Легковесное отношение к глубинным вопросам человеческого бытия. Виды любви в художествненной литературе

Легковесное отношение к глубинным вопросам человеческого бытия. Виды любви в художествненной литературе

Тема любви в русской литературе XIX-XX веков. Примеры

Тема любви в русской литературе – одна из основных. Поэт или прозаик открывает перед своим читателем томления души, переживания, страдания. Да и лирика эта была всегда востребована. Действительно, можно не понимать тему отношения автора к собственному творчеству, аспекты философской прозы, но вот слова любви в литературе произнесены настолько доступно, что позволяют применять их в различных жизненных ситуациях. В каких же произведениях особо ярко отражена тема любви? Каковы особенности восприятия авторами этого чувства? Об этом расскажет наша статья.

Место любви в русской литературе

Любовь в художественной литературе существовала всегда. Если говорить об отечественных произведениях, то на ум сразу приходят Петр и Феврония Муромские из одноименной повести Ермолая-Еразма, относящейся к древнерусской литературе. Напомним, что другие темы тогда, кроме христианских, были табу. Такая форма искусства была строго религиозной.

Тема любви в русской литературе возникла в XVIII веке. Толчком к ее развитию послужили переводы Тредиаковским произведений зарубежных авторов, ведь в Европе уже вовсю писали о прекрасном любовном чувстве и отношениях между мужчиной и женщиной. Далее были Ломоносов, Державин, Жуковский, Карамзин.

Особого своего расцвета тема любви в произведениях русской литературы достигает в XIX веке. Эта эпоха подарила миру Пушкина, Лермонтова, Толстого, Тургенева и многих других корифеев. У каждого писателя было свое, сугубо личное отношение к теме любви, которое можно прочесть сквозь строки его творчества.

Любовная лирика Пушкина: новаторство гения

Тема любви в русской литературе 19 века особых высот достигла в творчестве А. Пушкина. Лирика, воспевающая это светлое чувство, у него богата, многогранна и заключает в себе целую череду особенностей. Разберем их.

  • Внежанровость. В любовной лирике Пушкин полностью подчиняет форму содержанию, отказывается от существующих канонов. Мы не найдем у него элегию, романс или послание. А будет одно произведение, совместившее в себе эти жанры. Как пример можно привести известное всем стихотворение «К****», посвященное А. П. Керн. Это, с одной стороны, послание (жанр четко прослеживается), но есть черты романса (раскрыты глубоко личные переживания, произведение невероятно музыкально и певуче) и даже элегии (эмоциональность).

Любовь как отражение личностных качеств в “Евгении Онегине”

«Евгений Онегин» – произведение, где тема любви в русской литературе звучит особенно выразительно. Здесь показано не просто чувство, а его эволюция на протяжении жизни. Кроме того, через любовь раскрываются основные образы романа.

В центре повествования герой, чье имя вынесено в заглавие. Читатель вынужден на протяжении всего романа терзаться вопросом: способен ли Евгений любить? Воспитанный в духе нравов великосветского столичного общества, в чувствах он лишен искренности. Находясь в «духовном тупике», он встречает Татьяну Ларину, которая, в отличие от него, умеет искренне и бескорыстно любить.

Татьяна пишет Онегину любовное письмо, он тронут этим поступком девушки, но не больше. Разочаровавшись, Ларина соглашается на брак с нелюбимым и уезжает в Петербург.

Последняя встреча Онегина и Татьяны случается по прошествии нескольких лет. Евгений признается молодой женщине в любви, но она отвергает его. Женщина признается, что все еще любит, но связана обязательствами брака.

Таким образом, главный герой романа Пушкина проваливает экзамен любовью, он испугался всепоглощающего чувства, отверг его. Прозрение наступило слишком поздно.

Любовь Лермонтова – недостижимый идеал

Иной была любовь к женщине для М. Лермонтова. Для него это чувство, которое поглощает человека полностью, это сила, которую ничто не может победить. Любовь по Лермонтову – это то, что однозначно заставит человека страдать: «Всякий плакал, кто любил».

Неразрывно эта лирика связана с женщинами в жизни самого поэта. Катерина Сушкова – девушка, в которую Лермонтов влюбился еще в 16 лет. Стихотворения, посвященные ей, эмоциональны, рассказывают о неразделенном чувстве, желании обрести не только женщину, но и друга.

Наталья Иванова, следующая женщина в жизни Лермонтова, отвечала ему взаимностью. С одной стороны, в стихотворениях этого периода больше счастья, однако и здесь проскальзывают нотки обмана. Наталья во многом не понимает глубокую душевную организацию поэта. В тематике таких произведений также произошли изменения: теперь они сосредоточены на чувствах и страстях.

Совершенно по-иному отражены отношения с Варварой Лопухиной. Любовью здесь проникнуто все существо поэта, о ней говорит природа, даже Родина.

Любовь становится молитвой в стихотворениях, посвященных Марии Щербатовой. Написано всего 3 произведения, но каждое из них – шедевр, гимн любви. Как считает Лермонтов, он нашел ту самую женщину, которая понимает его полностью. Любовь в этих стихотворениях противоречива: способна излечить, но и ранить, казнить и вернуть к жизни.

Тяжелый путь к счастью героев “Войны и мира” Толстого

Рассматривая, как представлена любовь в художественной литературе, следует остановить внимание и на творчестве Л. Толстого. Его эпопея «Война и мир» – произведение, где любовь так или иначе коснулась каждого из героев. Ведь «мысль семейная», занимающая в романе центральное место, неотрывно связана с любовью.

Читать еще:  Дубовицкая Регина: биография, личная жизнь, фото. Регина Дубовицкая: биография, личная жизнь, семья, муж, дети — фото Идеальный ремонт от 18.06 г

Каждый из образов проходит тяжелый путь, но в итоге находит семейное счастье. Есть и исключения: Толстой ставит своеобразный знак равенства между способностью человека бескорыстно любить и его нравственной чистотой. Но и к этому качеству нужно дойти чередой страданий, ошибок, которые в конечном счете очистят душу и сделают ее кристальной, способной любить.

Вспомним сложный путь к счастью Андрея Болконского. Увлекшись красотой Лизы, он женится на ней, но, быстро охладев, разочаровывается в браке. Он понимает, что выбрал супругу пустую и избалованную. Далее – война, небо Аустерлица и дуб – символ душевного расцвета, жизни. Любовь к Наташе Ростовой – вот то, что дало князю Болконскому глоток свежего воздуха.

Испытание любовью в творчестве И. С. Тургенева

Образы любви в литературе XIX века – это и герои Тургенева. Автор каждого из них проводит через испытание этим чувством.

Единственный, кто проходит его – Аркадий Базаров из «Отцов и детей». Может, именно поэтому он и является идеальным героем Тургенева.

Нигилист, отрицающий все окружающее, Базаров называет любовь «дурью», для него это лишь недуг, от которого можно излечиться. Однако, встретившись с Анной Одинцовой и влюбившись в нее, он меняет не только свое отношение к данному чувству, но мировоззрение в целом.

Базаров признается Анне Сергеевне в любви, но она отвергает его. Девушка не готова к серьезным отношениям, не может отречься от себя ради другого, даже любимого человека. Здесь она терпит фиаско в испытании Тургенева. А Базаров – победитель, он стал тем героем, которого искал для себя писатель в «Дворянском гнезде», «Рудине», «Асе» и других произведениях.

“Мастер и Маргарита” – мистическая история любви

Тема любви в русской литературе 20 века растет и развивается, крепнет. Ни один писатель и поэт этой эпохи не обошел эту тему стороной. Да, она могла трансформироваться, например, в любовь к людям (вспомним горьковского Данко) или Родине (это, пожалуй, большая часть творчества Маяковского или произведений военных лет). Но есть исключительная литература про любовь: это проникновенные стихотворения С. Есенина, поэтов Серебряного века. Если говорить о прозе – это в первую очередь «Мастер и Маргарита» М. Булгакова.

Любовь, возникающая между героями, – внезапная, она «выскакивает» ниоткуда. Мастер обращает внимание на глаза Маргариты, такие грустные и одинокие.

Однако в самый критический момент только любовь помогает Маргарите спасти Мастера и их чувство, пусть даже и не в человеческом мире.

Любовная лирика Есенина

Тема любви в русской литературе XX века – это еще и поэзия. Рассмотрим в этом ключе творчество С. Есенина. Поэт неразрывно связывал данное светлое чувство с природой, любовь у него крайне целомудренна и сильно привязана к биографии самого поэта. Яркий пример – стихотворение «Зеленая прическа». Здесь все милые Есенину черты Л. Кашиной (ей посвящено произведение) представлены через красоту русской березки: тонкий стан, косички-ветви.

«Москва кабацкая» открывает нам совсем иную любовь, теперь она «зараза» и «чума». Подобные образы связаны, прежде всего, с душевными переживаниями поэта, чувствующего свою ненужность.

Исцеление приходит в цикле «Любовь хулигана». Виновница – А. Миклашевская, вылечившая Есенина от терзаний. Он снова поверил в то, что есть настоящая любовь, вдохновляющая и возрождающая.

В последних своих стихотворениях Есенин осуждает лживость и неискренность женщин, он считает, что это чувство должно быть глубоко искренним и жизнеутверждающим, давать человеку почву под ногами. Такое, например, стихотворение «Листья падают, падают листья…».

Поэты Серебряного века о любви

Тема любви в русской литературе Серебряного века – это творчество не только С. Есенина, но и А. Ахматовой, М. Цветаевой, А. Блока, О. Мандельштама и многих других. Всех их объединяет очень тонкая душевная организация, а страдание и счастье – вот главные сподвижники музы поэтов и поэтесс.

Примеры любви в русской литературе XX века – это великие А. Ахматова и М. Цветаева. Последняя – «трепетная лань», чувственная, ранимая. Любовь для нее – смысл жизни, то, что заставляет не только творить, но и существовать в этом мире. «Мне нравится, что вы больны не мной» – ее шедевр, полный светлой грусти и противоречий. И в этом вся Цветаева. Таким же проникновенным лиризмом пропитано стихотворение «Еще вчера в глаза смотрел». Это, пожалуй, своеобразный гимн всех разлюбленных женщин: «Мой милый, что тебе я сделала?».

Совсем иная тема любви в русской литературе в изображении А. Ахматовой. Это напряженность всех чувств и помыслов человека. Ахматова сама дала этому чувству определение – «пятое время года». Но если бы не было его – не видны бы стали остальные четыре. Любовь у поэтессы – громкая, всеутверждающая, возвращающая к природным началам.

Введение

«О любви не говори – о ней всё сказано» – эти слова из старой песни. Некоторые и в самом деле так думают: о любви не нужно говорить, а просто любить (т. е. не рассуждать, не теоретизировать по ее поводу). Но все – таки интересно узнать о любви как можно больше, чтобы она стала лучше, богаче, сильнее.

Читать еще:  Емеля герой какой сказки. Кто написал «По щучьему велению»? Сказка по щучьему веленью читать

Любовь, как и все фундаментальные выражения бытия человека, тайна. Тайна в философском смысле – это не то, что где-то спрятано, не то, что рано или поздно можно открыть; тайна – это то, что лежит на поверхности, всем видимое и, тем не менее, недоступное. Человеку, никогда не испытавшему чувства любви, бесполезно объяснять, что это такое. Если полюбит – узнает. Человеку, разлюбившему, его прошлое состояние тоже кажется непостижимым. Но все же попытаемся изучить это понятие. Именно это я сделаю в своем реферате.

Цель работы: изучить понятие любви. В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи исследования:

  • 1. Рассмотреть общую характеристику любви и ее составляющие.
  • 2. Изучить различные теории ее происхождения.
  • 3. Выявить ее классификации
  • 4. Определить ценность любви для жизни.

любовь философский ценность

Любовь как способ человеческого существования

Философский анализ феномена любви есть, прежде всего, анализ формальных, «чистых» условий любви вообще как человеческой способности, как инварианта, остающегося неизменным в различных культурных формах, в различных исторических эпохах.

Любовь – одно из фундаментальных свойств человеческого существа, таких же, как совесть, ум, честь, свобода. Любовь – это бытийное определение человека, поскольку она не имеет никаких внешних причин для своего существования. Нельзя объяснить возникновение любви с помощью какой-либо причины (например, красоты, ума, силы и т.п.), ибо, если такие причины действительно сыграли свою роль, то никакой любви нет, а есть только ее имитация. Всегда найдутся сотни, тысячи людей более красивых, более умных, более сильных, и непонятно, где критерий выбора, почему я остановился на этом человеке, а не на другом. Любят не за что-то, любят, потому что любят, хотя психологически любовь всегда объясняют конкретными причинами, и любящий искренне верит в то, что его избранник самый красивый и самый умный.

Человек делает добро, поступает по совести не потому, что преследует такую цель, а потому, что он добр, совестлив и не может жить иначе. Человек любит потому, что не может не любить, даже когда обнаруживается, что любимый на самом деле не обладает особыми достоинствами. Но любящему часто нет до этого дела. Его душу переполняет огромная энергия, требующая выхода; он находится в стихии любви, в которой не только творит сам себя как человека, но и пытается творить других. В этом смысле любовь к ближнему, к человеку есть творчество.

Интенсивность любви, следовательно, объясняется и определяется способностью любить, а не предметом любви. Гораздо важнее причины, по которым человек любит, важнее то, что происходит с человеком, какие совершаются внутренние изменения, как раскрывается его душа. Любовь определяется не содержанием чувственного опыта, который всегда случаен, но развитостью человеческих качеств любящего.

Любовь не объясняется ни физическими, ни физиологическими, ни психологическими условиями человеческого существования. Нет законов природы, по которым мы должны любить друг друга. Человек любит как метафизическое существо, когда он поднимается выше своей природной стихии. Когда мы узнаем, что какие-то люди расстаются, нас это не удивляет. Долго любить друг друга нельзя: чувства приедаются, притупляются. Но, если мы знаем людей, которые любят друг друга всю жизнь и умирают, как в сказке, в один и тот же день, то это всегда чудо. Этого не должно быть ни по каким природным законам, но это есть. По-видимому, любовь встречается очень редко, и огромное большинство людей любви не переживают, а удовлетворяются только ее имитацией, убеждает себя в том, что любят, довольствуясь на самом деле лишь суррогатом любви. B.C. Соловьев писал даже, что настоящая любовь, возможно, еще не встречалась в человеческом опыте. «Любовь для человека есть пока то же, чем был разум для мира животных», т.е. смутно ощущаемая возможность.

Любовь встречается редко еще и потому, что люди боятся любви, так как для нее нужна внутренняя свобода, готовность к поступку, нужна живая душа. В этом смысле любить – это жить в постоянной самоответственности, заботе и тревоге, и это совсем не совпадает со счастьем в будничном, повседневном значении этого слова. Любить – значит быть живым в самом точном смысле этого слова. Часто люди (пусть бессознательно) понимают, что живут только тогда, когда любят, что только любовь вырывает их из монотонной механической повторяемости повседневного быта.

Никого нельзя заставить, считал И. Кант, делать какое-нибудь дело с охотой или с любовью. А то, что человек не любит, он либо делает плохо, либо вообще уклоняется от этого. «Но когда дело касается выполнения долга, а не просто представления о нем, когда речь идет о субъективной основе действия, в первую очередь определяющей, как поступит человек (в отличие от объективной стороны, диктующей, как он должен поступить), то именно любовь, свободно включающая волю другого в свои максимы, необходимо дополняет несовершенства человеческой натуры и принуждает к тому, что разум предписывает в качестве закона».

Читать еще:  Где находится Норвегия на карте мира? Норвегия карта на русском языке. Столица Норвегии, флаг, история страны

Легковесное отношение к глубинным вопросам человеческого бытия. Виды любви в художествненной литературе

Библиографическая ссылка на статью:
Пятилетова О.В. Любовь как феномен человеческого бытия: на пути к подлинному существованию // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/08/16170 (дата обращения: 26.03.2019).

Любовь (наряду с трудом, игрой, господством и смертью) является одним из основных феноменов человеческого бытия (1). Таким образом, феноменология любви способна обнажить природу и сущность бытия человека.

Современные (философские) антропологи, отвечая на вопрос о природе и сущности человека, приводят обширную классификацию подходов, однако вопрос о сущности человека остаётся открытым (2). Наиболее продуктивным, по мнению П. Гуревича, представляется подход, предложенный в (психологической) антропологии Э. Фромма, предполагающий рассмотрение онтологии человека экзистенциально, т. е. через способ его существования: «понятие сущности человека у Фромма выражает не качество, не субстанцию, а противоречие, имманентное человеческому бытию. Главные страсти и желания человека возникают из уникальной ситуации, в которой вообще оказался человек. По свои физиологическим функциям люди принадлежат миру животных, существование и которых определяется инстинктами и гармонией с природой. Но вместе с тем человек уже отделён от животного мира. И эта его «раздвоенность» составляет суть психологически окрашенного экзистенциального противоречия» [2, с. 119].

Современная философская антропология всё в более острой форме выводит на повестку дня вопрос о необходимости «новой антропологии»: на сегодня философская антропология «утратила свой предмет», поскольку «распалась на множество антропологий» [3]. Вернуть человека как предмет исследования философской антропологии – вот актуальная задача для современных антропологов.

Экзистенциальный подход, предложенный Э. Фроммом, как никогда отвечает задаче «стягивания человека» в единое целое, особенно ярко проявляясь в феноменологии любви.

Человек любящий представляет собой триаду «тело – душа – дух». В зеркале онтологии любви эта триада, в свою очередь, отражается в виде триады «секс – влюблённость – любовь». Каждое звено триады может иметь самостоятельный (недостаточный) характер (например, сексуальная активность, вырванная из контекста любви; «платоническая» (христианская) десексулизированная любовь; «одушевлённый» секс как релаксация и множество других модификаций («недостаточных») форм любви) [4, 5, 6, 7, 8].

«Полноценный», самодостаточный (идеальный) вид любви предполагает гармонию всех трёх звеньев тела (секс), души (влюблённость) и духа (любовь) [9, 10, 11].

Экзистенциальный «раскол» феномена любви и одновременно потенциал «стягивания человека» в единое целое, на наш взгляд, проходит «по линии» души, об этом свидетельствует, в первую очередь, обыденный (повседневный) язык, маркирующий «бытовую» эротику разведением следующей феноменологии любви: люди прекрасно различают явление секса и любви, не смешивая их, в то же время говоря «я влюблён (а)», подразумевая «я люблю» [12].

Именно здесь происходит главный «раскол» эротического бытия, подмена экзистенциальных смыслов и, как следствие, неисправимые жизненные ошибки.

Среди многочисленных работ, анализирующих феномен любви, на наш взгляд, следует выделить «программную» работу испанского философа Х. Ортеги-и-Гассета «Этюды о любви», исследующего феномен любви с искомой точки зрения [13].

Экзистенциально влюблённость может или «расколоть» человека, или «собрать воедино», став аутентичным смыслом человеческого бытия [14, 15]. Это объясняется своеобразной амбивалентной онтологией влюблённости: она может быть «истинной» или «ложной».

Вне всякого сомнения, в момент возникновения влюблённости идентифицировать её качество, то есть определить, является ли она «ложной» (в итоге редуцирующейся к сексу), или «подлинной» (перерастающей в любовь – начальная фаза любви), не представляется возможным, поскольку влюблённость – интенсивное состояние «душевного» интимно-личностного физического единения с любимым.

Именно момент полного (мнимого или ложного) слияния с любимым, выраженный и физически, и душевно, и духовно, делает неразличимым маркировку влюблённости и, как следствие, прогнозирование дальнейшего хода событий: заложен ли в данном чувстве потенциал подлинной любви, является ли влюблённость начальной стадией более глубокого чувства («в очень многих «любовных историях» истинная любовь почти отсутствует. Есть желание, настойчивость, одержимость, неповторимый обман чувств, но не этот жар утверждения другого, каким бы ни было его отношение к нам» [13, с. 376])?

Затуманиваю взора, невозможности отрефлексировать и прогнозировать дальнейшее развитие событий служит один из главных психологических механизмов, запускающих влюблённость, – это «увязание» в объекте любви, полная концентрация на нём (одержимость возлюбленным, полное растворение в объекте любви, своеобразная «рассубъективизация» влюблённого). Со временем «амок» (С. Цвейг) проходит, переходя к более «спокойной» эротической онтологии: «приключение человеческой чувственности» (П. Гуревич) продолжается – влюблённость или угасает, или переходит в другое качество – онтологию подлинной любви.

Подлинная любовь, будучи по-настоящему «антропологической формой человеческого бытия» [16], даёт современному человеку шанс «собраться», выйти из состояния «расколотого Я» (Р. Лэнг), обрести подлинный смысл жизни.

Источники:

http://fb.ru/article/214800/tema-lyubvi-v-russkoy-literature-xix-xx-vekov-primeryi
http://m.studwood.ru/954541/filosofiya/lyubov_sposob_chelovecheskogo_suschestvovaniya
http://human.snauka.ru/2016/08/16170

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии