0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Художника яна фабра рыцарь отчаяния воин красоты. Ни одно животное не пострадало: скандал вокруг выставки Яна Фабра в Эрмитаже

Ни одно животное не пострадало: скандал вокруг выставки Яна Фабра в Эрмитаже

Противники современного искусства нашли повод для критики и требуют закрыть выставку Яна Фабра с инсталляциями из чучел собак и кошек, которую показывают в Государственном Эрмитаже

Выставка знаменитого бельгийца Яна Фабра «Рыцарь отчаяния — воин красоты» открылась в Эрмитаже 22 октября в зданиях на Дворцовой набережной и помещениях в Главном штабе. Противники современного искусства нашли уязвимое место выставки. Им оказались коты и собаки: в парной инсталляции «Карнавал мертвых дворняг» (2006) и «Протест мертвых бездомных котов» (2007), расположенной в Главном штабе и занимающей один из залов анфилады, художник использовал чучела животных на фоне классической голландской и фламандской живописи, в том числе натюрмортов с битой дичью. Музеем сразу было разъяснено: Фабр подбирал трупы на обочинах автострады, где были сбиты животные, выброшенные своими хозяевами. Соответствующие залы выставки отмечены возрастной маркировкой 16+.

Однако эта история получила продолжение: 10 ноября ровно в 15 часов началась сетевая атака на музей — массовые перепосты с хештегом #позорэрмитажу. Как всегда в таких случаях, в этих постах преобладают высказывания агрессивные с использованием ненормативной лексики. Люди, которые не были на выставке (о чем свидетельствует приложенное к их жалобам фото с распятым котенком, которого нет в экспозиции) и не способны без ошибок написать фамилию директора музея, призывали к закрытию выставки, увольнению директора, в этой же толпе зазвучали голоса о физической расправе над художником и музейщиками.

Среди бескомпромиссных критиков современного искусства предсказуемо оказались певица Елена Ваенга и депутат Госдумы РФ Виталий Милонов.

Возмущение выставкой Фабра разделяет и Лиана Рогинская, вдова художника Михаила Рогинского, известная фанатичной любовью к животным. «На мой взгляд, никакого отношения к искусству это не имеет, но это отличный пример того, до какой мерзости может дойти нарциссизм и эксгибиционизм в сочетании с отсутствием таланта. Один вопрос: а если бы трупы были не собачьи, а человечьи, вы бы тоже аплодировали этому Херсту для малоимущих?» — заявляет она.

Одиннадцатого ноября противники выставки создали на портале change.org петицию в адрес министра культуры с требованием закрыть выставку. Характерно, что в самом тексте опять упомянут «распятый кот», который «привел в шок верующих, глубоко задев их чувства», хотя такой работы, повторимся, на выставке нет. К настоящему моменту петицию подписали почти 10 тыс. человек.

В ответ Министерство культуры разместило на своем сайте комментарий, объявив, что не считает нужным вмешиваться в выставочную политику музея: «Государственный Эрмитаж, как и другие российские музеи, имея достаточно широкую независимость и свободу, самостоятельно определяет приоритеты выставочной деятельности, их тематическую направленность, художественное решение и дизайн».

Заведующий отделом новейших течений Государственного Русского музея Александр Боровский, относящийся к творчеству Фабра весьма критично, написал: «Думаю, касательно этой конкретной петиции, вовсе не в зверюшках дело. Перед простодушными любителями живого готов извиниться — я не про вас. Вас просто призвал бы не понимать искусство буквально — иначе трудно будет найти для себя что-либо совсем уж нейтрально-отрадное. Особенно в искусстве современном. Так что берегите себя. Или постарайтесь взглянуть чуть шире. Я — про авторов петиции. И комментов в сетях — не поленился просмотреть. Они написаны удивительно злым, бескомпромиссно обличающим языком. Настолько нетерпимым тоном, что понимаешь: нелюбовь к людям превосходит любовь к зверюшкам, якобы попранную художником и его эрмитажными кураторами. Если ты заботишься о живом, так о людях не пишут. Таким тоном писались в приснопамятные времена требования применять высшую меру».

На стороне Фабра петербургская зоозащитница Анна Кондратьева, написавшая в своем аккаунте на Facebook: «А для того, чтобы показать (рассказать. — TANR) добреньким и впечатлительным зрителям о тех тысячах и тысячах брошенных животных, погибших под колесами, принесенных на усыпление. Фабр как бы достает скелеты из шкафов и предъявляет их публике. Имхо, шубы и меховые горжетки на плечах модниц гораздо менее уместны, нежели чучела в залах Эрмитажа».

Петербургская художница и волонтер Центра помощи диким животным «Сирин» Александра Гарт точно отметила на своей странице в Facebook: «В связи с последней вспышкой зоошизоидной активности в ленте пришла такая мысль — а Хёрст молодец, умный мужик. Свинок и акул никому не жалко, хоть и убиты они специально для его произведений. А злой, нехороший человек Фабр набивает чучела из кошечек и собачек, хоть и уже дохлых — подвесить его на крюки!»

Читать еще:  Методы снижения затрат в компании и на предприятии без малых жертв. Снижение затрат на предприятии: самые эффективные методы

Эрмитаж 12 ноября запустил ответный хештег #кошкизафабра и получил поддержку, в частности, от музея и кафе «Республика кошек», где живут в том числе и взятые из Эрмитажа коты. «Ни одна кошка не пострадала при подготовке выставки Яна Фабра, как бы того ни хотели авторы хештега #позорэрмитажу», — написал в Facebook Дмитрий Озерков, глава отдела современного искусства Эрмитажа.

Эрмитаж — единственный в мире музей, который уже десятилетия имеет в своем штате на довольстве целую команду котов и даже проводит ежегодный праздник «День кота».

Фото: Государственный Эрмитаж

Генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский в своей статье для газеты «Санкт-Петербургские ведомости» написал:

«В Эрмитаже открылась выставка мудрого художника Яна Фабра. Все смотрят на натюрморты Снайдерса и думают, как они красивы. Но срезанные плоды, убитые животные — напоминание о смерти. Стоит представить на секунду, как пахнет „Лавка дичи“ или „Рыбная лавка“ Снайдерса. В его натюрмортах есть второй смысл. Глядя на них, человек должен видеть мастерство художника и думать о том, что жизнь проходит.

Поэтому Фабр между картинами вставляет черепа. Вспоминайте! Напротив он располагает чучело павлина, которое держит скелет. Вспоминайте! Свое изображение он ставит вплотную к картине так, что из носа „течет кровь“. Слишком близко к искусству приближаться опасно. У Фабра всюду сложные смыслы.

Его инсталляции с чучелами кошек и собак в Главном штабе шокируют. Но это напоминание о варварском отношении к животным, о чем свидетельствует даже название. Надо не возмущаться, а задуматься, о чем говорит художник.

Да, очень резко. Но искусство не всегда должно доставлять только эстетическое удовольствие. Фабр „кричит“ о том, что происходит в мире. Неуютно? Да, но вспоминайте о том, что происходит.

У меня на столе пачка протестов. Пишут как под копирку: „уберите Фабра из Эрмитажа“ (это, дескать, „бескультурье“). Упрекают: как можно показывать это сейчас, когда страну взбудоражила история хабаровских живодерок. Именно сейчас это звучит особо. Ужасы характерны для нашего времени, как характерна и нетерпимость.

В „крике“ Фабра много глубокого смысла. Не хотите слышать, не слушайте. Он безупречен, точно останавливается на грани, за которой ужас и грязь.

Современное искусство — вызов. Провоцируя, оно заставляет людей задуматься. Этому надо радоваться, а не огрызаться. Если кому-то такое искусство не нравится или не все его понимают — это нормально».

«Наша цель достигнута, люди говорят о защите животных»: Дмитрий Озерков — о скандале вокруг чучел на выставке в Эрмитаже

Эрмитажная выставка «Ян Фабр: рыцарь отчаяния — воин красоты» привела к скандалу федерального размаха. Не только петербуржцы, но и жители других городов возмутились выставленными чучелами собак, кошек и зайцев и запустили в Instagram марафон с хэштегом #позорэрмитажу. В ответ музей придумал контрхэштег #кошкизафабра, а куратор обсуждаемой выставки Дмитрий Озерков неоднократно публично объяснял, почему работы бельгийского художника на самом деле призывают к защите животных.

«Бумага» публикует фрагменты лекции Дмитрия Озеркова «Современное искусство и проблема защиты животных», которая прошла в кафе Social Club.

Дмитрий Озерков

Куратор выставки Яна Фабра
и руководитель проекта «Эрмитаж 20/21»

— Как человек, заваривший эту кашу не только в качестве куратора выставки, но и в качестве заведующего отделом «Эрмитажа 20/21», я считаю должным объяснить, кто мы и что мы вообще делаем. Изначально Эрмитаж показывал старое искусство и до 2003–2004 года некоторые проекты современного. Была выставка Уорхола, его автомобиль; выставка Джексона Поллока из одной картины и девяти графических работ. Это были точечные вливания. Тогда это было здорово. Потом же мы стали понимать, что это уже бессмысленно: все это видели — и появилась необходимость делать «Энди Уорхол и…», «Энди Уорхол в контексте…», «Энди Уорхол о…» и прочее.

«Эрмитаж 20/21» — это проект о западном и европейском искусстве послереволюционного времени, которого, как вы догадываетесь, нет в коллекции музея. Изначально мы были созданы как проект, который должен был заполнить эту пустоту, занимаясь показом специально созданных для нас работ современных художников.

«Эрмитаж 20/21» никогда не стремился сгладить углы: нам кажется важным, чтобы город говорил о современном искусстве

Когда мы начали это делать, некоторые выставки вызывали определенный общественный резонанс. Например, выставка братьев Чепмен (более ста человек усмотрели экстремизм в работах английских художников — прим. «Бумаги»). «Эрмитаж 20/21» никогда не стремился сгладить углы: нам кажется важным, чтобы город говорил о современном искусстве. В случае с Яном Фабром точно такая же история: его выставка сложная и многосоставная.

Читать еще:  Как жили древние египтяне? Одежда и украшения. Жить в Египте как на курорте: миссия выполнима

Петербург сейчас разделился на два лагеря: один состоит из людей, которые были на выставке и имеют свое мнение, другой — из людей, не бывавших на выставке, но тем не менее имеющих свое мнение. Одни говорят: какая прекрасная выставка Яна Фабра в Эрмитаже, удивительная история, удивительный диалог с коллекцией. А другие: как вы можете издеваться над трупами животных, это невозможно, антигуманно и так далее.

Подвешенные чучела собак и кошек в Главном штабе

На самом же деле, одна из глав выставки Яна Фабра, как раз и вызвавшая весь этот резонанс, была историей о бродячих животных. Будучи еще молодым художником, Ян Фабр, проезжая по автотрассе Бельгии, увидел множество тел сбитых животных. И он, близкий к теме домашних питомцев (у него дома всегда было очень много собачек, кошек и попугаев), стал узнавать, в чем же дело.

Оказалось, что людям малосостоятельным слишком дорого лечить своего больного питомца, поэтому они, обходя европейские законы, просто высаживают своего любимца на автотрассе, чтобы его сбили. И со спокойной душой заводят себе нового. Тогда Ян понял, что здесь налицо социальное двуличие: когда, с одной стороны, люди говорят о том, какие милые и классные их животные, а с другой, тела этих же животных бесхозно валяются по автостраде. Молодой художник взял некоторые тела этих животных, отнес к таксидермисту, чтобы тот сделал из них чучела, и стал создавать из этого выставку.

Как вы знаете, эта инсталляция разделена на две части: одна, где висят собаки, и другая, где висят кошки. Часть с собаками сделана цветными лентами, там лежит масло для собак. С кошками — белыми, там есть молоко в мисочках. Собаки и кошки, мужское и женское, верность и предательство — эти темы, по мнению Яна Фабра, необходимо вскрывать. Необходимо объяснять детям, что если вы берете питомца, то за него нужно нести ответственность. Иногда даже уметь сказать ребенку, что животное умерло, что животные смертны. Второе — это сложный теологический момент. Воспитанный в семье католички и протестанта, Ян Фабр рассуждает: «Есть ли у животных души?» и «Куда уходят животные после смерти?».

Чучела зайцев и птиц в зале Снейдерса

Вторая часть диптиха Фабра расположена в зале Снейдерса, где висят картины, изображающие пять больших охот и пять лавок. Для него это не про фрукты и не про рыбу, даже не об изобилии, а о тщете бытия: всё приходящее, всё умрет. Именно поэтому в экспозиции присутствуют черепа, оформленные панцирями жуков. В зубах у этих черепов — зайцы, белки, птички.

Помимо всей тщеты бытия, в этих работах есть момент, говорящий о двуличии и плохом понимании всего происходящего. Момент, когда мы говорим, что любим старых мастеров и любуемся их холстами, но не любим мертвых животных. Ян Фабр говорит: «Вот представьте себе картину старого мастера, холст маслом. Чем она написана? Масляными красками. А чем они наносятся на картину? Кисточками. А из чего эти самые кисточки сделаны? Эти самые кисточки как раз сделаны из тех же самых колонков, белок, зайцев. Когда мы любуемся старой живописью, мы не хотим знать, как она появилась. Это то же самое, когда мы носим шубы и едим мясо, но боремся за права животных».

Панцири насекомых в многочисленных работах в Эрмитаже

Жуки же, панцири которых представлены на «зеленой» части выставки, живут в Азии. Из них делают сувениры и даже едят. Их Фабр использовал, чтобы рассказать о колониальной политике Бельгии в Конго. Когда Африка отделилась, самая слабая в Европе Бельгия получила в свое владение Конго, на территории которого позже было обнаружено золото (чего, конечно, никто не ожидал). На эти деньги, собственно, и был построен Брюссель. Логично вытекающие из этого темы: эмигранты, террор в Брюсселе, мусульманское население, колониализм.

Изначально Фабр искал способ передать проблему колониализма в Бельгии, тянущейся еще с тех пор. У Яна Фабра был договор с одним рестораном, который поставлял ему панцири съеденных жуков. Их он термически обрабатывал, чтобы избавиться от органики.

В Эрмитаже открывается выставка бельгийского художника Яна Фабра «Рыцарь отчаяния — воин красоты». Чучела животных и черепа, видео с живым рыцарем в Рыцарском зале и нарисованные ручкой Bic картины — «Бумага» рассказывает, что привезли в Зимний дворец и Главный штаб, что такое карнавал «в стиле Фабра», который пройдет в музее в декабре, и какими провокационными работами прославился бельгиец.

Мы прекрасно знали, что возможен такой исход, при котором начнется агрессивная волна. На самом деле, о сути выставки всё прекрасно прописано в буклетах и на сайте. Проблема здесь в истерии общества. Человеку показывают картинку, и он взрывается, кричит, не пытаясь вникнуть в суть, а через несколько минут забывает, о чем же кричал.

Это из серии, когда человек выходит из церкви и кидает монетку бездомному. И будто решает все проблемы мира. Тем не менее мы рады, что так случилось. Репутацию такого музея, как Эрмитаж, практически невозможно подмочить, а наша цель достигнута: люди говорят о защите животных.

Читать еще:  Определение слова ремарка в литературе. Что такое ремарки в литературе и каково их назначение

Я, может, скажу страшную вещь, но музей не должен ориентироваться на общество. Если пойдем за обществом, то мы перейдем к тому, что будем сидеть в каком-нибудь унылом помещении и листать свои телефоны. Общество должно идти за нами. Мы показываем что-то, что на шаг впереди, чего нет в России. И если люди хотят вникать, слушать, то пускай идут за нами; если не хотят — мы не имеем права навязывать. Но можем предложить.

За помощь в подготовке материала «Бумага» благодарит культурно-образовательный проект «Слушай сюда». Фото на обложке: lit_konn

Выставка «Ян Фабр: рыцарь отчаяния — воин красоты» в Эрмитаже, Санкт-Петербург — отзыв

Давно не испытывали удивление? Спешите на выставку «Ян Фабр: рыцарь отчаяния — воин красоты». Это ШОК.

На самом деле изначально пошли в Эрмитаж на выставку «Сюрреализм в Каталонии. Художники Ампурдана и Сальвадор Дали». Выставка оказалась небольшой, душе захотелось ещё эмоций от встреч с прекрасным. Вспомнили, что параллельно представлена экспозиция с романтичным названием «Ян Фабр: рыцарь отчаяния — воин красоты».

К своему стыду не знали ничего о Яне Фабре. Вспоминались только скандальные заголовки информационных изданий, повествующие о том, как требовали закрытия этой выставки защитники животных. В связи с чем, ожидая увидеть чуть ли не «расчленёнку», всё-таки выставку решено было посетить.

Почему-то в музее не было никаких указателей как пройти в соответствующие залы. Решили просто поискать сами, не прибегая к помощи смотрителей. Словно герои «Кода Да Винчи», переходили из зала в зал в поисках подсказок о возможном месте нахождения выставки. Пройдя через череду роскошных интерьеров, выдающихся картин, поражающих воображение шпалер, поняли, что Эрмитаж слишком большой, чтобы вот так наобум что-то искать. Эта в общем-то очевидная мысль посетила нас у Рыцарского зала. Учитывая его популярность, зашли в него.

Внимание сразу привлекли доспехи. Они выглядели значительно проще, традиционно выставляемых здесь. Нет привычного роскошного декора, зато из шлема торчит рог…как у носорога. Обернувшись, увидели стенд с ещё одними латами, полностью выполненными из … жуков. Как вы уже догадались это и было начало выставки «Ян Фабр: рыцарь отчаяния — воин красоты». И это было только начало.

За жуков не переживайте:

«Никаких жуков я не убивал, — отметил Ян Фабр в интервью СМИ, — в Конго, Малайзии и других странах златок едят, как в Европе едят устриц. Это важный продукт питания, в нем много белка. Я заранее договорился с ресторанами, и они собирали для меня надкрылья жуков. К тому же я сотрудничал с крупным энтомологическим институтом,» — отмечает Фабр.

Конечно идея «вплести» экспонаты в великолепные, но приевшиеся залы постоянных экспозиций замечательна. Чувствуешь себя персонажем квеста, ищущего замаскированные артефакты. В этом зале и нашёлся артефакт, поразивший меня. Это был классический меч, полностью выложенный крыльями жуков-златок. Производит зачаровывающее впечатление. Переливающийся загадочно зелёным цветом, меч из неведомого материала кажется объектом из другого мира – фэнтези или эльфийского. Удивительное ощущение сказки в реальности.

Прошли в следующий зал. Те самые чучела животных, зажатые челюстями черепов, инкрустированными златками. Впечатление менее сильное. Но очень органично выглядят черепа на фоне классических фламандских натюрмортов с растерзанными животными (Фабр, кстати, сам фламандец).

Новый зал — и вновь удивление. Среди старых портретов — работы Фабра, большие (где-то метр на два) полностью выполненные обычной шариковой ручкой. Без единого «живого места», всё покрыто пастой ручки. Под слоем пасты угадываются контуры персонажей картин. Правда угадываются очень плохо – сотрудники Эрмитажа не догадались зашторить окна – картины невероятно бликуют. Жаль. Полностью ощутить иллюзию появления/исчезновения героев картин из-за этого не представляется возможным.

Выставлены ещё невероятные большие панно из крыльев златок. Содержание (вновь черепа, скелеты, животные) уже те так впечатляет, а вот цвет и фактура – фантастические.

Выставка большая, есть ещё и более традиционные картины, и рисунок, и скульптура, и панно. Думаю, не стоит далее подробно расписывать каждый объект, в них важно не столько содержание, сколько эмоция, которую они вызывают. Сразу скажу, эмоции неожиданно положительные, но поскольку это вещь индивидуальная, то по возможности лучше их испытать самостоятельно на выставке. Фотографии не помогут – фотоплёнка начисто убивает эффект работ Фабра, деля их примитивно «глянцевыми» и безжизненными.

Не знаю можно ли считать эти работы настоящим искусством, но впечатление они производят сильное. Что не маловажно, в каждой из них есть мысль, а не только эпатаж. Некоторые мысли очевидные, некоторые хочется разгадать, почитать соответствующую литературу, разобраться.

  • До 09.04.2017
  • Зимний дворец, Новый Эрмитаж, Главный штаб
  • 400 р. для жителей РФ

Равнодушных не будет. Рекомендую!

Источники:

http://www.theartnewspaper.ru/posts/3711/
http://paperpaper.ru/ozerkov-about-fabre/
http://irecommend.ru/content/davno-ne-ispytyvali-udivlenie-speshite-na-vystavku-yan-fabr-rytsar-otchayaniya-voin-krasoty

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector