3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Музыкальные произведения вызывающие разные эмоции. Использование музыки для вызова эмоций

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МУЗЫКИ ДЛЯ ВЫЗОВА ЭМОЦИЙ.

Вызов различных эмоциональных состояний возможен не только произвольно путем оживления в представлениях тех или иных эмоциогенных ситуаций, но и с помощью музыки. Еще в Древнем Вавило ¦ не жрецы-музыканты знали об облегчающем значении для скорби плачевных песен и исполняли их при траурных церемониях. Эмоциональное переживание как основное условие восприятия музыки также отмечалось философами и врачами Древней Греции (Аристотель, Платон, Гиппократ). Аристотель писал, что «…музыкальные лады существенно отличаются друг от друга, так что при слушании их у нас появляется различное настроение и мы далеко не одинаково относимся к каждому из них; так, например, слушая одни лады, мы испытываем более жалостное и подавленное настроение, слушая другие, менее строгие лады, мы в нашем настроении размягчаемся; иные лады вызывают в нас по преимуществу среднее, уравновешенное настроение; последним свойством обладает, по-видимому, только один из ладов, именно дорийский. Что касается фригийского лада, то он действует на нас возбуждающим образом». (1911, с. 367-368). Об этом же говорили и многие композиторы (Л. ван -Бетховен, Ф. Мендельсон, Д. Д. Шостакович). П. И. Чайковский ( 1878) отмечал, что музыка передает все то, «для чего нет слов, но что просится из души и хочет быть высказано».

Влияние музыки на эмоции человека отражено и А. С. Пушкиным, вот как он описал влияние церковной музыки на Сальери в раннем детстве:

Ребенком будучи, когда высоко Звучал орган в старинной церкви нашей, Я слушал и заслушивался, слезы Невольные и сладкие текли1.

В. М. Бехтерев считал музыку властительницей чувств и настроений человека. Поэтому в одном случае она способна ослабить излишнее возбуждение, в другом -перевести из грустного в хорошее настроение, в третьем — придать бодрость и снять усталость.

‘ Пушкин А. С. Моцарт и Сальери. Собр. соч. в 10-ти т. Т. 4. — М.: Художественная литература, 1960. -С. 323.

Библейский сюжет: Савл, от которого отступил дух Господень, повелел своим слугам найти и привести к нему человека, хорошо играющего на гуслях. Пришел к нему Давид, понравился ему и стал его оруженосцем. И когда Давид играл — отраднее и лучше становилось Савлу, и злой дух

отступал от него.

Правда, имелась и другая точка зрения, согласно которой музыка воспринимается не столько эмоционально, сколько интеллектуально. Один из представителей эстетики Э. Ганслик (1895) писал: «Больше всего чувствует при слушании музыки профан, меньше всего — образованный художник» (с. 144). По его мнению, музыка становится наслаждением тогда, когда слушатель находит удовлетворение в отгадывании намерений композитора, констатируя как ожидания оправдываются или приятно обманываясь в них. Очевидно, что речь идет о разных уровнях восприятия музыки, что вызывает и разный эмоциональный отклик. Как показал И. Глебов (1930), у профессиональных музыкантов восприятие музыки углубляется за счет интеллек-

туальных операций «осмысления звучания». Б. М. Теплов (1947) писал, что восприятие музыки идет через эмоцию, но эмоцией не кончается. Для него музыка — это эмоциональное познание. В свете сказанного развитие способности воспринимать музыку и переживать всю гамму человеческих эмоций является важной задачей музыкального воспитания детей.

Роль музыки в эмоциональном развитии человека и формировании черт характера рассматривалась еще древнегреческими философами. В средние века эта проблема изучалась в русле теории аффектов, устанавливающей связь между эмоциональными явлениями человека и способами их отражения в музыке.

Изучение эмоциональной значимости отдельных элементов музыки (ритма, тональности) показало их способность вызывать определенные эмоциональные состояния человека. Минорные тональности обнаруживают «депрессивный эффект», быстрые пульсирующие ритмы и консонансы действуют возбуждающе и вызывают отрицательные эмоции, «мягкие» ритмы и консонансы успокаивают. В нашей стране и за рубежом было проведено большое количество исследований по влиянию музыки на физиологические функции организма. Был сделан вывод, что сердечно-сосудистая система заметно реагирует на музыку, когда она доставляет удовольствие и создает приятное настроение: пульс замедляется, усиливаются сокращения сердца, снижается артериальное давление. При раздражающем же характере музыки сердцебиение учащается и становится слабее. Стали говорить о кодировании эмоций в музыке, о музыкальной эмоции, которая может быть представлена в виде различных формул.

По мнению В. И. Петрушина (1988), кодирование музыкальных эмоций и отнесение различных произведений к выражению эмоций одной и той же модальности можно осуществить при помощи системы координат, изображенной на рис. 10.1.

1. Система координат, показывающая кодирование музыкальных эмоций

Путем экспертных оценок автором была составлена таблица музыкальных произведений, выражающих сходное эмоциональное состояние (табл. 10.1).

Из представленных данных следует, что одна и та же мелодия, в зависимости от того, как она будет исполнена: в мажорном или минорном ладу, быстром или медленном темпе, будет передавать разные эмоции.

Объяснение этому, возможно, состоит в том, что правое полушарие, кроме того, что оно связано с отрицательными эмоциями, специализируется в анализе частотно-и амплитудно-модулированных стимулов, а левое, связанное с положительными эмоциями, в опознании ритмической структуры сложных звуковых сигналов. Отсюда музыка, в которой большая роль принадлежит частотно-амплитудной модуляции, в большей мере будет адресована к правому полушарию и связанным с ним эмоциям, а музыка, в которой значительное место отводится ритмическим звуковым сиг-

Таблица 10.Обобщенные характеристики музыкальных произведений, выражающие сходные

8.2. Музыкальные эмоции

8.2. Музыкальные эмоции

Любая человеческая деятельность сопровождается эмоциями, вызывает эмоционально активное или пассивное отношение.

Эмоции играют в музыке главенствующую роль. Эта роль предопределяется звуковой и временной природой музыки, способной передать переживание в движении, в процессе развития со всеми изменениями, нарастаниями, спадами, конфликтами или взаимопереходами эмоций. Музыка способна воплощать человеческое настроение, не направленное на какой-либо предмет: радость или грусть, бодрость или уныние, нежность или тревожность. Музыка может передать эмоциональную сторону интеллектуальных и волевых процессов: энергичность и сдержанность, серьезность и легкомысленность, импульсивность и упругость. Благодаря этому свойству музыка способна отразить человеческий характер. Музыка может выразить мысли-обобщения, которые относятся к динамической стороне социальных и психических явлений: гармоничность – дисгармоничность, устойчивость – неустойчивость, могущество – бессилие человека и т. д.

Восприятие и исполнение музыки оказывает сильное эмоциональное воздействие на человека благодаря свойствам звука. Звук несет колоссальный объем информации для человека. Об этом блестяще написал А. Шнабель: «Жизнь звуку дана в человеке; в нем звук стал стихией, стремлением, представлением и целью… Человеку открылось, что созданный им звук способен утолить духовную жажду и, очевидно, призван… возвышать радость и смягчать страдание. Так родилось предназначение и стремление человека творить из этой трансцендентной субстанции, из этой звучащей вибрации с помощью своего интеллекта вечно подвижный, ощутимый и все же неосязаемый мир… Результат этого творчества, который есть не что иное, как последовательность звуков, мы и называем музыкой» [16. С. 313].

Читать еще:  Поэма медный всадник особенности языка произведения. «Художественная структура поэмы «Медный Всадник

Музыка в человеческом обществе становится активным и действенным средством эмоциональной коммуникации. Музыка способна раскрыть мысли, чувства, переживания человека, события общественной жизни и картины природы, вызвать разнообразные ассоциации.

Другими словами, музыка воплощает бесконечное многообразие эмоциональных переживаний человека и все богатство духовного мира человечества.

Такие свойства звука, как тембр, регистр, громкость, артикуляция, направление движения мелодии, ее акцентуация в сочетании с темпом движения преобразуются в музыкальную интонацию. Не случайно Б. В. Асафьев назвал музыку «искусством интонируемого смысла».

Свойства музыкальной интонации подобны речевой интонации, которая доносит смысл высказывания. Однако чувства несравненно более полно могут быть выражены средствами музыки, чем сформулированы словами. Поэтому очень сложно перевести в словесную форму содержание музыки. «Этот перевод неизбежно будет неполным, грубым и приблизительным», – писал Б. М. Теплов [14. С. 100]. Основное различие между речевым высказыванием и музыкальной речью состоит в том, как выражается содержание, смысл. В речи содержание передается через значение слов языка; в музыке – непосредственно выражается в звуковых образах. Если основной функцией речи является функция обозначения, то основной функцией музыки является функция выражения (Б. М. Теплов). Похожие мысли высказывает А. Шнабель: «Среди всех искусств музыка занимает исключительное и несоизмеримое с другими видами положение. Она – везде – становление и в силу этого никогда не может быть “схвачена”. Ее невозможно описать, от нее нет никакой практической пользы; ее можно только переживать…» [16. С 297].

Изучая вопросы, связанные с музыкальным переживанием, Б. М. Теплов делает следующие весьма значимые выводы.

1. Переживание музыки является эмоциональным переживанием и выступает как разновидность невербального знания, как единство «аффекта и интеллекта» (Л. С. Выготский). «Внеэмоциональным путем нельзя постигнуть содержание музыки» [14. С. 113]. В то же время переживание музыки связано с ее пониманием (т. е. формы, структуры, строения музыкальной ткани и т. д. ). Поэтому понимание музыки становится эмоциональным. «Музыка есть эмоциональное познание» [там же].

2. Музыкальное переживание есть переживание эмоциональное и познавательное одновременно. Познать музыку можно с помощью других методов и средств познания: сравнения с другими видами искусства, пространственными и цветовыми ассоциациями, идеями, символами. В сочетании с другими внемузыкальными средствами познания познавательное значение музыки раздвигается до широчайших пределов. При этом музыка углубляет имеющиеся знания и придает им новое качество – эмоциональную насыщенность.

Способность человека к переживанию музыки Б. М. Теплов считал признаком музыкальной одаренности, музыкальности, а ядром музыкальности – «эмоциональную отзывчивость на музыку».

Сферу эмоций музыканты обычно передают различными словами, используемыми как синонимы: чувство, настроение, ощущение, аффект, волнение и т. п. Различия между ними проявляются в интенсивности проявления эмоции: например, ощущение – слабее, волнение – сильнее.

Или различия приобретают стилистический характер. «Аффект» употребляют применительно к теории аффектов в музыке XVII–XVIII в. ; «чувство» – по отношению к стилевому направлению сентиментализма в музыке XVIII в. ; «ощущение, волнение, настроение» – для характеристики романтической музыки XIX века.

Кроме этого, эмоциональное и суггестивное воздействие музыки связано с временной протяженностью музыкального произведения. На этой взаимосвязи основана теория аффектов в европейской музыке эпохи барокко: один «аффект», одно чувство выдерживается на протяжении всего произведения или его крупной части. Этот аффект может усиливаться или ослабляться, но меняться на другой он не может. Так А. Кирхнер в труде «Musurgia universalis» приводит восемь аффектов, которые должна вызывать музыка: любовь, печаль, отвага, восторг, умеренность, гнев, величие, святость [15]. Именно поэтому произведения И. С. Баха, связанные с долгим развитием одного аффекта, оказывают глубокое эмоциональное впечатление на слушателей.

XIX век принес новые открытия: музыка, способная передать внутренний мир человека, развитие или превращение его чувств, становится ведущим видом искусства, подражать которому стремится литература, поэзия, живопись. Неслучайно многообразие эпитетов, поэтических образов, программных названий, подчеркивающих характер музыкальных эмоций, встречается в творчестве Ф. Листа, Ф. Шопена, Р. Шумана, русских композиторов «Могучей кучки», П. Чайковского и др.

В музыке XX века, несмотря на антиромантические тенденции, продолжается воплощение новых эмоций: тревоги, гнева, сарказма, гротеска.

Обобщая сказанное выше, подчеркнем, что музыка содержит богатейший спектр различных эмоций, среди которых выделяют: 1) жизненные эмоции окружающего мира; 2) эмоции, адекватные эмоциям других видов искусства; 3) специфические музыкальные эмоции [15].

В связи с этим становится понятной сложность изучения проблемы музыкальных эмоций и отсутствие разработанной теории. Исследуя теорию музыкального содержания, В. Н. Холопова предлагает следующую классификацию важнейших типов музыкальных эмоций.

1. Эмоции как чувство жизни.

2. Эмоции как фактор саморегуляции личности.

3. Эмоции восхищения мастерством искусства.

4. Субъективные эмоции музыканта-практика – композитора, исполнителя.

5. Изображаемые в музыке эмоции (эмоции воплощаемого в музыке образа).

6. Специфические природные эмоции музыки (эмоции природного музыкального материала).

Эмоции в музыке сохраняют связь с жизненными эмоциями, но выражаются в образах фантазии. При этом главенствующим является специфический природный музыкальный материал, к которому относятся: а) моторно-ритмическая сфера; б) певческая или вокальная сфера, переносимая в звучание тембров музыкальных инструментов; в) речевая или декламационная сфера.

Моторно-ритмическая сфера воздействует ритмической периодичностью, разнообразием акцентов, мелодическими вершинами и кульминациями, звучанием гармоний и различными градациями силы звука. Данная сфера обладает универсальным воздействием на человека, вплоть до погружения в состояние гипноза.

Певческая или вокальная сфера включает весь диапазон интонаций человеческого голоса и непрерывно пополняется интонациями речевой сферы.

Речевая или декламационная сфера содержит огромный и весьма эмоциональный материал: интонации просьбы или жалобы, страха или угрозы, восторга или негодования и др.

Специфические природные эмоции музыки взаимосвязаны с изображаемыми, т. е. с эмоциями воплощаемого в музыке образа. Изображаемые эмоции – это эмоции художественного образа, композиторского замысла. В сравнении со специфическими природными эмоциями в музыке они отличаются символичностью, условностью, носят характер аллегории, художественной идеи.

Таким образом, музыкальные эмоции представляют «иерархию художественных реакций человека на разных уровнях, от преходящего настроения, локального “аффекта”, внушенного музыкальным материалом (ритм, мелос), до элементов мироощущения, мировосприятия, воспитываемых музыкальным искусством, его шедеврами. Музыка воздействует на человека с помощью веками сложившегося в ней эмоционального обобщения», – указывает В. Н. Холопова [15. С. 144]. Эмоциональное обобщение воплощает эстетические и этические идеи искусства. На основе эмоционального обобщения в музыке возникают символы, изображающие эмоции. С помощью ассоциаций, аллегорий внушается мысль о чувстве, аффекте или настроении. Музыкальные эмоции задаются художественным замыслом произведения и оказывают влияние на человеческое мироощущение. «Эмоции в музыке – это и эмоции-волнения, и эмоции-идеи, и эмоции-образы, и эмоции-концепции» [15. С. 145].

Читать еще:  Гоголевский плюшкин. Образ и характеристика плюшкина в поэме мертвые души гоголя сочинение

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Эмоции и звук: как услышать музыку. Часть 2

Арташес Газарян 25 июля 2017

В первой части нашего разговора о взаимосвязи мира звуков и мира эмоций мы разобрались с тем, зачем людям нужна эмоциональная коммуникация и как с нашим восприятием связано то, что мы слышим. Сегодня мы отправимся дальше и проследим, как звуковые вибрации создают целые вселенные в нашем сознании. А также узнаем, где все-таки рождается музыка.

Игра в эмоции

Эмоциональная система «игра» есть у всех млекопитающих, она выполняет первостепенную роль у детёнышей, поощряя их к активному освоению мира, и, с некоторым угасанием, она продолжает быть активной и у взрослых. Играть можно во все, в том числе и в эмоции. Когда некто сознательно пользуется звуком для воздействия на других людей с целью пробудить в них бессознательные переживания, речь заходит о музыке.

В ситуации игры даже очень условный сюжет может восприниматься в качестве реальности, пусть и воображаемой. Мы позволяем своим чувствам верить, что негр душит молодую жену, несмотря на то, что Дездемона толстая и старая, а Отелло — явный Пласидо Доминго, вымазанный чем-то вроде сажи. С виду это совсем не похоже на реальность, но нам этого и не требуется. Если в голосах солистов (слов мы все равно не понимаем) звучит искренняя боль или радостное волнение, если их тембральная окраска именно такая, как в момент того или иного эмоционального потрясения, мы с готовностью сопереживаем, можем даже поплакать.

Если роли исполняются гениально — выражаемые эмоции предельно реалистичны, как бы они ни были сложны. Качество декораций и карикатурные повороты сюжета особого значения не имеют, хотя иногда трудно смириться с совершенной глупостью либретто. Слушателей волнует не сюжет, а музыка, они жаждут испытать и, если повезёт, испытывают с помощью музыки эмоциональное потрясение — а это именно то, зачем они пришли в оперу или в джаз-клуб или на рок-концерт.

Где рождается музыка?

Какими бы средствами музыкант ни воспользовался, чтобы произвести звук, успех зависит от того, насколько хорошо этот звук (и тишина в паузах) справится с задачей спровоцировать соответствующий эмоциональный отклик в мозгу слушателя.

Если аудитория ничего не чувствует — значит эмоциональной коммуникации не получилось и музыки, как таковой, нет, хотя может звучать что-то очень похожее на музыку. Музыкант потерпел фиаско. Причины не имеют большого значения для слушателя. Разбираться в них — дело профессионалов. Такую «музыку» правомочно считать просто шумом. Шум может производить и симфонический оркестр, если дирижёр сам не знает, какое эмоциональное послание он хочет передать, или не умеет делать этого. Просто озвучивание нот задачи не решает.

Эмоции по нотам

Что имел в виду композитор, когда писал ноты, имеет значение только для историков и для исполнителя, который эти ноты всегда так или иначе интерпретирует, поскольку реальный звук бесконечно богаче по содержанию, чем любые ноты.

Профессиональный музыкант, читая ноты, может приблизительно представить себе, что имел в виду или что хотел сказать композитор. Но с аудиторией будет говорить уже не композитор, а исполнитель, который всегда (если речь идёт не о шарлатане, лишь формально воспроизводящем ноты) является автором, или, как минимум, соавтором исполняемой музыки, чьи бы ноты ни использовались в качестве основы для композиции. В джазе или в индийской раге это более очевидно, в европейской классической музыке менее, но суть дела от этого не меняется.

Ноты могут привести в восторг только того, кто их понимает и разбирается в секретах композиции. Подсознание же не испорченных музыкальной школой слушателей верит не композитору, а музыканту (певцу, скрипачу, дирижёру), их волнует то, что они слышат, а не то, что «имелось в виду». Ведь не обязательно заканчивать кулинарный техникум, чтобы было вкусно есть суп? Тем не менее детские «музыкальные школы» зачастую учат играть на инструментах, вместо того чтобы вовлекать в слушание музыки.

В результате многие дети, успешно окончившие музыкальную школу, не только не становятся музыкантами, чего от них чаще всего и не ждут, но нередко, в противоположность ожиданиям, вообще теряют вкус к музыке, по крайней мере той, которую изучали по программе.

Мысли и сердце

Понимать и чувствовать — это разные вещи. Понимание рождается в коре головного мозга, чувство — в лимбической системе, с которой непосредственно связано сердце. Это несколько упрощённая модель, но факт остаётся фактом — мозг профессионального музыканта, особенно если он начал заниматься музыкой в раннем детстве, заметно отличается от мозга простого смертного. Соответственно, и музыку они воспринимают по-разному: один больше умом, другой – сердцем. Эмоции могут возникать у обоих, но несколько по разным поводам. Один восторгается интересной идеей композитора, оригинальной интерпретацией или блестящей техникой исполнителя, другому — просто нравится или не нравится музыка, он чувствует волнение или нет, сам не зная почему. Да и надо ли ему это знать?

Музыкант играет не столько на инструменте, сколько на струнах душ слушателей.

Музыкальные воспоминания и чувства

Звуковые образы эмоционально значимых ситуаций содержатся в памяти человека на всех уровнях, от генов до нейронных сетей в мозгу, хранящих явные и скрытые воспоминания о всей прошедшей жизни, начиная с «первого срока», ещё до рождения. Голос матери, разной динамики и разного тембра, в зависимости от её состояния, который эмбрион ощущает непосредственно, преподаёт нам первые уроки музыки. Так возникают эмоциональные мостики от звуков к чувствам. Позже разные звуки будут ассоциироваться с гневом или заботой родителей, с победой или поражением в борьбе со сверстниками, с любовью и горем разлуки, с праздником и одиночеством. К эмоциональным кодам естественных звуков природы, животных и людей, добавляются культурные коды характерных сочетаний ритмов и звуков хвалебных гимнов, траурных маршей, частушек и романсов, молитвенных песнопений и фламенко.

Музыкальная химия

Барьеры понимания существуют не только на уровне вербального общения, но и, конечно, на уровне эмоциональной коммуникации. Преодоление барьеров требует усилий и специфических умений с обеих сторон — тогда у музыканта хорошо получается то, что он делает, а слушатель получает то, зачем пришёл. Но кому что интересно — зависит от аудитории и обстоятельств – иногда музыка должна быть достаточно примитивной и располагать к агрессии или близости, иногда просто развлекать, иногда побуждать заботу и любовь, иногда настраивать на переосмысление жизни, иногда приближать к Богу.

При слушании музыки, когда она действительно вызывает соответствующий эмоциональный отклик, в организме человека генерируются те же самые нейрохимикаты, как и при столкновении с эмоционально значимыми ситуациями в обычной жизни. В конечном итоге любые эмоции — это химия, пусть очень сложная. Средневековым алхимикам так и не удалось получить из камня золото. Но магия музыки торжествует — звуки флейты или органа могут вызвать такие химические процессы в организме и такое душевное потрясение, которого за золото не купить — да здравствуют алхимики звука, да здравствуют музыканты!

Читать еще:  Удивительная тайна картины цветы фрукты птица. План-конспект урока по русскому языку (5 класс) на тему: Тема «Подготовка к сочинению-описанию по картине Ф.Толстого «Цветы, фрукты, птица

Эмоциональный отклик

Когда музыка исполняется «вживую», реальность происходящего не вызывает сомнений у аудитории. Эмоциональная система «игра» включена, и слушатель, в соответствии с правилами игры, согласен верить тому, что услышит. Обычно публика не очень придирчива, люди ведь пришли поволноваться, потешить свои эмоциональные потребности.

Чтобы музыка произвела искомое воздействие, слышимые звуки должны давать пищу не только и не столько уму, но и непосредственно эмоциональным системам. А эти системы воспринимают реальность одновременно и гораздо грубее, чем сознание, реагируя на эмоционально значимый, пусть даже совсем уму не постижимый звук, но и гораздо тоньше и изысканнее, чем наш слабый ум с университетским образованием способен себе представить. И тогда мы не находим слов, чтобы выразить чувства, переполняющие нас.

Артист или всем телом чувствует то, что исполняет, или настолько мастерски владеет телом как инструментом, что проявления эмоций неразличимы от реальных, иначе звук выдаст его с потрохами.

Восприятие музыки из записей

Когда мы слушаем живую музыку — на улице или в концертном зале, или когда кто-то напевает на кухне — мы участвуем в некотором реальном событии, звуки которого несут на себе эмоциональное послание от источника. Даже когда собака лает — злобно или радостно — её эмоциональный настрой — это физический факт. Но когда мы включаем аудиосистему или телевизор, слышимый звук — это уже не сама музыка, а её имитация, как нарисованный на бумаге тигр — это уже не зверь, а изображение зверя. Оно не пугает.

Чтобы звук из стереосистемы воспринимался как сигнал естественной среды, на анализ которой настроен наш мозг, он должен быть достаточно реалистичным. А это значит, во-первых, содержать весь необходимый спектр гармоник. И они должны быть каждая на своём месте, не должно быть лишних. Во-вторых, наши два уха стоят на страже контроля локализации источника звука (это ведь так важно для выживания). «Стерео» источников в природе не существует. Звук всегда возникает в конкретной точке или на конкретной поверхности.

Для определения точного расположения источника служат различные механизмы — от поворота головы в направлении лучшей слышимости до оценки спектра сигнала, каким он поступает в ухо, и целый ряд других. В-третьих, реалистичной должна быть и динамика — соотношение громкостей звуков. И спектр, и динамика, и локализация звука должны восприниматься как реальные, чтобы подсознательные механизмы реакций не игнорировали его в качестве «черт те знает что такое».

Неестественный звук воспринимается как шум, помеха, которая волей или не волей загружает уши и мозг, но ничего не даёт «ни уму ни сердцу». Он утомляет, раздражает и может реально отравлять жизнь, поскольку по своей структуре и содержанию не соответствует тому, что может быть в природе, и к восприятию чего наш мозг приспособился за миллионы лет эволюции.

Синтетическая музыка

Такой «синтетический» звук может излучать низкосортная аудиоаппаратура, которая под видом музыки производит суррогат, или вместе с небольшой дозой музыки горы звукового мусора, не обязательно слышимого и осознаваемого. Этот мусор может содержаться как в инфразвуковом, так и в ультразвуковом диапазоне. «Чистота» и «громкость» звука при этом принципиального значения не имеют. Принципиально лишь сочетание перечисленных выше признаков реальности, а также воспроизводство характерных отражений и резонансов среды. А именно: все то, что должно и может происходить на самом деле, и потому заслуживает эмоционально внимательного отношения, несмотря на треск, посторонние призвуки, плохую слышимость и тому подобное.

Нас ведь волнует любовный шёпот, который трудно разобрать, или вопль ярости, ничуть не более понятный по тексту? Нас также волнует и звук граммофона, с треском воспроизводящий с пластинки запись столетней давности. Старый винил способен нести на себе ясный отпечаток эмоций, потому что запись на виниле — это аналоговый сигнал, он тоже фрактал, как и натуральный звук, и потому создаёт ощущение реальности, несмотря на искажения.

Звуковые суррогаты: чем плоха музыка из динамиков?

Для коммуникации на уровне самых примитивных эмоций естественность воспроизводимой музыки не кажется такой необходимой, хотя и здесь есть свои ограничения. Передача же сложных эмоциональных переживаний и «волнения возвышенной души» в любом случае требуют гораздо более тонкого подхода, включающего способность воспроизводить как очень высокие частоты, так и очень слабые колебания интонации и ритма.

Не удивительно, что многие перестали слушать классику, когда аналоговая запись музыки ушла в прошлое, вместе с пластинками и ламповыми радиолами.

Тридцатилетие доминирования примитивной цифровой техники нанесло колоссальный урон вкусам публики. Целое поколение выросло на звуковых консервах и суррогатах и привыкло считать это нормой. Оно склоняется к такой музыке, которая не особенно много могла потерять от упрощённого воспроизведения звука. Особенно пострадали те, кому не с чем было сравнить. Они не скучают по хорошей музыке, потому что никогда её не слышали, и даже не подозревают, как много она могла бы для них значить.

К счастью, ситуация не фатальна. Хотя абсолютное большинство записей теперь делается в цифровой форме, разрешение современных форматов позволяет передать в десятки раз больше музыкально значимой информации, чем было возможно при использовании СD. Появилась возможность получать из интернета и хранить в памяти оригинальные цифровые файлы, обходя чреватое катастрофическими искажениями использование компактного диска. Не удивительно, что выпуск CD практически уходит в прошлое. Файлы высокого разрешения, при наличии дома достаточно хорошей техники, уже способны возвратить музыку широкой аудитории.

На волне разочарования CD винил также переживает ренессанс. К сожалению, ренессанс не только заслуженный, но и абсолютно неправомочный, фейковый, когда простенькие цифровые файлы, подготовленные в своё время для CD, конвертируются в аналоговую форму и переносятся на винил в угоду моде. Естественно, на виниле не появляется того, что было безвозвратно утеряно при оцифровке, но зато появляются искусственные гармоники и призвуки, которые с первоначальным аналоговым сигналом ничего общего не имеют. Разочарование слушателей таких пластинок неизбежно, поэтому мода, скорее всего, похоронит новый винил, а старый останется уделом меломанов.

А цифра, которая сыграла роковую роль в отчуждении масс от музыки, вернёт её в массы – через форматы высокого разрешения, стриминг и облака. Возвращение музыки неизбежно – уж очень многое она способна нам дать.

Источники:

http://psihologia.biz/psihologiya-psihologiya-obschaya_693/ispolzovanie-muzyiki-dlya-vyizova-29754.html
http://educ.wikireading.ru/5142
http://sciencepop.ru/emotsii-i-zvuk-kak-uslyshat-muzyku-chast-2/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector