73 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Извращенные забавы состоятельных дам 18 века статья. История секса (продолжение)-эпоха просвещения ч.1

Мужские забавы

1. Проституция считалась необходимым злом

Проституция в Средние века была весьма распространённым явлением. Хотя священнослужители этот факт не приветствовали, но с другой стороны и не делали никаких попыток, чтобы искоренить ее. Клирики поняли, что многие люди нуждались в таком способе «сбросить пар», и что отсутствие легкодоступных дам может принести больше вреда, чем пользы. Они боялись, что в противном случае, мужчины будут «приставать» к респектабельным женщинам или, что еще хуже, начнут вступать в интимные контакты с такими же неудовлетворёнными мужчинами.

Несмотря на эту терпимость, были нюансы, которые отражали непритязательное положение ночных бабочек в обществе. Они были обязаны носить определенную одежду, чтобы их могли с первого взгляда отличать от добропорядочных дам, жить в определенных районах города и не имели никаких гражданских прав. Бордели обычно маскировали под бани или ремесленные магазины (к примеру, мастерская по вышивке), где женщины могли бы работать «подмастерьями».

2. Импотенция как повод расстаться

Во многих европейских странах в средние века были приняты законы, согласно которым половые отношения для продолжения рода считались неотъемлемой частью брака. Поэтому, если кто-то из партнёров не мог или не хотел заниматься продолжением рода, его «половинка» могла потребовать аннулировать брак. Неспособность выполнить супружеский долг могла привести к ситуации, когда человек в суде должен был доказать, что он физически способен заниматься сексом.

Есть десятки зарегистрированных в то время случаев испытаний на потенцию». Одним из самых известных примеров является ситуация в 1198 году с французским королем Филиппом II и его второй женой Ингеборг, дочерью датского короля Вольдемара I. По какой-то причине, Филипп ненавидел Ингеборг и не хотел, чтобы она была королевой Франции. В итоге он сослался на свою «временную импотенцию», чтобы избежать брака.

3. Средневековая контрацепция

С древних времен люди разработали многочисленные методы, чтобы избежать зачатия. Тем не менее, до недавнего времени историки считали, что использование противозачаточных средств резко сократилось в средние века. Во-первых, католическая церковь очень не одобряла их, поскольку считала рождение ребенка даром Бога и единственной причиной брака. Кроме того, ученые полагают, что женщины старались родить, как можно больше детей из-за высокой детской смертности.

Однако, демографические исследования показывают, что женщины старше 30 лет оказывались беременными гораздо реже 20-летних, а это позволяет сделать вывод, что они использовали различные методы контрацепции. Тем не менее, записей о контрацепции очень мало. Вероятно, из-за отношения церкви к ней.

4. Акушерки-ведьмы и интим с дьяволом

Эпоха позднего Средневековья известна своими охотами на ведьм, из-за которых десятки тысяч людей (в основном женщин) преследовали за колдовство. Ведьмой могли объявить за многочисленные «подозрительные» занятия, а иногда даже за акушерство. Все стало особенно плохо после того, как папа Иннокентий VIII издал в 1484 году папскую буллу «Summis desiderantes affectibus», признав существование ведьм и утвердив необходимость их преследования.

После этого инквизитор Генрих Крамер написал «Молот ведьм», который до сих пор считается самым важным трактатом о колдовстве. Крамер в том числе заявлял, что акушерки обманом принуждают молодых женщин к интимным отношениям с дьяволом, а затем используют родившихся некрещеных младенцев в колдовстве.

5. Священнослужители и брак

История церковных браков в средние века весьма длинная и запутанная, на протяжении столетий происходили многочисленные изменения. В начале эпохи византийский император Юстиниан Великий аннулировал все браки членов Святого Ордена и объявил всех своих детей незаконнорожденными. Закон безбрачия после этого никто не отменял в течение сотен лет, но он не всегда соблюдался с особым рвением.

Также было различие между священнослужителями, которым было разрешено вступать в брак, и женатыми мужчинами, которым было разрешено принять сан. Последнее было более распространено. После Великого Раскола 1054 года обе церкви стали строже относиться к данному вопросу, и снова было введено безбрачие.

6. Женская любовь

Хотя однополые отношения были «горячей темой» в средние века, внимание было обычно сосредоточено на мужчинах. Существует очень мало упоминаний о подобных отношениях среди женщин. Один из немногих средневековых законов, которые непосредственно касались женской страсти, происходит от французского трактата середины XII века Li Livres de jostice et de plet («Книга справедливости и мольб»). За женский гомосексуализм было предусмотрено такое же наказание, как и за мужской: членовредительство после первых двух «преступлений» и сожжение на костре в третий раз. Лесбиянство, кстати, рассматривалось как медицинская проблема.

Читать еще:  Эллисон Ларри (Larry Ellison). История Oracle: как Ларри Эллисон построил одну из крупнейших ИТ-корпораций в мире, задирая всех вокруг

7. Куртуазная любовь

Исторически сложилось, что брак заключался сугубо по материальным соображениям, а не по любви. Тем не менее, в позднем Средневековье появилась новая литературная концепция, в которой изображались романы и страсти. Эта концепция была известна как «куртуазная любовь», хотя этот термин был популяризировал в XIX веке во Франции под немного другим значением.

Подобный жанр вырос из поэзии трубадуров XI века в французских регионах Аквитания и Шампань. Эти работы возвеличивали романтические отношения между рыцарем и дамой, причем эта любовь всегда была тайной, а женщина была в браке. Куртуазная любовь подчеркивала такие черты, как «рыцарский дух» и «благородство».

8. Трансвеститы

Трансвестизм не считался обыденной практикой до недавнего времени и к нему по-прежнему относятся с неодобрением во многих частях мира. Неудивительно, что это было табу в средневековой Англии, но это не означает, что подобного не происходило. Исследования показали, что в Англии в XV веке довольно распространены были мужчины, переодевающиеся в женщин. Большинство трансвеститов, как правило, торговали своим телом.

9. Миссионерская поза

Церковь считала постельные утехи средством для продолжения рода. Именно отсюда ведет свою распространенность миссионерская поза. Считалось, что когда мужчина находится сверху и лицом к женщине, то это дает лучшие шансы на беременность. Церковники опасались, что любая другая поза может спутать «естественный порядок вещей». Некоторые позы, такие как «мужчина сзади», считались «собачьими» и Церковь утверждала, что они стирают границы между человеком и животным.

Все другие виды совокупления средневековые клирики запрещали. Поскольку считалось, что они не давали никаких шансов на продолжение рода, а служили только для сексуального удовольствия, то рассматривались как похотливый грех.

10. «Книга наказаний»

Когда дело доходило до наказания за «греховный» проступок, необходим был свод правил. Именно поэтому в средние века появились «Книги наказаний», в которых было подробным описанием правил наказания за каждый грех. Они ведут свое происхождение от священников, начавших документировать грехи, которые они слышали во время исповедей, и налагать епитимьи за эти грехи. Неудивительно, что в таких книгах было немало грехов, связанных с постельными утехами. Самым страшным грехом считалось «извержение мужского семени в рот», это каралось смертью.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Извращенные забавы состоятельных дам 18 века статья. История секса (продолжение)-эпоха просвещения ч.1

Английский дом. Интимная история

Lucy Worsley. IF WALLS COULD TALK

Copyright © 2011 by Silver River Productions and Lucy Worsley

Published by arrangement with Felicity Bryan Associates Ltd. and Andrew Nurnberg Literary Agency.

Перевод с английского Ирины Новоселецкой.

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. Издательство «Синдбад», 2016.

А я вот что хочу знать. В Средние века было что-нибудь придумано, чтобы горничным не ползать на коленках? Когда рыцари после турнира принимали горячую ванну, что они клали в воду?

Почему понадобилось целых два столетия, чтобы в наших жилищах прижились унитазы со сливом? Почему незнакомые люди спали в одной постели? Почему богачи остерегались есть фрукты? Ответам на эти и другие вопросы посвящена настоящая книга, которую можно назвать интимной историей английского дома и домашнего быта.

Изучая материалы о четырех главных комнатах английского дома (спальне, ванной, гостиной и кухне), я старалась выяснить, чем на самом деле люди занимались в постели, в ванне, за столом и у плиты; и воображение рисовало мне картины человеческой жизни: от приготовления соуса до кормления младенца грудью, от чистки зубов до мастурбации, от одевания до бракосочетания.

Я с изумлением обнаружила, что спальня была в прошлом довольно многолюдным местом, куда заявлялись самые разные посетители, и что лишь в XIX веке ее стали использовать исключительно для сна и занятий сексом. Ванная как самостоятельная комната появилась только в конце викторианской эпохи, причем случившиеся с ней трансформации были вызваны не техническим прогрессом, а изменением отношения человека к личной гигиене. Гостиная возникла не раньше, чем у людей появилось время для досуга и лишние деньги на ее обустройство. Я пришла к выводу, что гостиная – это своего рода театральные подмостки, на которых хозяева дома разыгрывают перед гостями идеализированные сцены своего семейного быта. История кухни неотделима от истории питания, транспорта, развития технологий и взаимоотношений между полами. Осознав это, я и собственную кухню увидела в совершенно ином свете.

В книге много мелких, на первый взгляд излишних подробностей, но мне показалось, что с их помощью легче оценить серьезные, даже революционные перемены в обществе. Человеческое жилище – прекрасная отправная точка для рассуждений об эпохе, условиях и образе жизни людей определенного времени. «Я с большим почтением отношусь к вещам, – говорит мадам Мерль в романе Генри Джеймса “Женский портрет”. – Ваше я для других людей заключается в том, что его выражает: ваш дом, мебель, одежда, книги, которые вы читаете, общество, в котором вращаетесь, – все они выражают ваше я»[2]. «Окиньте взглядом свою комнату – и что вы увидите?» – спрашивал Джон Рёскин[3] в 1853 году. Сегодня ответ на этот вопрос, разумеется, звучит так же, как и тогда: мы видим самих себя. Вот почему люди вкладывают так много времени, сил и денег в облагораживание своего жилища.

Читать еще:  Жесты глухонемых руками. Как овладеть языком глухонемых: способы обучения и уровни знания

Что еще я почерпнула для себя, работая над книгой об истории домашнего быта? Я поняла, что во все времена определяющую роль играла биологическая природа человека. Общественные перевороты, даже самые значительные, очень мало влияют на то, как человек заботится о собственном теле. Путешествуя по страницам этой книги из далекого прошлого к современности, вы заметите, что в целом условия жизни улучшались. Жесткие законы, регулирующие поведение человека в обществе, мало-помалу смягчались, благодаря удивительным изобретениям исчезали бытовые проблемы – так что надежда на лучшее будущее есть и у нас. Правда, мы не знаем, каким оно будет, но история, я уверена, укажет нам верный путь.

Меня до сих пор не покидает поразительное ощущение, что я как будто наяву общалась с людьми, жившими давным-давно, – представителями всех слоев общества от крестьян до королей. Вглядитесь в глубину веков – и вы убедитесь, что наши предки были очень похожи на нас в том, как жили, любили и умирали. «Самая радостная из всех историй, – писал Джон Бидл[4] в 1656 году, – это история жизни и быта человека: она возрождает прошлое, воскрешает тех, кого давно нет в живых».

Собирая материал для книги, я обращалась за помощью к двум основным источникам – не считая библиотек, разумеется. Во-первых, сотрудничая с организацией Исторические королевские дворцы[5], я хорошо знаю специалистов, которые занимаются воссозданием атмосферы прошлого. Я подробно обсуждала с ними темы, затронутые в моем исследовании. Во-вторых, мне выпала честь вести цикл передач, посвященных истории английского дома, на телеканале Би-би-си. Работая над этим проектом, я пыталась повторить многие действия и ритуалы, описанные в книге: начищала до блеска викторианскую кухонную плиту; таскала горячую воду, чтобы наполнить безразмерную ванну; зажигала уличные газовые фонари; исследовала канализационные сети XIX века; спала на кровати тюдоровской эпохи; принимала лекарство на основе морской воды, которым лечили в период правления четырех Георгов; заставляла собаку крутить вертел и даже использовала мочу в качестве средства для удаления пятен. Каждый раз, когда мы воспроизводили какую-нибудь утраченную часть домашнего быта, я узнавала чуть больше об истории английского жилища.

К повседневным домашним хлопотам наши предки относились как к чему-то само собой разумеющемуся, не считая свой труд стоящим особого упоминания. «Я говорила об идеалах, о высоком, о принципах! – восклицает героиня классического феминистского романа Мэрилин Френч “Женская комната”. – Почему вы всегда стремитесь низвести нас до уровня банального паршивого вонючего холодильника?» Здесь я поспорила бы: каждый предмет в вашем доме хранит ценные сведения. По вашему холодильнику вполне можно судить о том, что вы собой представляете. Полный он или пустой? Кто еще им пользуется, кроме вас? Моете вы его сами или поручаете это дело кому-то еще? По ответам на эти вопросы можно определить ваше место в этой жизни. Как выразился доктор Джонсон[6]: «Сэр, для столь незначительного существа, каким является человек, мелочей быть не может. Лишь уделяя внимание мелочам, мы учимся великому искусству меньше страдать и больше радоваться жизни».

Интимная история спальни

Треть жизни человечества потеряна для истории. Редко когда услышишь что-нибудь о тех часах, когда люди спят или находятся на пороге сна. Пожалуй, стоит попытаться заполнить эту брешь.

Сегодня спальня – это место за кулисами театра жизни, где люди готовятся сыграть свои роли. Для нас спальня – личное пространство, и постороннему врываться в нее без стука не полагается. Но такое отношение к спальне сформировалось относительно недавно. В Средние века не существовало особых комнат для сна. В каждом доме имелось жилое помещение, где хозяева отдыхали: ели, читали, принимали гостей – одним словом, проводили там все свое время. Тогда никому и в голову не могло прийти, что можно спать отдельно от всех остальных, на собственной кровати.

Постепенно функции спальни и гостиной разделились, однако спальня еще удивительно долгое время оставалась местом, открытым для свободного посещения. В спальнях принимали гостей, которым хотели выказать особое благорасположение. Здесь исполнялись ритуалы ухаживания и бракосочетания. Даже роды на протяжении веков проходили в присутствии зрителей. Лишь в XIX веке спальня стала помещением, закрытым от посторонних и предназначенным исключительно для сна, занятий сексом, рождения на свет младенцев и отхода в мир иной. Наконец в XX веке последние два действа переместились из спален в медицинские учреждения.

Новое в блогах

Великие женщины: забытые имена века 18-го


Императрицы и королевы, фаворитки и первые красавицы, знатные дамы и авантюристки века XVIII, чьи имена упоминаются в учебниках истории и на страницах романов. Екатерина II, Анна Иоанновна, княгиня Дашкова, маркиза де Помпадур, леди Гамильтон, Мария-Антуанетта – одни из знаменитых имена тех лет.

Читать еще:  Чем болеет юлия началова последние. Юлия началова показала изуродованные болезнью руки

Но были и другие, оставившие свой след в истории и культуре, чьи имена, увы, ныне обойдены вниманием. Их судьбы удивительным образом переплетались с правящими династиями, великими поэтами и композиторами, учёными, философами и путешественниками. Они покровительствовали, вдохновляли и любили. Кто они, известные в веке 18-м и забытые в веке нынешнем?
[more]
Герцогиня де Полиньяк, Виже-Лебрен

Урождённая Иоланда Мартин Габриэль де Поластрон, в замужестве де Полиньяк, рождённая в Париже 8 сентября 1749, фаворитка королевы Франции Марии-Антуанетты.


Рано осиротевшую Иоланду сперва отдали на обучение в монастырь, а в 17 лет выдали замуж за капитана Королевской гвардии Жюля де Полиньяка. Фавориткой королевы она стала благодаря сестре мужа, представившей её ко двору. Марию-Антуанетту пленил её добрый нрав и обходительность, хотя были у маленькой По и другие качества – лень и расточительность. Именно её считали причиной большинства эксцентричных увлечений королевы, экстравагантных поступков и растрат.

Дружба с королевой превратилась в золотой дождь, беспрерывно льющийся на фаворитку и всю её семью – подарки, доходные места, хорошие жалованья, приданое дочери. Всё это вызывало зависть, слухи, сплетни и… памфлеты! Но дружба королевы и Жюли только росла – апартаменты в 15 комнат, домик в королевской деревне Трианон, место гувернантки королевских детей (у герцогини своих было четверо!).

Разлучила подруг Французская революция, когда королева оказалась в заключении, а для герцогини началась кочевая жизнь до самой смерти, после полугода печали и слез от известия о смерти Марии-Антуанетты.

Но, почему мы должны помнить имя герцогини де Полиньяк? Мадам была одной из косвенных причин Революции – ведь это именно она убедила королеву поставить на сцене «Женитьбу Фигаро», пьесу Бомарше, которую запретил сам король! И видимо не зря, ведь эту пьесу впоследствии считали одним из толчков для Французской революции. Всего один поступок – малая песчинка, но ….
Мэри Уортли Монтегю


Мэри Пьерпонт родилась в Лондоне 15 мая 1689 года в семье Пятого графа Кингстона-на-Халле. Помимо земель и поместий семья обладала одной из лучших библиотек в Англии, ставшей любовью и прибежищем Мэри. По крайней мере до бегства из дома с Эдвардом Монтегю, которого отец Мэри не желал видеть своим зятем и наследником.

Можно сказать, что именно с этого побега и началась для Мэри Уортли Монтегю карьера путешественницы, писательницы и жены посла Британии в Османской империи. Помимо ценных «Писем из турецкого посольства», первого произведения европейской светской дамы о мусульманском Востоке, она привезла и другой бесценный дар – описание вариоляции, принятой в Османской империи прививки оспы. Вопреки сопротивлению британских медиков королевская чета привила оспу своим детям. Метод, привезённый Мэри Монтегю, оставался единственным средством против оспы до изобретения Эдвардом Дженнером более безопасной вакцинации через коровью оспу. Всего одно путешествие, одна книга, но ….
Габриэль Эмили Ле Тоннелье де Бретеиль, маркиза Дю Шатле

Габриель Жмили родилась в Париже 17 декабря 1706 года в семье Луи Николя Ле Тоннелье, барона Бреете. В доме отца Габриель, главным занятием которого была подготовка иностранных послов для приёма у короля Людовика XIV, собирались самые просвещённые люди того времени. Среди его гостей были и Фонтенель, и Жан Батист Руссо. Надо ли говорить, что его дочь получила превосходное образование? Кроме того она знала английский и итальянский языки, превосходно играла, пела и танцевала. Достаточно для успеха в обществе. В 19 лет Эмили вышла замуж за маркиза Флорена Клода дю Шателле, губернатора Семюр-ан-Оксуа и родила троих детей. Обычная женская «карьера» тех лет.


Но… круг интересов Габриель Эмили расширился после близких отношений с астрономом Пьером де Мопертюи и математиком Алексисом Клеро. В ней родилась любовь… к математике и физике!

В 1733 году состоялось её знакомство с Вольтером, и любовь к науке привела к долгой связи двух учёных. Именно она предоставила убежище Вольтеру после приказа короля об его аресте за создание «Орлеанской девственницы» в замке Сире-сюр-Блаз в Шампани. Вольтер перестроил замок по-своему, и в нём появилась лаборатория и библиотека. Сюда приезжали литераторы, естествоиспытатели, математики. Здесь вместе он написал «Элементы философии Ньютона» не без помощи Эмили, а она начала перевод «Математических начал натуральной философии» Ньютона, ставший делом всей её жизни.

Независимо от Вольтера и анонимно она участвовала вместе с ним в конкурсе Французской Академии на лучшую работу о природе огня. Премия досталась Леонарду Эйлеру, но её работа была издана за счёт академии! Её – женщины, матери семейства, жившей в 18 веке! Кстати, именно поэтому она стала академиком Болонской академии наук, ведь Парижская Академия не признавала женщин принципиально!

Один конкурс, один перевод, одна жизнь…

Восемнадцатый век часто называют Эпохой Просвещения, веком развития литературы, искусства, философии, естественных наук. Не женщины ли тому виной? Так или иначе, но без них не обошлось. Может быть вы расскажете и о других?

Источники:

http://menstois.ru/blog/43064472238/next
http://www.litmir.me/br/?b=278112&p=18
http://maxpark.com/community/5004/content/1935894

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×