2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как называют актера которому не верят зрители. Иван Вырыпаев в Воронеже: «Зритель больше не верит в персонажа

Культура ВРН

Иллюстрированный журнал о культуре Воронежа, России и мира

Персона

Иван Вырыпаев в Воронеже: «Зритель больше не верит в персонажа»

  • Текст: Ирина Туркулец
  • Фото: Максим Махов

16 декабря известный российский драматург и кинорежиссер Иван Вырыпаев провел мастер-класс для студентов Воронежской академии искусств. Режиссер рассказал о собственном подходе к театру, о том, чем сегодня можно «попасть» в зрителя и зачем современным актерам нужна йога.

В самом начале лекции Иван Вырыпаев сказал, что искусство закончилось и это нужно принять как факт:


— Если художник говорит, что занимается искусством в чистом виде – он симулирует, потому что пространства искусства больше не существует, мы не можем развивать новую форму. Если мы покажем «Рублева» Тарковского в пустом кинотеатре, то показ все равно состоится, даже без зрителей. А если так показать мой фильм «Кислород», то без зрителя его не будет. Потому что сам по себе «Кислород» не существует. Сегодня, так называемое, современное «искусство» — это абсолютное разрушение стены между актером и зрительным залом, полное соединение с ним.

Современному театру, по мнению режиссера, нужны актеры, которые показывают на сцене собственные человеческие эмоции, а не просто играют персонажа:

— Станиславского постоянно обвиняли в излишнем натурализме, а посмотрите его работы сейчас – они покажутся вам искусственными. А ведь «Чайка» того времени вызывала шок! «Как в жизни» — говорили они, а нам покажется, что актеры очень театрально разговаривают. Зритель больше не верит в существование персонажа, на первый план выходит сам человек. Сейчас важен диалог «человек – человек», а не «актер-человек». Кроме того, исчезновение пространства искусства помогает освобождать настоящую энергию.
Мы не можем испытать эмоцию персонажа, мы можем испытать только свою эмоцию. Разве я могу почувствовать так же, как это чувствовал Гамлет? Никогда в жизни! Потому что Гамлета вообще не существует. Я могу почувствовать лишь то, что я сам чувствую по отношению к Гамлету.


По словам Вырыпаева, метод, который он использует в постановках своих спектаклей или на съемочной площадке, опирается на классическую школу, но в большей степени его сформировало время. На первый взгляд, он очень прост, но, на самом деле, требует не столько профессионального мастерства, сколько развития личности, внутреннего «Я».

— Я понял, что попадаю в зрителя, когда я с ним говорю. Именно я! То есть, когда я присутствую. На этом и основан мой театральный метод, на тотальном присутствии человека на сцене. Актер весь спектакль должен держать в голове: « Я играю Лопахина, я играю Лопахина», а не «Я — Лопахин». Тогда искусство от Бога, которое находится на небе, спускается вниз, ведь Бог – это не религиозное понятие, это присутствие.
Ключевое понятие «я здесь» — это не просто теория. Для того, чтобы развить это ощущение нужна йога, медитация, правильное питание. Я убежден, что все это влияет на актера. Актер – это четкость, концентрация, ясность. Современный актер не может играть пьяным или под марихуаной, алкоголь – это уже не «я – есть»

Под йогой и медитацией Иван не подразумевает конкретные духовные практики, а наоборот, резко подчеркивает, что это абсолютно не связано с религиозными вещами. Это познание самого себя, управление внутренней энергией. Чтобы студентам было понятно, режиссер принял позу треугольника и показал, как во время расслабления тела происходит выброс энергии. По этому принципу работает и взаимодействие актера со зрителем.


В финальной части встречи зрители смогли пообщаться с режиссером, задав ему вопросы.

— Вы чувствуете большую разницу, когда пишете пьесу на заказ и для себя?

Читать еще:  Иоганн себастьян бах автобиография. Иоганн Себастьян Бах: биография, видео, интересные факты, творчество

— Я почти все свои пьесы писал на заказ. Обычно мне не говорят сюжет, а только, сколько героев должно быть. Я это люблю, это дисциплинирует. Но я всегда пишу ее как человек, который это поставит. И это минус, потому что никто не может их поставить кроме меня. К моим пьесам нужен ключ, а ключ – это мой метод. В принципе их можно поставить, но у меня другой подход к режиссерской работе. Я ставлю саму пьесу, а не интерпретирую, не строю другую реальность.
Недавно я поставил «Женитьбу» Гоголя с польскими актерами в Варшаве, и это было очень интересно – просто поставить гоголевский текст, это лучше, чем напихать в себя Гоголя и ничего о нем не узнать.

— Должен ли у актера существовать этический кодекс, как у многих других профессий?

— Да. Ты не можешь играть без любви, ты должен любить этот зал. Ты не имеешь права закрывать человека. Мы все это нарушаем, ничего страшного, если ты не хотел, если ты ошибся. Но мы должны стараться раскрывать людей, а не закрывать их. Даже когда мы говорим о тяжелых вещах, зритель должен выходить со светлым чувством.

— Как Вы работаете со своими актерами?

— Нужно, чтобы актер чувствовал себя свободным и защищенным, нельзя насиловать человека, а потом требовать от него творчества. Но как режиссер ты решаешь на площадке определенную задачу, поэтому демократии в полном смысле нет.

-Что делать с идеями, которые вдруг появились, а воплотить их в данные момент невозможно? Как удержать вдохновение?

— Бывает, что я просыпаюсь в пять утра и понимаю, что знаю, как эту сцену поставить. А потом думаю: «Вот сейчас посплю и все запишу», но потом просыпаюсь и все забываю. Но это не страшно. Сегодня одна идея, завтра другая. Зачем за них держаться? Если вы творческий человек, то они никуда не денутся.

Иван Вырыпаев: «Мы не верим в добро и любовь»

«Yтро»: Почему для съемок «Кислорода» вы выбрали технику клипового монтажа?

Иван Вырыпаев: Это обусловлено структурой самого текста. Фильм «Кислород» – это визуализация текста, это как бы танцующий на экране текст. И это не клип, а скорее то, из чего потом появляются клипы, – ритм слов и музыки. Клипы в мире появились из ритма слов и музыки.

«Y»: Какие театральные приемы вам приходилось применять при работе над картиной?

И.В.: Я думаю, что кино, вообще все кино, – это театр, который снимают на пленку, и действие там происходит не на сцене, а на природе или в доме, словом, на натуре. Но, кстати, и с декорациями тоже. Кино – это театр на пленке. Все приемы те же, только производственная технология другая.

«Y»: С какими героями вам интересно работать?

И.В.: Не я выбираю героев, а они меня.

«Y»: С чем, по-вашему, связан поход театральных режиссеров на киноэкраны (Гырдев, Мирзоев, Серебренников, Вырыпаев и др.)?

И.В.: Я не знаю. Это не только в России. Границы видов искусств размываются. А вообще-то, есть главная причина, но я не хочу ее называть. Это должны делать критики. Я драматург, а не критик.

«Y»: Почему в Москве вы чувствуете себя чужим? Вам не хватает здесь кислорода?

И.В.: Я не чувствую себя чужим. Я просто из провинции, и у меня провинциальный комплекс. А вообще-то, я в Москве не смог прижиться. Не пускает меня ваш город, не усыновляет. Но люди здесь хорошо ко мне относятся, помогают. Поят чаем и приглашают в гости. Дети мои стали настоящими москвичами, а я не стал. И не стану уже. У Ольги Мухиной есть такая пьеса «Ю», там все про это написано. Отличная пьеса, рекомендую.

«Y»: Расскажите, пожалуйста, в чем суть движения Kislorod: кто его создал и для чего?

И.В.: Во главе движения – Фекла Толстая, Константин Ханин и я. Наши духовные гуру – Виктор Рыжаков, Арина Маракулина и другие товарищи. Мы хотим помогать молодым людям заниматься творчеством. Простая идея. Но нету денег. Может кто-нибудь, кто прочтет эти строки, свяжется с нами и даст нам денег на удивительные, прекрасные проекты, о которых мы расскажем. И тогда мы вместе сделаем доброе дело.

Читать еще:  Заем от ооо ип. Договор беспроцентного займа между ООО и ИП: скачать образец заполнения

«Y»: На сайте движения указано, что вы работаете с людьми, творящими «подлинное искусство». И что такое, по-вашему, «подлинное искусство»?

И.В.: Я не знаю. Это такое концептуальное понятие – «подлинное искусство». А что есть «подлинность»?

«Y»: Если обществу не хватает не только кислорода, но и чувства ответственности за происходящее в стране – что должен делать художник, как вы считаете?

И.В.: Каждый должен делать только то, что он может делать. Не нужно думать о стране, нужно думать о том, как найти в себе самого себя. Как узнать себя. Как изменить себя. Как найти любовь в себе к другим. И тогда страна автоматически изменится.

«Y»: Что сейчас происходит в современной литературе – вы следите?

И.В.: Я не знаю, что происходит. Я, к сожалению, читаю в основном научную, философскую литературу. Художественную – очень редко.

«Y»: «Новая драма» – жанр, прижившийся в России? Или все же публика у нас придерживается традиционных взглядов на театр?

И.В.: Я понимаю театр исключительно как место для диалога зрителя и спектакля. Под диалогом я понимаю живое общение. Один говорит, другой слышит. Если я приеду в Африку и буду говорить на русском, то по форме это будет вроде бы тоже диалог, но по сути это абсурдная попытка диалога. Поэтому театр может быть только современным, а современность есть не тема, а есть способ разговора, язык. Я придерживаюсь золотого правила Евгения Вахтангова: «автор, время, коллектив». Примените эту формулу к большинству театров России (в том числе к театру им. Вахтангова), и вы увидите, что она там не работает и не соблюдается. Или соблюдается формально.

«Y»: Вы считаете, что авангардные спектакли всерьез увлекают зрителя? Или это просто очередное увлечение – антипафос как скрытый пафос?

И.В.: Частично я уже ответил на этот вопрос. Напомню, что в истории театра остается и запоминается на века только авангард. Например: Станиславский, Мейерхольд, Вахтангов и т.д.

«Y»: С чем связан успех ваших пьес в Европе?

И.В.: Особого успеха нет. Говорят, есть несколько ярких постановок, но я сам их не видел. Я не езжу на премьеры – не получается по времени.

«Y»: Некоторые ваши спектакли имеют несколько вариаций исполнения, которые зависят от географии постановки. Для чего? Вы так сильно уважаете публику или опасаетесь, что вас где-то неправильно поймут?

И.В.: Я этого не знаю. У меня всегда один вариант спектакля. Я ничего не меняю, когда приезжаю на гастроли.

«Y»: В чем, по-вашему, главная причина того безволия, в которое сейчас погрузилось общество?

И.В.: Мы не верим в добро и в любовь. Вот сейчас кто-то читает мой ответ и говорит – что это за чушь он тут несет, какой-то пафос. Вот я и говорю: мы не верим в добро и в любовь. Когда поверим, то станем добрыми и будем любить.

«Y»: Что отличает нынешнее поколение, по-вашему?

И.В.: Все идет по кругу. Одни люди рождаются, другие – умирают. А вообще-то, это все одно и то же, банально и вторично. Рождение, смерть, рождение. Ничего нового. И нечего в этом круге искать лучшую жизнь – лучшая жизнь за пределами этого круга.

Иван Вырыпаев: «Язык не поворачивается назвать себя кинорежиссером»

2 марта 2016 12:13 1

Иван Вырыпаев: «Язык не поворачивается назвать себя кинорежиссером» Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Иркутские поклонники артхаусного кино трепещут. Несколько встреч для них подготовил режиссер, автор множества пьес, продюсер популярного столичного театра «Практика», а в перспективе еще и руководитель польского продюсерского центра Иван Вырыпаев. Всего на три дня он приехал в родной город, чтобы повидаться с отцом, а заодно, по приглашению иркутского Союза кинематографистов, презентовать ленту «Спасение». Ее покажут на большом экране в Доме кино.

Читать еще:  Что такое былина определение кратко. Какая из русских былин самая древняя? Что такое былины

— Фильм, скажу, интимный, — рассказывает Иван. – Его идея родилась пять лет назад, когда я был в Тибете. Он о том, как католическая монахиня приезжает в Гималаи , с чем сталкивается там. Это авторский фильм о религии. Жаль, но в фильм не вошло интервью с Далай-Ламой. О чем разговаривал с ним? О буддизме, конечно. Правда, один вопрос был совсем не по теме. Я попросил передать привет жене друга, которая была больна раком. И он передал.

Ивану — 41. Он выпускник иркутского театрального училища. Одно время даже там преподавал, пробовал создавать собственные проекты. Но в родном городе ему было уже тесно.

— В 1999 году я уехал в Москву . Я бы мог сказать, что здесь не было для меня условий. Но я предпочитаю смотреть на вещи шире . Я живу не в стране, а на планете. И нахожусь там, где могу себя реализовать. Если бы предложили на Байкале сделать Центр современного искусства, я бы приезжал сюда. Преподавал. Или фестивали проводил. Я это умею, могу, была бы только поддержка. Знаете, сколько моих знакомых – мировых звезд мечтают приехать на Байкал?! Их сложно позвать в провинциальный город, но легко именно на великое озеро. Жаль только, все это невостребованно. А так я, да, уехал в Москву, потому что там были условия для меня.

Десять лет в Москве. Пьесы, которые ставят на мировых сценах. И еще три напряженных года в качестве худрука модного столичного театра «Практика», где он сейчас продюсер.

— Мое главное занятие — пьесы и постановка спектаклей. К фильмам отношусь как к хобби. У меня язык не поворачивается назвать себя кинорежиссером. То, что я делаю — это не кино. Это просто использование киноязыка для общения с более широкой аудиторией. Вот мне подруга звонит, богатый человек, говорит, прочитала твою пьесу «Танец Дели », у меня есть полмиллиона долларов. Я тебе их дам – сними фильм. Хорошо, ответил я, только герои у стены будут сидеть. Она мне ответила, мол, отлично. Потом звонят мне люди и говорят «спасибо». От меня ушел муж, я болела, посмотрела ваше кино, и мне стало хорошо. Вот, что я делаю. Мое кино – это терапия! А сам я, стыдно признаться,не являюсь зрителем своих фильмов.

Кстати, первую пьесу драматург написал в Иркутске . Это была история про друзей, которые погибли от наркотиков.

— 63-я школа, Глазково, 90-е… Я написал первую пьесу не для того, чтобы стать драматургом, а потому, что надо было об этом говорить. Сейчас я уже по-другому пишу пьесы. Как правило, театр делает заказ. К слову, не всегда получается. Могу рассказать о провале. МХАТ заказал мне пьесу для большой сцены. Это очень событийно, я уже представил свою фамилию наряду с Чеховым и Булгаковым … И кончилось все тем, что я не написал. Вернул аванс. Не справился. Видимо груз ответственности сказался. А так пишу пьесы где угодно. Люблю это делать в аэропортах.

Последнее время Иван живет в Польше . Это было совместное решение режиссера и его жены – польской актрисы Каролины Грушка. У пары растет трехлетняя дочь.

— Дочка больше полька, чем русская, поэтому мы уехали в Варшаву , — признается Иван. – Сейчас я там открываю свой продюсерский центр. Буду заниматься продвижением спектаклей. Ну, а еще из ближайших планов – снять фильм для массовой аудитории. Я подписал контракт о неразглашении сценария, поэтому могу только сказать, что речь идет о главной героине – инопланетянке, которая прилетает на Землю, чтобы навести порядок. Это будет русско-американский фильм в 3D формате. Фильм требует бюджета, каждый день меняются условия, поэтому ничего больше не могу сказать. Если все получится, то сбудется моя мечта снять жанровое кино.

Иван Вырыпаев: «Язык не поворачивается назвать себя кинорежиссером»

Источники:

http://culturavrn.ru/person/11096
http://utro.ru/articles/2009/08/07/829960.shtml
http://www.kp.ru/daily/26500/3368591/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector