65 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Магические иллюстрации к «Мастеру и Маргарите», которые оживляют книгу. Иллюстрации к роману М.А

МирТесен

Жить в полную силу!

Магические иллюстрации к «Мастеру и Маргарите», которые оживляют книгу

Культовый роман Булгакова не раз воплощали на театральных сценах и экранах кинотеатров. Но одна из лучших попыток оживить «Мастера и Маргариту» — это иллюстрации «Ретроателье».

Они потрясающе захватывают и передают дух романа и его героев. Убедитесь!

«И вот как раз в то время, когда Михаил Александрович рассказывал поэту о том, как ацтеки лепили из теста фигурку Вицлипуцли, в аллее показался первый человек»«В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца ирода великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат.»А, может, и так:«Это меня ты называешь добрым человеком?»«Выведя арестованного из-под колонн в сад, Крысобой вынул из рук у легионера, стоявшего у подножия бронзовой статуи, бич. »«Римского прокуратора называть – игемон. Других слов не говорить.»«У меня и осла-то никакого нет, игемон, – сказал он. – Пришел я в Ершалаим точно через Сузские ворота, но пешком, в сопровождении одного Левия Матвея, и никто мне ничего не кричал, так как никто меня тогда в Ершалаиме не знал.»«Это я тебе говорю – Пилат Понтийский, всадник Золотое Копье»«Имена преступников – Дисмас, Гестас, Вар-равван и Га-Ноцри. Вот они перед вами! – Пилат указал вправо рукой, не видя никаких преступников, но зная, что они там, на месте, где им нужно быть.»«Тотчас и подлетел этот трамвай, поворачивающий по новопроложенной линии с Ермолаевского на Бронную. Повернув и выйдя на прямую, он внезапно осветился изнутри электричеством, взвыл и наддал.»«Иван ахнул, глянул вдаль и увидел ненавистного неизвестного. Тот был уже у выхода в Патриарший переулок, и притом не один. Более чем сомнительный регент успел присоединиться к нему. Но это еще не все: третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами.»«Незнакомец не дал Степиному изумлению развиться до степени болезненной и ловко налил ему полстопки водки.»«Ты не похож на архиерея, Азазелло, – заметил кот»«Алло! Считаю долгом сообщить, что наш председатель жилтоварищества дома номер триста два-бис по Садовой, Никанор Иванович Босой, спекулирует валютой.»«И опять открылась дверь, и вошла та самая.
– Она! – почему-то с тоской подумал Римский»«Девица хоть и с хрипотцой, но сладко запела, картавя, что-то малопонятное, но, судя по женским лицам в партере, очень соблазнительное:
– Герлэн, шанель номер пять, мицуко, нарсис нуар, вечерние платья, платья коктейль. »«Тут в багровом свете от камина блеснула перед буфетчиком шпага, и Азазелло выложил на золотую тарелку шипящий кусок мяса, полил его лимонным соком и подал буфетчику золотую двузубую вилку.»«Гелла повернулась, буфетчик мысленно плюнул и закрыл глаза. Когда он их открыл, Гелла подавала ему шляпу и шпагу с темной рукоятью.»
(в этом проекте хороши все актеры, но Гелла. Гелла просто великолепна! Пожалуй, лучшая из всех Гелл, которых мне доводилось когда-либо видеть).Есть и такая Гелла (но это, по-моему, в сравнении с предыдущей явное не то).«–Так из-за чего же вы попали сюда?
– Из-за Понтия Пилата, – хмуро глянув в пол, ответил Иван»«Не надо задаваться большими планами, дорогой сосед, право! Я вот, например, хотел объехать весь земной шар. Ну, что же, оказывается, это не суждено. Я вижу только незначительный кусок этого шара. Думаю, что это не самое лучшее, что есть на нем, но, повторяю, это не так уж худо. Вот лето идет к нам, на балконе завьется плющ. »«Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто.»Или даже так:«Она приходила ко мне каждый день, а ждать ее я начинал с утра. Ожидание это выражалось в том, что я переставлял на столе предметы. За десять минут я садился к оконцу и начинал прислушиваться, не стукнет ли ветхая калитка.»«Когда шли майские грозы и мимо подслеповатых окон шумно катилась в подворотню вода, угрожая залить последний приют, влюбленные растапливали печку и пекли в ней картофель.»Рукописи не горят!«Настала полутьма, и молнии бороздили черное небо. Из него вдруг брызнуло огнем, и крик кентуриона: «Снимай цепь!» – утонул в грохоте. Счастливые солдаты кинулись бежать с холма, надевая шлемы. Тьма накрыла Ершалаим.»«Тогда потрудитесь получить, — сказал Азазелло и, вынув из кармана круглую золотую коробочку»«На тридцатилетнюю Маргариту из зеркала глядела от природы кудрявая черноволосая женщина лет двадцати»«Грач ли хорошо знал свое дело, машина ли была хороша, но только вскоре Маргарита, открыв глаза, увидела под собой не лесную тьму, а дрожащее озеро московских огней.»«Кот, отставив от глаз бинокль, тихонько подпихнул своего короля в спину»«Ни Гай Кесарь Калигула, ни Мессалина уже не заинтересовали Маргариту, как не заинтересовал ни один из королей, герцогов, кавалеров, самоубийц, отравительниц, висельников и сводниц, тюремщиков и шулеров, палачей, доносчиков, изменников, безумцев, сыщиков, растлителей. Все их имена спутались в голове, лица слепились в одну громадную лепешку.»«Никто не знал, да, наверное, и никогда не узнает, чем занималась в Москве эта женщина и на какие средства она существовала. Известно о ней было лишь то, что видеть ее можно было ежедневно то с бидоном, то с сумкой, а то и с сумкой и с бидоном вместе — или в нефтелавке, или на рынке, или под воротами дома»«Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, – недружелюбно насупившись, проговорил кот, – и еще считаю долгом предупредить, что кот древнее и неприкосновенное животное.»Кстати, по рассказам фотографа, натурщику не нравилось фотографироваться, вследствие чего он всех исцарапал.«Бледная и скучающая гражданка в белых носочках и белом же беретике с хвостиком сидела на венском стуле у входа на веранду с угла, там, где в зелени трельяжа было устроено входное отверстие. Перед нею на простом кухонном столе лежала толстая конторского типа книга, в которую гражданка, неизвестно для каких причин, записывала входящих в ресторан. Этой именно гражданкой и были остановлены Коровьев и Бегемот.»«Воланд сидел на складном табурете, одетый в черную свою сутану. »«Так летели в молчании долго. »«Он шел в сопровождении Банги, а рядом с ним шел бродячий философ. Они спорили о чем-то очень сложном и важном, причем ни один из них не мог победить другого. Они ни в чем не сходились друг с другом, и от этого их спор был особенно интересен и нескончаем.»«О, трижды романтический мастер, неужто вы не хотите днем гулять со своею подругой под вишнями, которые начинают зацветать, а вечером слушать музыку Шуберта?»

Читать еще:  Женские имена православные по месяцам. Как выбрать имя для мальчика по церковному календарю

Ну и фото на память:«Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит».Банга в московской коммуналке.

Лучшие иллюстрации к «Мастеру и Маргарите»

Открывает наш хит-парад римский прокуратор. Пожалуй, я не видел Понтия Пилата, который смог бы составить конкуренцию прокуратору, нарисованному художником Евгения Гритчиным. Все черты Пилата – от силы и величия до брюзгливости и усталости – можно увидеть в этом рисунке.

Великий бал у Сатаны

Эпиграф к роману:
«Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.»

Лучшего Воланда найти было сложнее. Пожалуй, таковым является Воланд, появившийся на свет благодаря французскому фотографу Жану Лурьё.

«И тут знойный воздух сгустился перед ним, и соткался из этого воздуха прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный же пиджачок. Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая.»

«Он был бос, в разодранной беловатой толстовке, к коей на груди английской булавкой была приколота бумажная иконка со стершимся изображением известного святого, и в полосатых белых кальсонах. В руке Иван Николаевич нес зажженную венчальную свечу.»

«Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве. И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто.»

«Ночь густела, летела рядом, хватала скачущих за плащи и, содрав их с плеч, разоблачала обманы. И когда Маргарита, обдуваемая прохладным ветром, открывала глаза, она видела, как меняется облик всех летящих к своей цели.»

При выборе заглавной же пары, наоборот, никаких колебаний не возникло. Мастер и Маргарита, застывшие в вечном объятии, лучше всего удались скульптору Александру Рукавишникову. Мастера, бессильно повесившего руки, обнимает Маргарита в наброшенном на голое тело плаще. Обратите внимание на их ноги: влюбленные парят в воздухе, не касаясь земли.

А вот лучше изображение встречи Мастера и Маргариты, показывающее неизбежность этой встречи, принадлежит Сергею Тюнину.

Прокуратор Иудеи и бродячий философ

Бегемот на люстре

Фотохудожник Ретроград подарил нам лучшую в мире Геллу («Разве вы без шпаги пришли?»).

«Иван ахнул, глянул вдаль и увидел ненавистного неизвестного. Тот был уже у выхода в Патриарший переулок, и притом не один. Более чем сомнительный регент успел присоединиться к нему. Но это еще не все: третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами.»

«Незнакомец не дал Степиному изумлению развиться до степени болезненной и ловко налил ему полстопки водки.»

«Тогда потрудитесь получить, — сказал Азазелло и, вынув из кармана круглую золотую коробочку»

«Кот, отставив от глаз бинокль, тихонько подпихнул своего короля в спину»

Ну и фото на память.

Совершенно прекрасный Коровьев вышел у Геннадия Калиновского. Смотрите, как он радуется Никанору Ивановичу.
«За столом покойного сидел неизвестный, тощий и длинный гражданин в клетчатом пиджачке, в жокейской шапочке и в пенсне. ну, словом, тот самый.
– Ба! Никанор Иванович, – заорал дребезжащим тенором неожиданный гражданин и, вскочив, приветствовал председателя насильственным и внезапным рукопожатием. Приветствие это ничуть не обрадовало Никанора Ивановича.»

«Иван ахнул, глянул вдаль и увидел ненавистного неизвестного. Тот был уже у выхода в Патриарший переулок, и притом не один. Более чем сомнительный регент успел присоединиться к нему. Но это еще не все: третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами. Иван устремился за злодеями вслед и тотчас убедился, что догнать их будет очень трудно.»

«Кот вцепился в жидкую шевелюру конферансье и, дико взвыв, в два поворота сорвал эту голову с полной шеи. Две с половиной тысячи человек в театре вскрикнули как один. Кровь фонтанами из разорванных артерий на шее ударила вверх и залила и манишку и фрак. Кот передал голову Фаготу, тот за волосы поднял ее и показал публике, и голова эта отчаянно крикнула на весь театр:
– Доктора!»

«Огонек приблизился вплотную, и Маргарита увидела освещенное лицо мужчины, длинного и черного, держащего в руке эту самую лампадку. Это был Коровьев, он же Фагот. Правда, внешность Коровьева весьма изменилась. Мигающий огонек отражался не в треснувшем пенсне, которое давно пора было бы выбросить на помойку, а в монокле, правда, тоже треснувшем. Усишки на наглом лице были подвиты и напомажены, а чернота Коровьева объяснялась очень просто – он был во фрачном наряде. Белела только его грудь.»

«Комната уже колыхалась в багровых столбах, и вместе с дымом выбежали из двери трое, поднялись по каменной лестнице вверх и оказались во дворике. Первое, что они увидели там, это сидящую на земле кухарку застройщика, возле нее валялся рассыпавшийся картофель и несколько пучков луку. Состояние кухарки было понятно. Трое черных коней храпели у сарая, вздрагивали, взрывали фонтанами землю.»

А здесь в роли Воланда – Александр Ширвиндт.

Читать еще:  «Это шедевр!»: Огромный петух из навоза сразил жителей Бурятии. В Якутии слепили огромного петуха из г*вна

А вот сам председатель жилищного товарищества дома 302-бис Никанор Иванович Босой.

«На ювелиршином пуфе в развязной позе развалился некто третий, именно – жутких размеров черный кот со стопкой водки.»

«Супруга господина Жака уже становилась перед Маргаритою на одно колено и, бледная от волнения, целовала колено Маргариты.
– Королева, – бормотала супруга господина Жака.
– Королева в восхищении, – кричал Коровьев.
– Королева. – тихо сказал красавец, господин Жак.
– Мы в восхищении, – завывал кот.»

«Над черной бездной, в которую ушли стены, загорелся необъятный город с царствующими над ним сверкающими идолами над пышно разросшимся за много тысяч этих лун садом. Прямо к этому саду протянулась долгожданная прокуратором лунная дорога, и первым по ней кинулся бежать остроухий пес.»

Иллюстрации Бориса Маркевича. Этому художнику вообще удивительным образом удается несколькими небрежными штрихами создавать удивительные рисунки.

«В час жаркого весеннего заката на Патриарших прудах появились двое граждан»

Иван в лечебнице доктора Стравинского

«Хрусть – и пополам!»

Маргарита летит на бал

Лунная дорога, открывшаяся перед Пилатом, удалась Николаю Королёву.

«От постели к окну протягивается широкая лунная дорога, и на эту дорогу поднимается человек в белом плаще с кровавым подбоем и начинает идти к луне. Рядом с ним идет какой-то молодой человек в разорванном хитоне и с обезображенным лицом. Идущие о чем-то разговаривают с жаром, спорят, хотят о чем-то договориться.»

Коровьев взирает на удивленную голову Берлиоза

Раздвоение Ивана:
«– Но-но-но, – вдруг сурово сказал где-то, не то внутри, не то над ухом, прежний Иван Ивану новому, – про то, что голову Берлиозу-то отрежет, ведь он все-таки знал заранее? Как же не взволноваться?»

Лучший Берлиоз (да и Бездомный, пожалуй, тоже (да и Воланд, черт возьми, неплох!)) получился на офорте Виктора Ефименко.

Бессмертие за трусость

Похищение («Искусствоведы в штатском знают все!»)

Фантасмагория №1
(«Факт – самая упрямая в мире вещь»)

Ну и в заключение. Сам Михаил Булгаков в окружении героев романа прекрасно нарисован Павлом Оринянским.

Магические иллюстрации к «Мастеру и Маргарите», которые оживляют книгу. Иллюстрации к роману М.А

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
Фронтпост.

«В Долине Дев»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«В Долине Дев».

«— И настанет царство истины?»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«— И настанет царство истины?»

«Седьмое доказательство»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Седьмое доказательство».

«Было дело в Грибоедове»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Было дело в Грибоедове»

«Нехорошая квартира»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Нехорошая квартира».

«Чёрная магия»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Чёрная магия».

«Встреча»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Встреча».

«Слава петуху!»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Слава петуху!»

«Казнь. Левий Матвей»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Казнь. Левий Матвей».

«Казнь»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Казнь».

«На кресте»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«На кресте».

«Крем Азазелло»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Крем Азазелло».

«Невидима и свободна!»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Невидима и свободна!»

«Купание»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Купание».

«Великий бал у сатаны»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Великий бал у сатаны».

«Платок Фриды»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Платок Фриды».

«Смерть Иуды»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Смерть Иуды».

«Сон Пилата»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Сон Пилата».

«Конец квартиры №50»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Конец квартиры №50».

«Последний полёт»

Марина Тераудс.
Альбом гравюр «Мастер и Маргарита», 1999 г.
«Последний полёт».

Знакомство с Мариной Тераудс

Моё интервью с Мариной Тераудс, июнь 2014 года.

Такого восторга полёта и погружения в мир волшебного, сказочного, почти невесомого я не испытывал давно, мой читатель! Когда я писал письмо Марине Тераудс, не мог даже представить себе, какой интересной, увлекательной и содержательной будет это знакомство с художницей из США.

О себе

— Родилась я в Сибири, в городе Ангарске. Моя семья вернулась в Латвию (в Ригу), когда мне было 8 лет. После 5-го класса я поступила в художественную школу имени Яниса Розенталя, а потом в Латвийскую Академию Художеств на отделение графики. Специализировалась по офорту под руководством профессора Гунара Кроллиса. Позже закончила магистратуру Латвийского университета на кафедре педагогики и психологии. С 2000 года живу в США. Занимаюсь станковой графикой, в основном офортом. Делаю много экслибрисов.

Судьба

“Unsolved Mystery”. Marina Terauds.

— Надо, наверное, пояснить по поводу фамилии. Родилась я с фамилией Лебедева. В 1984 году вышла замуж за Халита Максутова, художника кинематографии. Он погиб в 1992 году при крушении поезда Рига-Москва, когда ехал на очередные съёмки. Во всех статьях и буклете о Мастере и Маргарите моя фамилия — Максутова. В 2000 году я вышла замуж второй раз и поменяла фамилию на Тераудс.

— Марина, я знаю, что Вы живёте в Мичигане. Как получилось, что Вы эмигрировали в США?

— Да, это так. Между прочим, моя эмиграция связана с романом «Мастер и Маргарита» косвенно. Я встретила своего второго мужа именно тогда, когда работала над иллюстрациями и была в особом состоянии духа — такой накал и сверхчуствительность. Он, американец с латышскими корнями, приехал в Ригу познакомиться с Родиной родителей. И произошла наша встреча. Уехать было нелегко, и ещё тяжелее — прижиться. Конечно, скучаю по Риге до сих пор, но Мичиган стал моим домом.

Увлечения

Nature Book. Marina Terauds.

В творчестве Марины много места уделяется птицам, окружающей природе, полёту. Мир её фантазий настолько завораживает своей яркостью, красотой, гармоничностью, лёгкостью, что мгновенно погружаешься в какую-то красивую сказку. Я внимательнейшим образом изучил её персональный сайт (настоятельно рекомендую и остальным). Мне стало интересно, чем Марина увлекается в жизни.

Читать еще:  Дед мороз и снегурочка карандашом поэтапно. Как нарисовать деда мороза и снегурочку мастер-класс для начинающих

— Мои увлечения? Практически всё моё время уходит на работу в студии. Если я не работаю, то путешествую, читаю или наблюдаю птиц.

О романе «Мастер и Маргарита»

— Роман впервые прочитала в 15 лет. В школе у меня была замечательная учительница русской литературы — Екатерина Максимовна Терентьева. Она и рассказала о романе, а также посоветовала найти журнал «Москва» за не помню сейчас какой год, где роман был напечатан. Я наивно пошла в ближайший читальный зал библиотеки, что была через дорогу от моего дома, и библиотекарша вынесла мне журналы откуда-то из задних комнат. Сейчас удивляюсь, что нашла искомое так быстро, а тогда казалось, что так и должно быть. Роман читала 2 дня в читальном зале, с собой не давали. Эти два дня и несколько дней после чтения я была совершенно ошалевшая, думала только о романе. Постоянно делала маленькие наброски где попало. В основном встречу Мастера и Маргариты, и кота. Кот совершенно поразил моё воображение тогда. Хотела сделать много «серьёзных», то есть долгосрочных иллюстраций пером и тушью, но решила, что не смогу сделать достаточно хорошо. Такой трепет и даже боязнь перед романом были! Любовная линия, конечно, произвела на меня самое сильное впечатление тогда, в мои 15 лет. Историческая линия меньше всего интересовала, хотя от слов «в белом плаще с кровавым подбоем» и тогда уже мурашки по коже шли. С тех пор, как мне удалось достать самиздатовскую копию романа (в 78-м ?), а потом и настоящую книгу, я перечитываю его каждую весну. Мне просто нужно это, несмотря на то, что хорошо знаю каждую строчку.

Как создавались иллюстрации к роману «Мастер и Маргарита»

— Иллюстрации к роману я делала в 1998-99 годах. Это был частный проект рижского адвоката Александра Жукова. Идея была сделать мини-тираж (2 книги) с офортами и авторскими обложками из кожи. Офорты Александр предложил делать мне, а обложки делала замечательная рижская художница по коже, к сожалению не помню её имени. Когда Александр предложил проект, я была в смятении: очень хотелось работать с любимым романом, но опять, как и в 15 лет, были сомнения смогу ли соответствовать. Также были проблемы со временем, так как я работала аниматором на киностудии и давала уроки. И моим двум детям тоже нужно было внимание и время. Иллюстрации делала поздними вечерами и ночами. Сначала эскизы, рисунки, потом гравировала доски и печатала. Заняло всё около полутора лет. Весной-летом 1999 года была выставка иллюстраций в Риге, устроила её искусствовед Анна Забигайло.

…Рада, что вам были интересны мои рассказы. Это был довольно большой кусок моей жизни, который как бы ушёл в небытие, ведь никто, кроме семьи Александра Жукова не видит этих иллюстраций…

Вернёмся немного в прошлое и откроем страницы журнала “CommunicatoR” 2009-3,4:

Письмо в Латвию

Вперёд, мой внимательный читатель!

Я внимательно прочёл страницу этого журнала:

Десять лет назад увидел свет альбом гравюр художника Марины Максутовой–Terauds к «Мастеру и Маргарите». Уникальность этого издания была предопределена изначально. И не только тиражом в два экземпляра, кожаным переплетом и футляром ручной работы, шелковой бумагой со вставками бамбука. Но и договоренностью заказчика и художника о всего пяти оттисках офортов, и условие это выполнено. А теперь предоставим слово автору идеи – Александру Жукову:

«Для меня всегда были интересны книжная графика в различных изданиях «Мастера и Маргариты» и работы художников, связанные с этим произведением. Еще более заманчивым представлялось содействие появлению на свет цикла гравюр, в той или иной степени отражающих собственные мысли и представления о Романе. Эти замыслы приобрели черты реальности после знакомства с талантливым графиком Мариной Максутовой и ее работами».

Альбом был задуман заказчиком как нечто личное, семейное и поэтому создан в двух экземплярах – для сыновей Данила и Глеба. В альбоме представлен цикл из двадцати одной оригинальной гравюры.

Об авторе
Марина Максутова–Terauds родилась 9 мая 1961 года в России, в городе Ангарске. В 1980 году окончила Рижскую художественную школу имени Розенталя, а в 1986 году – отделение графики Латвийской Академии Художеств, магистр педагогики. С 1991 года член Союза Художников Латвии. В настоящее время живет и работает в США. Занимается станковой, миниатюрной и книжной графикой. Автор оригинальных экслибрисов, также работала и художником-аниматором.

Самое интересное только начиналось. И я написал письмо в Латвию, в Ригу, самому Александру Жукову. Ответ не заставил ждать себя долго.

У Александра какая-то особая страсть к роману «Мастер и Маргарита», да такая, что столкнулся я с подобным впервые! Нужно так сильно любить роман «Мастер и Маргарита», чтобы издать для своих сыновей альбом гравюр в двух экземплярах под заказ!

Альбом гравюр

Слово Александру Жукову:

— Еще немного об альбоме — обложка и футляр ручной художественной работы, из мягкой телячьей кожи, автор — художница, имеющая и высшее образование; на переплете, как и на листах альбома с текстами предисловия, послесловия и цитатами (к каждой гравюре мною был подобрана цитата из текстов последней и других редакций романа), было изображение горящего листа с заглавием: «Мастер и Маргарита» (c первой гравюры Марины из альбома).

Вообще в процессе создания альбома не было мелочей — цвет обложки, футляра и бумаги для гравюр выбран нами с Мариной как наиболее подходящий к офортам и содержанию Романа, а также по ассоциации с цветом переплета первого издания Мастера на родине.

Эта бумага, бумага для текстов (серая) — французская, а прокладывающая каждый офорт — японская, хлопковая, со вставками бамбука, также ручной работы.

Так скорее откроем альбом, мой читатель!

Теперь, благодаря этим фотографиям, мой читатель может понять эту необыкновенную страсть и любовь Александра Жукова к роману Булгакова «Мастер и Маргарита».

Статьи о выставке

Марина отправила несколько статей о выставке. Они разного характера, начнём с сарказма.

И ещё две хорошие статьи.

Марина Тераудс: Александр, спасибо вам за то, что вернули меня в прошлое на какое-то время. Пришлось перевернуть много бумаг в поисках статей, много работ в поисках иллюстраций и много мыслей в голове. Подействовало освежающе и многое передумалось.

Выражаю глубокую признательность Марине Тераудс и Александру Жукову за предоставленные материалы и комментарии.

Источники:

http://s30669388060.mirtesen.ru/blog/43508719424
http://vakin.livejournal.com/1116352.html
http://unmodern.ru/master_and_margarita_illustration_terauds/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector