0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дважды герой советского союза амет хан султан. Что мне фоны и бароны? Я сам Хан и Султан

Дважды герой советского союза амет хан султан. Что мне фоны и бароны? Я сам Хан и Султан

Амет-Хан Султан стал одним из самых результативных и известных летчиков-истребителей Великой Отечественной войны. Немцы прозвали его Черным дьяволом, а когда видели его самолет в небе, то тут же передавали по рации своим летчикам, находящимся в данноим в квадрате: «Ахтунг! Ахтунг! Всем возвращаться на базу — в небе Амет-Хан Султан». Отличить самолет было не сложно — на нем был нарисован орел. Право иметь подобный отличительный знак на машине в Советской армии получить было нелегко, но Амет-Хану дал разрешение сам командующий 8-й воздушной армией генерал Тимофей Хрюкин.

Уникальный таран

Свою первую воздушную победу Амет-Хан одержал 31 мая 1942 года во время обороны стратегически важного объекта — железнодорожного моста через Волгу под Ярославлем. Звено советских истребителей не должно было допустить вражеские бомбардировщики к переправе.

“Харрикейн” Амет-Хана (наши летчики к этому времени летали на британских машинах) уже отстрелял все боеприпасы, но в этот момент один из вражеских “Юнкерсов” прорвался сквозь заслон и пошел к переправе. Тогда наш летчик решился на таран. И это ему удалось, да так, что истребитель застрял в фюзеляже бомбардировщика. Машины камнем полетели вниз, но Султан в последний момент смог выпрыгнуть с парашютом.

За этот подвиг летчика-истребителя наградили орденом Ленина, а благодарные жители Ярославля подарили ему именные часы.

Полк асов

Во время Сталинградской битвы нашим войскам было необходимо овладеть инициативой в небе. Специально для этого уже упомянутый командующий 8-й воздушной армией Тимофей Тимофеевич Хрюкин решил сформировать особое авиационно подразделение, которое окрестили “полком асов”. Создали его на базе 9-го гвардейского истребительного авиационного полка: набирали лучших из лучших. Попал в соединение и Амет-Хан Султан, который к этому времени уже зарекомендовал себя летчик высшего класса.

Однако один из боев под Сталинградом чуть не стоил ему жизни. Полк получил срочную задачу вылетать на прикрытие одной из переправ, которая подверглась атаке немцев. Амет-Хан пошел на очень рискованный шаг: вместе со своим ведомым он бросился вперед, чтобы отвлечь на себя истребители прикрытия, пока остальная эскадрилья расправляется с бомбардировщиками. В бою Султан смог сбить два “Мессера”, но и его самолет получил повреждения и загорелся. Выход был один — прыгать. Спускаясь на парашюте, ас увидел, как к нему направляются немецкие истребители. У пилотов люфтваффе было грязное развлечение: расстреливать из пулеметов катапультировавшихся летчиков. Внезапно строй «Мессершмиттов» дрогнул и рассыпался — ведомый не бросил своего командира, отогнал фашистов и “проводил” его до самого приземления. Хорошо, что внизу были позиции наших войск, которые и помогли ему добраться до своей части.

Подарок штурмовикам

Сослуживцы и близкие товарищи Амет-Хана всегда отмечали его скромность, даже застенчивость. Тем не менее за штурвалом самолета он преображался, совершая порой поступки, которые иначе как лихачеством не назовешь. Свидетелем одного такого поступка стал ещё один прославленный советский авиатор, дважды Герой Советского Союза, летчик-штурмовик Муса Гареев. Вот как он описывает их встречу в своей книге “Штурмовики идут на цель”:

“В тот день мы находились на аэродроме в ожидании вылетов. Каждый, как обычно, занимался своим делом. Вдруг над аэродромом появился вражеский самолет. Зенитчики уже готовы были открыть огонь, но самолет резко пошел вниз и вскоре приземлился. Все кинулись к месту посадки. Глядим, а из кабины вылезает Амет-Хан. Улыбаясь, говорит:
— Получите подарок от наших истребителей.
— Чей самолет? Откуда?
— Ясно откуда. Посадили мы его на своей площадке. Да надоел он нам. Вот к вам перегнал, может, пригодится.
— Так мы же могли тебя сбить!
— Не успели бы.”

Это “не успели бы” показывает, что на самом деле добродушный и веселый парень обладал невероятным мастерством, воинской выучкой и профессионализмом.

Конец войны, начало мира

Амет-Хан Султан прошел всю войну. Свой последний боевой вылет он совершил 29 апреля 1945 года над Берлином. В том бою он сбил истребитель «Фокке-Вульф 190». Всего за всю войну он провел 603 боевых вылета, участвовал в 150 боестолкновениях в воздухе, лично сбил 30 истребителей противника.

После войны Амет-Хан Султан, как и все летчики-асы, был направлен на учебу. Но уже вскоре он понял, что быть слушателем военно-воздушной академии в Монино — не для него. Он бросает учебу и увольняется в запас. Как и многих фронтовиков, гражданская жизнь застала его врасплох, и столкнувшись с её трудностями, он впал в депрессию. Его не привлекала гражданская авиация, а военные учреждения его не брали, даже несмотря на многочисленные награды. Причина проста — по матери Амет-Хан был крымским татарином, а его брат во время оккупации полуострова служил полицаем, сотрудничая с немцами.

Ситуацию спасла случайность. Однажды на улице его встретил Владимир Лавриненков — фронтовой товарищ и тот самый ведомый, который отогнал от него фашистские «Мессеры» под Сталинградом. Владимир продолжал поддерживать связь с генералом Хрюкиным — отцом “полка асов”, который, в свою очередь, очень ценил Амет-Хана. По протекции генерала Султану как бывшему фронтовику удалось стать летчиком-испытателем в Лётно-исследовательском институте в Жуковском. Он приложил руку к разработке практически всех воздушных судов, а многие технические решения, которые он проверял, используются и по сей день.

Гибель

Дважды Герой Советского Союза, трехкратный кавалер ордена Ленина, четырехкратный кавалер ордена Красного Знамени, кавалер Ордена Отечественной войны I степени, лауреат Сталинской премии и Заслуженный летчик-испытатель погиб 1 февраля 1971 года.

Самолет-лаборатория по испытанию нового типа двигателя, за штурвалом которого находился Амет-Хан Султан, разбился во время испытательного полета. Погибли все, кто был в самолете.

Читать еще:  Слоны. Страхи и фетиш гения — символика Дали Сальвадор Дали, «Слоны»: описание картины

Амет-Хан Султан

Известный летчик-испытатель Амет-Хан Султан по матери был крымским татарином. По отцу он был лакец (дагестанский горец). Родился он 25 октября 1920 года в Алупке. Когда закончил 7 классов, поступил в железнодорожное ФЗУ. Затем работал слесарем. В эти же годы начал летать в Симферопольском аэроклубе. А в 1939 году его по рекомендации предприятия приняли в Качинскую военную авиационную школу.

22 июня 1941 года младший лейтенант Амет-Хан находился в 4-м ИАП под Кишинёвом. В первый день войны Султан произвёл несколько штурмовок на своем И-153. А к октябрю 1941 года лётчик уже имел 130 боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника и был награждён орденом Красного Знамени. Однако свою первую воздушную победу Амет-Хан одержал только в следующем году.

31 мая 1942 года, впустую израсходовав весь боезапас своего непрерывно атакующего «Харрикейна», Султан левым крылом снизу таранил двухмоторный Ju-88, готовый обрушить тонны взрывчатой смерти на мирных обитателей Ярославля. Бомбардировщик пошел вниз, увлекая за собой в небытие застрявший в его прочном корпусе истребитель Амет-Хана. Прыгал он уже из горящих обломков. Колоссальной выдержки и присутствия духа хватило, чтобы вырваться из необычного капкана, чтобы не дернуть вытяжное кольцо парашюта сразу и не сжечь свой единственный шанс на спасение.

За свой таран младший летчик 4-го истребительного полка стал почетным гражданином Ярославля и обладателем именных часов. В характеристике, составленной в те дни, отмечалось: «Тов. Амет-Хан в боевой работе неутомим. В бою отважен, упорен и настойчив. В принятии решений смел. Является мастером воздушной разведки, один из первых в полку провёл бой с бомбардировщиком противника в сумерках».

Летом умудренному воздушному бойцу пришлось снова прыгать из самой гущи ожесточенной воздушной схватки, но теперь над Сталинградом. Почетным гражданином еще одного волжского города он тогда не стал, хотя, может, и заслужил это. Слишком далека еще была тогда победа и слишком близко стоял враг. Крыло к крылу с Султаном в специальной группе «охотников» за хвалеными немецкими асами сражались такие мастера воздушного боя как В.Д. Лавриненков, А.К. Рязанов, И.Н. Степаненко, И.Г. Борисов, Б.Н. Еремин. Быть рядом с ними означало самое высокое признание профессиональных летных и боевых качеств, независимо от служебного положения и количества наград за прошлые заслуги. Дело в том, что подтверждать это высочайшее и, вместе с тем, суровое отличие необходимо было в каждом боевом вылете.

Они постоянно учились сами и учили умелого и опытного врага узнавать и признавать себя по особой хватке и четкому летному почерку, которые сами по себе нередко определяли исход боя. Ко времени ожесточенных боев в небе Воронежа и Сталинграда Амет-Хан успешно освоил и до предела использовал все потенциальные боевые возможности истребителей И-15, И-16, И-153, «Харрикейн», Як-1, Як-7б.

Над Кубанью, Ростовом-на-Дону, Таганрогом, Мелитополем, Крымом Султан воевал уже на американской «Аэрокобре». Именно тогда отчетливо проявилась его склонность к максимальному раскрытию всех возможностей новой авиационной техники в боевых условиях. Постоянные пересаживания с одного типа истребителя на другой только обогащали его опытом и новыми знаниями.

В этой связи показателен следующий эпизод. В январе 1944 года он в паре с Героем Советского Союза И.Г. Борисовым привел на свой аэродром связной «Физелер-Шторх», дав ему свою твердую установку на посадку. После беглого осмотра военного трофея без консультаций с пленным экипажем он успешно облетал совершенно незнакомую машину, которая, кстати, имела сложную механизацию крыла.

В отношении освоения новой техники судьба явно благоволила к нему. Над Восточной Пруссией и Берлином он воевал на новейшем Ла-7. На этом истребителе Амет-Хан и поставил свою последнюю точку в Великой Отечественной, 29 апреля 1945 года, сбив над столичным аэродромом Темпельгоф своего последнего — Fw-190.

За широкими плечами и в послужном списке гвардии майора, помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе, Героя Советского Союза оставались 603 боевых вылета. Из них 70 — на штурмовку, когда легкий истребитель практически беззащитен перед огненным смерчем, несущимся от опасно близкой земли. Его нервы выдержали 150 воздушных боев, в которых сбивали его и в которых он сбил 30 самолетов противника лично и 19 — в группе.

Истребитель Ла-7 Амет-Хана Султана, весна 1945 года.

22 июня 1945 года двадцатипятилетнему летчику вторично присваивается звание Героя, а в августе перед сыном лудильщика из Алупки сами собой распахиваются двери престижной академии, за которыми отчетливо просматривались контуры будущей генеральской карьеры. Но в начале 1946 года он со свойственной ему прямотой и честностью ставит на ней здоровенный крест. «Трезво взвешивая уровень своих знаний, не вижу возможности дальнейшей учебы. Поэтому прошу отчислить меня, так как не уверен, что выдержу пять лет учебы в академии», — простодушно писал он в рапорте по команде.

Вернуться же к любимому делу в мирные послевоенные дни оказалось гораздо сложней. Хорошо, что рядом оставались еще достаточно влиятельные боевые друзья. Только в феврале 1947 года Амет-Хан становится рядовым летчиком-испытателем Летно-исследовательского института и начинает осваивать, по существу, новую профессию. В этом тяжелейшем и опасном труде он по-настоящему найдет себя, и поможет ему бесценный боевой опыт, отшлифованные войной летные и волевые качества.

В кратчайший срок Амет-Хан выдвигается в число лучших. В 1949 году ему присваивается 3-й класс, а затем с интервалом в один и два года — 2-й и 1-й классы летчика-испытателя. При строжайшей методике отбора испытателей согласно категориям сложности проводимых испытаний такой стремительный взлет удавался лишь самым способным и достойным. Золотые Звезды и ордена при такой постановке практически утрачивали свой немалый вес.

Начинал он с «летающих лабораторий» ЛЛ-1 и ЛЛ-2 конструкции П.В. Цыбина. Планер, оснащенный пороховым ракетным двигателем, разбегался, буксируемый самолетом, на специальной сбрасывавшейся тележке, а садился — на лыжу. После расцепки планер, пикируя, разгонялся пороховым двигателем до скорости, соответствовавшей числу М=0,87. Так добывался ценнейший экспериментальный материал по аэродинамике различных крыльев.

Как-то после взлета ЛЛ-1 не отделилась тележка. Посадка с ней могла привести к тяжелым последствиям, вплоть до гибели машины. И все же испытатель решился на посадку. После опасного приземления на лишенные тормозов колеса тележки он расчетливо и хладнокровно не оставлял попыток ее отцепить. Только в самом конце, пролетев почти всю взлетно-посадочную полосу, ему это удалось и он сел штатно, как положено на лыжу. В это время злосчастная «телега» все еще продолжала свой бешеный пробег.

Читать еще:  Распечатать сказку морской царь и василиса премудрая. Читать онлайн «Морской царь и Василиса Премудрая

В июне 1949 года он на двухмоторном Ту-2 выполнил первую в стране дозаправку топливом в воздухе методом «с крыла на крыло». Сколько сил и нервов отдали они вместе с А.П. Якимовым для отработки и доводки системы, разработанной В.С. Васяниным и И.И. Шелестом, теперь мало кто знает. Остались только скупые, лаконичные записи в летной книжке, глухо свидетельствующие о драматизме тех дней.

К концу того же года Верникову и Амет-Хану доверяют самое сложное — испытание опытного всепогодного двухместного истребителя-перехватчика ОКБ А.И.Микояна И-320 («Р-2»). А в 1951 году прихотливая судьба летчика-испытателя усаживает его в самолет-снаряд «КС», точнее его аналог. Самолет-снаряд после отцепки с носителя Ту-4 должен был лететь на крупную надводную цель-корабль.

В январе Султан Амет-Хан выполнил первый полет на аналоге, стартовав с земли, а спустя четыре месяце — отделившись от четырехмоторного носителя. В одном из полетов двигатель не запустился сразу после отделения, и только у самой земли испытателю удалось это сделать. Ценой невероятного нервного напряжения и благодаря знаменитой выдержке пилота, испытания успешно завершились. За проявленные мужество и героизм Амет-Хан Султан в третий раз представляется к званию Героя Советского Союза. Однако утверждения в этот раз не произошло.

Ту-4КС с подвешенным самолетом-аналогом «К».

Со службой Амет-Хана в ЛИИ связана одна история. Командование ВВС сочло, что оклады летчиков-испытателей слишком завышены по отношению к другими летчикам. А чтобы все выглядело «красиво», дали распоряжение летчикам написать о своём согласии на снижение зарплаты. Амет-Хан написал, как и его коллеги, о согласии, но приписал: «Вот только жена категорически против». И.В. Сталин всегда проявлял интерес к авиации и ходу испытаний новых машин. Когда он увидел приписку именитого лётчика, наложил свою резолюцию: «Полностью согласен с женой Амет-Хана». Оклады для испытателей оставили прежними.

В феврале 1953 года за успешно проведенные испытания самолета-аналога «К» отважный пилот удостаивается ордена Красного Знамени и Государственной премии. В том же году он осваивает «сверхзвук», исследуя его на самолете СИ-10, созданным на базе МиГ-17. Спустя четыре года вспомнили о его полетах на аналоге самолета-снаряда. Вместе с В.Г. Павловым и В.П. Трофимовым на самолете СМ-20, имитирующем крылатую ракету К-20, он испытывает специальную аппаратуру, осуществляя опасные старты с самолета-носителя Ту-95К. Похоже, что полеты на аналогах крылатых ракет стали сопутствующей специальностью Султана.

В пятидесятые годы работа Амет-Хана связана с испытанием катапультных кресел для сверхзвуковых истребителей, осуществлявшихся парашютистами-испытателями В.И. Головиным и В.С. Кочетковым. 12 ноября 1950 года в одном из испытательных полетов на летающей лаборатории УТИ МиГ-15 произошел самопроизвольный взрыв пиропатрона катапультного кресла. Из пробитого бака топливо хлынуло в обе пилотские кабины, которые моментально преобразились в керосиновые ванны. Взрывом покорежило направляющий рельс катапультного кресла, что препятствовало покиданию поврежденного самолета парашютисту Головину. Серийный УТИ МиГ-15 не был ценным испытательным объектом, и не будь «неприятности» с направляющей катапульты можно было бы с чистой совестью покидать машину, которая вдруг стала зажигательной бомбой замедленного действия. Спасая жизнь товарища, Султан пошел на рискованную посадку и так мягко «притер» свою крылатую «зажигалку» к взлетно-посадочной полосе, что не случилось никаких искрений и возгораний.

В апреле 1959 года он впервые поднимает в воздух экспериментальный самолет НМ-1 конструкции П.В. Цыбина и успешно проводит его испытания. Осень 1961 года он встречает будучи «Заслуженным летчиком-испытателем СССР». Для испытателей это звание — высочайшая награда.

Известный аварский писатель Расул Гамзатов вспоминал:
«Был у меня знаменитый друг, дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан. Отец у него дагестанец, а мать — татарка… Дагестанцы считают его своим героем, а татары — своим.
— Чей же ты? — спросил я его однажды.
— Я герой не татарский и не лакский, — ответил Амет-Хан, — я — Герой Советского Союза.
— А чей сын?
— Отца с матерью. Разве можно их отделить друг от друга?»

Смерть настигнет замечательного летчика и человека спустя 10 лет. Произошло это 1 февраля 1971 года на сравнительно тихоходном, серийном бомбардировщике Ту-16, переоборудованном в летающую лабораторию для испытаний новых реактивных двигателей. В этот день Амет-Хан вылетел на «летающей лаборатории», чтобы провести испытания ТРД. Испытуемый мотор помещался внутри фюзеляжа ТУ-16 и для запуска опускался вниз. Когда экипаж приступил к выпуску двигателя, радист сообщил на «вышку» о начале выполнения лётного задания. Это было последнее сообщение с воздушного корабля. Ту-16 рухнул в болото. Экипаж погиб. Что произошло в тот трагический момент, до сих пор неизвестно. Вероятнее всего, взорвался опытный двигатель.

Летающая лаборатория на базе Ту-16.

К этому времени Амет-Хан налетал 4237 часов, освоил и испытал около 100 (!) типов летательных аппаратов, был награжден двумя звездами Героя Советского Союза, тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, «Знак Почета» и многими медалями, но генералом так и не стал. Уроженца Алупки, почетного гражданина Ярославля и жителя подмосковного Жуковского похоронят в Москве на Новодевичьем. Позднее его именем назовут горный пик в Дагестане, улицы в Алупке, Волгограде, Жуковском и Махачкале.

Ла-5 Амет-Хана в г .Алупке

Источники:
Бабаков А.А. Герои Советского Союза. М.: Воениздат, 1987. С. 51.
Бутаев Б. Амет-Хане Султан. М.: Политиздат, 1990. С. 12-17, 48-51, 111-128, 180-184, 202-226.
Гаджикурбанов С. Вспомним об Амет-Хане Султане // Газета «Новое Время». № 43. 29.10.10.
Симонов А. А. Заслуженные испытатели СССР. Москва: Авиамир, 2009. С. 21-22.
Симонов А., Бобошин Н. Почетный гражданин Ярославля. // Крылья Родины. 2001. № 4. С.30-31.
Шишов Л. Ворожейкин А. Летать рожденный // Крылья Родины: сб. статей. М.: ДОСААФ СССР, 1983. С.132-133.

Читать еще:  Мертвые души плюшкин отношение к предложению чичикова. Cочинение «Визит Чичикова к Плюшкину

Что мне фоны и бароны? Я сам Хан и Султан

Маленьким, в Крыму, он пытался поймать орлов на каменистых горах. Войну Амет-Хан встретил ранним утром 22 июня под Кишиневом. Взлетел на разведзадание, и обнаружил, как по мосту через Прут идут чужие танки. Через трое суток, полк, где служил Султан, уничтожили вражеские бомбардировщики.

Обозленный до нельзя гибелью многих товарищей, Амет-Хан так быстро освоился в горящем небе, что уже в октябре получил первую боевую награду – орден Красного Знамени. Вручая награду, о нем сказали, что летчик в бою настойчиво, упорно и неутомимо преследует противника до полного уничтожения.

Он мгновенно принимал решения, считался мастером боевой разведки. Одним из первых провел бой в глубоких сумерках, практически, ночью. Освоив английский «Харрикейн», в мае 42 он на огромной высоте свыше семи тысяч метров, атаковал Ju-88.

Но фашист попался опытный. На огромной скорости он уходил от атаки. Зайдя с задней полусферы, пилоту удалось расстрелять пулеметную точку врага. Но кончились патроны. Мгновенно он принял решение таранить врага. Немец сразу понял намерение советского летчика. Краснозвездный самолет неудержимо мчался вперед.

Амет-Хан не упустил врага. Ему было стыдно вернуться домой без победы. И не упрекнет никто, а вот стыдно и все. Правым крылом на огромной скорости рассек плоскость гитлеровца. Юнкерс ушел в пике с дымным хвостом, а советский ас выбросился на парашюте из горящего самолета.

Плененные немецкие летчики сокрушенного сетовали, что «не по правилам» их сбил советский ас. Он сказал: «Наше небо – наши правила». Решив прогуляться по Ярославлю, он увидел свой сбитый Юнкерс. Его привезли сами горожане на главную улицу города, чтобы наглядно показать мертвый самолет.

Люди с удовольствием рассматривали самолет, обсуждали статью в газете о бесстрашном летчике. Амет-Хан, смутившись, покинул площадь неузнанным. Ему было неловко. Он ведь ничего такого не сделал. Просто воевал. Комитет обороны Ярославля наградил его именными часами. Он носил их всю жизнь.

Победы летчика все прибывали. В августе, пересев на новый Як-7А, и одержав несколько боевых побед, он стал легендой в войсках, как летчик, не знакомый со страхом. Получалось, что он за секунды успевал перестроиться, увидев врага и атаковать его. А как он замечал немецкие самолеты быстрее всех, не знал он и сам.

Очень веселый, он оставил нам несколько солдатских каламбуров. Получая другой боевой самолет, приговаривал – меняем ишака на скакуна. Имя из восточной сказки легко запоминали в войсках. Искрометный юмор создал ему славу весельчака. Боевые друзья говаривали о нем: «Авиация без Султана, что свадьба без вина и музыки».

По-восточному ласковый, мягкий и вкрадчивый на земле, он сражался в воздухе с гитлеровцами жестоко и безжалостно. Небо принадлежало Амет-Хану. Немцам не стоит забывать об этом. Невысокий, с кудрявыми смоляными волосами, очень темными глазами, он всегда смотрел в глаза собеседнику.

Получая первую Звезду Героя, в августе 43-го, он узнал, что совершил более трехсот пятидесяти боевых вылетов, провёл 79 боёв, и сбил 11 фашистских самолётов лично. В составе боевой группы – 19 машин. Сам летчик не вел счет сбитым самолетам. Всегда смеялся, что найдутся счетоводы получше его.

Любил шахматы, но легко соглашался на игру в карты и шашки. Отличался особым шиком на земле — носил галифе и хромовые мягкие сапожки, начищенные до блеска. Довоенный коверкот на гимнастерке, и не снимаемый летный реглан. Перед вылетом был он нервным, но взлетев, становился хладнокровным и методичным бойцом.

Султан не признавал сомнений в бою. Личные качества послужили поводом к переводу в элитный полк авиационных асов – 9 Гвардейский истребительный батальон. Пропуск стоил пяти сбитых самолетов противника. Его рекорд был значительно больше.

Характеристика довольно своеобразная дана боевому летчику: «С первого дня в войсках. Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага». Он любил смеяться над чужими анекдотами, был мастером боя, и увлекал товарищей личным примером.

Командир элитного авиаполка Лев Шестаков, блистательный летчик, однажды в паре с Султаном оказался в бою. Вернувшись, летчик, лежа на земле, сказал: «Шестаков не ЛЕВ, он дьявол». Возвращаясь из полетов, Амет-Хан стрелял в воздух и выкрикивал: «За живущих».

Войска шли с боями на Запад. Туда же летели советские самолеты. Полк получил разрешение делать рисунки на фюзеляже. «Небо принадлежит орлам» — сказал Амет-Хан. На машинах его эскадрильи распластались орлы.

«Что мне фоны и бароны? Я сам Хан и Султан». Он считал, что высота друг пилота и ближайший помощник. В ночных боях Амет-Хан с товарищами сбивали до десятка машин. На запрос командования о новом ведении боя, Амет-Хан сообщил: «Нового нет ничего. Где видим противника, там его и бьем».

Совершенно уникальный случай. Летчики, отдыхающие от полетов, вольготно лежали на траве. Вдруг странная кавалькада показалась на горизонте. Летел одномоторный немецкий Fi-156 «Шторх». Он шел у самой земли, а над ним висели два истребителя с орлами на фюзеляже.

Немец не пытался даже удрать. С ходу сел на поле. Открылась кабина и выпрыгнул …Амет-Хан. Искрометно улыбаясь, сказал – Вдруг пригодится. Летчика я тоже привез.

Он вылетел на дуэль с немецким пилотом, получив вызов. Два самолета, два высококлассных пилота сражались за небо. Не делая ни одного выстрела, два самолета кувыркались в воздухе. И все таки, Амет-Хан сбил немца одним выстрелом через 15 минут. Как оказалось, до это момента немец уничтожил 50 советских самолета.

Вторая Золотая Звезда ему вручена 29 июня 1945 года. Личные трофеи Султана составляли тридцать самолетов немецкой авиации. Он вышел из страшной войны победителем. Дважды Герой Советского Союза поступил и с успехом окончил Академию ВВС.

Две Звезды Героя, невероятное число орденов (12) и медалей сияло на груди прославленного летчика. Амет-Хан стал летчиком-испытателем. Работа вполне соответствовала его боевому, смелому характеру. Он погиб в 1971 году. Он любил небо, друзей, самолеты, страну. Он любил жизнь.

Источники:

http://russian7.ru/post/akhtung-akhtung-v-nebe-amet-khan-sultan/
http://topwar.ru/70925-amet-han-sultan.html
http://aeslib.ru/istoriya-i-zhizn/velikie/dvazhdy-geroi-sovetskogo-soyuza-amet-han-sultan.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector