым. И мы разработали новый бренд, призванный творчески дополнить Золотое кольцо, включить в «орбиту» развития туризма новые, более широкие территории, причём сделать это со сравнительно небольшими капитальными затратами и на основе современного понимания индустрии туризма и её роли в развитии страны. Это бренд «Потаённая Россия» (Hidden Russia).

Читать еще:  Не стоит общаться с бывшими. Общаться с бывшим… стоит ли? Когда нет шанса сохранить дружеские отношения

Полная версия материалов доступна только подписчикам.

Плёс, Ивановская область: волжская Рублевка с народной душой

Уже 150 лет ивановско-костромская глубинка завидует Плёсу. Что именно здесь ступила нога изменившая всё. Как же не завидовать? Лишь тут можно продать копченого судака за 1000 рублей штука. Сдать домик за 10 000 рублей ночь. Продать чашку кофе за 400 рублей

Но конечно виновна не только нога знаменитого Левитана. Плёс – пленительная красота дикой Волги, помноженная на толику везения.

Острог

История Плёса началась в середине XII века. Тогда новгородцы поймали тут своего бежавшего посадника Якуна и забрав у него 1000 гривен отдали на перевоспитание местной чуди. Уже тогда в километре от современного города стоял небольшой деревянный острог русских в океане первобытного леса.

Древняя история закончилась через 100 лет. На Русь пришла монгольская тьма. Тумэн Бурундая сжег Кострому в 1238. Затем одна из тысяч дошла до глухого Плёса. Монголами острог был взят и сожжён, а кто выжил — уведен рабом. Жизнь сюда не вернется.

В XV веке эти леса стали важной границей Московской Руси. Они первыми встречают татарские набеги и торговые караваны Востока. В 1410 году московский князь Василий I строит на новом месте мощную деревянную крепость, подальше от кровавого пепелища древности. История Плёса начинается вновь.

Крепость

1537 год. Разгар войны с Казанским ханством. В Московии на троне трехлетний Грозный. И крымский царевич Сафа-Гирей став казанским ханом, начинает большую войну на Волге. Черемисы и татары доходят до Костромы. Чтобы пресечь это, на дальний рубеж в Плёс отправляется костромской полк князя Холмского. Как в воду глядели воеводы.

Под давлением Крымского ханства, Москва ведет с Казанью переговоры о мире. Но осенью 1539 года хан Сафа-Гирей неожиданно атакует Нижний Новгород и Муром. Корпус карачи-бека Чура Нарыкова идет по льду дальше. 8 000 татар, черемис и чувашей мчатся по Волге на Кострому. Под Плёсом татар встречает объединенная армия русских князей.

Сражение стало настоящей бойней. Погибли 4 московских воеводы и 2 князя, а Чура потерял всех беков. Половина армий легла замертво, но русские смогли обратить казанцев в бегство. Преследование по льду продолжалось несколько часов, дворянская конница смогла зажать татар у Солдоги (Заволжск).

Но в очередной бойне татары вырвались из окружения.

Боевой путь Плёса закончится в Смутное время веком позже. Русские будут бить шастающих по Волге поляков. А поляки разграбят Плёс. Затем Россия растет и городок окажется в глубоком тылу. Крепость разберут, Плёс станет главным ивановским портом по перевалке текстиля.

Но грядет катастрофа древней России. Железные дороги. Они разрушают древние речные города, выбрасывая их на обочину жизни. Железная дорога Иваново-Кинешма убивает будущее и настоящее Плёса. Рекой возить теперь невыгодно. Купцы разоряются и уезжают.

Плёс хиреет, становится заштатной деревней на берегу Волги. Как и сотни других русских местечек в это новое время капитализма. Но тут снова улыбается удача. Вместо московского князя с борта парохода спускается малоизвестный художник Исаак Левитан.

Вдохновение

Левитан пейзажист, рисует с натуры, все время в поисках новых мест. Его учитель, всемирно известный пейзажист Саврасов, прославился на волжских картинах. Почему бы не попытать счастья и ученику?

В 1887 году Левитан берет друзей, пароход вскладчину и плывет по Волге. Но грустно. Ничего вдохновляющего. Погода хмурая и Волга кажется Исааку тоскливой и мертвой. Левитан напишет Чехову: «Чахлые кустики и, как лишаи, обрывы…»

И вдруг и-за очередного поворота Волги показались крутые холмы древнерусского Плёса. Что-то екнуло в сердце Левитана: Причаливай!! – кричит он капитану…

Так начнется любовь художника и Плёса. Он купит домик, проведет здесь три года. Напишет свои главные картины и станет всемирно известным. Сейчас его работы идут по 3,5 миллиона долларов за штуку.

А сам Плёс благодаря картинам получит новую звездную жизнь. Он станет Меккой российских художников. Его потрясающие виды заполонят царскую Россию похлеще телевизора.

За художниками ринутся в Плёс поэты и музыканты за своим вдохновением. И даже Шаляпин приобретет дачу и будет петь в построенном среди леса театре.

Модно

За своими кумирами потянется столичная аристократия в модное место на Волге. Взлетят цены в трактирах, подорожают ставшие дефицитом дома. Потребуются гостиницы и новый причал для пароходов с туристами. Плёс больше не будет прежним.

Это новая московская Рублевка, культурно-столичная жизнь закипит среди глухого леса. «Жестокий романс» и «Золотой теленок», «Два капитана» — в десятке фильмов замелькает Плёс..

Город Плёс притягивает всех. Сегодня на его улочках Вы запросто встретите потрепанный Рендж Ровер, за рулем которого сидит Дмитрий Медведев. Да-да, премьер — министр тоже любит Плёс и его дом неподалеку. Плёс – это модные кофейни и рестораны, гостиницы и частные дома с московской ценой. А мэром Плёса служит миллиардер, башкир Тимербулат Каримов.

Но власть и деньги только на пользу наследию Плёса. В целости домики и обаяние прошлого. Не вырублен под коттеджи ивановский лес вокруг. И широкая Волга всё также плывет мимо.

Плес — выездная Рублевка Ивановской области

Обозреватель Царьграда Андрей Малосолов завершает туристическую поездку по Ивановской области на оптимистической ноте

Читать еще:  Что такое придание в литературе определение кратко. Предание: определение, понятие, значение

Обозреватель Царьграда Андрей Малосолов завершает туристическую поездку по Ивановской области на оптимистической ноте

За время путешествия по региону он посетил города Иваново, Шуя, Юрьевец, Кинешма, Лух, Южа, Вичуга, Приволжск, а также исторические села Парское, Холуй, Палех, Дунилово, Елнать. То есть, по сути, за несколько дней были посещены все основные населенные пункты Ивановской области, которую Царьград охарактеризовал территорией постапокалипсиса. Почему так? Потому что область после развала СССР понесла самые ощутимые потери от развала промышленности и инфраструктуры в ельцинское время.

Состояние самих городов, а также дорог, объектов промышленности, людских ресурсов в Ивановской области плачевное. Однако Ивановская область, вопреки самым жутким прогнозам, оказалась не настолько безнадежной. Более того, в настоящее время в регионе идет восстановление порушенной экономики, строятся дороги. Как мы уже писали в предыдущих статьях, в Иваново, столице региона, восстановлено до 80% предприятий легкой и текстильной промышленности. В Шуе — до половины ткацких предприятий, брошенных и разрушенных, словно по заказу, в 90-е. В Кинешме восстановили историческую часть города. В древнем Юрьевце возрождают инфраструктуру старины и собираются делать из городка «второй Плес».

Ну и, наконец, в Ивановской области, одной из самых бедных в стране, есть, собственно, первый и единственный Плес — русская историческая, культурная и туристическая жемчужина на Волге. В самом бедном в европейской части России регионе стоит самый крутой и облагороженный городок, куда стремятся ежегодно до миллиона туристов, где выкупают недвижимость русские богатеи, звезды эстрады, культуры и просто романтически настроенные обеспеченные граждане. Плес — это не только самое благополучное место региона, но и туристическая Мекка всей России.

Плес как центр туризма Ивановской области

Плес — это городок на берегу Волги, каких немало в нашей стране. По красоте Плесу не уступят ни Кострома, ни Саратов, ни Кинешма, ни даже полуразваленный ныне Юрьевец. Однако именно Плес является не только раскрученным городом, но и самым обустроенным и качественным во всех смыслах малым городом России.

В этом замечательном городке, одном из немногих в стране, не просто симпатизируют, а очень тепло относятся к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву. Считается, что после того, как Медведев стал чаще заезжать на дачу в Плесе, о которой немало писали недруги премьера, город стал подниматься как на дрожжах. В Плесе, конечно, хватало исторических зданий и культурных объектов — ими уставлена вся плесская набережная длиной пять километров, а также Соборная гора, где находятся места, связанные с творчеством великого художника Исаака Левитана, — но принято говорить, что бум на строительство, единая градостроительная политика и туристические потоки были напрямую связаны с «дачей Медведева».

Расположенный на нескольких холмах городок буквально восстал из пепла за несколько лет. В нем появились стилизованные под старину деревянные дома, реконструировались купеческие особняки XVIII-XIX вв. на набережной, возник Плесский яхт-клуб, множество ресторанов, кафе, отелей высокого и среднего уровней. В Плесе около 10 лет назад появилось культовое заведение — ресторан-отель «Частный визит», номера и столики в котором надо было бронировать сильно заранее. В городке возобновились или появились творческие фестивали и творческо-событийный туризм.

Однако при ближайшем рассмотрении и в ходе бесед с местными жителями и работниками инфраструктуры выяснилось, что в реконструкции и придании шарма Плесу есть не только доля «вины» Медведева. Многие инфраструктурные проекты жемчужины Ивановской области связаны с фигурой Алексея Шевцова, магната-металлурга, богатого человека, который примерно в те же сроки, что и Медведев, появился в Плесе, влюбился в него и начал строить дома, восстанавливая покосившееся русское наследие. В Ивановской области достаточно критиков не только Медведева, но и Шевцова. Последнего обвиняют в том, что он приватизировал половину города, выкупая деревенские дома у жителей, восстанавливая их и передавая их в аренду или в качестве отелей и кафе.

Другие собеседники Царьграда отмечали: да, Шевцов выкупает землю и дома, но дает людям совершенно рыночные деньги. Принято считать, что единая градостроительная политика городка — единые заборы, дома не выше двух-трех этажей, способ размещения домов на сваях на склонах и холмах — были выработаны командой Шевцова. Ему же принадлежат не только дорогие, но и совершенно обычные по ценам рестораны и кафе. Например, кафе «Чугунок», потчует в трех метрах от Волги гостей русскими блюдами: окрошкой за 150 рублей, речной рыбой по 250-300 рублей, котлетами из щуки за 250 рублей, морсами и собственными лимонадами за 180 рублей за литр. Это действительно недорого даже не в сравнении с Москвой.

В последнее время в Плесе появились отличный пивной ресторан со своим собственным пивом по 160 рублей за бокал, бургерная, кофейни и многое другое. В верхней части Плеса находятся два горнолыжных спуска, статусные рестораны и дорогие отели. Вдоль набережной расположились пять частных пристаней для яхт и круизных теплоходов, а также дачные зоны, закрытые от посторонних людей, где дома выкупают члены правительства, региональные министры, деятели культуры и искусства, просто богатые люди из Москвы, Сибири, Владимира и даже Иванова (теперь, говорят, там есть и такие).

Впрочем, местные рестораторы, отельеры и владельцы гостевых домов не жалуются. Наоборот, говорят, что благодаря влиятельным политическим и бизнес-фигурам работать стало проще: правила понятны, порядок есть, туристические потоки, что важно, налажены. Редко такое услышишь от нашего бизнеса, не правда ли?

Читать еще:  Можно ли помочь игроману. Муж игроман: что делать? Надо ли жить с игроманом, и когда поставить точку в отношениях с мужем игроманом

Тем не менее, несмотря на статус чуть ли не выездной московской Рублевки, Плес по-прежнему остается милым и очень приятным городком для всех, где отдохнуть и перекусить может человек с любым достатком. По некоторым данным, Плес достиг отметки в миллион туристов в год, не намного отставая по данному показателю от Суздаля. Сюда каждый летний день приходят заполненные битком корабли и прогулочные катера из Москвы, Костромы, Кинешмы и Ярославля.

Русскаяя красота

Плес — живописный оазис спокойствия и гармонии на берегах Волги среди березовых рощ и зеленых сочных холмов. Здесь как будто остановилось время, и до сих пор продолжается XIX век, а на набережных продают картины собственного производства, вкусную копченую волжскую рыбу, разнообразные сувениры, льняную одежду и поделки, где не спеша можно выпить недорогой кофе и местную наливку, и единственное, что доставляло относительное неудобство обозревателю Царьграда, так это плесские осы, назойливые и наглые.

Нет в Плесе проблем с рабочими местами. На работу в отелях и кафе устраиваются и местные жители, и работники из Иванова, Приволжска, Вичуги и Кинешмы. Зарплата обслуживающего персонала в сезон составляет от 30 до 50 тысяч рублей в месяц. В плесских домиках также расположились различные художественные мастерские по производству шляпок, картин, сувениров и всякой всячины. Размер дохода представители этого вида бизнеса не раскрывают, но, судя по состоянию домов и ухоженных садов, с этим делом здесь тоже порядок. Москвичи иногда, кстати, поругивают местных за неторопливость, на что последние отвечают, что московские бизнесмены сами тут становятся не привычными торопыгами, а такими же степенными людьми.

В Плесе стали строиться и подзаработавшие жители Иваново. Мне показывали дом одного из преподавателей Ивановского вуза, названия которого я не запомнил, а дом был вполне красивым и стильным. Но не кричаще богатым — рублевские громадины здесь ставить не разрешают, все под старину.

Маленький Плес кормит не только сам себя, но и все окрестные города. Не жалуются на жизнь жители соседнего Приволжска. Приволженцы работают в Плесе, а также на двух крупных предприятиях города — ювелирном заводе «Красная Пресня» и на ткацком производстве, изготавливающем невероятно симпатичные вещи: сарафаны, пижамы, брюки, постельное белье, платки, шарфы в парижском стиле и полотенца. По информации Царьграда, средняя зарплата простого работника ювелирного производства составляет 45-50 тысяч рублей в месяц. На ткацком производстве, как рассказала Царьграду продавщица (на фото), зарплаты поменьше — швеи зарабатывают 30 тысяч.

Но в соседнем Иванове швеи хорошей категории рассчитывают уже на 50 тысяч рублей. Командный состав получает уже сопоставимое с московским жалование. О ценах на продукцию: шарфики из чистого льна стоят 400 рублей, женский красивый сарафан — 600 рублей, льняные брюки — 650 рублей, шикарное постельное белье на европейскую двуспальную кровать — 2 200 рублей! Где вы такие цены видели? Продавщица тоже говорит, что уважительно относится к Медведеву.

Хорошо мы к нему относимся, потому что при любом недовольстве местных он узнает и принимает меры. Бизнес здесь получает все условия для развития, на предприятии нас никто не обижает, ибо понимают: чуть что — выйдем на дорогу, она у нас до Москвы одна, и все узнают. Сам Медведев сюда на вертолете прилетает, а вот друзья, чиновники и туристы едут по земле,

— сообщила собеседница Царьграда.

Заканчивая свое путешествие по Ивановской области, я делаю вывод: Ивановская земля — не только территория апокалипсиса, но и регион с большими возможностями. Здесь огромное количество памятников архитектуры и истории, гигантские площади под засев земли сельскохозяйственными культурами, построенные во времена Российской империи и СССР производственные мощности разных видов промышленности. Ивановская земля претерпела многое после того, как была искусственно создана большевиками из кусков Нижегородской, Костромской и Владимирской губерний. Здесь хорошие, работящие люди, которых в 90-е вытолкнули на обочину жизни, и там они выживали, барахтались, пили и строили свои планы на развитие.

Ивановская область — словно неправильно и грубо нарезанный пирог: тут растет, тут все заросло; тут работает, а здесь все умерло; здесь дорога хорошая, а через 10 километров скачешь по ней словно на бешеной табуретке. Но здесь уже есть возрожденное и дышащее Иваново. Здесь есть курорт мирового класса Плес и второй по красоте после Плеса, но рухнувший в бездну ельцинского ада Юрьевец. Здесь есть целые династические купеческие села вроде Дунилово и Парского, села с мировым именем Палех и Холуй, где почти все жители заняты народными и художественными промыслами.

Ювелирная фаборика. Фото: Андрей Малосолов/Телеканал «Царьград»

Тут есть и хорошее, и плохое. Как и во всей стране. Но больше хорошего и душевного. Здесь даже бедность не кричащая, а достойная.

Мне будет очень не хватать Ивановской области — региона, который вновь открыл мне настоящую Россию. Которую не только мы, москвичи, иногда не замечаем, но и местные не все о ней знают. Теперь, надеемся, благодаря Царьграду будут знать лучше!

Источники:

http://terraplan.ru/arhiv/58-4-34-2011/1015-l-r688.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5a42cd1257906a8fbd7f6dc3/5d51c636a06eaf00ae17cad3
http://tsargrad.tv/articles/ples-vyezdnaja-rublevka-ivanovskoj-oblasti_150852

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector