4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Лагерная» тема в русской литературе. Образ «маленького человека» в русской литературе

Маленький человек А. И. Солженицына в контексте нравственных поисков русской литературы ХХ столетия Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Иванов Николай Николаевич

В работе уточнены эстетические и художественно-онтологические реалии интерпретации русскими писателями темы маленького человека в условиях второй половины XX столетия. Рассмотрены взаимодействия фольклорно-апокрифической и собственно литературной традиций. По-новому на уровнях межтекстовых перекличек, аллюзий, мотивов интерпретированы известные произведения. Работа адресована филологам, литературоведам, преподавателям, студентам.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Иванов Николай Николаевич

A. I. Solzhenitsyn’s Little Person in the Context of Moral Search of the XX century Russian Literature

In the work aesthetic and art-ontologic realities of interpretation by the Russian writers of a subject of the little person in conditions of the second half of the XX century are specified. Interactions of folklore and apocryphal and actually literary traditions are considered. The famous works are interpreted in a new way, at the levels of intertext musters, allusions, motives. The work is addressed to philologists, literary critics, teachers, students.

Текст научной работы на тему «Маленький человек А. И. Солженицына в контексте нравственных поисков русской литературы ХХ столетия»

Маленький человек А. И. Солженицына в контексте нравственных поисков русской литературы ХХ столетия

В работе уточнены эстетические и художественно-онтологические реалии интерпретации русскими писателями темы маленького человека в условиях второй половины XX столетия. Рассмотрены взаимодействия фольклорно-апокрифической и собственно литературной традиций. По-новому на уровнях межтекстовых перекличек, аллюзий, мотивов интерпретированы известные произведения.

Работа адресована филологам, литературоведам, преподавателям, студентам.

Ключевые слова: русская проза XX столетия, повествовательные жанры.

A. I. Solzhenitsyn’s Little Person in the Context of Moral Search of the XX century Russian Literature

In the work aesthetic and art-ontologic realities of interpretation by the Russian writers of a subject of the little person in conditions of the second half of the XX century are specified. Interactions of folklore and apocryphal and actually literary traditions are considered. The famous works are interpreted in a new way, at the levels of intertext musters, allusions, motives.

The work is addressed to philologists, literary critics, teachers, students.

Keywords: Russian prose of the XX century, narrative genres.

Повесть А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», опубликованная в начале 1960-х гг. почти синхронно в журналах «Новый мир» и «Роман-газета», вызвала обширные и разноречивые отклики. С. Маршак назвал её повестью не о лагере, но «о человеке» [4]. Н. Губко полагал, что человек в ней «побеждает», а «лучшие традиционные черты русской прозы XIX в. соединились с поисками новых форм» — «полифоничностью, синтетичностью» [2, с. 214]. В статье 1964 г. «Иван Денисович, его друзья и недруги» В. Лакшин писал, что Солженицын, «поставив себя как будто в самые трудные и невыгодные условия перед читателем, который никак не ожидал познакомиться со «счастливым днём жизни заключённого», гарантировал «полную объективность своего художественного свидетельства» [3, с. 225-226].

Отличающаяся по тону, смыслу оценки и сама повесть, автор которой был далеко не объективен, повесть, включённая сегодня в школьные программы, интригует даже современного, научившегося воспринимать разную литературу читателя.

Чем так интересен человек, заслонивший собою лагерь, и побеждает ли он? Насколько типичен этот персонаж для русской прозы; где его место в лагерной теме, пусть и не особенно разработанной, но и не закрытой на рубеже 1950-60-х гг.

для литературы? Если в искусстве возможна «объективность художественных свидетельств», то в повести Солженицына они должны быть именно в сфере знания о лагере, но не о человеке. Иначе говоря, что нового в Иване Денисовиче на фоне знания о человеке, данного русской классикой XIХ-XX вв.? Принадлежность к типу ЗК? Но человек на каторге, каторга и ссылка в многообразии социальных, религиозных, нравственных, бытийных и бытовых аспектов представлены в «Записках из мертвого дома», «Дневнике писателя» Ф. М. Достоевского. Образы ЗК вывел М. Пришвин в романе «Осударева дорога»; роман был опубликован в 1957 г., переиздавался до появления «Одного дня». Памятны суждения участников тех первых, начала 1960-х гг., открытых полемик вокруг А. И. Солженицына, Ивана Денисовича, авторского отношения к человеку. Трактовки образа и авторская концепция человека, полярные интерпретации повести разделили литературоведов, критиков, читателей на сторонников и противников Солженицына. Почему?

Образ Ивана Денисовича не гармонировал с ведущими представлениями о человеке, сформированными русской литературой и XIX, и XX столетий. Жизнеутверждающий пафос пьесы М. Горького «На дне», заявленный в преддверии нового, XX в. (премьера состоялась в МХТ в 1902

© Иванов Н. Н., 2017

г.), пьесы, в которой одна смерть закономерно сменяет другую, а обитатели ночлежного подвала пребывают в состоянии неизбывной хмельной эйфории; пафос слов о человеке, вложенных Горьким в уста пьяного Сатина, красив и сегодня. Это прославление творческих возможностей человека, его таланта, ума. «Человек — вот правда! Человек! Это — великолепно! Это звучит гордо! Надо уважать человека! Не жалеть. не унижать его жалостью» [1, с. 242]. Сатин не соглашается ни с христианской доктриной сострадания, ни с мещанским идеалом благополучия, столь ненавистным Горькому. Сатин говорит о человеке, который «выше сытости». В публицистике Горького означенные идеи в виде лейтмотивов развёрнуты детально и убедительно: человека создает сопротивление окружающей среде; следует бороться с пассивизмом и утверждать активное отношение к жизни. М. Горький, М. Пришвин развивали в переписке, публицистике, творчестве тему геооптимизма, предвосхитив многие идеи В. И. Вернадского. «Какие чудеса там, в глубине природы, из которой я вышел» [5, с. 239]; «Как вернуть свои переживания в природу. Как раскрыть их во всю стихийную ширь?» [5, с. 239]; «Я жил, получая кровь от матери-земли, и тут какая-то большая радость и любовь была и правда» [5, с. 252].

Читать еще:  Как создавалась группа сопрано 10. «SOPRANO Турецкого»: «Михаил Борисович – «многоженец», но в нас он вкладывается больше всех! Языки легко вам даются

Солженицын с означенными тенденциями гуманизма не спорил прямо, но внутренняя полемика, реализованная художественными средствами, безусловно, в повести есть. Сказ как повествовательная установка автора на устную речь, на тип сознания персонажа избавил автора же от прямых оценок Шухова, о симпатиях к нему Солженицын позднее заявил в книге «Архипелаг ГУЛАГ». Экспрессивные пейзажные детали концентрируют талантливо смоделированную бесчеловечность мироздания: свет прожекторов размывает звезды на ночном небе, красное утреннее солнце — без лучей, между столбами света Шухов и Кильдигс видят гипотетическую колючую проволоку.

Иван Денисович принадлежит к типу литературы не советской: он довольствуется малым, на борьбу с обстоятельствами не встает; и это невольно заставляет пересматривать идеалы, корректировать требования к человеку. Допускаем, что подобный мотив и вызывал внутреннее, психологическое, несогласие читателей с Шуховым. Показательно, что в столь сокровенном вопросе Солженицын заставляет Ивана Денисовича раскрываться в беседе с баптистом Алешкой. Шухов

жив именно хлебом единым или хлебом насущным, «пайкой», в лагерной терминологии.

Шухов и не «советский простой человек», который «по полюсу гордо шагает», а просто человек. Но он и не маленький человек в традиционном понимании этого типа русскими писателями XIX в. Акакий Акакиевич Гоголя — какой-никакой, но всё же — художник, творец. Богатый духовный мир, оттенки высоких, сильных чувств свойственны маленьким людям Достоевского.

Каковы же духовные запросы Ивана Денисовича? «Человек робкий», качать права «не смел». Стремился «подработать», «услужить»; ничего так жалко не было за восемь лет, как «ботинков». Основной мотив его мыслей и поступков — еда: «пайка», «полпайки», рыбный скелет в баланде, кусочек сахара, отрезок колбасы. «В лагерях Шухов не раз вспоминал, как в деревне раньше ели: картошку — целыми сковородами, кашу — чугунками, а еще раньше, по-без-колхозов, мясо — ломтями здоровыми. Да молоко дули — пусть брюхо лопнет. А не надо было так, понял Шухов в лагерях. Есть надо — чтоб думка была на одной еде, вот как сейчас эти кусочки малые откусываешь и языком их мнешь и такой тебе духовитый этот хлеб черный сырой. Что Шухов ест восемь лет, девятый? Ничего. А ворочает? Хо-го! Так Шухов занят был своими двумястами граммами» [6, с. 32, 33]. «Двести грамм жизнью правят. На двести граммах Беломорканал построен» [6, с. 40]. По Шухову, не сердце в центре человека; язык и щеки трансформируют вкусовые ощущения в духовные: хлеб духовитый черный. Повествователь аллюзивным способом включают контекст смыслов о хлебе: и фольклорные, и библейский Христа, и упомянутый горьковский о человеке «выше сытости», и заданные сочинениями А. Платонова («Сухой хлеб»), К. Г. Паустовского («Тёплый хлеб») и другими писателями.

Находящиеся в лагере представители интеллигенции далеки от практичного крестьянского мира Шухова, для которого «непостижима» их, Коли Вдовушкина, например, бумажная работа. Шухов наделён чертами народных типов, перемогающих жизнь как-то природно, вне интеллекта: Платон Каратаев, или Федор Кузькин из повести Б. Можаева «Живой», или персонажи «Плотницких рассказов» В. И. Белова. «Это верно, кряхти да гнись. А упрешься — переломишься» [6, с. 34]. «Восемь лет сидки» есть, и еще два ждет, но «руки у Шухова ещё добрые, смогают, неуж он себе на воле верной работы не найдет» [6, с. 29]. Такая жизненная цепкость заслуживает уважения.

Маленький человек А. И. Солженицына

в контексте нравственных поисков русской литературы ХХ столетия

1. Горький, М. Собрание сочинений. В 12 т. Т.7. Пьесы [Текст]. — М.,1987.

2. Губко, Н. Человек побеждает [Текст] // Звезда.

3. Лакшин В. Иван Денисович, его друзья и недруги [Текст] // Новый мир. 1964. — № 1.

4. Маршак, С. Правдивая повесть [Текст] // Правда.

5. Пришвин и современность. — М.,1978.

6. Солженицын А. Рассказы [Текст]. — М., 1991.

1. Gor’kij, M. Sobranie sochinenij. V 12 t. T.7. P’esy [Tekst]. — M.,1987.

2. Gubko, N. Chelovek pobezhdaet [Tekst] // Zvezda. 1963. — № 3.

3. Lakshin V. Ivan Denisovich, ego druz’ja i nedrugi [Tekst] // Novyj mir. 1964. — № 1.

4. Marshak, S. Pravdivaja povest’ [Tekst] // Pravda. 1964. 30 janvaija.

5. Prishvin i sovremennost’. — M.,1978.

6. Solzhenicyn A. Rasskazy [Tekst]. — M., 1991.

1. Gorky M. Collected works. In 12 v. V.7. Plays. -M., 1987.

2. Gubko N. Man wins against // Zvezda. 1963. — № 3.

3. Lakshin V. Ivan Denisovich, his friends and foes // Novy mir. 1964. — № 1.

4. Marshak S. Truthful story // Pravda. 1964. January 30.

5. Prishvin and present. — M., 1978.

6. Solzhenitsyn A. Stories. — M., 1991.

Дата поступления статьи в редакцию: 13.10.2017 Дата принятия статьи к печати: 09.11.2017

Лагерная тема в русской литературе

Лагерная тема в русской литературе — раздел Литература, План I. Вступление. Причины Обращения К Данной Теме. Цели И Задачи Ii. Главн.

План I. Вступление. Причины обращения к данной теме. Цели и задачи II. Главная часть 1) Слово о писателях. Значение Солженицына, Шаламова в литературе и развитии общественной мысли страны. 2) Судьба книги «Один день Ивана Денисовича» а) время и пространство в художественном произведении; б) «лагерь глазами мужика». Роль эпизодов в раскрытии содержания. 3) В.Т.Шаламов.Судьба книг а) рассказ «Стланник» Приём сравнения как средство раскрытия характера, состояния человека; б) автобиографический характер рассказов. 4) Опыт сравнительно – сопоставительного характера произведений Солженицына и Шаламова III. Заключение. Выводы Список литературы Цели и задачи. 1) Показать значение Солженицына, Шаламова в литературе и развитии общественной мысли страны. 2) Показать публицистичность, обращенность рассказов к читателю. 3) Проанализировать отдельные эпизоды, их роль в общем содержании повествования, сопоставить персонажей произведений Солженицына и Шаламова: портрет, характер, поступки… 4) На материале произведений Солженицына и Шаламова показать трагическую судьбу человека в тоталитарном государстве.

Вступление

Политика и литература тесно сплелись только в 20 веке. В 1964г писатель был выдвинут на Ленинскую премию, но не получил её вс. Шаламова Лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Подобно ростку, вечнозеленому дереву, пробивающемуся сквозь вьюгу и ст. Здесь нет героев, преступников, здесь мученики.

Заключение

Заключение. Выводы: 1) Книги Шаламова, Солженицына – это книги предостережения. Чудовищный эксперимент над человечеством не имеет право на существование, режим тоталитарного государства страшен и жесток.

Читать еще:  Некоторые художники изображают солнце желтым. Афоризмы Пабло Пикассо о том, как найти свою оригинальность и обрести уверенность в себе как творческая личность

Мы должны быть благодарны людям, выжившим в нечеловеческих условиях и рассказавших миру правду о политических заключённых. 2) Шаламову и Солженицыну важно сделать читателей участниками происходящего здесь и сейчас, создать иллюзию присутствия. Внимание человеку. Задача Шаламова ответить на вопрос: может ли человек терпеть больше, чем любое животное, особенно, когда речь идёт о 38 годе. 3) Книги репрессированных писателей воспринимаем, как документ созданный на биографическом материале.

Это «Крутой маршрут» Е, Гинсбург, «Чёрные камни» А. Жигулина. Одновременно с этими произведениями в годы перестройки были опубликованы «Дети Арбата» А. Рыбакова, «Факультет ненужных вещей» Ю.Домбровский, «Верный Руслан» Г.Владимирова. И это далеко не все произведения. Значит тема продолжает оставаться актуальной и для писателей, и для читателей. Список литературы. 1) А.И. Солженицын «Один день Ивана Денисовича». 2) В.Т.Шаламов «Колымские рассказы». 3) С.Аверинцев Журнал «Новый Мир» 1998г. №12. 4) Е.Волкова «Варлам Шаламов: поединок слова с абсурдом». 5) Журнал « Вопросы литературы» 1997г. №6. 6) Н.А.Бердлев «Судьба человека в современном мире» Журнал «Новый Мир» 1990г. №1. 7) А.Латынина «Солженицын и Мы» Журнал «Новый Мир» 1990г. №1. Словарь к данной теме. ТОТАЛИТАРНЫЙ, –ая, –ое; –рен, –рна (книжн.). Основанный на полном господстве государства над всеми сторонами жизни общества, насилии, уничтожении демократических свобод и прав личности.

Т. режим. Тоталитарное государство.

ДИКТАТУРА, –ы, ж. 1. Государственная власть, обеспечивающая полное политическое господство определённого класса, партии, группы. Фашистская д. Д. пролетариата (в России: провозглашённая большевистской партией власть рабочего класса). 2. Ничем не ограниченная власть, опирающаяся на прямое насилие. Военная д. РЕПРЕССИЯ, –и, ж обычно мн. Карательная мера, исходящая от государственных органов. Подвергнуться репрессиям. Жертвы репрессий. ТЕРРОР, –а, м. 1. Устрашение своих политических противников, выражающееся в физическом насилии, вплоть до уничтожения.

Политический т. Индивидуальный т. (единичные акты политических убийств). 2. Жесткое запугивание, насилие. Т. самодура. прил. террористический, –ая, –ое (к 1 знач.). Т. акт. ГУЛАГ, –а, м. Сокращение: главное управление лагерей, а также разветвлённая сеть концлагерей во время массовых репрессий. Узники гулага. ЗЕК, –а, м. (прост.). То же, что заключённый.

Лагерная» тема в русской прозе второй половины 20 века

«Один день Ивана Денисовича» (первое название «Щ-854. Один день одного зэка») (опубл. 1962г.) связан с одним из фактов биографии самого автора — Экибастузским особым лагерем, где зимой 1950-51 г. на общих работах был создан этот рассказ. Главный герой рассказа Солженицына — это Иван Денисович Шухов, обычный узник сталинского лагеря. В этом рассказе автор от лица своего героя повествует о всего одном дне из трех тысяч шестисот пятидесяти трех дней срока Ивана Денисовича. Но и этого дня хватит чтобы понять то, какая обстановка царила в лагере, какие существовали порядки и законы, узнать о жизни заключенных, ужаснуться этому. Лагерь — это особый мир, существующий отдельно, параллельно нашему. Здесь совсем другие законы, отличающиеся от привычных нам, каждый здесь выживает по-своему. Жизнь в зоне показана не со стороны, а изнутри человеком, который знает о ней не понаслышке, а по своему личному опыту. Именно поэтому рассказ поражает своим реализмом. Лагерь – это модель страны, её кусочек. Как всех граждан страны, зэков ждёт тоже какая-то судьба. Получается страна – большой лагерь. Образ Ивана Денисовича сложился из солдата Шухова, воевавшего вместе с автором в советско-германскую войну. Весь свой личный опыт жизни в условиях лагеря, все свои впечатления автор изложил в своем рассказе. Главный герой произведения- простой русский человек, ничем не примечательный. Таких, как Шухов, в лагере было очень и очень много.

Эта тема была актуально, так как полстраны сидело, а полстраны их ждало.

Начинается произведение с описания барака, где сидят совершенно разные люди (как в «Жизни и судьбе»).

Жанр — физиологический очерк, стиль – подчёркнуто-документальный, как хроника, подробное описание одного дня.

Конфликт имеет философский и политический характер человека и истории. Среди заключенных нет врагов политической системы, только один старик – каторжанин. Все они враги политической системы. Судьба человека во время исторического катаклизма.

Иван Денисович Шухов – крестьянин, малограмотный, ничем не примечательный. Был осужден на десять лет по сфабрикованному делу: его обвинили в том, что он вернулся из плена с секретным немецким заданием, а какое конкретно оно было — так и не смог никто придумать. Шухова постигла та же судьба, что и миллионы других людей, воевавших за Родину, но по окончанию войны из пленников немецких лагерей оказались пленниками сталинских лагерей ГУЛАГа. Как человек он не может не вызывать уважения: несмотря на все условия он сумел сохранить доброту, благожелательное отношение к людям, не обозлился, не потерял человечности. Шухов готов поделиться последним с хорошим человеком даже просто для того, чтобы доставить тому удовольствие.Иван Денисович угощает печеньем Алешку-баптиста чтобы хоть чем-то побаловать, поддержать его, ведь тот «всем угождает, а заработать не может».

И.Д. – собирательный образ человека, ставшего жертвой устройства государства. Продолжается тема «маленького человека».

Гулаг – с перевёрнутой нравственностью, жестокими правилами.

Серьёзная эстетическая полемика соцреализма.

И.Д. не пытается противостоять трагическим обстоятельствам, главное – выжить физически, потому что уронив достоинство, умрёшь ещё хуже. Он старается приспособиться.

«Кряхти да гнись, а упрёшься – переломишься».

Героизм – стоическое желание выжить в нечеловеческих условиях. Об этом и произведение.

Автор не осуждает героя, который уже как будто бы обжился в лагере, он сросся с ним, он всё в нём уже знает. Трагедия долгого срока: когда уже не хочется покидать лагерь.

Он хорошо знает, что потерять уважение в лагере – оказаться за чертой, куда уже не вернёшься, И.Д. соблюдает лагерный кодекс, чтобы не опуститься до уровня фитиля.

Герой оценивает свой день ,как удачный, Он избежал карцера, всего лишь мыл пол, в обед поел, не заболел – вот такое счастье. «Слава тебе, Господи, еще один день прошел !»- заканчивает свое повествование Иван Денисович,- «Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый».

Образ стариков каторжан. Один из стариков выделяется. И.Д. видит, что не как все, противостоят гулагу. Так возникает иерархия ценностей. Каторжанин там по идейным соображениям. Он символ и идеал автора. Умение терпеть, притерпеться – становятся одним из главных качеств И.Д. Перекличка с образом Платона Каратаева. И.Д. трудится на благо тюрьмы, чтобы она была крепче. Судить его нельзя, но и восхищения не получится.

Рассказ Солженицына написан простым языком, он не прибегает к каким-либо сложным литературным приемам, здесь нет метафор, ярких сравнений, гипербол. Рассказ написан языком простого лагерного заключенного, именно поэтому используется очень много «блатных» слов и выражений. «Шмон, стучать куму, шестерка, придурни, падла»,- все это нередко можно встретить в повседневной речи зэков. В рассказе в изобилии встречаются и непечатные слова. Некоторые из них изменены Солженицыным в написании, но смысл у них остается тот же:»…бальник, …яди, грёбаный». Особенно много их употребляет завстоловой когда старается столкнуть напирающих зэков с крыльца столовой. Я думаю, чтобы показать жизнь в лагере, царящие порядки и атмосферу, просто было нельзя это не использовать. Время уходит, а выражения остаются, ими благополучно пользуются не только в современных зонах, но и обычном общении между собой многие люди.

Читать еще:  Рэпер Slim: «Группа Centr объединилась благодаря Птахе. Слим: биография, национальность, семья и фото

Лагерная тема возникает и в творчестве Владимова.

Произведение Владимова «Верный Руслан» является своеобразным отчетом о тех ужасах, которые свершались в сталинские времена. Автор словами, глазами, ушами, и мыслями собаки передал весь ужас, творившийся после смерти Сталина.

Герой повести — верный Руслан. Руслан, немецкая овчарка (судя по описанию), конвойный лагерный пес, который остается без работы, поскольку наступила хрущевская оттепель. Лагерь расформирован. Вожатый-конвоир, который в повести именуется Хозяин, прогоняет собаку. Она больше не нужна. Руслан убегает в соседний поселок и там прибивается к бывшему заключенному, ныне поселенцу. Этот Потертый и его сожительница тетя Стюра становятся новыми хозяевами Руслана. Собачьими глазами увиден окружающий мир. Запрещенная к печати в семидесятые годы, но все равно читаемая, повесть “Верный Руслан” воспринималась как отчаянно смелое обвинение режиму, покалечившему не только человеческие судьбы, но и человеческие души. “Увидеть ад глазами собаки и посчитать его раем” — так сам автор определил главную проблему “Руслана”.

Верность Руслана становится никому не нужной, он с ужасом в глазах оглядывается вокруг. Его потерянные глаза все время ищут колючую бесконечную проволоку, но никак не могут найти. Но гордая натура не может смириться с правдой и продолжает искать. Он борется с этим непонятным новым, просто не зная, что такое свобода, и для чего она нужна людям.

Руслан не служит больше, но не забыл службу. Здесь Георгий Владимов описывает такие сцены, когда лагерные собаки, оставшиеся без дела, встречали на вокзале в поселке поезда с надеждой, что снова приедут вагоны с заключенными. Свобода не просто не привычна для Руслана — она для него неприемлема, а воспринимает он ее как временную. Он гордо отказывался от еды, потому что кодекс собачьей чести предписывал брать ее только из рук хозяина.

«Он должен быть там, на платформе, когда загорится красный фонарь, и в знакомый тупик медленно втянется поезд с беглецами»

Он ждал и дождался. Служба еще раз позвала Руслана. Все другие собаки, точно по команде, молча, беря колонну в оцепление, стали занимать свои привычные места.

Это произведение о людях, которые создали режим, и которые служили режиму. Однажды на запасной путь приходит поезд с молодыми рабочими, которые сами выстраиваются в колонны, и собаки вспоминают о своем долге, начинают эти колонны конвоировать.

“Какой эскорт!” — шутят рабочие, не понимая зловещего смысла происходящего. Но вскоре он доходит и до них, как дошел до тех людей, которые наблюдали.

Однако нет у колонны конвоира, который бы предупредил: “Шаг вправо, шаг влево. ” И кто-то обязательно сделает этот шаг — упадет с разодранным горлом.

В развернувшемся побоище людей и собак суждено погибнуть Руслану: ему перебили позвоночник, и потертый бывший заключенный, которого Руслан “счел себя обязанным охранять, пока не вернутся хозяева”, не видит иного выхода, кроме как добить пса.

Владимовская книга пронизана отчаянием. Возникает вопрос: «Кто виноват? Кто сделал из замечательного пса Руслана вот это самое оружие?».

Я первый раз увидела и поняла то, что свобода может быть «бедой». Да, да, именно бедой для тех забитых людей, перед которыми в один прекрасный день открылись все ворота, и им впервые сказали, а не велели, идти, куда они пожелают, только вот куда именно, им не сказали, а сами лагерники этого не знали.

Люди были в замешательстве, многие плакали, желая вернуть то ужасное, но, по крайней мере, привычное прошлое, чем совсем неопределенное настоящее, да и будущее. Ну и к чему привела такая свобода? К отсутствию каких-либо представлений о том, что же будет с ними дальше. Люди в образе Руслана без хозяина жить не привыкли, да и не могут. Верный Руслан – это весь наш народ.

Хотя Владимов придерживается выбранной образной системы: его герой — система, и все должно было быть увидено глазами собаки. Но одна фраза там проскакивает: Одной из проблем является то, когда человек привык служить и кроме службы ничего больше не принимает, но ведь были и люди, которые могли жить в той реальности, не имея свободы и даже не претендуя на нее. Служба всегда права – это девиз Верного Руслана. А Трезорка ведает и преданность, и любовь, и способность думать, самому принимать решения. Благодаря этим Трезоркам люди выжили.

Неприкосновенная свобода, инстинкт этой свободы были не характерны Верному Руслану. Именно их отсутствие отличало его от понимания и стремлений Ингуса. Казалось бы, две лагерные собаки, которых обучали одному и тому же – службе. Но нет, Ингус смог сохранить в себе эти природные инстинкты, несмотря на постоянное нахождение в лагере. Он знал, что там за проволокой есть нечто такое, что превосходит всю эту службу и дрессировки. Стремление к свободе и воле выражается его близостью с природой.

«Что же он делал там, в лесу, когда его настигли? Устроил, видите ли, «повалясики» в траве, нюхал цветы, разглядывал какую-то козявку, ползущую вверх по стеблю, и, как завороженный, тоскующими глазами провожал ее полет».

В то время как Руслан боготворит весь этот режим, Ингусу эта система противна, он остается при своем мнении, за что потом сам и поплатился. Но кто сказал, что смерть Руслана была в чем-то лучше? Ингус умер свободным созданием природы, он сам выбрал себе смерть, а не просто подчинился воле хозяина. Но это не явилось уроком для Руслана, он, наоборот, нашел его поступки глупыми и неоправданными.

Если представить, что под собачьими кличками и образами скрыты люди, то станет еще больнее за судьбу тех, кто служил неправедной идее. Служил по-своему честно, но оказался не нужен. Разве виноваты они в том, что их служба оказалась неверной, ложной, а жизнь их — навсегда искалеченной?

Источники:

http://cyberleninka.ru/article/n/17464915
http://allrefs.net/c16/1xxlw/
http://megaobuchalka.ru/10/36451.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×