Иллюстрации сальвадора дали и гюстава доре к божественное комедии данте алигьери. Иллюстрации к «Божественной комедии» Данте Алигьери

Иллюстрации сальвадора дали и гюстава доре к божественное комедии данте алигьери. Иллюстрации к «Божественной комедии» Данте Алигьери

Иллюстрации Сандро Боттичелли к «Божественной комедии» Данте Алигьери

Предполагаемый автопортрет Боттичелли на картине “Поклонение волхвов” и выполненный им портрет Данте

Боттичелли обращается к «Божественной комедии» как иллюстратор дважды. в 1492–1497 гг. либо 1481-95(1500), в зависимости от автора. В 1481 году по рисункам Боттичелли были выполнены гравюры к ее типографскому изданию. И уже в них можно обнаружить те черты, которые мы будем более детально рассматривать в позднейших иллюстрациях – более детально изученных.

Здесь мы встречаем такие свойства, как цикличность и постоянное движение иллюстрации следом за повествованием автора литературного источника. Некоторые из гравюр демонстрируют непрерывность и дословность иллюстраций, где порой пейзаж и окружение могут не меняться, а только лишь позы и местоположение Данте и Вергилия. Здесь же – в большей степени внимание к эмоциям персонажей, переживаниям центральных персонажей “Комедии” и, напротив, неприятие к отображению политических мотивов произведения и ее трагического пафоса.

Но есть и значительные отличия. К примеру, эти иллюстрации демонстрировали своим размером и соотношением с текстом гораздо меньшее значение, чем поздние.

Две последовательные иллюстрации типографского к 34 песне Ада. Да-да, эти очаровательные перевернутые кверху ножки принадлежат Люциферу

В 1490-е годы (в зависимости от авторов научных источников, посвященных теме – 1492-97, или 1490-95, или 1490-е вплоть до 1500 года) Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи заказал Сандро рисунки на пергаменте, сопровождавшие текст поэмы.

Рисунки выполнены металлическим штифтом на больших листах пергамента 32,5х47,5 см и обведены пером. Подобный размер позволил осуществить важное нововведение художника: иллюстрации равноправно с текстом разделили разворот (то есть одну страницу целиком занимал текст, а другую – рисунок). Таким образом, менялось воздействие их на читателя, они становились более значимыми и могли оказывать в большей степени влияние на трактовку самих песен.

Каждой песне посвящен один рисунок. Несколько рисунков к «Раю» не закончены, а к XXXI песни «Чистилища» мастер выполнил два варианта рисунка.

Это была важная для самого Боттичелли работа. В 1550 году в биографии художника Джорджио Вазари писал следующее:

«Являющийся образованным художником, Боттичелли написал комментарии к некоторым частям поэмы Данте, а затем иллюстрировал Ад и собрал все воедино».

То есть, помимо “практической” работы, он осмысливал произведения данного автора и теоретически.

Многие авторы отмечают чрезвычайную выразительную и эмоциональную силу этих работ. Линии движения пера – главное средство выразительности здесь – легки и экспрессивны, отвечают внутреннему строю образов. Можно отметить одновременно высокую степень декоративности элементов и реализм очерченных форм: благодаря этому мрачный пейзаж Ада становится похожим на линейный узор.

Как, например, отмечает А. Вентури:

«Боттичелли – самый утонченный поэт линии»: «острая выразительность, . . . всемогущая экспрессивность линий есть главная сила боттичеллевских комментариев к «Божественной Комедии».

Хотя цвет, краска, где она присутствует (сделанная, скорее всего, другой рукой), упрощает контуры и фигуры.

Единственные раскрашенные иллюстрации данного цикла

При этом для графического стиля иллюстраций характерна дуалистичность. В нем заключена не только крайне драматическая, выразительная направленность, но и противоположная ей – декоративная, смягчающая. Близко соприкасаясь с текстом, мастер, начиная с первых песен, смягчает их суровое звучание. Иллюстратор проходит и мимо сцен, где отразились чувства политического гнева или нравственной неприязни Данте.

Читать еще:  Победитель битвы экстрасенсов. Личная жизнь финалистов «Битвы экстрасенсов»: что осталось за кадром

Здесь же — склонность к лиричности там, где ее даже нет у Данте, оттенки личного переживания страданий персонажей и моментов их блаженства.

Рисунки лишены математически обоснованного перспективного построения. Трехмерность передана соединением нескольких графических планов и расположением, ракурсами фигур. Вводя различные положения персонажей, мастер подразумевает их связь со зрительной удаленностью объектов в пространстве.

Ниже – иллюстрации к Аду. Вроде бы. Простите, но иностранный ресурс и непонятные буквословия, а также знакомство с оригиналом аж полгода назад.

Данная интерпретация Ада становится более понятной, если предположить влияние на художника неоплатонической философии из-за личности заказчика иллюстраций к кодексу.

Неоплатонизм — учение об иерархически устроенном мире, возникающем от запредельного ему первоначала; учение о «восхождении» души к своему истоку; разработка теургии (практических способов единения с Божеством).

Если сопоставить их с философскими понятиями данной школы об области зла, то можно заметить, что в рисунках видна не собственно реальность Ада «Комедии», а образ страстей души в экспрессивности мимики и движений. В еще большей мере можно связать графические образы иллюстраций с неоплатоновской темой духовного движения.

Ниже – иллюстрации к песням Ада, в том числе, две изображающие Дьявола

«Божественная комедия» Данте в мистических гравюрах Гюстава Доре (76 фото)

Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу. (Данте, Божественная комедия)

В одном из французских журналов XIX века вскоре после публикации «Иллюстрированного Инферно», гравюр Доре к первой части «Божественной комедии» Данте, было написано: «Мы склонны полагать, что концепция и интерпретация поэмы исходят из одного и того же источника. Перед нами мистический и торжественный диалог Данте Алигьери и Гюстава Доре об инфернальных тайнах потустороннего, открывшихся их проницательным душам во время этого сложного исследовательского путешествия».

Знаменитая аллегорическая поэма в современном восприятии неразрывно связана именно с иллюстрациями великого Доре. Даже сегодня, более чем полтора века спустя после первой публикации его гравюр, интерпретация «Божественной комедии», предложенная французским художником, все еще определяет наше видение поэмы.

Данте следует за Вергилием на гору, 1868 г.

В 1855 году Гюстав Доре начинает работу над серией иллюстраций к «Божественной комедии» Данте Алигьери, открыв тем самым грандиозный творческий проект «Шедевры литературы». Гюставу было тогда всего 23 года. Помимо «Божественной комедии» в список Доре вошли также Гомер, Оссиан, Байрон, Гете, Расин и Корнель. То, что Данте оказался в начале этого списка, отражает популярность итальянского поэта во французской культуре середины XIX века.

Паоло и Франческа, 1890 г.

Первоначально интерес французских читателей к «Божественной комедии» ограничивался эпизодами «Паоло и Франческа» (Ад. 5) и «Уголино» (Ад.33).

Граф Уголино вгрызается в затылок своего врага архиепископа Руджери, 1890 г.

В ХIХ веке поэма Данте приобретает все большую популярность: возникают многочисленные переводы комедии на французский язык, в газетах и специализированных журналах появляется серия критических исследований. Но и это еще не все. Между 1800 и 1830 годами возникает более 200 произведений живописи и скульптуры, посвященных знаменитой поэме.

Читать еще:  Доказательства того, что мы еще ничего не знаем о вселенной. Чего ещё мы не знали о нашей Вселенной

Приступая к работе над иллюстрациями к поэме Данте, Доре, несмотря на свою молодость, уже был самым высокооплачиваемым иллюстратором во Франции и имел за плечами популярные издания Франсуа Рабле и Оноре де Бальзака. Однако убедить своего издателя Луи Ашетта профинансировать столь амбициозный и дорогостоящий проект он все-таки не смог. Поэтому публикацию первой книги 1861 года финансировал сам художник.

Харон, перевозчик душ умерших через реку Стикс, 1890 г.

Выход «Иллюстрированного Инферно» в 1861 году сопровождался огромным успехом. Луи Ашетт вызвал Доре срочной телеграммой: «Успех! Давай быстрее! Я осел!»

Вскоре, опираясь на растущую популярность Гюстава Доре, издательский дом «Ашетт» опубликовал иллюстрации к двум другим частям; «Божественной комедии» – «Чистилище» и «Рай» – в одном томе. Популярность поэмы Данте во Франции еще более возросла.

Данте смотрит на нерадивых правителей, 1868 г.

Впоследствии гравюры Доре к «Божественной комедии» появились примерно в 200 изданиях, а переводы с итальянского оригинала стали доступны на нескольких языках.

Иллюстрируя поэму Данте, французский художник отыскал интересное и оригинальное сочетание стилей. В его гравюрах переплетаются черты ренессансного стиля (прежде всего Микеланджело) с элементами северной пейзажной традиции и современной Доре французской поп-культуры.

Позднее художник проиллюстрировал множество других книг – от Библии до «Ворона» Эдгара По. Тем не менее его звездным часом все-таки была «Божественная комедия» Данте.

Иллюстрации Гюстава Доре к 1-й части «Божественной комедии». Inferno (Ад), 1890 год

Флегий переправляет Данте и Вергилия через реку Стикс.

Вергилий отталкивает политика Филиппо Ардженти в реку Стикс.

Вергилий противостоит дьяволам.

Вергилий указывает на Эриний.

Данте и Вергилий среди еретиков.

Данте и Вергилий у Фаринаты, политического противника Данте.

Данте и Вергилий перед саркофагом папы Анастасия II.

Иллюстрации Гюстава Доре к “Божественной комедии” Данте

Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.

И вот, внизу крутого косогора,
Проворная и вьющаяся рысь.

Навстречу вышел лев с подъятой гривой.

Он двинулся, и я ему вослед.

Смотри, как этот зверь меня стеснил!
О вещий муж, приди мне на подмогу,
Я трепещу до сокровенных жил!

Я Беатриче, та, кто шлет тебя.

Входящие, оставьте упованья.

И вот в ладье навстречу нам плывет
Старик, поросший древней сединою.

А бес Харон сзывает стаю грешных.

И здесь, по приговору высшей воли,
Мы жаждем и надежды лишены.

Так я узрел славнейшую из школ,
Чьи песнопенья вознеслись над светом
И реют над другими, как орел.

Здесь ждет Минос, оскалив страшный рот;
Допрос и суд свершает у порога
И взмахами хвоста на муку шлет.

То адский ветер, отдыха не зная,
Мчит сонмы душ среди окрестной мглы
И мучит их, крутя и истязая.

Никто из нас не дочитал листа.

Мое чело покрыла смертным потом;
И я упал, как падает мертвец.

Мой вождь нагнулся, простирая пясти,
И, взяв земли два полных кулака,
Метнул ее в прожорливые пасти.

За то, что я обжорству предавался,
Я истлеваю, под дождем стеня.

Молчи, проклятый волк!
Сгинь в клокотаньи собственной утробы!

Все золото, что блещет под луной
Иль было встарь, из этих теней, бедных
Не успокоило бы ни одной.

Читать еще:  Цитаты из комедии `Недоросль` Фонвизина. Подборка цитат и высказываний героев из комедии Д

. Сын мой, перед нами
Ты видишь тех, кого осилил гнев.

Помчался древний струг, и так глубоко
Не рассекалась ни под кем струя.

Тогда он руки протянул к челну;
Но вождь толкнул вцепившегося в злобе.

Расслышать я не мог его речей;
Но с ним враги беседовали мало.

Взгляни на яростных Эриний.
Вот Тисифона, средняя из них;
Левей – Мегера: справа олютело
Рыдает Алекто.

Он стал у врат и тростию подъятой
Их отворил, – и не боролся враг.

Учитель, кто похоронен
В гробницах этих скорбных, что такими
Стенаниями воздух оглашен?

Когда я стал у поднятой плиты,
В ногах могилы, мертвый, глянув строго,
Спросил надменно: “Чей потомок ты?”

Мой вождь и я укрылись за плитой
Большой гробницы, с надписью, гласившей:
“Здесь папа Анастасий заточен,
Вослед Фотину правый путь забывший”.

А на краю, над сходом к бездне новой,
Раскинувшись, лежал позор критян,
Зачатый древле мнимою коровой.

Все стали, нас приметив на скале,
А трое подскакали ближе к краю,
Готовя лук и выбрав по стреле.

Хирон, браздой стрелы раздвинув клубы
Густых усов, пригладил их к щекам.

Когтистые, с пернатым животом,
Они тоскливо кличут по деревьям.

Тогда я руку протянул невольно
К терновнику и отломил сучок;
И ствол воскликнул: “Не ломай, мне больно!”

И вот бегут, левее нас, нагие,
Истерзанные двое, меж ветвей,
Ломая грудью заросли тугие.

А над пустыней медленно спадал
Дождь пламени, широкими платками,
Как снег в безветрии нагорных скал.

“Вы, сэр Брунетто?”

И образ омерзительный обмана,
Подплыв, но хвост к себе не подобрав,
Припал на берег всей громадой стана.

А он все вглубь и вглубь неспешно реет.

О, как проворно им удары эти
Вздымали пятки!

Туда взошли мы, и моим глазам
Предстали толпы влипших в кал зловонный,
Как будто взятый из отхожих ям.

Фаида эта, жившая средь блуда,
Сказала как-то на вопрос дружка:
“Ты мной довольна?” – “Нет, ты просто чудо!”

“Кто б ни был ты, поверженный во тьму
Вниз головой и вкопанный, как свая,
Ответь, коль можешь”, – молвил я ему.

И зубьев до ста
Вонзились тут же грешнику в бока.

Но он вскричал: “Не будьте злы пока!”

Он прыгнул, крикнув: “Я тебя настиг!”

Но тот не хуже, чтоб нацелить когти,
Был ястреб-перемыт, и их тела
Вмиг очутились в раскаленном дегте.

Чуть он коснулся дна, те впопыхах
Уже достигли выступа стремнины
Как раз над нами.

Все – в мантиях, и затеняет вежды
Глубокий куколь, низок и давящ;
Так шьют клунийским инокам одежды.

Тот, на кого ты смотришь, здесь пронзенный,
Когда-то речи фарисеям вел,
Что может всех спасти один казненный.

Средь этого чудовищного скопа
Нагой народ, мечась, ни уголка
Не ждал, чтоб скрыться, ни гелиотропа.

“Увы, Аньель, да что с тобой такое? –
Кричали, глядя, остальные два. –
Смотри, уже ты ни один, ни двое”.

[ спасибо ] Утащено отсюда, спасибо verbava vasily_sergeev
.

Источники:

http://pikabu.ru/story/illyustratsii_sandro_bottichelli_k_bozhestvennoy_komedii_dante_aligeri_5814980
http://fishki.net/2952562-bozhestvennaja-komedija-dante-v-misticheskih-gravjurah-gjustava-dore.html
http://olenenyok.livejournal.com/7334834.html

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии