0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие произведения написали ильф и петров. Илья Ильф: жизнь и трагическая судьба создателя «12 стульев

Кто настоящий автор романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок», и были ли Ильф и Петров «литературными рабами»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Как Ильф и Петров были «литературными рабами»

К моменту, когда были отпечатаны первые главы «Двенадцати стульев», Илье Ильфу было тридцать, а Евгению Петрову – двадцать пять лет. История появления сюжета о спрятанных в стуле сокровищах была поведана самими авторами и выглядит так.
Однажды Валентину Катаеву, блестящему советскому писателю, автору повести «Белеет парус одинокий», пришла мысль отдать хорошую идею для новой книги на разработку начинающим литераторам, чтобы, как шутил он сам, почувствовать себя Дюма-отцом, ставящим свою подпись на творениях «литературных рабов». Выбор пал на сотрудников газеты «Гудок» — собственного младшего брата Катаева Евгения (взявшего псевдоним Петров) и Илью Ильфа, им и было предложено написать произведение о поиске сокровищ в старинном гарнитуре. Эти двое молодых людей недавно, летом 1927 года, вернулись из командировки по Крыму и Кавказу, во время которой уже начали строить планы о совместном литературном проекте.

Идея пришлась новоиспеченному творческому тандему по душе, и за три месяца осени 1927 года роман «Двенадцать стульев» был написан. Поначалу Ильф и Петров консультировались по тексту с «Дюма-Катаевым», но увидев, что дело идет хорошо, он полностью доверил содержание книги своим «литературным рабам», обозначив лишь, что хочет получить посвящение на первой странице будущего произведения, а с первого гонорара – золотой портсигар в подарок. Эти требования были выполнены.
Книгу писали сообща, споря над каждой фразой. Там, где спора не возникало, задерживались особо – считали, что такое автоматическое совпадение мнений означает, что фраза лежит слишком уж на поверхности. Тем не менее, результат работы был достигнут очень быстро, и еще быстрее решилось с публикацией: уже в январе 1928 года в журнале «Тридцать дней» появились первые главы «Двенадцати стульев», что было весьма нетипично для того времени, цензура обычно проверяла рукописи по несколько недель, а то и месяцев. Считается, что ускорило выход в свет текста личное поручительство Валентина Катаева, а также протекция Владимира Нарбута, поэта и литератора, который возглавлял редколлегию «Тридцати дней».

В том же 1928 году вышла отдельная книга, а Ильф и Петров, вдохновленные успехом, спустя некоторое время продолжили создание совместных произведений. «Золотой теленок», где «воскресший» Остап продолжил свои похождения, появлялся на свет с куда большим трудом, чем первая часть дилогии. Начало роману было положено в 1929 году, но завершен он был лишь в 1931, и, по признанию авторов, дался им тяжело.

Странности и белые пятна в истории создания дилогии

В 2013 же году на свет появилась книга Ирины Амлински, которая называла себя читателем-«копателем». Потратив 12 лет на тщательное изучение текстов Ильфа и Петрова, их биографии, а также произведений и вообще литературной действительности советской России двадцатых-тридцатых годов прошлого века, она пришла к твердому убеждению, что у «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка» был другой автор, а творческий тандем лишь дал произведениям имя, под которым был возможен выход книг в свет. Амлински опиралась в своих рассуждениях в первую очередь на анализ фраз, составлявших текст дилогии, находя в их построении и лексическом составе явное сходство с работами другого писателя. Но каким образом могла совершиться эта авантюра?

Центральной в истории появления «Двенадцати стульев» была фигура Валентина Петровича Катаева. Этот талантливый и многообещающий писатель, герой соцтруда и обладатель множества государственных наград и премий, имел не только большое влияние в литературных и политических кругах, но и неоднозначное прошлое. Часть его молодых лет пришлась на службу в армии Деникина во время Гражданской войны, а в 1920 году, будучи в Одессе, которая в боях постоянно переходила из рук в руки, Катаев вместе с братом оказался заключен в тюрьму по обвинению в антисоветском заговоре.

Евгению на тот момент было 18 лет, но по совету старшего брата он назвал датой своего рождения 1903 год – в надежде на то, что к несовершеннолетнему будут применены более мягкие меры. Несмотря на то, что часть участников заговора расстреляли, братья Катаевы вышли на свободу. Евгений никак не упоминал об этом факте из своего прошлого, даже устроившись на работу в одесский уголовный розыск – при этом прошел «чистку» и хорошо зарекомендовал себя на службе. В 1923 году Катаев-младший переезжает в Москву, где уже живет его старший брат Валентин.
Ряд литературоведов и историков, а с ними и Ирина Амлински, полагают, что Валентин и Евгений Катаевы могли выполнять поручения для ЧК, потому и были защищены от неприятностей. В качестве же работы на благо существующего режима старшему Катаеву было предложено организовать написание сатирического романа, направленного против троцкизма и вообще поддерживавшего существующую идеологию. Возможно, тем и объяснялось требование о тексте посвящения: так Катаев обозначил свою причастность к роману.

Амлински отмечает, что среди всего литературного наследия Ильфа и Петрова – а оно составляет ни много ни мало пять томов – нет больше ни одного произведения, чей успех хоть немного напоминал бы признание, которое получила дилогия. «Одноэтажная Америка», самое, пожалуй, известная вещь помимо приключений Бендера, написана как будто другой рукой, словно между ее авторами и создателем «Двенадцати стульев» нет ничего общего.
Могло ли сложиться так, что ответственный за проект Валентин Катаев поручил написание сатирического романа некоему мастеру, а право именоваться авторами передал своему младшему брату и его коллеге по редакции? Тогда кто этот человек, написавший гениальное произведение и по доброй воле оставшийся в тени?

Автор — Михаил Булгаков?

В те годы в Советском Союзе был лишь один гениальный писатель, он создавал произведения, получавшие признание, и именно он ко времени написания «Двенадцати стульев» находился под особым внимание чекистов. Частый гость редакции «Гудка», писавший для газеты фельетоны, Михаил Афанасьевич Булгаков.
Булгаков творил по ночам, его произведения создавались быстро, и версия о том, что «Двенадцать стульев» появились за пару месяцев без ведома жены, кажется вполне правдоподобной. Куда более правдоподобной, чем удивительная слаженность, с которой совсем еще молодые литераторы Ильф и Петров якобы создали вдвоем шедевр советской литературы. Интересно и то, что сразу после выхода романа в свет Михаил Булгаков получил трехкомнатную квартиру в Москве и свои рукописи, изъятые ГПУ годом раньше.

Наверное, прочитав «Мастера и Маргариту», каждый ловил себя на мысли о том, что эта книга удивительным образом похожа по слогу на романы о приключениях Остапа Бендера. Согласно биографии Булгакова, этот его роман был начат в 1928 году, а завершала его редактирование и оформление уже третья жена писателя Елена Сергеевна после смерти писателя.
Сравнивая тексты тандема Ильф-Петров и Булгакова, можно увидеть очевидные сходства и параллели: «Геркулес» и Массолит, Воронья слободка и нехорошая квартира, описания психиатрической больницы в обоих произведениях. В идее о детях лейтенанта Шмидта тоже прослеживается нечто булгаковское, как и в ритме фраз, разобранных и исследованных под разными углами и показывающих совпадение стилей написания всех трех произведений.
«В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, в Старгород вошёл молодой человек лет двадцати восьми» («12 стульев»).
«В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана…» («Мастер и Маргарита»).
В этих двух фразах специалисты находят полное совпадение музыки, ритма фраз.
В свою очередь, литературный язык Ильфа и Петрова подразумевал короткие, «рубленые» предложения, лишенные той музыкальности, которая свойственна «Двенадцати стульям» — они использовали скорее язык журналистов, которыми, собственно, и были.

Читать еще:  Как нарисовать клодин вульф карандашом поэтапно. Как нарисовать клодин вульф из монстр хай карандашом поэтапно

Булгаков, возможно, создавший сатирическое произведение, внешне направленное против противников режима, но на деле пародирующее всю советскую действительность, никак не раскрыл тайны своего авторства в отношении «Двенадцати стульев». Пролить свет на происходящее могли бы сами свидетельства участников событий – но Ильф умер в 1937 году, а Владимир Нарбут, принявший самое деятельное участие в выходе в свет романа, был объявлен врагом народа и расстрелян и упоминание его имени где бы то ни было могло навлечь беду. Сам Петров погиб в 1942 году в авиакатастрофе. В конечном итоге, в 1949 году дилогия была объявлена вредной и запрещена к публикации и распространению.

Не были найдены и рукописи романов о Бендере, которые могли бы заполнить белые пятна в вопросе возникновения этих произведений – сохранились только записные книжки Ильи Ильфа. На первый взгляд сенсационная, теория авторства Булгакова тем не менее имеет все права на существование и никак не опровергнута специалистами, во всяком случае, среди тех, кто допускает либо поддерживает эту версию создания дилогии, значатся вполне заслуживающие доверия литературоведы и филологи: Дмитрий Галковский, Юрий Басин, Игорь Сухих, Лазарь Фрейдгейм, Владимир Козаровецкий.

Версия Ирины Амлински подкупает тем, что она не похожа на погоню за быстрой и дешевой сенсацией – но в среде специалистов она стала дополнительным материалом для размышления. Тайна личности автора дилогии, вероятно, так и останется вопросом веры, разве что из недр засекреченных государственных архивов вдруг всплывут документы, подтверждающие ту или иную точку зрения. А читателям, желающим заглянуть в «энциклопедию советской жизни», остается наслаждаться этими тремя великими романами – «Двенадцать стульев», «Золотой теленок» и «Мастер и Маргарита». Или даже попытаться найти те здания, в которых якобы происходили все описанные события.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Кто настоящий автор романа «Двенадцать стульев»

Да, есть такая версия, мол историю про Остапа Бендера написали не Ильф и Петров, а некто другой. И вот совсем недавно вышла книга-исследование, где вполне категорично утверждается: «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» создал не тот, кто значится на обложке.

Как Ильф и Петров были «литературными неграми»

К моменту, когда были отпечатаны первые главы «Двенадцати стульев», Илье Ильфу было тридцать, а Евгению Петрову – двадцать пять лет. История появления сюжета о спрятанных в стуле сокровищах была поведана самими авторами и выглядит так.

Однажды Валентину Катаеву, блестящему советскому писателю, автору повести «Белеет парус одинокий», пришла мысль отдать хорошую идею для новой книги на разработку начинающим литераторам, чтобы, как шутил он сам, почувствовать себя Дюма-отцом, ставящим свою подпись на творениях «литературных негров». Выбор пал на сотрудников газеты «Гудок» — собственного младшего брата Катаева Евгения (взявшего псевдоним Петров) и Илью Ильфа, им и было предложено написать произведение о поиске сокровищ в старинном гарнитуре. Эти двое молодых людей недавно, летом 1927 года, вернулись из командировки по Крыму и Кавказу, во время которой уже начали строить планы о совместном литературном проекте.

Идея пришлась новоиспеченному творческому тандему по душе, и за три месяца осени 1927 года роман «Двенадцать стульев» был написан. Поначалу Ильф и Петров консультировались по тексту с «Дюма-Катаевым», но увидев, что дело идет хорошо, он полностью доверил содержание книги своим «литературным неграм», обозначив лишь, что хочет получить посвящение на первой странице будущего произведения, а с первого гонорара – золотой портсигар в подарок. Эти требования были выполнены.

Книгу писали сообща, споря над каждой фразой. Там, где спора не возникало, задерживались особо – считали, что такое автоматическое совпадение мнений означает, что фраза лежит слишком уж на поверхности. Тем не менее, результат работы был достигнут очень быстро, и еще быстрее решилось с публикацией: уже в январе 1928 года в журнале «Тридцать дней» появились первые главы «Двенадцати стульев», что было весьма нетипично для того времени, цензура обычно проверяла рукописи по несколько недель, а то и месяцев. Считается, что ускорило выход в свет текста личное поручительство Валентина Катаева, а также протекция Владимира Нарбута, поэта и литератора, который возглавлял редколлегию «Тридцати дней».

В том же 1928 году вышла отдельная книга, а Ильф и Петров, вдохновленные успехом, спустя некоторое время продолжили создание совместных произведений. «Золотой теленок», где «воскресший» Остап продолжил свои похождения, появлялся на свет с куда большим трудом, чем первая часть дилогии. Начало роману было положено в 1929 году, но завершен он был лишь в 1931, и, по признанию авторов, дался им тяжело.

Странности и белые пятна в истории создания дилогии

В 2013 же году на свет появилась книга Ирины Амлински, которая называла себя читателем-«копателем». Потратив 12 лет на тщательное изучение текстов Ильфа и Петрова, их биографии, а также произведений и вообще литературной действительности советской России двадцатых-тридцатых годов прошлого века, она пришла к твердому убеждению, что у «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка» был другой автор, а творческий тандем лишь дал произведениям имя, под которым был возможен выход книг в свет. Амлински опиралась в своих рассуждениях в первую очередь на анализ фраз, составлявших текст дилогии, находя в их построении и лексическом составе явное сходство с работами другого писателя. Но каким образом могла совершиться эта авантюра?

Центральной в истории появления «Двенадцати стульев» была фигура Валентина Петровича Катаева. Этот талантливый и многообещающий писатель, герой соцтруда и обладатель множества государственных наград и премий, имел не только большое влияние в литературных и политических кругах, но и неоднозначное прошлое. Часть его молодых лет пришлась на службу в армии Деникина во время Гражданской войны, а в 1920 году, будучи в Одессе, которая в боях постоянно переходила из рук в руки, Катаев вместе с братом оказался заключен в тюрьму по обвинению в антисоветском заговоре.

Евгению на тот момент было 18 лет, но по совету старшего брата он назвал датой своего рождения 1903 год – в надежде на то, что к несовершеннолетнему будут применены более мягкие меры. Несмотря на то, что часть участников заговора расстреляли, братья Катаевы вышли на свободу. Евгений никак не упоминал об этом факте из своего прошлого, даже устроившись на работу в одесский уголовный розыск – при этом прошел «чистку» и хорошо зарекомендовал себя на службе. В 1923 году Катаев-младший переезжает в Москву, где уже живет его старший брат Валентин.

Читать еще:  Вид - это что? Каким бывает вид? Описание видов. Внешний вид человека. Требования к внешнему виду

Ряд литературоведов и историков, а с ними и Ирина Амлински, полагают, что Валентин и Евгений Катаевы могли выполнять поручения для ЧК, потому и были защищены от неприятностей. В качестве же работы на благо существующего режима старшему Катаеву было предложено организовать написание сатирического романа, направленного против троцкизма и вообще поддерживавшего существующую идеологию. Возможно, тем и объяснялось требование о тексте посвящения: так Катаев обозначил свою причастность к роману.

Амлински отмечает, что среди всего литературного наследия Ильфа и Петрова – а оно составляет ни много ни мало пять томов – нет больше ни одного произведения, чей успех хоть немного напоминал бы признание, которое получила дилогия. «Одноэтажная Америка», самое, пожалуй, известная вещь помимо приключений Бендера, написана как будто другой рукой, словно между ее авторами и создателем «Двенадцати стульев» нет ничего общего.

Могло ли сложиться так, что ответственный за проект Валентин Катаев поручил написание сатирического романа некоему мастеру, а право именоваться авторами передал своему младшему брату и его коллеге по редакции? Тогда кто этот человек, написавший гениальное произведение и по доброй воле оставшийся в тени?

Автор — Михаил Булгаков?

В те годы в Советском Союзе был лишь один гениальный писатель, он создавал произведения, получавшие признание, и именно он ко времени написания «Двенадцати стульев» находился под особым внимание чекистов. Частый гость редакции «Гудка», писавший для газеты фельетоны, Михаил Афанасьевич Булгаков.

Булгаков творил по ночам, его произведения создавались быстро, и версия о том, что «Двенадцать стульев» появились за пару месяцев без ведома жены, кажется вполне правдоподобной. Куда более правдоподобной, чем удивительная слаженность, с которой совсем еще молодые литераторы Ильф и Петров якобы создали вдвоем шедевр советской литературы. Интересно и то, что сразу после выхода романа в свет Михаил Булгаков получил трехкомнатную квартиру в Москве и свои рукописи, изъятые ГПУ годом раньше.

Наверное, прочитав «Мастера и Маргариту», каждый ловил себя на мысли о том, что эта книга удивительным образом похожа по слогу на романы о приключениях Остапа Бендера. Согласно биографии Булгакова, этот его роман был начат в 1928 году, а завершала его редактирование и оформление уже третья жена писателя Елена Сергеевна после смерти писателя.

Сравнивая тексты тандема Ильф-Петров и Булгакова, можно увидеть очевидные сходства и параллели: «Геркулес» и Массолит, Воронья слободка и нехорошая квартира, описания психиатрической больницы в обоих произведениях. В идее о детях лейтенанта Шмидта тоже прослеживается нечто булгаковское, как и в ритме фраз, разобранных и исследованных под разными углами и показывающих совпадение стилей написания всех трех произведений.

«В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, в Старгород вошёл молодой человек лет двадцати восьми» («12 стульев»).
«В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана…» («Мастер и Маргарита»).
В этих двух фразах специалисты находят полное совпадение музыки, ритма фраз.
В свою очередь, литературный язык Ильфа и Петрова подразумевал короткие, «рубленые» предложения, лишенные той музыкальности, которая свойственна «Двенадцати стульям» — они использовали скорее язык журналистов, которыми, собственно, и были.

Булгаков, возможно, создавший сатирическое произведение, внешне направленное против противников режима, но на деле пародирующее всю советскую действительность, никак не раскрыл тайны своего авторства в отношении «Двенадцати стульев». Пролить свет на происходящее могли бы сами свидетельства участников событий – но Ильф умер в 1937 году, а Владимир Нарбут, принявший самое деятельное участие в выходе в свет романа, был объявлен врагом народа и расстрелян и упоминание его имени где бы то ни было могло навлечь беду. Сам Петров погиб в 1942 году в авиакатастрофе. В конечном итоге, в 1949 году дилогия была объявлена вредной и запрещена к публикации и распространению.

Не были найдены и рукописи романов о Бендере, которые могли бы заполнить белые пятна в вопросе возникновения этих произведений – сохранились только записные книжки Ильи Ильфа. На первый взгляд сенсационная, теория авторства Булгакова тем не менее имеет все права на существование и никак не опровергнута специалистами, во всяком случае, среди тех, кто допускает либо поддерживает эту версию создания дилогии, значатся вполне заслуживающие доверия литературоведы и филологи: Дмитрий Галковский, Юрий Басин, Игорь Сухих, Лазарь Фрейдгейм, Владимир Козаровецкий.

Версия Ирины Амлински подкупает тем, что она не похожа на погоню за быстрой и дешевой сенсацией – но в среде специалистов она стала дополнительным материалом для размышления. Тайна личности автора дилогии, вероятно, так и останется вопросом веры, разве что из недр засекреченных государственных архивов вдруг всплывут документы, подтверждающие ту или иную точку зрения.

Илья Ильф

Биография

Двух талантливых авторов-юмористов, в соавторстве написавших романы-бестселлеры «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок», трудно разделить, как сиамских близнецов. Ильф и Петров, десятилетие творившие вместе, даже порознь писали так, что ценители их творчества не отличали, перу которого из них принадлежат главы повести «Одноэтажная Америка».

Евгений Петров и Илья Ильф

Но у каждого из писателей – своя жизнь. Впрочем, и в биографиях двух кумиров есть сходство: оба прожили яркие, но короткие жизни, в которых нашлось место голоду, войне, преданной дружбе, славе, гонениям и трагической кончине.

Детство и юность

Илья Арнольдович Ильф – выдуманный творческий псевдоним одного из «родителей» обаятельного мошенника Остапа Бендера. Настоящее имя писателя – Иехиел-Лейб Арьевич Файнзильберг. Он родился в черноморской жемчужине – Одессе – осенью 1897 года.

Иехиел-Лейб – третий их четырех наследников Арье и Миндль Файнзильбергов. Глава семьи, скромный служащий Сибирского торгового банка, мечтал дать сыновьям приличное образование. Старшего отпрыска Саула видел бухгалтером, но тот после учебы в коммерческом училище назвался Сандро Фазини и стал художником-кубистом (позже переехал во Францию, погиб в Освенциме).

Илья Ильф

Второй сын – Мойше-Арон – окончил училище с отличием, но повторил опыт брата и тоже ушел в искусство, подписывая полотна творческим псевдонимом Ми-Фа.

Горький опыт и напрасно потраченные деньги подсказали Арье не вкладывать сбережения в обучение третьего сына в дорогом коммерческом училище. Иехиэль-Лейб стал студентом ремесленного училища, где не было «лишних» (по мнению старого Арье) предметов, таких как рисование. Отец не знал, что на уроках мальчик прятал под партой книги Редьярда Киплинга, Роберта Стивенсона и Антона Чехова, которые тайком читал.

16-летний юноша получил образование и порадовал отца: прошел путь от токаря до мастера кукольной мастерской, а в 1919 году сел за бухгалтерские отчеты в финансовом отделе губернской продкомиссии, ведавшей снабжением Красной армии. Позже опыт работы в продкомиссии Илья Ильф использует, описывая события в конторе «Геркулес» в «Золотом теленке».

Читать еще:  Нарисовать цирк красивый рисунок. Как нарисовать цирк, цирковую арену карандашом поэтапно

Илья Ильф в детстве

Хрустальные мечты отца разбились, когда 23-летний Иехиел бросил службу, объявив о вступлении в одесский «Коллектив поэтов». Теперь третий отпрыск звался Илья Ильф, соединив в фамилии псевдонима первые буквы «старого» труднопроизносимого имени.

Забегая наперед, скажем, что оправдал надежды отца четвертый сын: оставив родную фамилию, стал топографом. К радости Арье, искусство не заинтересовало Беньямина. В 1919-ом объявили мобилизацию. Илья Ильф прибыл на сборный пункт с романом Анатоля Франса под мышкой. О военном прошлом писатель рассказал вскользь, но объемно:

«Я знал страх смерти, но молчал, боялся молча и не просил помощи. Я помню себя, лежащим в пшенице. Солнце палило в затылок, голову нельзя было повернуть, чтобы не увидеть того, чего так боишься».

После войны будущий романист вернулся в Одессу, сделал первые шаги в журналистике и стал членом Союза поэтов.

Литература

В 1923 году будущий «отец» блистательного Комбинатора перебрался в Москву: в Одессе литературная жизнь окончательно заглохла. С первой работой помог Валентин Катаев: став именитым литератором, он устроил коллегу по одесскому поэтическому сообществу в газету «Гудок».

Илья Ильф

Илью Ильфа взяли правщиком никем не читаемой 4-ой полосы, поручив обработку писем рабкоров. В первые недели работы правщик превратил полосу в самую популярную, наполнив едкими фельетонами на злобу дня. Под рабкоровскими заметками, превращенными в фельетоны, стояли подписи авторов, но, обработанные Ильфом, узнавались мгновенно по афористичности и тонкому сарказму.

Работа в газете свела будущего романиста с Исааком Бабелем, Михаилом Булгаковым и Юрием Олешей. Вскоре в «Гудке» появился брат Катаева – Евгений. Он взял творческий псевдоним Петров, не желая привлекать внимания родством. Так в Москве познакомились соавторы, родившиеся в Одессе. Работать вместе начали в 1927 году.

Евгений Петров и Илья Ильф

В 1928-ом Ильфа уволили из «Гудка» по сокращению штата. За ним ушел и Петров. Журналистов приютил юмористический еженедельник «Чудак», в котором Илья Ильф вел отдел литературных рецензий. Соавторы делали совместные рецензии на кинокартины и театральные спектакли, ставя общий творческий псевдоним «Дон Бузилио». Еще один псевдоним Ильфа и Петрова – Ф. Толстоевский.

Роман «12 стульев» литераторы начали писать в 1927 году. Отправной точкой стала идея Валентина Катаева, предложившего Ильфу и младшему на 6 лет Петрову поработать на него «литературными рабами». Мэтр подкинул авторам авантюрный сюжет, предложив подумать над развитием событий вокруг «спрятанных в стуле сокровищ».

Иллюстрация к книге Евгения Петрова «Двенадцать стульев»

Илья Ильф с младшим соавтором так увлеклись написанием авантюрной хроники, превратившейся в роман, что отказались отдавать разработку Катаеву. Тот, прочитав написанное, похвалил и предложил отдать в печать. Роман увидел свет в 1928 году и принес авторам славу.

В том же году любители юмористического жанра получили от романистов еще один приятный сюрприз – сатирическую повесть, вышедшую под названием «Светлая личность». В следующем году опубликовали гротескные новеллы, объединенные в цикл «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» и сборник новелл «1001 день, или Новая Шахерезада».

Фильм по книге Ильи Ильфа «12 стульев»

В 1931 году Илья Ильф с соавтором подарил читателям новый шедевр – продолжение романа о Комбинаторе, который назвали «Золотой теленок». Роман напечатали в журнале «30 дней», книга появилась спустя 2 года.

Произведения Ильфа и Петрова стали бестселлерами советского времени, принеся авторам невероятную славу. Но литературные критики и цензоры не жаловали остросатирические романы, переполненные намеками о неидеальном советском строе. «Пробить» публикацию «Золотого теленка» помог Максим Горький. В центральных газетах появились разгромные статьи, но почитателей таланта одесситов они не интересовали.

Иллюстрация к книге Евгения Петрова «Золотой теленок»

Перу Ильи Ильфа и его соратника принадлежат десятки рассказов, фельетонов и очерков. По их комедии поставлена мелодрама «Под куполом цирка», снятая режиссером Григорием Александровым и вышедшая в 1936 году под названием «Цирк». В главной роли фильма блистала Любовь Орлова, но Ильф и Петров потребовали убрать их фамилии с титров: сценарий подвергся изменениям, которые авторы не одобрили.

В середине 1930-х Илья Ильф и Евгений Петров – корреспонденты «Правды» – отправились в 4-месячную поездку по США. Плодом совместного творчества стала книга, составленная из разрозненных очерков и названная «Одноэтажная Америка». Она вышла в 1936 году и стала первым совместным сочинением, написанным литераторами порознь. Ильф и Петров из-за болезни Ильи Арнольдовича писали главы, не встречаясь, но за 10 лет совместного труда у них выработался единый стиль.

Илья Ильф увлекался фотографией

Илья Ильф подарил читателям замечательные «Записные книжки» – дневник, состоящий из сотен афоризмов, очерков, наблюдений, смешных фраз и горестных размышлений, записанных за 12 лет. «Записные книжки» увидели свет после основательного сокращения и цензуры, но и в сокращенном виде афоризмы Ильфа стали крылатыми.

Интересным фактом биографии одессита является его увлечение фотоделом. Приобретя «Лейку», Илья Ильф сделал тысячи фотографий, среди них уникальные: похороны Владимира Маяковского, храм Христа Спасителя до взрыва и после, Америка (фотографиями Ильфа иллюстрирована книга), знаменитые современники – писатели Михаил Булгаков, Юрий Олеша, Иосиф Уткин, Борис Пастернак.

Личная жизнь

С будущей супругой Машей – Марией Тарасенко – писатель встретился в родной Одессе. Маша была ученицей школы живописи, в которой преподавал брат Ильфа. Юная художница влюбилась в учителя, но после знакомства с Ильей сдалась под напором его знаков внимания и волны обожания.

Илья Ильф и его жена Мария

После отъезда Ильи Ильфа в Москву пара 2 года переписывалась – сохранились сотни трогательных, пронизанных нежностью писем. В один из приездов Марии в столицу они поженились. Вскоре получили скромное жилье – комнату в доме Сретенского переулка, рядом с комнатой Юрия Олеши и его жены. В 1935 году у пары родилась дочь Сашенька, Александра Ильинична Ильф.

Материальное благополучие и квартира со старинной мебелью, домработницей и няней появились у супругов после выхода «Двенадцати стульев». Долгому семейному счастью помешала болезнь Ильи Ильфа. Он был удивительно нежным отцом, но не мог даже лишний раз обнять дочь, боясь заразить туберкулезом. Его не стало, когда Александре было 2 года.

Смерть

После поездки по Америке в открытой машине у Ильи Ильфа обострилась болезнь: туберкулез, диагностированный в 1920-х, открылся и перешел в острую форму. Боль в груди романист почувствовал в Новом Орлеане. Закашлявшись, увидел кровь на платке.

После возвращения из Америки Илья Ильф прожил еще 2 года. Но жить в столице не мог – задыхался. Поселился на даче в Красково, где писал главы «Одноэтажной Москвы», гулял по сосновому лесу.

Памятник на могиле Ильи Ильфа на Новодевичьем кладбище

Когда весной 1937 года на Новодевичьем кладбище хоронили 39-летнего Илью Ильфа, его верный друг и соавтор произнес, что это и его похороны. Друга Петров пережил на 5 лет, погибнув при странных обстоятельствах.

В 1948 году появилось постановление Секретариата Союза писателей, в котором романы Ильфа и Петрова назвали клеветой. Прошло 12 лет, пока «12 стульев» позволили переиздать. Исследователи творчества Ильфа и Петрова предполагают, что судьба писателей, проживи они дольше, могла оказаться трагичной.

Источники:

http://kulturologia.ru/blogs/190419/42874/
http://masterok.livejournal.com/5271141.html
http://24smi.org/celebrity/24356-ilia-ilf.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector