0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как влиять на других с помощью изображений, даже если вы не Микеланджело? Круги: творческая натура.

Творческая натура

Прочла в Живом Журнале, делюсь прекрасным с сообщниками 🙂

«У нас был мезальянс, контрастный до рези в глазах. Она — купчиха с образованием программиста и бинарным мышлением. С доходами от своего бизнеса, давно освободившими её от медитаций на тему “как жить на пенсии”. С неистребимым нежеланием обнаруживать Смысл за пределами земной экзистенции — “человек есть набор мышц и рефлексов, и только”. С познавательными акцентами, теснящимися в скудных границах быта. Для неё было значимо только насущное, здесь и сейчас совершающееся. Она была мастером организационной тактики и великим магистром ордена “малых дел”.

Я выглядел бледно на фоне её денег, довольствуясь элементарным жалованьем. Работа, из которой она отлила себе истукана, никогда не была для меня предметом обожания. Человек с его онтологической неизмеримостью всегда был мне милее и теплее, чем любое “полезное” техноложество. Если в ней угадывалась неутомимая машинность, схемность и одержимость инструкциями, то во мне сияла лазурь поэтической отрешённости.

Мы были противоположны решительно во всём. И теперь я знаю, как выглядит антиматерия.

Поскольку наиболее глубокая пропасть между нами пролегала в сфере понимания цели человеческого бытия, то именно эта ценностная иноприродность порождала перманентную болезненность нашего союза. После очередной размолвки она писала мне: «Как мне найти такого же, но без религиозных заморочек?». Религиозность в её понятийном аппарате была синонимична инвалидности. Она так и написала однажды, когда речь зашла о моей вере: «Для меня, прости, но ты болен». И ещё: «Как бы мне хотелось, чтобы, умерев, ты понял, что дальше ничего нет» (вспомнил это сейчас и содрогнулся — как мыслимо желать подобного?). При этом, состоя в связи с нею, я совершенно выпадал из Церкви и внешне ничто не раскрывало во мне “апологета поповщины”. Лишь иногда из глубин души рвалось желание освобождения, отказа от поругания собственных идеалов. Она понимала, что наше единство — ущербно. В ней боролись сердечное влечение ко мне и диктуемое разумом стремление исключить из жизни эту раздвоенность. И это толкало её просить меня “сделать что-нибудь плохое, чтобы я смогла тебя разлюбить ”.

Минувшей весной, когда мы жили порознь, и я пытался, в который раз, “восстановить статус постоянного члена Церкви”, расчищая свой затемнённый лик, она, видя мою устремлённость, печально признавалась: “мне не нужен невидимый Бог, потому, что ты — мой Бог. Ты для меня останешься моим Богом. Буду смотреть на твои фотки, как на иконы, плакать над ними, разговаривать с тобой вслух, будто сама с собой, повторять твое имя. а вместо Евангелия иногда читать нашу прошлогоднюю переписку”.

Так я стал Богом.

С началом этого лета мы снова сблизились. Мне предстояло уехать за город, к родителям, где я должен был совмещать и постоянную работу по найму, и выполнение сезонного заказа. Она, зная, что на моей даче интернет очень плох, а для работы мне нужен устойчивый сигнал, сняла для меня неподалёку квартиру с вай-фай, и часть моей командировки мы провели вместе. Я бы нашёл доступ к Сети и без этого. Но понимал, что эта квартира нужна ей, чтобы быть со мной, когда её не требовали задачи управления своими магазинами и надзора над строительством своей виллы.

Она почти опекала меня, в чём мне видится проявление её нереализованного материнства. У неё нет детей, и она их не желает, объясняя свою установку опасением ещё большего ухудшения зрения в случае родов. Впрочем, нет ли в этом тривиального нежелания делиться вниманием мужчины, эдакой ревности к гипотетическому ребёнку? Меня она ревновала даже к пирожку, съеденному мной где-нибудь в дороге.

Обратной стороной её бытовой заботливости был неусыпный контроль: она недоумевала, как возможно мне не открывать мессенджер, едва проснувшись («это же так естественно!»); как могу я выйти из эфира на какое-то время («тебя два часа в Телеграме не было. »); и обессиливающие, душевно изматывающие обвинения, замаскированные под исповедальную жалобу, в том, что я «намеренно» пренебрегаю своевременным чтением её сообщений (“я пишу и стираю, пишу и стираю.. ведь ты не видишь, не слышишь. тебе всё равно. от этого грустно»). Богатая, популярная среди обширного круга лиц дама представала зависимым, дефицитным ребёнком, который, продли я воздержание от мессенджера ещё час, готов был умереть в отчаянии. Никакие рациональные доводы не помогали (могу быть занят; инет худосочен в месте моей дислокации. ).

Командировка моя заканчивалась. Предстояло съезжать с арендуемой квартиры. Помня о двух неудачных попытках совместного проживания на её территории, я намеревался жить сепаратно, не возвращаясь в её город. И вдруг она заводит речь о том, что ей хочется быть полезной кому-то, а в отсутствии детей ей некого одаривать и осчастливливать. И достаёт распечатанный текст, в шапке которого торжественно пламенело — «брачный манифест».

Содержанием сего послания был набор требований, лишь приняв которые я получу право жить с нею в браке. Она предлагала мне согласиться с тем, что она погасит все мои долги (а таковые имелись, несколько омрачая мне жизнь), оплатит моё обучение в автошколе (на что, при моём скудном доходе, я никогда бы не решился сам), финансирует строительство министудии и покупку оборудования для записи моего альбома (мечту записать весь свой поэтико-музыкальный багаж я воплощаю крайне неповоротливо уже несколько лет), обеспечивает мой отдых с нею в её заграничных вояжах (что было для меня вовсе запретно), и апогеем — позволение мне оставить наёмный труд и жить за её счёт, если работа не раскрывает мой творческий логос.

Ознакомившись с этим «билетом в Эдем», я громко рассмеялся. Нарисованная картина была сюрреалистична. Ещё никто и никогда не предлагал мне ничего подобного, да в такой ультимативной форме. Впрочем, явленный в этом документе рай одновременно походил на кабалу.

Год назад, когда мы начали общаться, брак предложил я. Он был, как мне тогда думалось, единственным средством преодоления той мучительной расколотости, в которой я жил с нею. Идя навстречу зову плоти, я изгонял из себя радость Вечности. Примирить биологию и эсхатологию возможно было только через легализацию нашей связи. Через публичное признание её. Она же, обдумав предложенное мной, ответила «нет».

Объяснения отказа эволюционировали. Сначала она сослалась на наше социальное неравенство: «мне столько богатых мужчин предлагали замужество, и я всех отвергла. Теперь ты хочешь, чтобы все мои родственники сочли меня ненормальной? Что я скажу им о тебе?». Она давала мне понять, что я — живущий впроголодь лузер, пусть и способный писать замысловатые вирши. Но решительно отрицала моё предположение о том, что стыдится меня. Затем в качестве препятствия она ссылалась на то, что я в статусе супруга могу заблокировать её сделки. И уже этой весной была рождена совершенно неотразимая причина: отказываясь легализовывать наш союз, она, тем самым, исключала возникновение у меня мотива убить её для завладения принадлежащими ей деньгами. «Ведь пока мы не в браке, и ты юридически никто — у тебя нет искушения причинить мне вред из корысти», — излагала она.

Читать еще:  Что сделать, чтобы обувь не воняла? Что сделать чтобы ноги не воняли народные средства.

Повторного предложения я уже не делал, и сама идея брака с нею была признана мною мёртворождённой. Мы иногда возвращались к этой проблеме в теоретической плоскости, споря о смысле брака. «Единство плоти должно венчаться единством жизни, являемым публично, иначе таковой союз есть ложь», — постулировал я. «Любовь не зависит от штампа», — парировала она.

И вдруг — внезапная перемена, выраженная в готовности к брачному союзу. Но обставленному столь диковинными условиями.

Моя бедность всегда обострённо переживалась мной. Возможно, именно потому, что, сопоставляя себя с лоснящимися достатком буржуа, я видел интеллектуальную нищету и творческую бесплодность многих из них. Моя состоятельная подруга порой слегка досадовала, когда я отклонял её попытки «помочь материально». Раза три я, поддавшись её просьбам, принимал от неё деньги, но вскоре вернул всё с точностью до рубля. Когда мы жили вместе, я стремился сохранить равенство расходов на питание. И нередко у магазинной кассы разыгрывалась сцена: мы выкладываем продукты, я готовлюсь оплатить, а она с просительной улыбкой повторяет «можно я?», доставая карточку. «Я же знаю, какие копейки ты получаешь», — объясняла она свои позывы к меценатству. Мне дорога была моя свобода от её денег. Иначе нельзя, если материальное неравенство в паре столь кричаще огромно, а тебя подозревают, с массой извиняющих оговорок, в потенциально присущей тебе способности умертвить ради злата.

Я стоял перед выбором. Мне не хотелось соглашаться с прочитанным в «манифесте». Я чувствовал в этом очередное предательство своих идеалов. Я видел в этом капитуляцию перед её капризом. Но, привыкнув угождать ей, страшась её огорчить — принял выдвинутые условия. Разумеется, Армагеддон не случился бы, откажи я ей. Она бы опечалилась, как это бывает с нами, когда наши прожекты разбиваются о гранит реальности, и только. Мы остались бы в режиме дозированной коммуникации, деля грехи плоти на порции и вкушая их раз в неделю. Она продолжала бы тосковать из-за нашей разделённости и тем жарче льнуть ко мне в часы встреч. Я бы остался блистательно независим. Остался бы её Богом.

На её вилле, перевезя туда свои вещи, я прожил 3,5 месяца. Строил музыкальную студию, обучался в автошколе, получал загранпаспорт — добросовестно выполнял пункты её «манифеста». Она оплатила мои долги и банк более не тревожил меня. Свою работу я не оставил, продолжая каждое утро садиться за ноутбук и совершать свои звонки в качестве менеджера по продажам. Я понимал, что этот скудный источник дохода — последний оплот моей финансовой и, шире, экзистенциальной независимости.

За это время между нами острая ссора вспыхнула дважды.

Первый случай конфликта: устав от мизерности своего заработка, я договорился с давними знакомыми, содержащими фитнес-клуб, о работе ночным администратором по графику 1/3. Намеревался совмещать эти дежурства и свои дневные звонки. Мне думалось, что моя подруга обрадуется моей инициативе, стремлению повысить свои доходы. «Как трудоголику ей должен понравиться мой порыв», — мурлыкал я, собираясь обрадовать её известием. Реакция была крайне недружелюбной. Она заподозрила меня в похотливом внимании к жене владельца клуба и довольно по-хамски заявила, что не держит меня. Когда мы оказались рядом, она объяснила своё негодование тем, что моё намерение навесить на себя ещё одну непрестижную работу перечёркивает её вложения в меня: «получается, я зря трачу на тебя деньги, пытаясь освободить тебя от всей этой никчемной работы? Я хочу, чтобы ты творил — писал свою музыку, продолжил заниматься живописью — а не гробил свою жизнь, работая звонильщиком и сторожем в клубе». Не относилась ли она ко мне как к инвестиционному проекту, стремясь, тем самым, облагородить своё идеальное Я? Не желала ли она мыслить себя не только удачливым лавочником, но и творцом культурных феноменов?

И второй драматический эпизод: она, накрывая на стол, упрекнула меня в том, что я не участвую в этом процессе, переложив сервировочные операции на неё. «А я весь день занята, с трудом оторвалась от очень важных для меня задач по управлению бизнесом», — вонзались в меня её обвинения. Меня это страшно возмутило, ведь я не просил её о вмешательстве в процесс. Ужин тогда готовил я, и сам бы завершил всю процедуру, без её участия. А когда она спустилась на кухню и принялась орудовать ножом и тарелками — я почувствовал себя оттеснённым, ненужным. Я не терплю соперничества. И если вижу его признаки — отхожу, удаляюсь. «Мне надлежало вырвать у тебя эти тарелки и выгнать с кухни? Как я мог донести до тебя, что мне не нужна твоя помощь здесь? Сначала ты отстранила меня от процесса, а потом упрекаешь в праздности?», — кричал я ей, защищаясь. В голове помутнело, сердце грозило разорвать грудную клетку. Она плакала. Я предложил расстаться. «Почему ты избираешь крайние решения? Почему не ищешь возможности сохранить нас вместе?», — горько вопрошала она.

А однажды разрыдался я. В течение нескольких дней до этого она несколько раз поставила мне на вид мою «нерасторопность» и «забывчивость». Я не спорил, но лишь отшучивался, ссылаясь на своё несовершенство («у меня две ЧМТ было, прояви снисхождение»), либо просил извинений, обещая впредь фокусироваться на важном для неё. И вдруг меня раздавило чувство тяжкого, неподъёмного бремени. Я почувствовал себя школяром, который оказался в условиях бесконечного экзамена. Внезапное осознание ужасающего неравенства прав и обязанностей в нашем союзе било наотмашь, лишало дыхания. Размазывая слёзы по лицу, я поделился с ней этим. Она гладила мою руку и говорила что-то утешающее.

В остальном эти месяцы протекали невозмутимо. Но что-то неуловимое сдвигалось в ней. Если ещё в начале лета, когда она навещала меня в период моей командировки, её глаза источали радушие, то теперь всё чаще я видел, как она спускается на первый этаж своего огромного дома, где я совершал свои звонки, и идёт, склонив голову, не улыбаясь. Я отпускал ласковые приветствия, пытаясь показать, что снова и снова рад ей. В ответ она изображала некое подобие улыбчивой учтивости.

Разрыв произошёл внезапно. В октябре у меня началась сессия. Я ездил в вуз на маршрутке. И пару раз моя подруга подвезла меня до остановки, о чём я её не просил, лишь соглашаясь на предложение сократить мой пеший путь. В один из выходных я собирался ехать к родителям. Она информировала меня о готовности подбросить меня до ж/д станции, и присовокупила: «мне всё равно ехать в город, поэтому и тебя захвачу. ». Я тут же понял, что на мне экономят. Что только ради меня она ехать не готова. И потому демонстративно отказался: «не нужно одолжений — я доеду сам». Спираль спора стала раскручиваться. И тогда она заявила: «ты нагружаешь меня постоянно необходимостью помогать тебе. Мужчины так не поступают». Я мог бы начать оппонировать этому тезису, указывая на абсурдность применения этих кванторов всеобщности — «все мужчины», «никто», «никогда». Но я не стал, поняв, что дальнейшее пребывание в её доме бессмысленно. Было слишком очевидно, что произошла девальвация моей персоны. Она мной более не дорожила. Я собрал вещи и расстался с этой женщиной.

Читать еще:  Соловьев лев григорьевич 1839 1919 картины. Так какую картину написал Репин: "Приплыли" или "Не ждали"

Есть две версии объяснения случившегося.

Моя такова: её изначальная интенция, проговаривавшаяся ею в просьбе «сделай что-нибудь плохое, чтобы я разлюбила тебя», сохраняла свою силу. Но была вытеснена на задворки её сознания реальностью нашего общения. Однако понимание фатальной несовместимости наших ценностных установок сохранялось и посылало сигналы тревоги. Для неё как прагматика и трудоголика высшей ценностью является финансовая независимость. В ней живёт почти патологическая боязнь оказаться у кого-то в долгу. Поэтому она никогда не принимала помощь, не оплачивая её. Её предыдущий мужчина, моложе её на 15 лет, продолжал жить у неё в квартире — и она не решилась его изгнать, объясняя это тем, что «он сделал так много добра для меня, снимая с меня всю бытовую нагрузку все 4 года отношений, что я теперь вечно в долгу у него». Формой оплаты долга стало предоставление ему своего покинутого жилья. Именно независимость она подмечает и ценит в людях. Я был дорог ей только до тех пор, пока сохранял это свойство. Пока не соглашался принимать её деньги.

Коррумпировав своего Бога, она утратила веру в него».

Как влиять на других с помощью изображений, даже если вы не Микеланджело?

Эта статья не поможет вам научиться рисовать подобно талантливому художнику, зато она продемонстрирует, как использовать изображения как мыслящий человек.

Если вы считаете, что не умеете рисовать, вы увидите, что ошибаетесь. Вы способны рисовать, просто нужно узнать о двух простых инструментах, увидеть их в действии и пару раз попробовать применить их самому. Вот и все. Тут можно провести аналогию с говорением. Когда вы только учились говорить, у вас не все получалось с первого раза. Но со временем, после практики, повторений, каких-то вспомогательных инструментов вы стали хорошо разговаривать. Ситуация с рисованием похожа: вам не нужно быть писателем, чтобы уметь писать, и не обязательно быть художником, чтобы уметь представлять вещи визуально.

Рисование аналогично говорению, только вместо слов вы используете фигуры. Вот пример того, как простые формы (квадрат, круг, шестиугольник) могут стать наглядной историей о том, как пчела собрала нектар и полетела домой, в улей

Первая линия — самая сложная. Так не думайте о ней

Есть одно мгновение в рисовании, когда вы ни о чем не задумываетесь, — момент нанесения первой линии. Первая линия является самой сложной, и нам приходится давать мозгу команду «не думать», чтобы затем поместить карандаш на бумагу и нарисовать круг.

  • Нарисуйте круг. Вот вы и начали рисовать. Затем снова подключите мозговую деятельность и придумайте этому кругу имя. Выберите абсолютно любое, какое только придет вам на ум. Оно может быть связано с важной для вас идеей: я, ты, сегодня, завтра, прибыль, наш продукт, моя компания, мир. Как только вы станете придумывать название, вы вновь запустите мыслительный процесс.
  • Впишите придуманное слово в круг. Теперь вы уже обдумываете вещи и явления.

Как начать рисовать: пойдем от простого — круг и «я» в середине

Есть первый круг — теперь дело за малым

Добавьте несколько других фигур рядом с кругом — квадрат, треугольник и звезду. Теперь соедините их стрелками. А затем как-нибудь отметьте их: вот вы и создали схематическую диаграмму идеи, как по мановению волшебной палочки.

Первый круг выделен красным цветом. Всем фигурам присвоена маркировка «шаг 1», «шаг 2» и т.д. Теперь все это можно назвать, скажем, бизнес-процессом, и тогда звезда станет его финалом

Зачастую все, что вам нужно сделать для начала, — это нарисовать и назвать первый круг. А потом лишь продолжить процесс: один рисунок приводит к другому, а тот к следующему.

Добавляя (и называя) круги, вы сможете нарисовать любую идею!

Посмотрите на первый круг на рисунке ниже. Видите, какое количество разных идей вы способны выразить, просто прибавив еще круги, обозначения и несколько деталей?

Рассмотрим несколько рисунков, созданных с применением «концепта первого круга».

Рисунок №1

Три пересекающихся круга образуют диаграмму (ее еще называют «диаграммой Венна» для перекрывающихся множеств), иллюстрирующую пересечение трех компонентов идеи, в данном случае — как сделать идеальную чашечку кофе.

(Тот же рисунок может демонстрировать ваш бизнес-оффер, клиентские сегменты или маркетинговый план.)

Схема «чашечки счастья» начинается с первого (красного) круга, означающего кофе, два других пересекающихся круга — это молоко и сахар

Рисунок №2

Три круга, изображающих простые рожицы, становятся картой конкурентного ландшафта. Здесь получился почти «любовный треугольник», о который разбиваются человеческие сердца. (Подобный рисунок может иллюстрировать ваше конкурентоспособное позиционирование, подход клиента к процессу приобретения или ваши кадровые потребности).

«Любовный треугольник» от бизнеса: клиент-продавец-конкурент

Рисунок №3

Два больших круга, два маленьких и один треугольник превращаются в велосипед. Или любое количество других объектов. (Так же можно показать ваше предложение или стратегию поставки продукции и услуг на рынок.)

Рисовать легко, когда вы начинаете с базовых форм

Поскольку из одного первого круга можно произвести так много рисунков, как только вы управитесь с ним, остальное придет само. Не успеете вы опомниться, а у вас уже нарисованы квадраты и треугольники, линии и стрелки, и идея, запрятанная глубоко в голове, принимает форму на ваших глазах. Более того, самой тяжелой частью процесса станет попытка остановиться. Такова сила нашего визуального мышления: главное — начать, потом идеи будут приходить сами собой. Такой простой пусковой механизм, как круг с названием, — это все, что требуется машине сознания, чтобы запустить обороты.

А если рисование вдруг застопорилось, всегда можно вновь зажечь ваше воображение, подбросив в его огонь новые формы, стрелки и названия.

90% всех изображений, относящихся к бизнесу, состоят всего лишь из 7 базовых блоков:

1. Точка
2. Линия
3. Стрелка
4. Квадрат
5. Треугольник
6. Круг
7. Клякса

Используя только эти 7 фигур, вы можете нарисовать практически все, что угодно.

Начните с точки — и, оттолкнувшись от нее, карандаш побежит дальше. В конце концов, с точки начинаются даже те самые 7 строительных блоков, что мы только что перечислили.

Рисование как говорение: пока вы не скажете первое слово, будет царить тишина. Так скажите «Точка», а затем нарисуйте ее. Говорите визуально, для чего, подержав кончик карандаша на точке, продолжите рисовать линию в нужном направлении.

А какое направление нужно? Зависит от базовой фигуры, которую вы желаете нарисовать.

Инструмент 3A: семь базовых «строительных» фигур

Вот, как рисуются основные фигуры:

1. Точка — начало всех линий.
2. Линия — начало всех фигур.
3. Стрелка — линия, обозначающая направление, влияние или изменение.
4. Квадрат — четыре точки, соединенные четырьмя линиями. Удлиняя линии, вы получите прямоугольник, наклоняя — трапецию.
5. Треугольник — три точки, соединенные тремя линиями. Удлиняя линии, вы получите любую трехстороннюю фигуру.
6. Круг — линия, «кусающая себя за хвост». Немного сжав круг, получаем овал.
7. Клякса — линия, «отправившаяся погулять, прежде чем вернуться домой». Кляксой обозначаются неструктурируемые вещи и явления, часто характеризующиеся проблематичностью.

Все бизнес-рисунки представляют собой комбинацию этих простых форм.

Читать еще:  Масляков александр васильевич год рождения. Служебный роман александра маслякова длиною в жизнь

Для создания более значимых картинок вы просто комбинируете семь блоков. Комбинации также не отличаются сложностью. Есть всего лишь 6 основных бизнес-картинок, иллюстрирующих и объясняющих почти любую идею.

Комбинации фигур

Большая часть базовых объектов состоит из комбинаций фигур, в которых при необходимости стираются скрытые линии.

1. Простые объекты и изображения людей создаются с помощью комбинации квадратов, кругов и треугольников.

2. Можно построить таблицу, поместив прямоугольники рядом друг с другом, или создать круговую диаграмму, «разрезав на куски» круг.

3. Карта получится, если перекрестить две стрелки и поместить фигуры в соответствующие секторы.

4. История в хронологии создается путем выстраивания в ряд больших, толстых стрелок (представляющих собой прямоугольники, соединенные с треугольниками).

5. Вы нарисуете детальную схему, сортируя фигуры в определенном порядке и соединяя их стрелками.

6. Можно представлять зрителям уравнения путем объединения любого количества простых форм.

Попрактикуйтесь в создании таких 6 изображений за счет комбинаций базовых фигур. Даже если вы сможете рисовать только их, это уже составит 90% рисунков, необходимых для ваших бизнес-целей.

10 удивительных картинок, которые сбивают мозг с толку

Весь фокус в связи между органами зрения и мозгом, ведь глаза всего лишь получают информацию, обрабатывается она в голове. И именно поэтому существуют картинки-иллюзии, способные сбить мозг с толку: то, что видят глаза, категорически не вяжется с тем, как мозг трактует визуальные образы.

Фактрум публикует подборку очень любопытных оптических иллюзий.

Иллюзия Геринга

Вам может показаться, что на рисунке выше две горизонтальные линии изогнуты, когда на самом деле они прямые и строго параллельны. Не верите? Попробуйте увеличить это изображение и проверить с помощью линейки.

А знаете, почему возникает такая иллюзия? Потому что наши глаза в какой-то степени видят будущее! Между моментом, когда свет попадает на сетчатку и моментом, когда мозг успевает воспринять и обработать информацию от глаз, есть небольшая задержка, измеряемая в миллисекундах. Но в процессе эволюции мозг научился компенсировать эту задержку. Обрабатывая сигналы от органов зрения, он пытается предсказать, как будет выглядеть видимая нами картинка в будущем, через те самые доли секунды. Благодаря этой способности мы можем избежать столкновения с другими людьми в толпе или ловить мяч на лету.

Параллельные линии кажутся изогнутыми, потому что мозг пытается «компенсировать» визуальные деформации, наблюдаемые нами при быстром движении.

Иллюзия Понцо

Две фигуры на изображении слева и две чёрные линии на правой картинке имеют одинаковые размеры. Иллюзия вызвана явлением линейной перспективы, существующей, потому что мы видим мир в трёх измерениях. Если две линии сходятся (например, как стены на изображениях выше), наш мозг считает, что они параллельные, но уходящие вдаль. По сути, это то же самое, что смотреть на рельсы, стоя между ними. Вам покажется, что где-то вдали они сходятся, хотя на самом деле они строго параллельны.

На представленных выше изображениях правые объекты интерпретируются нашим мозгом, как более отдалённые. Поэтому он делает вывод, что они имеют больший размер.

Вращающаяся танцовщица

Многие пользователи интернета смотрели видео или анимации с изображением вращающейся танцовщицы. Считается, что если вам кажется, будто она крутится по часовой стрелке, то вы творческая натура, а ведущее полушарие вашего мозга — правое. Если же вы видите вращение против часовой стрелки, то склонны к логическим рассуждениям, а левое полушарие мозга доминирует над правым. Это неправда. По тому, как вы воспринимаете танцовщицу, нельзя сделать подобных выводов.

Такая оптическая иллюзия называется обратимой или неоднозначной. Это изображение двумерное, тем не менее, наш мозг пытается интерпретировать его как трёхмерное, «добавляя» измерение глубины. Вы можете сами заставить себя увидеть вращение в любую сторону.

Ложная спираль

На этой картинке квадратики формируют спираль? Нет, это идеальные концентрические круги. Если не верите нам, можете провести пальцем по какой-либо окружности. Вы увидите, что она не пересекается с другими кругами.

Все квадраты расположены под разным наклоном, что заставляет нас думать, будто они формируют сходящуюся к центру спираль.

Послеобраз

Включите видео и неотрывно смотрите на чёрную точку в центре. Когда разноцветный фон превратится в чёрно-белый, вы несколько секунд будете продолжать видеть яркие цвета. Это явление называется остаточным изображением или послеобразом.

В сетчатке есть три типа цветовых рецепторов, чувствительных к красному, синему и зелёному цвету. Поэтому когда вы видите эти тона и их оттенки слишком долго, рецепторы устают и «отключаются». После того как цвета резко исчезают, вы некоторое время продолжаете видеть их послеобраз, пока рецепторы снова не «настроятся» на работу.

Эффект искажения мелькающих лиц

Если вы будете смотреть на сменяющиеся снимки и просто сосредоточитесь на лицах, то заметите, что это — всего лишь обычные фото знаменитостей. Но если смотреть на крестик в центре и наблюдать за ними лишь периферийным зрением, вы заметите, что фотографии выглядят гротескно: выпуклые лбы, непропорционально большие рты, жуткие глаза и огромные носы…

Можете в любой момент остановить видео и перевести взгляд на любую фотографию. Иллюзия, называемая эффектом искажения мелькающих лиц, исчезнет.

Иллюзия движения

На картинке выше ничего не движется. Это вовсе не анимация и не видео! Просто при взгляде на неё вам кажется, будто отдельные фрагменты картинки перемещаются. К сожалению, учёные до сих пор не знают, что заставляет нас испытывать эту иллюзию движения. Возможно, причина кроется в особенностях восприятия нашими глазами движения.

Исчезновение статичных изображений

Смотрите на крестик в центре экрана. Когда вам покажется, что по кругу начала перемещаться зелёная точка, вы заметите, что розовые круги плавно исчезают.

Визуальные нейроны, прежде всего, сосредотачиваются на движущихся предметах. Если рядом с ними находятся статичные объекты, как на этом видео, то они постепенно «растворяются». Но стоит немного отвести взгляд в сторону, как объекты изменят своё положение в пространстве относительно сетчатки. Благодаря этому вы снова их увидите.

Иллюзия Тэтчер

Вам может показаться, что две перевёрнутые фотографии одинаковые, а на них изображён один и тот же человек. Но если их развернуть в нормальное положение, вы заметите, что на одной из них глаза и рот парня перевёрнуты. Учёные называют такой эффект иллюзией Тэтчер, потому что он был впервые продемонстрирован на фотографии Маргарет Тэтчер в 1980 году.

Почему же нам кажется, что изображения одинаковые? Мы очень редко видим перевёрнутые лица (а также перевёрнутые губы и глаза), поэтому мозгу сложно определить искажения.

Цветовая иллюзия

Скажите, какие цвета имеют квадраты, А и Б? Серый и белый? А теперь закройте пальцем зону их соприкосновения. Вы увидите, что они оба имеют одинаковый цвет, серый.

Объект на картинке воспринимается нами как трёхмерный. Верхний квадрат кажется нам повёрнутым вверх и потому лучше освещённым, поэтому мы воспринимаем его цвет таким, каким он есть. В то же время нижний квадрат мы воспринимаем как находящийся в тени. Мозг пытается определить его настоящий цвет, самостоятельно «компенсируя» условия недостаточной освещённости.

Источники:

http://pikabu.ru/story/tvorcheskaya_natura_7071153
http://lpgenerator.ru/blog/2016/10/25/kak-vliyat-na-drugih-s-pomoshyu-izobrazhenij-dazhe-esli-vy-ne-mikelandzhelo/
http://www.factroom.ru/golovolomki/illusions-pictures

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector