Гоголь в канонах украинской и русской культур (замечания о проблеме). Гоголь о Великой и Малой России

Гоголь в канонах украинской и русской культур (замечания о проблеме). Гоголь о Великой и Малой России

Н.В. Гоголь как историк Украины

Доклад на международной конференции «Гоголь як пророк слова»
(26 марта 2009 года, Киевский национальный университет
им. Т.Г. Шевченко)

Чтобы правильно ответить на этот вопрос, требуется, прежде всего, обратиться к трудам самого писателя. Гоголь не слишком известен как историк, хотя этому поприщу он посвятил изрядную часть своей юности. Его исследования, дошедшие до нас, отличаются особой глубиной проникновения в предмет, оригинальностью и ярко выраженным интересом к действиям Промысла Божиего в истории.

Еще двадцатилетним Гоголь замыслил грандиозный труд, посвященный родной стороне. О нем он говорил друзьям так: «Историю Малороссии я пишу всю, от начала до конца. Она будет или в шести малых, или в четырех больших томах». В нескольких периодических изданиях в 1834 году Гоголь дал «Объявление об издании “Истории Малороссии”», где просил присылать различные материалы: записки, летописи, песни и т.д. В своем труде, работа над которым продолжалась уже пять лет, Гоголь, по его словам, хотел «представить обстоятельно, каким образом отделилась эта часть России; как образовался в ней этот воинственный народ, козаки, означенный совершенною оригинальностью характера и подвигов; как он три века с оружием в руках добывал права свои и упорно отстоял свою религию… как мало-помалу вся страна получила новые, взамен прежних, права и наконец совершенно слилась с Россиею».

Не менее глубоко Гоголь изучал историю средних веков, причем судьбу Украины писатель неизменно осмысляет в контексте мировой истории. Частично мы можем познать замысел автора по его опубликованной работе «О средних веках».

Порабощение Европы арабо-мусульманской культурой на излете средневековья открывало Гоголю миссию России как последнего оплота истинной веры – Православия. Именно поэтому писатель считал важнейшим событием истории Украины ее воссоединение с Россией, ведь украинский народ «уже в начале имел одну главную цель – воевать с неверными и сохранять чистоту религии своей». Защита и укрепление православной цивилизации – вот главная задача славянских народов, которую они могут осуществлять, по мысли Гоголя, только в нерушимом единстве.

Скептики могут проворчать, что Гоголь, может, и неплохой писатель, но историограф доморощенный, несерьезный, а его труды не представляют научной ценности. Посмотрим, однако же, на факты.

В 1831–1835 годах Гоголь – преподаватель истории в Патриотическом институте благородных девиц, одном из лучших вузов своего времени, который, к тому же, находился под покровительством императрицы. В 1834 году его историческими исследованиями заинтересовался сам министр народного просвещения граф С.С. Уваров; он ознакомился с гоголевским «Планом преподавания всеобщей истории» и заказал несколько статей на историческую тему, которые, очевидно, должны были стать проверкой для писателя. Результатом этих тестов и трудов стало то, что вместо кафедры всеобщей истории в Киевском университете святого Владимира (куда Гоголь стремился вслед за своим другом М.А. Максимовичем и где его уже готовы были принять) он получил место профессора кафедры средних веков в Санкт-Петербургском – столичном! – университете.

Первая лекция, по отзывам слушателей, была блестящей. Студент Иваницкий с восторгом вспоминает: «Не знаю, прошло ли и пять минут, как Гоголь овладел совершенно вниманием слушателей. Невозможно было спокойно следить за его мыслью, которая летела и преломлялась, как молния, освещая беспрестанно картину за картиной в этом мраке средневековой истории». Высоко отзывались о гоголевском курсе и Пушкин с Жуковским, которые присутствовали на одной из лекций.

И пусть в дальнейшем курс не вызывал столь бурного восторга, да и Гоголь к нему потихоньку охладевал, но ведь это так понятно! Гоголь был всецело занят подготовкой и изданием своих сочинений: он уже сделал выбор в пользу художественного творчества. Не зря его исторические сочинения попрекали за «слишком горячий», жгучий слог. Но «что за история, если она скучна!» – восклицает Гоголь. И берется за «Тараса Бульбу».

Гоголь полагал, что для понимания истории порой важнее не документы и летописи, а народное творчество. О малороссийских песнях он говорит так: «Историк не должен искать в них показания дня и числа битвы или точного объяснения места, верной реляции; в этом отношении немногие песни помогут ему. Но когда он захочет узнать верный быт, стихии характера, все изгибы и оттенки чувств, волнений, страданий, веселий изображаемого народа, когда захочет выпытать дух минувшего века, общий характер всего целого и порознь каждого частного, тогда он будет удовлетворен вполне: история народа разоблачится перед ним в ясном величии».

Да и сам Гоголь точнее и полнее отразил историю Украины в своих художественных произведениях, в первую очередь в повести «Тарас Бульба». В этом эпическом полотне и была явлена давняя мысль Гоголя о том, как украинский народ «три века с оружием в руках добывал права свои и упорно отстоял свою религию».

Два Тарасовых сына, Остап и Андрий, как бы прообразуют собой саму Украину, раздираемую на части. Один, верный отеческим заветам, бьется за них даже до смерти; другой, увлеченный коварными ляхами, становится предателем своего народа. Но Гоголь оптимистично смотрит в будущее: «Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая пересилила бы русскую силу!». Тарасово дело должно победить. Так считает Гоголь.

Гоголь писал свои произведения на русском языке и считал необходимым хранить верность «языку Пушкина». Своему земляку известному слависту Бодянскому он говорил: «Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски… надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен». Однако украинская разговорная стихия органично вошла в ткань гоголевских произведений как местный колорит и как сочный полновесный голос в общей полифонии.

В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголь отмечал: «Сам необыкновенный язык наш есть еще тайна. В нем все тоны и оттенки, все переходы звуков от самых твердых до самых нежных и мягких; он беспределен и может, живой, как жизнь, обогащаться ежеминутно, почерпая, с одной стороны, высокие слова из языка церковно-библейского, а с другой стороны – выбирая на выбор меткие названия из бесчисленных своих наречий…». Самому Гоголю это мастерски удавалось. Малороссийское наречие он изящно вплетал в общую ткань своего живого, яркого, сочного русского языка. Из него так и брызжет полнокровная радость бытия, жизнеутверждающая легкость, всепобеждающий оптимизм.

Читать еще:  Тимур Каргинов: не хочу быть интеллигентным, хочу быть интеллектуальным. Тимур Каргинов: биография и личная жизнь Тимур каргинов stand up все выступления

Гоголь воспевал Украину на русском языке. Так кем он себя считал? Украинцем? Русским?

В своем письме 1844 года к А.О. Смирновой Гоголь так ответил на это вопрос: «На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, – явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характера, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве».

Не будем делить Гоголя, не будем разрывать его на части. Если Пушкин – это «наше всё», то Гоголь – это всё наше. Родное, украинское, русское, православное.

В одной из молитв, написанных Гоголем, он говорит: «Господи, спаси и помилуй бедных людей Твоих. Не дай лукавому возвеселиться и овладеть нами. Не дай врагу поглумиться над нами и мрачному производить беспорядки и неустройства, возмутить стройность, знаменующую присутствие Твое с нами. Господи, яви святое чудо Твое, устрой, устрой!».

Дай Бог, чтобы эта молитва Гоголя была услышана.

Чей писатель Гоголь – русский или украинский?

На вопросы читателей “Ленты.ру” о Н.В.Гоголе отвечает критик и литературовед Игорь Петрович Золотусский, автор нескольких известных книг о Гоголе, председатель Гоголевского фонда. (Фрагменты)

“Сергей [26.01 20:51]
Уважаемый Игорь Петрович!
Николай Васильевич Гоголь по своей ментальности русский или украинский писатель?”

Гоголь родился на Украине, Гоголь любил Украину, но Гоголь был великим русским писателем. Он сам говорил об этом не раз: “Мы должны мыслить и писать по-русски”. Это его собственные слова. И дело даже не в том, что он это сказал. А в том, что принадлежность писателя к какой-то стране определятся не местом, где он родился, а языком, на котором он пишет, на котором мыслит. Нет, Гоголь отнюдь не украинский писатель, хотя он использовал в своих первых повестях сцены из украинской жизни, украинские темы. Он великий русский писатель.

“Борис [26.01 16:43]
Здравствуйте, Игорь Павлович!
Коснулись ли множественные разноглаия России и Украины в разлмчных сферах современного осмысления (переосмысления) творчества Гоголя россиийкими и украинскими гоголеведами?”

… украинская власть… в поисках оправдания величия Украины ищет в ее прошлом какие-то примеры, способные оправдать это величие. У них нет великого украинского писателя — они решили сделать его из Гоголя. Перевели на украинский язык многие его сочинения, в том числе “Тараса Бульбу”, и везде, где Гоголь пишет о славе русской земли, русского народа, русского товарищества, они всюду изменили слово “русский” на “украинский”. Что, конечно, есть искажение исторической правды и насилие над наследием Гоголя. Вот так политические мотивы приводят к дурным поступкам, которые осложняют отношения двух культур, всегда бывших родными сестрами. Я думаю, не только культур, но и даже народов. Хотя сами народы этого не хотят. Этого хотят политики в Киеве.

“Алексей [27.01 15:42]
Здравствуйте, уважаемый Игорь Петрович! Не могли бы вы прокоментировать ваше отношение к современной интерпритации произведений Николая Васильевича Гоголя на Украине. Заранее благодарен”.

Если подниматься на высоту пафоса, то это, конечно, вызывает негодование. Но в целом, я бы скорее отнесся к этому с юмором, потому что эти попытки выглядят смешно.
Конечно, обычно, в таких случаях — когда искажается творение писателя — всегда находятся родственники, которые вступаются за его имя. Хотя авторское право действовало тогда, когда жил Гоголь, в течение 50-ти лет. Это не меняет дело. Речь идет о чести, об уважении к памяти гения русской литературы. Наше государство могло бы отреагировать на эти искажения творений Гоголя. Но оно молчит.

“Lathean [26.01 13:36]
Какую роль на ваш взгляд играет творчество Гоголя в культурном воспитании современных школьников?”

Наше поколение выросло на Гоголе, то есть на великой русской литературе. Среди людей моего возраста, моего поколения, моей эпохи были разные люди, но я вам должен сказать, что большинство из них получились очень неплохими гражданами, именно благодаря русской литературе, которая сейчас, по существу, уничтожена в школьных программах. На чем воспитывается человек? — На прекрасном слове, на красоте, на благородстве – все это несет русская литература и с ней вместе — Гоголь.

“Никита [26.01 21:36]
Игорь Петрович, не пора ли хотя бы вскользь начать упоминать в школьных учебниках о том, что Гоголь страдал неизлечимым психическим заболеванием (маниакально-депрессивный психоз), наложившим отпечаток на все его творчество. Без этого невозможно понять, почему гениальный писатель в последнее десятилетие ушел в себя и дважды сжигал текст второго тома “Мертвых душ”, а также многие другие аспекты его биографии. Когда школьники и абитуриенты пишут сочинения о Гоголе, они должны знать, что действительно происходило в душе несчастного гения, не так ли?”

Отвечая на ваш второй вопрос, я сразу могу сказать, что должны.

Что касается психического заболевания, то, поверьте мне, человеку, который занимается Гоголем уже 40 лет, что это абсолютный миф, это мыльный пузырь, который, когда на него посмотришь, тут же лопается. Никакого психического заболевания у Гоголя не было, хотя на Гоголе паразитирует целая психиатрическая литература. Это паразитарная литература, потому что нельзя объяснять какие-то расходящиеся с общепринятым кодексом поступки Гоголя и его мнения, исходя из того, что это все продиктовала какая-то психическая болезнь.

Гоголь был гениальный человек, человек чувствительный. Он чувствовал и понимал то, что мы в тех же обстоятельствах понять и почувствовать не можем.

Читать еще:  Когда начало растущей луны. Расписании новолуния и растущей луны в июне этого года, представили астрологи

Нам часто кажутся странными определения, которые выходят из-под пера гения, или его поведение. Я могу с полной уверенностью, отвечая за свои слова, заявить, что Гоголь был психически здоров. Да, у него были тяжелые состояния, когда он, как и все люди, заболевал. Конечно, он боялся смерти, и этот страх смерти продиктовал ему завещание, которое напечатано в его книге. У Гоголя были, конечно, моменты, когда он впадал в уныние. Но его, как правило, от таких вот “болезней” спасала дорога. Ведь если у человека какие-то органические поражения психики, то он не может спастись дорогой, сесть в дилижанс, поехать – и стать здоровым, не так ли? А вот с Гоголем это происходило. Данные факты доказывают еще раз, что он был здоровым человеком. А эти душевные отклонения: отклонения настроения, отклонения какого-то чувства, вдруг нахлынувшего на него, какие с каждым из нас бывают – это не болезнь, это переживания живого гениального человека, который, повторяю, чувствует и видит сильнее нас и дальше нас.

(Полностью материал ЗДЕСЬ)

ОтСэрятина: на рисунке – Николай Васильевич Гоголь, но без привычных усов. Этим мне портрет и показался интересным.

Н. В. Гоголь – националист?

26 февраля 2012 г.

Недавно в интернете я наткнулся на любопытные рассуждения о Гоголе (http://general-ivanov.livejornal.com/317714.html). Это были рассуждения иерея Александра Шумского, приведенные года два-три назад неким блогером general_ivanov. Страничка была озаглавлена так: «Православный взгляд на Н.В. Гоголя и его творчество». Главная мысль рассуждений: Гоголь не любит России! Гоголь – не русский писатель!
Я привожу несколько отрывков из статьи А. Шумского:

“Я считаю его гениальным писателем. Сейчас я пишу статью о нем, она будет называться “Великий нерусский писатель”. Гоголь очень плохо понимал и плохо чувствовал Россию. Он не любил Петербург, потому что ему было в этом городе физически плохо. Он не любил север, где ему было холодно, неуютно, у него там болели уши. Зато он очень любил Италию, огромную часть своего времени он провел именно там. Я не могу верить в любовь к России того человека, который не хочет жить в ней”.
«В своей публицистике он пишет о том, что надо полюбить Россию, надо проехаться по ней. Но русский человек так не скажет! Ему даже в голову не придет такое говорить, потому что Россия в нем! Гоголь же не любил России, он все время принуждал себя полюбить ее».
И немного дальше А. Шумской пишет о повести «Тарас Бульба»:
«. это чудовищное произведение. Тарас Бульба – это совершенно не русский тип. В этом произведении речь, вроде бы, идет о России, о русских. Но давайте вспомним о зверствах казаков, описанных в этом произведении. Казаки отрезали груди у женщин, кожу снимали с ног. Когда Тарас мстил за сына, он сжигал костелы и бросал в огонь невинных женщин. Восхваляют Тараса Бульбу, но это не тип православного воина. ».
Прочитать такое было довольно неожиданно, хотя не могу сказать, что я был . потрясен всем этим. Похожие мысли, не столь, правда, категоричные, возникали и у меня, когда в произведениях Николая Васильевича я отмечал места, в которых проглядывала некоторая его неприязненность по отношению к России.
Мое отношение к Н.В. Гоголю двойственное. Он, безусловно, очень талантлив, и я неоднократно перечитывал и продолжаю перечитывать его прозу. Но как человек он был мне скорее неприятен. Представление это составилось у меня, прежде всего, по запискам С.Т. Аксакова. Кроме того, его личная переписка немало говорит о его характере. В его письмах к московским и питерским друзьям я заметил некоторую неискренность и желание использовать их к себе расположение, когда он пишет о своей к ним признательности.
В чем я увидел ту самую – упомянутую мною неприязненность к России? В его произведениях, в основном, в произведениях ранних, сплошь и рядом натыкаешься на такое, к примеру:
«. в одной русской корчме залез мне в левое ухо таракан. Проклятые кацапы, как я после узнал, едят даже щи с тараканами» (рассказ «Иван Федорович Шпонька и его тетушка»). Или: «. дурень мой отправился на всю ночь с кумом под возы, чтобы москали на случай не подцепили чего» («Сорочинская ярмарка»).
Конечно, это неправильно приписывать автору слова и позицию его персонажей, но и в письмах, и в ранней публицистике Гоголя, сравнивает ли он национальный характер, природу, песни родной Малороссии и России, – во всех сравнениях ощущается предвзятость автора в оценках. Вот как, например, он пишет двух городах – о Петербурге и Киеве, – в одной своей небольшой статье 1833 года:
«. Среди ли этой кучи набросанных один на другой домов, гремящих улиц, кипящей меркантильности, – этой безобразной кучи мод, парадов, чиновников, диких северных ночей, блеска низкой бесцветности? В моем ли прекрасном, древнем, обетованном Киеве, увенчанном многоплодными садами, опоясанном моим южным, прекрасным, чудным небом, упоительными ночами, где гора обсыпана кустарниками, с своими как бы гармоническими обрывами, и подмывающий ее мой чистый и быстрый, мой Днепр».
Гоголь даже пытается «научно» обосновать и оправдать такое свое отношение к России, и привлекает для этого тезис о влиянии природы, среды обитания на национальный характер, на искусство. В своей статье «Взгляд на составление Малороссии» он пишет: «. от вида земли зависит образ жизни и даже характер народа». А природа Малороссии, которая «. протянула во всю длину Днепр с ненасытными порогами, с величественными гористыми берегами и неизмеримыми лугами – и все это согрела умеренным дыханием юга», гораздо, в этом смысле, плодотворнее «той части России, где местоположение, однообразно гладкое и ровное, везде почти болотистое, истыканное печальными елями и соснами, показывало не жизнь живую, исполненную движения, но какое-то прозябание, поражающее душу мыслящего».
Такое отношение к России и русским я могу понять. Россия неприветливо встретила 19-летнего Гоголя, впервые приехавшего из теплой украинской провинции в студеный Петербург. Бытовая неустроенность, рухнувшие надежды, связанные с его поэмой «Ганс Кюхельгартен», которую он привез с собой, и которую высмеяли рецензенты. Его неприязненность к Петербургу с его холодной зимой, дороговизной и чиновничьим бездушием не могла не окрасить его отношения к России.
Однако отношение Н.В. Гоголя к России сложнее, чем просто неприязненное. И, видимо, далеко не так однозначно унылы и безрадостны для него российские природа и формируемый ею характер народа. Или как иначе понять эти строки:
«Открыто-пустынно и ровно все в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города; ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая тайная сила влечет к тебе? Почему слышится и раздается немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря и до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают и стремятся в душу и вьются около моего сердца? Русь! Чего ж ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами?»
Нет, российская природа, или «география», как выражался сам Гоголь, имеет для него непонятную ему самому притягательную силу. Мне кажется, что «география» России поражает впечатлительную натуру писателя именно своими необъятными просторами.
Я представляю себе, как могут поразить воображение путешественника бескрайние российские пространства. Эти впечатления совершенно иной природы, нежели впечатления от просторов, скажем, пустыни Сахара или Антарктиды. В последнем случае это просто незаселенные территории планеты Земля. И совсем иное впечатление от российских просторов. Это впечатление организовано неосознаваемым представлением о прошлом народа, мужественные и предприимчивые представители которого осваивали эти громадные слабозаселенные пространства в то еще время, когда иные народы дремали, или не обрели еще государственности….
«. и онемела мысль перед твоим пространством. Что пророчит сей необъятный простор. И грозно объемлет меня могучее пространство, страшною силою отразясь во глубине моей; неестественной властью осветились мои очи: у! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь. »
Отношение Н.В.Гоголя к России со временем менялось. Он познакомился с А.С. Пушкиным, дружба и покровительство которого его очень поддержали. С помощью своих российских друзей Гоголю удалось несколько наладить свои дела, – он пристроил своих невзрачных и необразованных сестер, забота о которых очень тяготила и утомляла его, на, так называемое, казенное содержание в Питере; он опубликовал свои «Вечера на хуторе. », благосклонно принятые рецензентами, и стал уже зарабатывать на своих произведениях. Эти перемены несколько изменили его настроение, его отношение к России.
В более поздних произведениях, и в частности, в грандиозном произведении «Мертвые души», я уже не замечаю той отстраненной неприязненности, которая присутствовала в ранних произведениях. В поэме Николай Васильевич пишет пороки российского обывателя, но не как посторонний наблюдатель, а с болью за страну, пишет так, как писал бы русский патриот. На меня очень сильное впечатление производит окончание одного из уцелевших отрывков из сожженного второго тома «Мертвых душ», где генерал-губернатор, обращаясь в своей речи к чиновному сословию города, призывает их спасти Россию от «коррупции»,- столько искренней озабоченности судьбой России, столько правды, не утратившей и сегодня своей актуальности, звучит там:
«. что гибнет уже земля наша не от нашествия двадцати иноплеменных языков, а от нас самих; что уже мимо законного управления образовалось другое правление, гораздо сильнейшее всякого законного. Установились свои условия, все оценено, и цены даже приведены во всеобщую известность. И никакой правитель, хотя бы он был мудрее всех законодателей и правителей, не в силах поправить зла, как ни ограничивай он в действиях дурных чиновников приставлением к ним в надзиратели других чиновников. Все будет безуспешно, покуда не почувствует из нас всяк, что он так же, как в эпоху восстанья народов, вооружался против врагов, так должен восстать против неправды. Как русский, как связанный с вами единокровным родством, одной и той же кровью, я теперь обращаюсь к вам. Я обращаюсь к тем из вас, кто имеет понятье какое-нибудь о том, что такое благородство мыслей. Я приглашаю вспомнить долг, который на всяком месте предстоит человеку. Я приглашаю рассмотреть свой долг и обязанность ближе земной своей должности, потому что это уже нам всем темно представляется, и мы едва. » (на этом рукопись обрывается)

Читать еще:  Римский колледж по другому называется рафаэль санти. Рафаэль Санцио – великий художник эпохи Возрождения

Н.В. Гоголь, несомненно, украинец. Украинец по национальности. И, безусловно, ощущает и считает себя украинцем. В письмах к М.А. Максимовичу, обращаясь к нему не иначе, как «любезнейший земляк», он писал в 1833 году: « . туда, туда! В Киев! В древний, в прекрасный Киев! Он наш, он не их, неправда?».
Гоголь с гордостью пишет о возникновении и несомненной принадлежности казачества к народу Малороссии:
«. в ней мог образоваться только народ воинственный, сильный своим соединением, народ отчаянный, которого вся жизнь была бы повита и взлелеяна войною». И далее: «Эта толпа, разросшись и увеличившись, составила целый народ, набросивший свой характер и, можно сказать, колорит на всю Украину, сделавши чудо – превративший мирные славянские поколения в воинственные, известный под именем казаков народ. »
Но писатель он, думаю, и украинский, и русский в равной мере.
Что касается повести «Тараса Бульба» . Я затрудняюсь определить, что за национальный характер представлен в образах запорожских казаков. Это, действительно, не русский типаж, – тут А. Шумской прав. Но, пожалуй, это и не украинский национальный тип. Возможно, что и существовала в то время особая этническая группа – запорожское казачество, сложившееся, как утверждает Гоголь, в конце XIII – в начале XIV веков, и зверства, которые творил Тарас Бульба со своим полком на польской земле, были для них характерны . Но скорее всего, это – обычный литературный прием, когда автор, следуя предполагаемому желанию будущего читателя, старается сильнее выразить справедливое возмездие, настигшее обидчика.

Источники:

http://pravoslavie.ru/29830.html
http://sir-michael.ru/2009/04/02/chejj-pisatel-gogol-russkijj-ili-ukrainskijj/
http://www.proza.ru/2012/02/26/1396

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии