Картина сурикова портрет дочери описание. Портрет Ольги Васильевны Cуриковой (в замужестве Кончаловской)

Картина сурикова портрет дочери описание. Портрет Ольги Васильевны Cуриковой (в замужестве Кончаловской)

Василий Суриков. Портрет дочери Ольги

Портрет создавался зимой 1887—1888 годов в Москве, в доме Кузьмина на Смоленском бульваре, где в это время жила семья Суриковых. В письмах Сурикова сохранилось упоминание о работе над этим произведением: «Пишу я дома Олин портрет в красном платье, в котором она была в Красноярске» (Письмо П.Ф. и А.И. Суриковым от 9 сентября 1887 года // Письма. Воспоминания о художнике. – Л., 1977. С. 75.).

Крепкая, живая десятилетняя девочка, по-детски неуклюжая, стоит у белой печки. Ее прямой и открытый взгляд смотрит прямо на зрителя. Вся фигура дочери схвачена художником весьма характерно. Как всегда, в суриковских портретах нет попыток придать модели нарочитую красивость.

По семейным воспоминаниям, портрет писался при следующих обстоятельствах. «Василий Иванович вдруг ясно представил себе Олю возле печки. Он тихо встал, приоткрыл дверь и заглянул в щелку. Оля стояла в красном платье горошками на фоне ярко-белого кафеля, прижав к нему, теплому, две своих пухлых ладони. Круглое лицо ее было освещено приветливой и веселой уверенностью. Прошел месяц. В столовой появился мольберт с холстом, на котором в рост стояла Оля возле печки. Оля была терпелива — умела позировать.

И часто вся семья вместе проводила утро в столовой, чтобы Оле не скучно было стоять. Дивный портрет

Ей вскоре горе предстоит –
Она останется без мамы.
Отец ее боготворит,
Но жизнь вмешается упрямо.

Ей много в жизни предстоит –
Болезни, голод, холод, войны.
Пока же девочка глядит
На мир доверчиво, спокойно.

Она пока что под крылом
Отца, родительского дома,
Но вскоре все пойдет на слом
И ей не избежать разлома.

Но все она перенесет
И род продолжится ее,
С годами девочка войдет
В культуры русской бытие.

И в двадцать первый век шагнут
Ее далекие потомки,
И свет культуры понесут
Сквозь лет не мерянных потемки.
(Саприцкий Э.Б.)

В картине чувствуется атмосфера семейного уюта и покоя. Портрет дочери завершает самый счастливый в личном и творческом отношении период в жизни Сурикова. В феврале 1887 года на 15-й Передвижной выставке он экспонировал «Боярыню Морозову». Картина принесла ему всеобщее признание и славу первого русского живописца в историческом жанре. Но в конце 1888 года тяжело заболевает и умирает жена художника. Начинается длинная полоса депрессии и кризиса. Он надолго уедет в Красноярск, где возродится к творчеству в работе над «Взятием снежного городка».

А дочери художника Ольге Васильевне (1878—1958) предстоит большая и интересная жизнь. Она станет женой знаменитого живописца Петра Кончаловского.Впервые они увидели друг друга, когда Пете было 16 лет, а Оле – 14. Он приходил в мастерскую отца Оли – художника Василия Сурикова – брать уроки. Но серьёзную барышню тогда больше интересовали собственные занятия в гимназии. Так что в ту мимолётную встречу подростков даже не представили друг другу. Настоящее знакомство случилось спустя десять лет. И вот это уже была любовь, пусть со второго взгляда. Через три недели Пётр и Оля поняли, что жить друг без друга не могут. Василий Суриков писал по этому поводу брату: “Нужно тебе сообщить весть очень радостную и неожиданную: Оля выходит замуж за молодого художника из хорошей дворянской семьи, Петра Петровича Кончаловского. Он православный и верующий человек”. Вскоре у супругов родилась дочь Наташа.

Их дочь и внучка Сурикова — Наталья — выйдет замуж за Сергея Михалкова, известного баснописца, драматурга, автора двух гимнов: Советского Союза и Российской Федерации. В этом браке родятся два сына — известные кинорежиссеры Никита Михалков и Андрей Михалков-Кончаловский, правнуки великого художника.

Картина сурикова портрет дочери описание. Портрет Ольги Васильевны Cуриковой (в замужестве Кончаловской)

Суриков В.И. Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве. 1888. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Читать еще:  Русские народные загадки о растениях, животных, человеке, явлениях природы, технике и труде, учебе и отдыхе. Загадки о явлениях природы

Трогательный «Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве» Суриков написал в 1888 году, тогда же с успехом показав его на 16-й передвижной выставке.

«Миловидное круглое личико, в обрамлении темных пышных волос, серьезно. Но это не характер, это отношение к труду отца — она позирует деловито и спокойно. Мягкость и добродушие таятся в углах твердо очерченного рта: вот-вот улыбнется весело и лукаво! Глаза, умные, пытливые, глядят из-под густой челки, а под ней угадывается чистый высокий лоб. В этом портрете так четко увиден и схвачен весь ее счастливый, мгновенно откликающийся на все, пылкий и веселый нрав.
Ножки ее в красных чулочках на фоне белого кафеля по-хозяйски устойчивы, и в том, как они расставлены, чувствуется ее уверенность и некоторая своенравность. Их контуры, мягкие, не очерченные твердой линией, в то же время дают ощущение крепких и плотных мышц под чулками. Детская, без талии, фигурка — в низко повязанном кушаке, и стоит девочка, слегка подавшись вперед. Круглый белый воротник оттеняет розовую матовость лица. И нет в этой девочке ни малейшего девчоночьего кокетства, хоть вся она пластична и грациозна — залог будущей женственности. Ладошка левой руки прижата к белому кафелю, и пальцы написаны так, что кажутся теплыми. Правой рукой Оля прижала к себе неизменную куклу Верочку, уставившуюся голубыми глазами куда-то в пространство. Белокурая шапка куклиных волос играет золотом на красном фоне, и пышное розовое платье и бархотка на шее выдают в ней парижанку.
Дивный портрет! В нем вся прелесть и живость девочки, вся чистота и гармония ее ума и души и вся любовь и восхищение отца и художника останутся жить навсегда». (Источник: Кончаловская Н. Дар бесценный: Романтическая быль./ Наталья Кончаловская. – Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1978. – 300с.)

Из книги Натальи Кончаловской «Дар бесценный» об истории создания портрета http://www.gennadij.pavlenko.name/ex-book?text=185

В соседней столовой молодая учительница-курсистка занималась с Олей грамматикой, готовя ее в первый класс гимназии.

— Ну вот, какой на тебе воротник — красный? — спрашивала она Олю.

— Нет… Не красный, а белый.

Василий Иванович вдруг представил себе дочь в белом воротнике поверх красного, белым горошком платья. Как оно мелькало, это платьице, в зарослях ивняка на Енисее, гасло в густой тени, а потом выпархивало на солнце и летело по песчаной отмели…

— А как ты напишешь — «не» или «ни»?

— Верно. А у меня какой воротник? Красный или белый?

— А у вас… А у вас никакого — ни красного, ни белого!

— А как ты напишешь это.

Оля думает и потом твердо решает:

Василий Иванович слушает, улыбаясь: «Ишь ты, соображает головенок-то!»

— А теперь встань и пойди туда, — говорит учительница. Слышно, как Оля отодвигает стул и торопливо шагает.

— Так! Куда ты пошла?

— Какую букву поставишь в конце?

Пауза. Оля думает.

— Букву «е» поставлю. Дательный здесь — кому, чему.

— Хорошо! — радуется учительница. — А где ты стоишь?

— Возле печки. «И» здесь будет, — торопится объяснить Оля, — потому что здесь родительный — кого, чего.

Василий Иванович вдруг ясно представил себе Олю возле печки. Он тихо встал, приоткрыл дверь и заглянул в щелку. Оля стояла в красном платье горошками на фоне ярко-белого кафеля, прижав к нему, теплому, две своих пухлых ладони. Круглое лицо ее было освещено приветливой и веселой уверенностью.

«Вот как написать бы ее нужно», — подумал Василий Иванович и закрыл дверь…

Прошел месяц. В столовой появился мольберт с холстом, на котором в рост стояла Оля возле печки. И как каждая новая картина, она заняла первое место в жизни семьи. Сначала портрет был в угле, потом начал закрашиваться. Оля была терпелива — умела позировать. И часто вся семья вместе проводила утро в столовой, чтоб Оле не скучно было стоять.

Читать еще:  Расшифровка свастики гитлера. Свастика в качестве эмблемы нацистских и фашистских организаций

В большом мягком кресле сидела сильно исхудавшая Елизавета Августовна и занимала Олю чтением или разговором. После поездки в Сибирь здоровье ее настолько сразу ухудшилось, что ей нужно было постоянное наблюдение врача. Лечил ее профессор Черинов. Он заходил к Суриковым почти каждый день. А Василий Иванович так доверял ему и так постоянно нуждался в его советах, что даже решил написать с него портрет, чтоб он подольше бывал у них в доме. Портрет этот висел у Суриковых в гостиной, как бы охраняя хозяйку, когда Черинова не было.

Вести хозяйство Елизавета Августовна уже не могла, гулять с дочерьми тоже ей было не под силу, и Василий Иванович все делал сам, чувствуя себя виноватым в том, что потащил жену в Сибирь. Только теперь понял он, что поездка эта «съела» Лилю. Нельзя было ей неделями плыть по воде в осенних туманах, нельзя было с больным сердцем трястись по ухабам, нельзя было испытывать его в борьбе с крутой неприязнью мамы. Ах, мама, мама. Торгошинская повадка — или душу отдаст тебе, или твою душу вымотает. Всего этого нельзя было Лиле. Вот теперь и не узнать прежней, красивой, веселой, распорядительной хозяйки дома. Недаром Лиля с таким недоверием относилась к Сибири, словно чуяла, что принесет она ей погибель, как той самой княжне Марии Меншиковой, для которой она позировала.

И в это холодное декабрьское утро, укутав ноги пледом, сидела Елизавета Августовна в кресле. Под розовой фланелевой кофточкой обрисовались ее похудевшие узкие плечи, а из-под белого чепца глядело изнуренное болезнью лицо. Она всячески старалась поддержать в себе бодрость, ей, как никогда раньше, хотелось принимать участие в их общей жизни, хотелось помочь дочке позировать, развлекать ее беседой. Разложив ящик с красками на табурете, сидя на венском стуле, Василий Иванович писал Олин портрет. Для работы он надевал старый черный пиджак, весь заляпанный красками, старые серые брюки, тоже все в пятнах. В этой одежде он чувствовал себя свободным — он не терпел специальных «блуз» и халатов, в которых обычно работают художники. Тут же бегала со своей куклой семилетняя Лена. В передней позвонили. Оля насторожилась:

— Это учительница… Анна Михайловна. Где будем заниматься?

— Веди ее в детскую, я еще здесь попишу, — сказал отец.

Оля, топая ножками, помчалась открывать дверь, усадив куклу прямо на пол возле печки…

И вот они остаются втроем. Нет, все-таки не втроем. Оля смотрит на них с холста, словно и не выбегала из комнаты.

Петр Кончаловский и Ольга Сурикова: «Клянемся создать необыкновенную семью!»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Первые встречи, зрелые чувства

Петру Кончаловскому было 14 лет, когда он впервые увидел Ольгу в доме ее отца, художника Василия Сурикова. Увидел даже не ее саму, а ее глаза – черные, глубокие. Позже они встречались на молодежных вечерах, но никогда толком не общались. Через 12 лет после первой встречи Оля получила письмо с признанием в любви. Он обратил на нее внимание, когда девушка с подругой разучивала Моцарта. Петр назначил ей свидание через три дня.

Однако Ольга решила, что ждать три дня вовсе ни к чему. Она тут же написала ему ответ, который сама и отправилась вручать адресату. А уже через три дня они клялись друг другу в вечной верности. И в том, что они создадут необыкновенную семью. Они обещали никогда ни в чем не упрекать друг друга, чтобы ничто не мешало творчеству.

Отец Петра, Петр Петрович, обрадовался выбору сына, а вот Василий Иванович устроил дома форменный скандал. Он разбрасывал мебель, бил посуду и даже плакал. И дело было не в том, что он считал семью избранника дочери неблагонадежной. Он знал, что Петя хочет быть художником, а из художника никогда не может получиться хороший муж.

Читать еще:  Биография финалистки «Битвы экстрасенсов» Елены Голуновой. Влад Кадони: «Моя мама – самая сильная ведьма Сибири

Ольга была непреклонна в своем решении, 10 февраля 1902 года Петр и Ольга стали мужем и женой.

Душа семьи

Ольга привыкла контролировать все, что происходит в доме. Ей было всего 11 лет, когда умерла мама. И девочка очень быстро заняла место хозяйки дома. Она имела большое влияние на отца и на свою младшую сестру Лену. Замужество ничего не изменило в ее отношении с отцом. Вскоре Петр Петрович и Василий Иванович подружились.

В 1903 году у Петра и Ольги родилась дочь Наташа, а еще через три года – сын Миша. Петр и Ольга очень любили детей, но никогда не баловали их, приучая с детства к строгой дисциплине и наличию обязанностей. В обязанности детей, помимо обучения в школе, входили ежедневные занятия музыкой и французским языком.

Петр Петрович установил правило: во все его творческие поездки с ним направляется вся семья. Это позволяло ему не прерывать продуктивного творчества и одновременно не обделять вниманием любимую супругу и своих обожаемых чад.

Ольга Васильевна, будучи человеком властным, где-то даже жестким, всегда помнила о той клятве, которую дала супругу до свадьбы. Она никогда не упрекала его ни в чем, старалась помогать и создавать в доме все условия для творчества.

Когда он принимал решение о поездке за границу, чтобы поучиться у тамошних мастеров, его Лёленька тут же начинала собирать чемоданы. А на месте обустраивала их съемную квартиру, чтоб Дадочке было удобно писать. Она определяла дочь в подходящую школу, занималась маленьким Мишей и позировала супругу. Она была и самым строгим критиком произведений Петра Петровича. Если Ольга Васильевна считала, что в картине что-то не так, то полотно тут же безжалостно грунтовалось под новую картину или просто резалось.

Однажды они путешествовали в той местности, где творил Ван Гог. В одной лавчонке они разговорились со стариком-продавцом, а тот посетовал, что Ван Гог оставил ему в обмен на краски свою картину, но она порвана, продать ее нельзя. Кончаловские попросили дать им картину на ночь. Старик согласился, решив, что русские хотят сделать репродукцию. А Петр Петрович и Ольга Васильевна всю ночь реставрировали портрет маленькой девочки. Утром вернули картину старику со словами, что теперь он владеет состоянием. И ушли, веселые и беззаботные.

Война и творчество

В 1917 его по просьбе группы художников освободили от воинской обязанности. К десятилетию Красной армии художнику заказали картину с тачанками, а он отказался, предложив взамен написать картину с кавалеристами. Его красноармейцы на 12-метровом полотне были похожи, скорее, на античных богов.

Во время Великой Отечественной войны Ольга Васильевна и Петр Петрович оставались в Москве, отправив в эвакуацию дочь с внуками. Он продолжал писать, а супруга всегда была рядом с ним, создавая условия для его творчества. Ее жесткость удивительным образом гармонировала с его мягкостью. А его терпение к несдержанности и не всегда объяснимой эмоциональности супруги можно было объяснить лишь его большой любовью.

Прощание

Петр Кончаловский ушел 2 февраля 1956 года, не дожив совсем немного до своего 80-летия.
Ольга Васильевна стояла у тела супруга, словно камень, не проронив ни слезинки. А после все время говорила, что ее ждет Петечка. И ушла вслед за ним через два года, тоже в 80 лет.

Семья Петра и Ольги Кончаловских была примером семейных устоев. На этом фоне очень странным выглядит роман Эдуарда Мане и Берты Моризо.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источники:

http://www.proza.ru/2017/01/13/1099
http://www.sites.google.com/site/aktinoia/gallery/russian_arts/surikov-v-i/portret-doceri-o-v-surikovoj
http://kulturologia.ru/blogs/121017/36291/

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии