20 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Греческий дирижер теодор курентзис. Теперь — по поводу Теодора Курентзиса, что я о нем знаю и думаю.… — филармонический дневник

Дирижер Теодор Курентзис: биография, личная жизнь, творчество

Мир знает множество талантливых дирижеров, способных лишь по взмаху палочки заставить подчиняться целый оркестр, который дарит миру потрясающую музыку. Сегодня речь пойдет о молодом, ярком, одаренном дирижере. Его зовут Теодор Курентзис. Он привлекает внимание публики не только своей виртуозной игрой и творческими достижениями, но и тем, что он является неординарной личностью.

Где бы ни появился роскошный брюнет – все внимание переключается только на него, начиная от слабого пола, и заканчивая любопытными папарацци. Жизнь талантливого человека напоминает театр – всегда неожиданная, творческая, с массой закулисных интриг, неординарных событий, поворотов и непредвиденных поступков.

Детство в Греции

В Афинах 24 февраля 1972 года на небе зажглась новая звездочка, появился мальчик с необычным именем Теодор.

С самого первого дня жизнь малыша будет тесно переплетена с музыкой. Родители очень любили игру на скрипке и фортепьяно. Как только ребенку исполнилось четыре года, они стали водить его на занятия, где юное дарование брал уроки игры на клавишном инструменте. Прошло не так много времени, и ко всему прочему добавилось обучение на скрипке.

Мальчик вырос под звуки классической музыки. Каждое утро мама будила сына игрой на фортепьяно. Именно она приложила руку к развитию творческой, музыкальной личности. Впоследствии женщина стала проректором в Афинской консерватории.

Младший брат Теодора также имеет прямое отношение к музыке. На данный момент он сочиняет различные композиции и проживает в Праге.

Вундеркинд

По праву Курентзиса называют гением. В пятнадцатилетнем возрасте мальчик окончил факультет по теории в Афинской консерватории, а спустя всего один год – завершил курс обучения по струнным инструментам. Все в его руках горело и спорилось, инструмент любил молодое дарование, на что тот отвечал ему взаимностью.

После окончания консерватории, Теодор приступил к урокам по вокалу. В 1990 году талантливый музыкант создает не что иное, как оркестр, причем свой собственный, играющий камерную музыку. Теодор самостоятельно тренировал и подбирал репертуар команды. И это в столь молодом возрасте. Оркестр Теодора Курентзиса просуществовал целых четыре года.

После дирижер приходит к выводу, что он перерос уже этот уровень и ему необходимо продолжить обучение, чтобы достичь новых музыкальных вершин.

Обучение в Санкт-Петербурге

В 1994 году Теодор приезжает в культурную столицу со взвешенным решением покорить ее своим мастерством и талантом. Его сразу берут на курс Ильи Мусина в консерваторию Петербурга.

Дирижер со всемирно известным именем говорит о вундеркинде с гордостью и восхищением. Курентзис утверждает, что все, чего он добился, заслуга его гениального учителя.

Надо сказать, молодой грек увлекся музыкой российских композиторов, постоянно ее слушал и изучал.

В процессе учебы Теодор прошел стажировку в одном из питерских оркестров под руководством Юрия Темирканова. После парень проработает еще в нескольких оркестрах культурной столицы.

Творчество

Окончив консерваторию, молодой дирижер Теодор Курентзис полностью окунается в российскую жизнь, где господствует ее величество Музыка.

Он начинает работать с такими виртуозом как Владимир Спиваков, а также плотно сотрудничает национальным оркестром и участвует с ним в грандиозном международном турне.

Далее, оркестр имени П. И. Чайковского и вновь кругосветное путешествие по странам США, Болгария и горячо любимая Греция.

И новый виток в карьере Курезентиса – работа дирижером в Московском театре, где выпала удача отыграть две постановки великого Дж. Верди.

Покорение вершин

Стоит упомянуть и о многочисленных фестивалях, в которых с блеском принимал участие Теодор. Он покорил музыкальные вершины Москвы и Бангкока, а также жаркого Майями, холодного Лондона и экзотического Кольмара.

За двадцать лет творческого подъема дирижер Теодор Курентзис отыграл с оркестрами в более чем тридцати странах по всему земному шару. Поклонники восхищались и не раз вызывали на бис одаренного человека, осыпая его охапками букетов, в которых утопал концертный зал.

В 2009 году – талантливый музыкант постоянный гость в Большом театре, а с 2011 года Теодор является главным дирижером Пермского театра.

Сибирь и творчество

В 2003 году музыкант отправляется в заснеженный Новосибирск, где ему предстоит поставить балет под названием «Поцелуй феи».

Затем новая творческая работа по произведениям Морцарта, Дж. Россини, К. В. Глюка.

Награды

Яркая жизнь дирижера полна наград и достижений. В коллекции Теодора Курентзиса пять премий Золотой маски.

Не забудем и о Строгановской премии.

В 2008 году — получение Ордена дружбы.

Теодор Курентзис: семья

Не удивительно, что яркая личность интересует поклонников великого таланта. Тем более что Теодор невероятно привлекателен.

Надо сказать, что дирижер со всемирно известным именем любит общаться с представителями прессы и не таясь, рассказывает им некоторые подробности, касаемые личной жизни, и планы на ближайшее будущее в творчестве.

Но один вопрос у журналистов обычно всегда остается не отвеченным – женат ли одаренный красавец или нет. Вокруг данного вопроса ходит много сплетен и слухов, но точной информации нет ни у кого.

Достоверно известно одно, что Теодор некогда был женат. В свое время сердце молодого парня покорила прекрасная танцовщица, тонкая и прекрасная балерина из Мариинского театра. Ее зовут Юлия Махалина. Этот звездный дуэт сразу привлек к себе внимание. Теодор Курентзис и Юлия Махалина стали предметом обозрения прессы. В культурной жизни Санкт-Петербурга появилась еще одна заметная супружеская чета.

Читать еще:  Не проси придут и сами дадут. Просьба о помощи – это не унижение и не попрошайничество

Балерина немало усилий потратила на то, чтобы поддерживать известного супруга, двигая его по карьерной лестнице. Девушка помогала мужу во всем, потому что уже была к моменту знакомства с Теодором довольно популярной личностью.

К сожалению, Теодор Курентзис и Юлия Махалина были вместе недолго, брак распался.

Свободно ли сердце Курентзиса сейчас? Неизвестно. Одно мы знаем точно, он молод, красив и невероятно талантлив. А романов ему приписывают несметное количество, о большинстве из них дирижер не ведает и сам.

Дом Теодора Курентзиса

Место обитания творческой личности находится в одном из престижных районов города. Большой дом для дирижера приобрел спонсор театра, который в свою очередь, великодушно отдал его в пользование Теодору.

Интерьером особняка занялась Наташа Барбье, которая работает редактором известного журнала «Мезонин». Она отметила, что музыкант достаточно переборчиво относится к акустике. В его доме множество инсталляций, принадлежащих торговой марке Classe.

Девушка призналась, что дизайн дома Курентзиса – это ее первый опыт. Хотя, судя по роскошной обстановке и уникальному декору, в это сложно поверить.

Все, кто имел честь видеть дом Теодора, говорят о его загадочности, необычности, а также о том, что он весь пропитан любовью к музыке.

Итак, теперь информации о потрясающем, гениальном дирижере с тонкой душой и сумасшедшей силой воли стало немного больше. Хотелось бы пожелать талантливому музыканту двигаться только вперед, получать заслуженные награды и радовать многочисленных поклонников виртуозной игрой как классических произведений, так и работ молодых дарований.

Дирижер Теодор Курентзис: Не рекламируйте дьявола

Вечная музыка, то есть камерный оркестр Musica Aeterna, созданный дирижером Теодором Курентзисом на базе Новосибирского оперного театра, не помещается в небольшом холле Первого московского хосписа. Пришлось сократить число музыкантов. Оркестр, играющий на аутентичных инструментах, на жильных струнах и старинными смычками. Pianissimo трепещут, как кровь в артериях, если вы когда-нибудь прикасались пальцами к артерии. Fortissimo отчетливы, как скальпельный разрез. Дирижирующий Курентзис похож на учителя начальных классов, который не просто рассказывает ученикам урок, а заглядывает каждому в тетрадку, следит, чтобы дети правильно выводили крючочки по прописям, помогает, если надо, грозит, если надо, пальцем и гладит, если надо, по голове. Пульт пустует. Курентзис ходит по оркестру.

Перед оркестром в небольшом холле расставлены стулья. В первых рядах сидят работающие в xосписе врачи и так называемые друзья xосписа: актрисы Татьяна Друбич и Чулпан Хаматова, танцовщик Андрис Лиепа. Музыканты (в основном молодые женщины с перепуганными глазами) попросили гостей и врачей сесть в первых рядах. Они, оркестранты, по словам Теодора Курентзиса, сами придумали играть в xосписе. Но когда пришли и увидели пациентов, то от волнения у них стали дрожать руки, и они боялись врать ноты, если пациенты будут сидеть глаза в глаза.

Курентзис скажет потом:

— Музыка — это миссия. Дать свет и любовь людям. Не только тем, кому это доступно, а всем. Мы делаем музыку не затем, чтобы заработать на хлеб. Совершить просто биологический круг — это неинтересно. Интересно становится, когда живешь духовной жизнью. К сожалению, не всем это доступно. Не все могут прийти в консерваторию. Это инициатива оркестра: сделать концерты для тех, кто не может пойти в консерваторию. Для больных, для заключенных.

Они хотели играть в хосписе. Но когда пришли и увидели пациентов, у них стали дрожать руки. Хоспис, кто не знает, это лечебное учреждение, где помогают смертельно больным людям — не вылечиться, а достойно умереть без особых страданий. Впрочем, многолетняя история Первого московского хосписа знает по крайней мере один случай, когда обреченный на смерть больной выздоровел.

Двенадцать пациентов хосписа вывезли в холл на кроватях и в инвалидных креслах. Остальные слушают музыку из своих палат. Время от времени звучанию музыки мешает тревожный писк на сестринском посту. Кто-то из пациентов зовет на помощь.

После концерта главный врач Первого московского хосписа Вера Миллионщикова скажет Курентзису, что по ее (экспертному) мнению, каждому из двенадцати слушателей он и его оркестр подарили по два дня жизни. Что на Земле полно народу, способного отнять жизнь, но подарить двадцать четыре дня жизни людям…

— Вот что вы сделали, Теодор, — будет утверждать Вера Миллионщикова, пожимая Курентзису руки.

Мы спрячемся после концерта в кабинете Миллионщиковой, и дирижер скажет мне:

— Мы приехали в Москву на «Золотую маску». А заодно… я дружу с Чулпан Хаматовой. Я позвонил ей. Я жил здесь, на Спортивной, и вот я по­звонил Чулпан и говорю: «Здесь есть такой хоспис, ты знаешь там кого-нибудь, чтобы мы пошли поиграть?» И все. Мы договорились и пришли.

Он родился в Афинах. Он говорит по-русски с заметным акцентом. Может быть, поэтому в его устах возвышенные слова типа «духовная жизнь» «музыка — это миссия» звучат нормально. Не думаешь, что он сумасшедший. Просто думаешь — иностранец.

— Есть много людей в России, которые занимаются благотворительностью всерьез. Я и мои оркестранты, мы не можем быть причислены к этим людям. Мы просто играем музыку. И мы получаем от этого не меньше, чем отдаем. Это у нас лаборатория такая в Новосибирском оперном театре, оркестр Musica Aeterna. Мы концентрируемся на ультрасовременной и барочной музыке. Это музыкальный монастырь у нас.

— А вы настоятель?

— Я рядовой грешник. Есть некоторые утопии, которые не к месту в Москве. Здесь все упирается в деньги, особенно такие вещи, как музыка или любовь. Музыка здесь слишком коммерциализирована. Эксперимент вроде нашего, может быть, и возможно осуществить в Москве, но очень сложно. В Москве все вокруг заставляет музыканта думать о том, сколько он получает в месяц и на какой машине ездит. А у нас машины нет, квартиры нет, и поэтому мы счастливы. Мы проводим двадцать четыре часа вместе. Читаем книги, учим языки.

Читать еще:  Винсент кассель личная жизнь после развода. Почему развелись Моника Белуччи и Венсан Кассель? Когда развелись Моника Белуччи и Венсан Кассель

Он собрал оркестрантов со всей страны. Ходят слухи, будто его лютнист, например, подрабатывает мытьем окон в высотных зданиях. Я спрошу:

— Откуда все эти люди? Где вы их берете?

— Это чудо. Вы знаете, музыканты, как правило, сидят на репетициях, поглядывая на часы, и стараются репетировать как можно меньше. А мои музыканты могут месяц сидеть над одним тактом. Потому что считают, что музыка того стоит. Причем за крохотную зарплату. Музыканты, которые могли бы работать в любом московском оркестре. Мы радуемся тому, что у нас есть, и перестаем печалиться о том, чего у нас нет.

— Но почему Новосибирск? — спрошу я.

— Москва, Петербург, Новосибирск или Вышний Волочек — не имеет значения. Не важно, где вы, важно с кем вы. Если вы думаете, что были бы счастливы в Париже, вы ошибаетесь. Вы скорее будете счастливы в Норильске, если, например, у вас есть там любимый человек. Новосибирск для меня просто место работы. Я согласился поехать туда при условии, что можно будет провести этот эксперимент: собрать музыкантов, которых интересует музыка.

— Публика в Новосибирске и в Москве отличается немного.

— Разве в Москве залы не наполняются людьми, которые, купив билет за полтысячи долларов, хлопают между частями?

— На все концерты приходят люди, которые хлопают между частями. Это неприятно, конечно, что люди хлопают между частями, но ничего страшного. Во времена Бетховена тоже, наверное, полно было людей, которые не знали, что между частями хлопать не надо. Это ничего не значит. Главное, что они слушают музыку, а не смотрят телевизор.

— Чем, — спрошу, — провинился телевизор?

— Телевизор основан на порнокультуре. По телевизору показывают либо черную магию, либо порно. Люди в телевизоре говорят на таком жаргоне, что, если бы Лермонтов слышал, он порезал бы себе вены.

— Но нельзя ведь отгородиться от этого. Не телевизор, так реклама на улицах. Даже Тверская похожа на Бомбей. Будучи европейцем…

— Европа, — перебьет Курентзис, — это такой мираж. Когда я прихожу в ресторан, я не чувствую себя европейцем, потому что тогда пришлось бы мелочно торговаться и попадаться на уловки моды и маркетинга. Я чувст­вую себя азиатом. Европейцем я себя чувствую в том смысле, что европейцами были Вольфганг Амадей Моцарт и Иоганн Себастьян Бах. Но в сегодняшней Европе принято извращать по-лютерански и до неузнаваемости мысли Баха, Моцарта и вообще всякого достойного человека, жившего на европейской территории. Они превратили Европу в супермаркет.

— При чем здесь лютеране?

— Я имею в виду, что люди, вместо того чтобы служить мессы, устраивают клубы. Единственная страна, которая сопротивляется, это Россия. Это страна, которая, не зная об этом, сохраняет великую культуру. Не Европа. В Европе не обсуждают мировые проблемы на кухнях. Они говорят: «Дарлинг, нам завтра на работу, ляжем спать в одиннадцать, займемся любовью в пятницу». Русская душа — это не сказка. Это удивительная наивность, которая способна поменять мир к лучшему. Искренность, любовь — пройденный этап для Европы. Немка, в отличие от русской девушки, никогда не скажет, что влюблена в тебя. Они всерьез думают, будто любовь — это когда какой-то там гормон движется по какой-то там вене и возбуждает какие-то там рецепторы головного мозга. Бах, Моцарт и Рильке не оставили «потомков». Есть, конечно, сообщества думающих и чувствующих людей, но, как правило, организм Единой Европы — это фарш. Это глобализированный мир, где каждый живущий равняется своему телу (он говорит «живет на своем теле»).

— В своем музыкальном монастыре вы просто не знаете России.

— Знаю, — возразит Курентзис. — Я всегда говорю, что это страна святых и разбойников. Можно встретить таких прекрасных людей, как нигде в мире, но есть и ужасы.

— Разбойники знакомые есть у вас?

— Разбойники знакомые есть у каждого. В частности, это люди, которые насаждают в России тюремную культуру. Разбойничьи песни, которые вы слышите в каждом такси. Я не могу их обвинять. Они зарабатывают деньги точно так же, как зарабатывает деньги продавец паленой водки или торговец наркотиками. Но почему-то мы считаем вредным для здоровья пить плохую водку и употреблять наркотики, но не считаем вредным для здоровья слушать мусорную музыку. Почему вы думаете, что для ребенка вреднее употреблять наркотики, чем смотреть криминальную хронику или «Дом-2»? Почему вы думаете, что смерть можно использовать как средство, способствующее выделению адреналина в кровь?

— Но вы ведь не можете отгородиться от этого и жить наедине со своей прекрасной музыкой.

— Понимаете, музыка — это не удовольствие, для получения которого хочется уединиться. Музыка — это лекарство. Она нужна всем. Наша забота, чтобы люди увидели, что музыка нужна всем: не только старикам и интеллигентам, но и молодым людям, и шпане. Главное, чтобы люди могли легко выбрать добро и тяжело выбрать зло.

— Я бы первым делом запретил криминальные программы на НТВ. В Греции тоже делают такие программы. Я даже подрался с одним журналистом, который перед Рождеством снимал беспризорного ребенка и спрашивал его, как тот себя чувствует, что вот у всех детей елка, подарки… И он довел этого ребенка до слез. Я не мог терпеть, когда человеческая боль продается, чтобы получить деньги. Я всегда был против и всегда буду против. И считаю, что государство должно запретить рекламу дьявола. Так и сказать: «Перестаньте рекламировать дьявола!» Вы смотрели «Дом-2»? Потерпите один раз и посмотрите. Это чудовищно. Это строится новое российское общество. Чудовищное. И это не свобода никакая. Это побуждение ко злу (он со своим греческим акцентом говорит «манипуляция на зло»). Люди попадают в зависимость от телевизора и Интернета. Им кажется, что они общаются, а на самом деле они замыкаются в своем одиночестве. Я же помню еще времена, когда не было ни Интернета, ни мобильных телефонов. Как было хорошо! Мы встречались, влюблялись друг в друга. А теперь — как в клубе. Приходишь, сидишь со стаканом, народу вроде вокруг много, музыка вроде громкая, но на самом деле ты совершенно один. Тебе дают свободу, коммуникацию, а взамен забирают душу.

Читать еще:  О состоянии здоровья бориса моисеева. Борис моисеев заявил, что состояние его здоровья удовлетворительное

— У вас нет ощущения, что мусорная культура непобедима?

— Победима. Чтобы победить, не нужна атомная бомба. Нужны простые движения. Дирижировать. Водить смычком по струнам. У людей, которые падают в эти ямы мрака, у них есть что-то светлое внутри. Надо просто их вытащить, и для этого ничего сложного не нужно. Просто протянуть руку. У меня был сосед ужасный. И дети у него были ужасные. Когда они говорили, я краснел от стыда. Но однажды я позвал их на концерт. И им по­нравилось. Они смешно говорили, что им особенно понравилась та часть, где играли громко, и та часть, где играли тихо. Можно победить. Помните, как люди вешали белые ленточки на автомобили против мигалок? Вот так нужно договориться всем, чтобы одно воскресенье не смотреть криминальную хронику и порносериалы.

— У вас, что же, никогда не опускаются руки?

— Каждый раз опускаются. А потом поднимаются. Я дирижер. У меня работа такая: опускать и поднимать руки.

Так ли хорош Теодор Курентзис, как о нем говорят?

Главным культурным событием 2019 года в Петербурге стал переезд из Перми в Дом радио на Итальянской улице (принадлежит «Пятому каналу», контролируемому Национальной Медиа Группой) дирижера Теодора Курентзиса и его оркестра MusicАeterna, или «Бессмертная музыка». Первый концерт в качестве петербургского коллектива оркестр дал в Капелле 1 сентября и вызвал многочисленные устные и печатные восторги. «Город 812» расспрашивал Надежду Маркарян, главного редактора журнала «Скрипичный ключ», о феномене Курентзиса.

– Курезентис – это на самом деле талантливый дирижер или в нем пиара больше?

– То, что он профессионал в своей профессии, – это бесспорно. Он учился в Петербургской консерватории у легендарного Ильи Мусина и, разумеется, овладел арсеналом дирижерских средств. Держать оркестр, задавать ему пульс и энергетику – это Курентзис делает прекрасно. (И оркестр у него, кстати, прекрасный.) Но задачи, которые дирижер решает за пультом, не сводятся к координационным, темповым или динамическим указаниям. Дирижирование – это совсем другое.

– А что это?

– Дирижирование – профессия аналитическая, мировоззренческая, вдумчивая. Ноты не самодостаточны. Как и слова в пьесе, они только показывают путь к внутренним смыслам, их породившим. Задача дирижера – познать и явить это глубинное содержание, сыграть тот айсберг, вершиной которого являются ноты. Это называется концепцией исполнения. Или трактовкой. Большое дирижирование – это прежде всего неординарность трактовок.

А трактовки Курентзиса неинтересны, в них много штампов и мало глубины. Возможно, что для непосвященных привлекательна его броская внешняя манера, но для посвященных это бессодержательное исполнение с большой претензией на оригинальность. Возможно, поэтому на концерты Курентзиса приходит так мало музыкантов, а его специфическую публику не увидишь на других филармонических концертах.

– Но Курентзис собирает полные залы, исполняя серьезную академическую музыку. Разве это плохо?

– Разумеется, следует ответить, что это не плохо. Но у меня остается вопрос: он делает своего слушателя богаче (в содержательном смысле)? Или он делает зрителя развлеченнее? При помощи Моцарта или Чайковского. Быть развлеченным Толстым и Достоевским – странная постановка вопроса, правда? Ну услышат полные залы Моцарта – а Моцарт нуждается в поклонниках «любой ценой»?

– Что имеется в виду под «любой ценой»?

– Танцы за пультом, гипнотические пассы, манерное вскидывание головы, внезапно вскакивающие со своих мест оркестранты – все это дешевые эффекты. Они не нужны оркестру. Оркестр – это инструмент, на котором играет дирижер, и этот инструмент подчиняется ясным жестам, передающим дирижерское намерение. А эффекты всегда адресованы публике и обычно подменяют отсутствие глубины.

– А как же приглашение Курентзиса на Зальцбургский фестиваль, после которого для него открылись самые престижные концертные залы мира?

– Мне кажется, что эта ситуация имеет отношение не к музыке, а к социуму. Наше время – эпоха облегченных ценностей. То, что требует от публики душевных или интеллектуальных усилий, не в тренде. А любой антрепренер будет торговать тем, что хорошо продается.

– Кстати о продажах. По петербургским меркам цены билетов на концерты Курентзиса зашкаливают?

– Я думаю, что эти концерты и предназначены для богатой публики.

– После прихода Курентзиса и его оркестра в Дом радио появились слухи, что кроме него там будет много разной коммерции. Что нужно для коллектива Курентзиса – сколько помещений в Доме радио?

– Не могу комментировать слухи про коммерцию, ничего об этом не знаю. Что касается помещения, то концертного зала в Доме радио нет и, вероятно, не будет: современный, отвечающий всем требованиям симфонических концертов (и потребностей публики) зал в это здание, скорее всего, не встроить. Так что остается база для хранения инструментов и нот, большое репетиционное помещение – в современном оркестре больше ста человек, – а также классы для занятий отдельных групп и солистов. Думаю, это один этаж Дома радио.

Источники:

http://www.syl.ru/article/291202/dirijer-teodor-kurentzis-biografiya-lichnaya-jizn-tvorchestvo
http://pravoslavie.ru/36763.html
http://gorod-812.ru/tak-li-horosh-teodor-kurentzis-kak-o-nem-govoryat/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector