1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Е шварц обыкновенное чудо главные герои. Сказочная условность в пьесе Евгения Шварца «Обыкновенное чудо

Обыкновенное чудо

Евгений Львович Шварц — российский советский писатель, драматург, автор более 20 пьес для драматического и кукольного театра, а также сценариев к десяти кинофильмам.
В 20-е годы 20-го века выходят его первые детские книжки. С 1925 года Шварц — секретарь журнала «Ленинград», чуть позже — детского отдела Госиздата. С 1927 года начинает заниматься драматургией, ставятся его пьесы «Ундервуд», «Красная шапочка», «Снежная королева» и другие.

Самые знаменитые его пьесы «Голый король», «Тень» и «Дракон» написаны в период с 1934 по 1943 год. Умер Евгений Львович 15 января 1958 года.

Мне довелось читать в детстве сказки Евгения Шварца, ещё до того, как вышли его знаменитые фильмы «Обыкновенное чудо», «Убить дракона» и другие. Волшебство этого удивительного сказочника творило с моей душой чудеса превращения, давало надежду на чудо в самые горькие минуты.

Сказки Е. Шварца казались мне очень глубокими, для взрослых. Думаю, что таковыми они и являются, ведь и сегодня, обращаясь к его творчеству, я нахожу высоту мысли, духовности, щемящую нотку ностальгии по человечности, которая присуща подлинным Мастерам. Такими горькими романтиками были Г.Х.Андерсен и Александр Грин.

Тематика произведения – сказка-притча. Мир, созданный автором, не является привычной для нас сказочной средой. Он более философичен и психологичен. Он приближен к нам ироничностью автора. В пьесе «Обыкновенное чудо» герои не только живут, в созданной автором реальности, они постоянно обращают свои мысли к читателю-зрителю. Не столько себе, скорее зрителю обращены их мысли, переживания, их рассуждения о жизни. Это беседа автора со зрителем, наполненная горечью и любовью к людям.

Человек перед занавесом, а по сути, сам автор, говорит:
«…В сказке очень удобно укладываются рядом обыкновенное и чудесное и легко понимаются, если смотреть на сказку как на сказку. Как в детстве. Не искать в ней скрытого смысла. Сказка рассказывается не для того, чтобы скрыть, а для того, чтобы открыть, сказать во всю силу, во весь голос то, что думаешь…»

Любовь, способность к самоотречению в любви, преображение человека любовью – главная идея произведения.

Вот как Хозяин волшебник говорит в пьесе о своей жене в своём антре:
« Она идет! Она! Она! Ее шаги… Пятнадцать лет я женат, а влюблен до сих пор в жену свою, как мальчик, честное слово так! Идет! Она! (хихикает застенчиво ) Вот пустяки какие, сердце бьется так, что даже больно… Здравствуй, жена! (входит хозяйка, еще молодая, очень привлекательная женщина) Здравствуй, жена, здравствуй! Давно ли мы расстались, часик всего назад, а рад я тебе, будто мы год не виделись, вот как я тебя люблю…»

Вся пьеса пропитана любовью. Из любви к жене Хозяин замутил всю эту историю, из любви медведь остался человеком.

Е.Шварц изначально ставит героев: Медведя и Принцессу в конфликтную, не разрешимую в обычной жизни ситуацию. Если юноша — Медведь поцелует принцессу, он вновь превратится в зверя. Герой, полюбив прекрасную девушку, всеми силами старается избежать этого, чтобы не принести горя любимому человеку. Но сама невозможность любви становится предметом страдания для них обоих.

Чисто психологический сюжет, быстро превращается в приключенческий, когда Принцесса, переодевшись в юношу, пускается в погоню за сбежавшим юношей- Медведем.

Волшебник и автор, засыпают всех героев снегом в затерянной в горах гостинице, где происходит встреча героев, и как мне кажется, подлинная кульминация произведения.

Новым сюжетным ходом, встречей давно расставшихся влюблённых Трактирщика и Придворной дамы, автор усиливает присутствие в произведении Любви. Что случилось с Придворной дамой, утратившей веру в любовь? Она «превратилась в жандарма». Но, спасая Любовь в душах юных героев, Трактирщик открывает душу перед героями пьесы и зрителями и рассказывает о собственной трагедии.

Трагикомичности придает появление в сюжете Охотника на медведей, борющего за свою славу.
Каждый персонаж в пьесе перерождается, изменяется при встрече с Любовью, которая сама по себе является действующей, двигающей сюжет силой.

Финал произведения, нарочито отложен автором. Автор предлагает зрителю вначале ложный финал: Медведь и Принцесса расстались. Принцесса вянет и заболевает. Герои живут обыденной жизнью…

Грусть ложного финала усиливается Хозяином- волшебником, писателем, автором, творцом. С каким разочарованием он говорит:
«Я больше не буду тебе помогать. Ты мне не интересен». Да. Нет больше греха, чем страх, трусость. так понял колебания Хозяин. Что? Слабо? Не поцеловал, значит не любишь. Медведь за 7 лет стал слишком человеком. Человек может отказаться от любви, беспокоясь о любимой.

Читать еще:  Самые маленькие рассказы драгунского читать. Читать книгу «Денискины рассказы (сборник)» онлайн полностью — Виктор Драгунский — MyBook

Вот какое чудное открытие: и люди родятся от любви. »

Тем более эффектно, после обыденного варианта ложного финала, как взрыв, срабатывает развязка — появление героя и его решимость: поцеловать принцессу, и, превратившись в зверя, умереть от пули Охотника, упорно ждущего «своего» сотого медведя.

Но в финале происходит «обыкновенное чудо» — герой, преображённый Любовью, окончательно становится Человеком и ему не грозит превращение в зверя!

До самого конца пьесы со зрителем беседует главный «волшебник» — автор. Мудрость и боль звучат в его словах в финале пьесы. И на всю жизнь остается это щемящее ощущение – гений прощается с нами, смертными, каждой минутой своего «волшебства» — творчества!

«Мне захотелось поговорить с тобой о любви. Но я волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала. Вот как я тебя люблю. Одни, правда, работали лучше, другие хуже, но я уже успел привыкнуть к ним. Не зачеркивать же! Не слова – люди…

Спи, родная моя, и пусть себе. Я, на свою беду, бессмертен. Мне предстоит пережить тебя и затосковать навеки. А пока – ты со мной, и я с тобой. С ума можно сойти от счастья. Ты со мной. Я с тобой. Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец. Слава безумцам, которые живут так, как будто они бессмертны,– смерть иной раз отступает от них…»

МОТИВ ОБОРОТНИЧЕСТВА В ПЬЕСЕ-СКАЗКЕ Е.Л. ШВАРЦА «ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО»

Оборотничество является архетипичным мотивом, который очень ярко отразился литературе, в частности, в пьесах-сказках Е.Л. Шварца. Понятие «архетип» активно используется в разных отраслях науки – психологии, философии, мифологии, лингвистике. В числе прочих наук этот термин широко употребляется в современном литературоведении, поскольку поиск первоэлементов, схем, формул, мотивов, лежащих в основе мировой культуры, мифологии и мифопоэтических текстов, задает новый ракурс изучения художественного произведения, позволяя не только выявить его взаимосвязи с мировой культурой, но и определить доминантные черты авторского сознания.

В пьесе-сказке Е.Л. Шварца «Обыкновенное чудо» интересен образ ключевого героя, который из юноши- красавца превращается в оборотня — медведя. В нём заключён союз человека с неземными силами, рождающий в сознании читателя определённые ожидания, эмоциональное восприятие его как части неизведанного и непознанного мира. В силу этого, образ можно рассмотреть как фольклорный архетип, наделённый огромной психической энергией, встреча с которым влечет за собой трансформацию индивидуального кода рецепции.

Цель данной статьи – проследить архетипические мотивы оборотничества в пьесах-сказках Е.Л. Шварца.

В произведении Шварца «Обыкновенное чудо» явно возникает тотемический культ: «Мотив оборотничества, очевидно, базируется на практике охотничьей маскировки, а также на некоторых тотемических и анимистических воззрениях: о воплощении души человека в животном (растении, предмете), о человеческой или животной ипостаси аграрных божеств, духов злаков, плодородия» [1, с.230]. Оборотничество подразумевает перемену облика персонажа: чаще всего это временное превращение, с последующим возвратом к первоначальному (подлинному) миру. В оборотничестве отразились представления о двойной зооантропоморфной природе мифологических персонажей – тотемных первопредков и культурных героев (таковы, например, сокол Муллиан – в австралийской мифологии; пёс Маху – в мифологии папуасов Новой Гвинеи; богомол Цагн у бушменов)» [1, с. 232]. У славян медведь был самым почитаемым зверем, поэтому считался покровителем рода, так называемым священным животным. Несмотря на то, что чаще всего в теме оборотничества звериным образом является волк, Шварц обращается к образу медведя. Учитывая священность данного животного для славян, можно предположить, что образом медведя автор подчёркивает чисто национальный менталитет, отражённый в специфике характера главного героя. И в самом деле, многие его поступки необъяснимы рассудком, но при этом понятны в чисто эмоциональном плане. В то же время Шварц, встраивая тотемный образ в модель оборотничества, создает своеобразного сверхчеловека, который тесно связан с миром животных, поэтому наделен волшебными качествами. Мотив медведя-человека воплощает в себе охранительные и очистительные функции.

В пьесе Е.Л. Шварца «Обыкновенное чудо» главный герой – юноша-медведь, как и многие герои сказок («Иван Быкович) имеет волшебное происхождение – он дитя «волшебного эксперимента», поэтому оборачивается человеком, причём происходит это до начала истории, в результате активных действий Хозяина. Сам Медведь рассказывает Хозяйке следующее: «Меня семь лет назад превратил в человека ваш муж. И сделал он это прекрасно. Он у вас великолепный волшебник. У него золотые руки, хозяйка» [3, с. 340]. Автор подчеркивает довлеющее начало в герое человеческого — портрет представлен двумя-тремя штрихами и подчеркивает исключительно внешность героя: «одет изяшно». Однако это рождает конфликт внутреннего и внешнего «Я»: герой задумчив и скромен. Несмотря на то, что прошло уже много времени, Медведь всё ещё продолжает осваиваться в сложных человеческих законах и искренне говорит: «Быть настоящим человеком – очень нелегко» [3, с. 345].

Читать еще:  Роман Фад: биография экстрасенса, написанные книги, отзывы о приеме. Колдун Роман Фад — отзывы

Возникает весьма интересный момент в трактовке обортничества у Шварца: зверь превращен в человека без его ведома ни в результате преступления или проклятия. Все это обуславливает то, что по своей сути Медведь у Шварца лишен звериного, угрожающего человеческому миру начала: поведение Медведя и его облик не несут звериных черт, он не стремится поработить человека, поэтому Хозяйка, встретив героя испытывает дискомфорт, произнося его имя: «Какое неподходящее прозвище! Нет, что вы. Почему? Вы двигаетесь так ловко, говорите так мягко» [3, с. 346]. Звериный страх пробуждается в нём тогда, когда он узнаёт, что прекрасная незнакомка является принцессой, а значит, её поцелуй вернёт ему звериный облик. Здесь вновь прослеживаются тотемные охранительные функции, так как Медведь стремится оградить людей от зла, которое способен причинить как зверь. С этим связано и отсутствие в пьесе тотемного почитания священного зверя.

Как правило, оборотничество является знаком рубежа между мирами — для перехода из одного состояния в другое нужно повернуться, перевернуться, повернуть кольцо или какой-либо другой волшебный предмет (обычный мотив волшебных сказок). В пьесе «Обыкновенное чудо» данную роль выполняет Хозяин. Оборотничество героя в произведении раскрывает противопоставление истинного ложному.

Оборотничество героя пьесы «Обыкновенное чудо» генетически связано с фольклорными обрядом «перехода» — свадебным обрядом, где оборотом является смена статуса, «сопровождающая пересечение пространственных и временных рубежей: при прибытии в место обитания своей суженой (часто относящейся к хтоническому миру) герой принимает облик ребёнка, реже – старика (приближается к рубежу “смерть- рождение”), так он переживает действительное или мнимое состояние немощности (“полусмерти”) и сохраняет “обращённый” облик до полного утверждения в новом статусе – статусе мужа» [2, с. 115]. Весьма распространен в свадебном обряде оборот жениха или дружки в медведя, образ которого издавна почитался в брачной символике (брачное ложе было принято организовывать на медвежьей шкуре) как пожелание молодым благополучия и потомства. Таким образом, свадебный обряд для юноши это, с одной стороны, инициация. А образ медведя, включенный в контекст данного обрядового действия носит тотемный характер: охранить молодоженов от несчастливой, бедной жизни.

В «Обыкновенном чуде» главный герой носит внешне человеческий облик, однако внутренне остаётся медведем, который страшится любви и ответственности и ведёт себя как медведь, как зверь, убегающий без оглядки вперёд. Так, во время бегства вновь встретившись со своей возлюбленной, Медведь произносит следующий монолог: «Бежать, бежать скорее! Она сердилась и бранила меня, а я видел только ее губы и думал, думал об одном: вот сейчас я ее поцелую! Медведь проклятый? Бежать, бежать! А может быть, еще раз, всего только разик взглянуть на нее? Глаза у нее такие ясные! И она здесь, здесь, рядом, за стеной. Сделать несколько шагов и. (Смеется.) Подумать только — она в одном доме со мной! Вот счастье! Что я делаю! Я погублю ее и себя! Эй ты, зверь! Прочь отсюда! В путь!» [3, с. 371].

Сюжеты, где один из брачных партнёров предстаёт в виде зверя, часто встречаются в сказках, основанных на брачных обрядах. Причём отторжение звериного образа связано с испытаниями второго партнёра, который отправляется за своей суженой или суженым в потусторонний мир («Царевна-лягушка», «Финист ясный сокол», «Аленький цветок» и др.). Для того чтобы достичь гармонии и счастья, Медведю необходимо пройти испытание – поцелуй, после которого он может принять медвежий облик. Поцелуй в пьесе – это лишь элемент свадебной обрядности, который длжен ознаменовать изменения героя. Таким образом, через преодоление этого страха и через рискованный поступок ради любви Медведь становится счастлив со своей Принцессой и окончательно очеловечивается. Как правило, во всех сказках, поцелуй служит преображению. В контексте пьесы Шварца поцелуй, напротив, не преображает внешний облик героя, или преображает совсем ненадолго: «Охотник. Но я видел, видел, как он превратился в медведя! Хозяин. Ну, может быть, на несколько секунд, — со всяким это может случиться в подобных обстоятельствах. А потом что? Гляди: это человек, человек идет по дорожке со своей невестой и разговаривает с ней тихонько. Любовь так переплавила его, что не стать ему больше медведем» [3, с. 399].

Для Шварца важно иное преображение героя – внутреннее, преодолевая страх он взрослеет, становится настоящим мужчиной. Таким образом, поцелуй у Шварца является испытанием силы любви героя, где над звериным страхом одерживает победу человеческое чувство любви.

Как и в фольклорных сказках, связанных со свадебным обрядом, до конца избавиться от медвежьего прошлого юноше удается только, пройдя испытание – поцелуй принцессы. Однако от архетипичекого свадебного сюжета история в «Обыкновенном чуде» имеет ряд отличий:

Читать еще:  Достоевский преступление и наказание свидригайлов. Преступление и наказание характеристика образа свидригайлова аркадия ивановича

· Испытание проходит, и сам Медведь, и его возлюбленная, а не только лишь одна из сторон, как это должно было быть в фольклорном сюжете.

· Испытание носит скрытый характер, так как герою необходимо преодолеть свой страх перед тем, что он должен превратиться в медведя после поцелуя принцессы и пойти ради любви до конца. Принцессе тоже, после того, как она узнаёт о содеянном волшебстве, необходимо принять Медведя таким, какой он есть, и смириться с этим.

· Оба героя не отправляются в иной мир, поэтому обряд инициации временной смерти здесь отсутствует.

Таким образом, мотив оборотничества в мифологии базируется на практике маскировки во время охоты, а также на тотемических воззрениях и является приметой иного мира, как переходного состояния. В пьесе-сказке Е.Л. Шварца «Обыкновенное чудо» образ ключевого героя связан с превращением юноши-красавца в оборотня. В нём заключён союз человека с неземными силами. Оборотничество Медведя в пьесе «Обыкновенное чудо» генетически связано с фольклорным обрядом «перехода» — свадебного обряда. Так, чтобы достичь счастья в любви, главному герою необходимо сделать подвиг и поцеловать Принцессу, что может навсегда его превратить в Медведя. Переступая этот страх и перерождаясь, главные герои воссоединяются.

Список литературы

1. Неклюдов С.Ю., О кривом оборотне, в кн.: Проблемы славянской этнографии, Л., 1979; Вундт В., Миф и религия, СПБ (б. г.), с. 227-255.

2. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1988. 784 с.

3. Шварц Е.Л. Все произведения. Проза. Пьесы. М.: Астрель, 2012. 1024 с.

Обыкновенное чудо

Персонажи

Поиск персонажей

  • Будем искать среди персонажей фандома

Всего персонажей — 14

Фрейлина принцессы. Перестала верить в любовь из-за несчастливого опыта и после этого влюблялась во всех подряд. Вышла замуж за охотника.

Гость волшебника и отец принцессы. Вместе с фамильными драгоценностями унаследовал от родственников все подлые фамильные черты.

Заколдованный юноша: волшебник превратил его из медведя в человека. Семь лет медведь жил в человеческом облике, затем пришёл к волшебнику, чтобы тот превратил его назад, но в гостях у него встретил принцессу и полюбил её.

Человек с деловой хваткой и без моральных принципов. «Он единственный из всех нас умеет путешествовать. Он умеет достать лошадей на почтовой станции, добыть карету, накормить нас. Правда, все это он делает плохо, но мы и вовсе ничего такого не можем. Не говорите ему, что я жаловался, а то он меня оставит без сладкого».

Фрейлина принцессы. Разучилась говорить о любви правду: «это так страшно и так трудно. Я говорю о любви то, чего от меня ждут». Вышла замуж за ученика охотника.

Сосед трактирщика, живущий в пяти часах езды от него и умеющий общаться с помощью телепатии. Это самый любопытный монах на свете. Он знает все, что творится на сто верст вокруг.

Знаменитый охотник, который остановился в трактире «Эмилия» и мечтал убить сотого медведя в своей карьере.

При дворе был величественной особой: «знатоки утверждали, что трудно понять, кто держится важнее и достойнее — я или королевские кошки». По пути из королевства очень изменился.

Дочь короля, очень добрая и славная девушка. С раннего детства была совсем не похожа на королевскую дочь: «придешь в детскую — и вдруг, стыдно сказать, делаешься симпатичным».

Помощник охотника и его «мальчик для битья». Постоянно терпит недовольство охотника: «для того и держу учеников, чтобы моя брань задевала хоть кого-нибудь».

Волшебник, который женился, остепенился и занялся хозяйством, но всё же тянется к чудесам. Бородатый человек, огромного роста, широкоплечий, хозяин усадьбы в Карпатских горах. Горячо влюблён в свою жену.

«Работаю и работаю, как подобает хозяину, всякий глянет и похвалит, все у меня, как у людей. Не пою, не пляшу, не кувыркаюсь, как дикий зверь. Нельзя хозяину отличной усадьбы в горах реветь зубром, нет, нет!» — хотя при этом наколдовывает курице усы, как у солдата, от избытка сил.

Жена волшебника, еще молодая, очень привлекательная женщина. Упрекает мужа за неразумное волшебство, но относится к этому философски.

Первая кавалерственная дама, краса и гордость королевской свиты.

Маленький, быстрый, стройный, изящный в движениях человек. Хозяин горного трактира «Эмилия». В молодости был влюблён в придворную даму Эмилию, но покинул её; встретился с ней, когда она в составе королевской свиты приехала к нему в поисках сбежавшей принцессы.

«В молодости я ненавидел людей, но это так скучно! Ведь тогда ничего не хочется делать и тебя одолевают бесплодные, печальные мысли. И вот я стал служить людям и понемножку привязался к ним.»

Источники:

http://www.proza.ru/2013/11/04/1056
http://izron.ru/articles/aktualnye-problemy-gumanitarnykh-nauk-v-rossii-i-za-rubezhom-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezh/sektsiya-10-russkaya-literatura-spetsialnost-10-01-01/motiv-oborotnichestva-v-pese-skazke-e-l-shvartsa-obyknovennoe-chudo/
http://fanfics.me/fandom1332/heroes

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector