0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дом дружбы с народами зарубежных стран. Дом Морозова — описание, история и интересные факты

Дом Морозова — описание, история и интересные факты

Род купцов Морозовых был одной из мощных движущих сил в развитии русской промышленности и культуры. Разные ветви семьи влияли на государственность в протяжении всего 19 века — созидали капитализм одной рукой и подкладывали под него разрушительные идеи социализма другой. Получившие блестящее образование в европейских университетах наследники основателя династии отличались крутым нравом и многими чудачествами. Как и положено каждому состоятельному человеку, фабриканты не скупились при возведении особняков для себя и семьи. Одним из самых оригинальных из домов Морозовых стала усадьба на Воздвиженке.

Морозовы на Воздвиженке

На Воздвиженке соседствуют два особняка Морозовых, кардинально отличающиеся архитектурой. Один из них в неоклассическом стиле принадлежал Варваре Морозовой. Являясь наследницей текстильной империи Хлудовых, она вышла замуж за Абрама Морозова – фабриканта и тоже текстильного магната.

После смерти мужа успешно управляла Тверской мануфактурой, занималась благотворительностью, вела активную общественную жизнь и была матерью троих сыновей. Самый младший из них, Арсений Морозов, получил в подарок участок земли по соседству с домом матери и построил дом значительно позже материнской усадьбы.

Проект дома Морозовой на Воздвиженке создал архитектор Р. Клейн, это была его первая самостоятельная работа. Двухэтажная городская усадьба была построена в 1888 году. Парадный фасад дома обращен на Воздвиженку и отделяется от улицы небольшим садом с фонтаном. В оформлении выделяются два боковых ризалита с портиками, украшением их служат стилизованные фигуры грифонов и каменные лилии. Дом устойчиво покоится на высоком фундаменте и несколько похож на стилизованное итальянское палаццо, по крайне мере, так считали современники.

На двух этажах дома Морозовой на Воздвиженке были спроектированы 23 комнаты. Главный зал вмещал до 300 гостей, а в торжественные дни и до 500 человек. Дополнительные площади были в подвальном помещении, там располагались 19 комнат. С легкой руки хозяйки, дом стал модным салоном, куда на ужины съезжались прогрессивные мыслители, аристократы духа, литераторы, философы. Варвара Морозова до конца своих дней слыла либералкой и поддерживала прогрессивные идеи, что не нравилось действующей власти, и потому негласный полицейский надзор не снимался с нее до самой смерти.

До революции она не дожила совсем немного – умерла в сентябре 1917 года, по мнению современников, новый уклад ей вполне бы подошел. В память о Варваре Морозовой остались публичная библиотека в Москве, Морозовский городок в Твери, лечебница для душевнобольных, раковый институт, ремесленное училище и многое другое.

Поиск идеи

Сегодня особняк Морозовой принадлежит Администрации президента РФ, здесь проходят приемы иностранных делегаций. От исторического комплекса полностью сохранили сам дом, сторожку и пристроенные позже флигели, проектировал их архитектор В. Мазырин. Этот мастер стал автором одного из самых ярких зданий Москвы, построенного для сына Варвары Морозовой — Арсения.

Этот отпрыск купеческой семьи ничем примечательным не выделялся. Единственной его страстью были путешествия. Получив от матери в 1895 году в подарок на день рождения, внушительный участок земли, расположенный по соседству с ее особняком, Арсений Морозов решил, что строить дом нужно, но конкретных идей у него не было. Заказ на проект был отдан Виктору Мазырину, но никаких указаний о том, как будет выглядеть будущий особняк, от владельца не поступило.

Вдохновение было решено черпать в совместном путешествии, образец для подражания нашелся не сразу. В португальском городке Синтра наследнику Морозовых приглянулся дворец Паласиу-де-Пена, построенный в 19 веке для местных монархов. Строить в Москве здание такого масштаба, как королевский дворец в Португалии, необходимости не было, но вот идея создать дом в псевдомавританском стиле, понравилась обоим участникам путешествия.

Архитектурный скандал

Отнести облик здания к какому-либо направлению архитектурного стиля невозможно, его эклектичность и яркая индивидуальность сделали дом Морозова одной из запоминающихся достопримечательностей столицы. Строительство началось, ориентировочно, в 1897 году и закончилось в кратчайшие сроки. Через два года дом Морозова уже удивлял, дразнил, шокировал всю Москву своей необычностью.

Еще в процессе строительства особняк подвергался острой и едкой критике со стороны света и прессы. Реакция матери также была однозначной, Арсения забавляли все нападки, пересказывая все сплетни, он упоминал и о словах В. Морозовой: «Раньше я одна знала, что ты у меня дурак, а теперь вся Москва знает». Эта фраза стала легендарной не без участия Арсения, не оставалась в стороне и вся остальная родня.

Дом Морозова вызывал у дядей и братьев многочисленного семейства нападки, но юный наследник, пророча, отвечал, что его дом стоять будет вечно, а что случится с их коллекциями, никто не знает. Литературная Москва с удовольствием прохаживалась остротами по облику дома — актер М. Садовский посвятил особняку едкую эпиграмму, Лев Толстой увековечил его в романе «Воскресение». В строительстве эпатажного дома, наверное, и проявилось у Арсения знаменитое морозовское чудачество, заставлявшее Москву и всю Россию наперегонки обсуждать династию не одну сотню лет. Даже сегодня представители этого купеческого рода вызывают неподдельный интерес.

Читать еще:  Муслим магометович магомаев. Муслим Магомаев: биография, личная жизнь, семья, жена, дети — фото Муслим магомаев год рождения

Описание

Фасад особняка украшен ракушками, знатоки допускают, что этот элемент декора стиля платереско был позаимствован Мазыриным в Испании у главной достопримечательности города Саламанка — дома Casa de las Conchas. Считается, что раковины приносят счастье и удачу. За мавританский стиль в оформлении главного входа отвечают две симметрично расположенные башни, увенчанные затейливыми зубцами в виде короны и опоясанные по верхнему периметру искусной резьбой.

По обе стороны от арки, перед дверным проемом, установлены две колонны в виде трех переплетенных корабельных канатов, а вокруг двери выполнен резной декор из канатов, завязанных морскими узлами – элемент, приносящий удачу по португальским поверьям. Над главным входом установлены еще два символа удачи – подкова, как дань русским традициям, и плененный дракон, что является символикой Востока и Азии. Все фасады этого удивительного особняка опоясывают реалистично выполненные канаты, местами завязанные в узлы.

Сегодня попасть в комнаты дома Морозова почти невозможно, но некоторые сведения о внутреннем убранстве есть. Владельцы миллионных капиталов на вопрос о том, как в каком стиле оформить покои часто отвечали: «Во всех». Мода на все стили утвердилась в конце 19 и начале 20 веков весьма прочно. Так, бальные залы отделывались как греческие дворцы, спальни соответствовали стилю рококо или будуаров в духе Людовика IV, в мужских кабинетах приветствовали охотничьи символы.

Что внутри

Дом Морозова поддерживал направление смешения стилей, но выбор тематики для залов был сделан сумасбродным хозяином весьма затейливо. Вестибюль был посвящен еще одному любимому занятию Морозова – охоте. В бытность Арсения Абрамовича здесь стояли чучела добытых им медведей, под потолком красовались головы убитых кабанов, лосей, оленей, нашлось место в коллекции и для белок.

В декоре пространства над массивным камином изображены всевозможные виды оружия (луки, арбалеты), охотничьи принадлежности (рожки, соколы) и символ удачной охоты – две дубовые ветви, стянутые тугим узлом веревки. Говорят, что по залу бродила прирученная рысь.

Остальные залы также оформлены помпезно и вычурно. Роскошь виднелась в каждом уголке – великолепное зеркало в золоченой оправе в бывшем будуаре, роскошная лепнина и роспись потолков во многих комнатах сохранилась в нетронутом состоянии.

После Морозова

Сегодня в доме Морозова принимают иностранные делегации, поэтому экскурсий здесь не проводят, а редких журналистов допускают только в несколько помещений. По воспоминаниям современников, хозяин дома был хлебосольным и часто устраивал пиршества. Собрать общество не составляло труда – меценатствующие дяди быстро объединяли театральный бомонд и составляли веселую компанию. На вечеринках давались спектакли, пелись песни, обсуждались сплетни и проворачивались дела.

Арсений Морозов не изменял своей натуре никогда, смерть его имела оттенок водевиля – на спор прострелив ногу на охоте, он не поморщился и сказал друзьям, что не чувствует боли, этому умению он обучился в духовных практиках. Что стало финальной точкой его жизни, непонятно, по одним рассказам, он истек кровью, по другим, получил заражение из-за необработанной раны, ставшей причиной гангрены.

Особняк после революции национализировали. В первые годы в доме размещался штаб анархистов, позднее Театр Пролеткульта, где ставили спектакли Мейерхольд и Эйзенштейн. В довоенные годы дворец отдали посольству Японии, а после – посольству Индии. До 2003 года в комнатах дома Морозова обретался Дом дружбы народов. После проведенной реставрации здание перешло в ведение Правительства Российской Федерации и используется для приема иностранных делегаций, представительских и правительственных переговоров, конференций международного уровня и т. д.

Другие Морозовы, Суздаль

Фамилия Морозов у многих на каком-то подсознательном уровне прочно ассоциируется с успехом и качеством. Мануфактуры Морозовых неизменно выпускали отличную продукцию, как говорили современники, ее можно было брать с закрытыми глазами, в потребительских свойствах никто не сомневался. Причем не только в России, но и во многих зарубежных странах.

Купеческая династия была разветвленной и д ома-музеи Морозовых раскинуты по всей России – в селе Глухово (Ногинская обл.), в Сыктывкаре, Москве, Санкт-Петербурге и других городах. Они оставили после себя отлично оборудованные фабрики, использовавшие передовые технологии производства и продемонстрировали комплексный подход к реализации проектов, начиная с идеи и заканчивая обустройством быта работников.

Сегодня однофамильцы купцов имеют некоторый кредит доверия, выросший из исторической памяти, иногда это неоправданно, но всегда является плюсом для предпринимателя. Гостевой дом Морозовых в Суздале – это успешно развивающаяся, пока маленькая, гостиница.

Гостей приглашают поселиться в одном из трех номеров, разного уровня комфорта. Удачное расположение в историческом и деловом центре города дает возможность туристам полностью погрузиться в интересующую область жизни современного мегаполиса. Для деловых людей – удобно решать текущие вопросы, не тратя время на длительные переезды, а туристы сразу попадают в очаг исторических событий и старинной архитектуры. Адрес гостиницы: переулок Красноармейский, строение 13. Приезд с животными допустим.

Гостеприимство в Адлере

Гостевой дом на Морозова в этом городе – это гостиница в 400 метрах от благоустроенного пляжа. Для отдыхающих оборудованы 20 номеров разной вместимости от одно- до пятиместных. Комфорт обеспечивает бытовая техника, кондиционер и санитарный узел в каждом номере, кухня общая, на придомовой территории есть место под барбекю, устроена детская площадка.

Также к услугам гостей прачечная, гладильная комната, круглосуточный доступ к wi-fi. На городском транспорте за 10 минут можно доехать до Олимпийского парка. Гостевой дом (ул. Павлика Морозова, дом 67) в Адлере — отличное решение для бюджетного отдыха с детьми. При необходимости администрация осуществляет бесплатный трансфер от ж/д вокзала или аэропорта. Стоимость номеров стартует от 2 тысяч рублей с человека в сутки.

Читать еще:  Справочные материалы для подготовки к сдачи огэ по литературе. Личный опыт: как сдать ОГЭ по литературе

Почти бренд

Архитектурное бюро «Дом Морозова» работает в Беларуси и занимает разработкой индивидуальных проектов коттеджей, а также типовой малоэтажной застройкой по существующим проектам. По желанию заказчика в любой из выбранных вариантов вносятся изменения для получения идеального решения. Мастерская предлагает готовые проекты, где уже тщательно отработаны узлы инженерных сетей, дизайнерское оформление внутреннего пространства каждого помещения, включены наработки концепций оформления приусадебного участка, ландшафтный дизайн.

Преимущество компании «Дом Морозовых» — проекты домов с учетом индивидуальных предпочтений клиентов, возможность работы в удобном режиме – на расстоянии или непосредственно на месте строительства. Пакет документации создается согласно действующим строительным нормам, клиент получает полное представление о количестве необходимых строительных материалов на каждом этапе возведения коттеджа. Кроме чертежей, разрабатываются и присоединяются к проектной документации 3D-модели дома, комнат, сада. В арсенале бюро представлены дома разных стилей от традиционного русского сруба до минималистских решений.

«Дом дурака»: чем знаменит особняк Арсения Морозова.

Один из самых необычных домов Москвы стоит на Воздвиженке – затейливый особняк знатного московского купца Арсения Морозова. Сейчас дом считается памятником архитектуры федерального значения, но мало кто знает, что оценить его по достоинству москвичи смогли лишь к началу 2000-х. Современники же единогласно окрестили особняк «домом дурака».

Витиеватый «дом с ракушками» — единственное, чем прославился Арсений Морозов. Представитель знатного рода и миллионер не принимал участие в семейном текстильном производстве, не разделял интереса братьев к искусству, не был ни отмечен на службе, ни замечен в благотворительности. Единственной страстью Морозова были путешествия. В одном из них, в 1894 году на Всемирной выставке, которая в тот раз проходила в Антверпене, купец подружился с архитектором Виктором Мазыриным, открыто увлекающимся эзотерикой. Мазырин сразу принял заказ Морозова на строительство особняка, но никаких конкретных пожеланий у будущего заказчика не было.

Для поиска вдохновения Морозов и Мазырин отправились в совместное путешествие по Европе, выбрав южное побережье. Подходящий дом нашелся в португальском городе Синтра: молодому промышленнику больше всего понравился дворец Пена, который был построен во второй половине XIX столетия по проекту немецкого архитектора Людвига фон Эшвеге для местного принца – Фернанду II.

Принято считать, что первый камень в доме заложила Лидия Мазырина – балерина и старшая дочь архитектора. Закончить строительство удалось в рекордные сроки – уже к концу 1899 года здание было готово.

Во время строительства замка синтровского дворца немец Эшвеге не ограничивался единым стилем – в здании проглядывают черты мануэлино, готики, ренессанса, мавританского и восточного стилей. По тому же пути пошел и Мазырин. Стиль дома на Воздвиженке архитекторы называют псевдомавританским. Дом украшают характерные колонны и башни, но внешняя и внутренняя отделка позаимствованы из других направлений. Ракушки на фасаде Мазырин по всей видимости позаимствовал у главной достопримечательности испанского города Саламанка – знаменитого дома с ракушками Casa de las Conchas, относящегося к готическому стилю. А мозаика внутреннего дворика выглядит вполне античной. Все фасады дома оплетают реалистичные канаты, местами завязанные в узлы.

Еще до окончания работ в адрес особняка и его владельца посыпались насмешки. Сам Арсений рассказывал друзьям о бурной реакции матери, приводя ее слова: «Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь об этом узнает вся Москва». Негативно отозвались и братья Морозова – известные городские меценаты. Критиков хватало и вне семьи. В романе «Воскресение» Льва Толстого морозовскому особняку посвящен один из диалогов Нехлюдова с извозчиком, где подчеркивается огромный размер и несообразность строящегося здания.

Прославился дом на Воздвиженке и шикарными банкетами. Собрать московский бомонд удавалось без труда – двоюродный дядя хозяина дома, заядлый театрал Савва Морозов, приводил к племяннику многих собственных друзей, в частности – Максима Горького. Арсений Морозов жил в своем доме до самой смерти в 1908 году. Купец скончался после нелепого несчастного случая в Твери, городе где располагалась одна из семейных фабрик: прострелил себе ногу, сказав приятелям что не почувствует боли благодаря силе духа, которая выработалась благодаря эзотерическим техникам Мазырина. Получив рану, Морозов и правда не поморщился. Но неснятый сапог и сильное кровотечение спровоцировали гангрену и заражение крови. Распорядительницей 4 млн рублей капитала и особняка на Воздвиженке стоимостью еще в 3 млн рублей стала Нина Коншина – дама полусвета, с которой Морозов жил последние несколько лет.

«Дом дурака»: чем знаменит особняк Арсения Морозова

Один из самых необычных домов Москвы стоит на Воздвиженке – затейливый особняк знатного московского купца Арсения Морозова. Сейчас дом считается памятником архитектуры федерального значения, но мало кто знает, что оценить его по достоинству москвичи смогли лишь к началу 2000-х. Современники же единогласно окрестили особняк «домом дурака».

Витиеватый «дом с ракушками» — единственное, чем прославился Арсений Морозов. Представитель знатного рода и миллионер не принимал участие в семейном текстильном производстве, не разделял интереса братьев к искусству, не был ни отмечен на службе, ни замечен в благотворительности. Единственной страстью Морозова были путешествия. В одном из них, в 1894 году на Всемирной выставке, которая в тот раз проходила в Антверпене, купец подружился с архитектором Виктором Мазыриным, открыто увлекающимся эзотерикой. На мероприятии Мазырин присутствовал как архитектор и проектировщик русского павильона. Мазырин сразу принял заказ Морозова на строительство особняка, но никаких конкретных пожеланий у будущего заказчика не было.

Читать еще:  Александр фадеев писатель биография личная жизнь. Биография александра александровича фадеева

Для поиска вдохновения Морозов и Мазырин отправились в совместное путешествие по Европе, выбрав южное побережье. Подходящий дом нашелся в португальском городе Синтра: молодому промышленнику больше всего понравился дворец Пена, который был построен во второй половине XIX столетия по проекту немецкого архитектора Людвига фон Эшвеге для местного принца – Фернанду II.

Строительство оригинального замка, по размерам намного превосходящего московский прототип, тянулось несколько десятилетий, вплоть до самой смерти принца в 1885 году. По иронии в том же году в собственность семьи Морозовых переходит участок на Воздвиженке, который раньше принадлежал князьям Долгоруким. Недвижимость выкупает мать Арсения Варвара Морозова, чтобы построить дом для себя самой. Проект первого особняка для купчихи с флигелем и сторожкой реализовал архитектор Роман Клейн. В главном двухэтажном здании были 23 комнаты, еще 19 располагались в подвале, а зал для приемов вмещал до 300 человек. Классическая усадьба сохранилась до сих пор – речь о четырнадцатом доме по Воздвиженке, который заметно контрастирует с шестнадцатым.

Через 10 лет, в 1895 году, Морозова выкупила землю у соседа – антрепренера баварца Карла Маркуса Гинне. С 1868 года здесь располагался его конный цирк, который в 1892 году сгорел при невыясненных обстоятельствах. Спустя два года после сделки, в 1897 году, земля была переписана на самого Арсения Морозова – участок стал подарком на очередной день рождения. Начинается строительство. Принято считать, что первый камень в доме заложила Лидия Мазырина – балерина и старшая дочь архитектора. Закончить строительство удалось в рекордные сроки – уже к концу 1899 года здание было готово.

Во время строительства замка синтровского дворца немец Эшвеге не ограничивался единым стилем – в здании проглядывают черты мануэлино, готики, ренессанса, мавританского и восточного стилей. По тому же пути пошел и Мазырин. Стиль дома на Воздвиженке архитекторы называют псевдомавританским. Дом украшают характерные колонны и башни, но внешняя и внутренняя отделка позаимствованы из других направлений. Ракушки на фасаде Мазырин по всей видимости позаимствовал у главной достопримечательности испанского города Саламанка – знаменитого дома с ракушками Casa de las Conchas, относящегося к готическому стилю. А мозаика внутреннего дворика выглядит вполне античной. Все фасады дома оплетают реалистичные канаты, местами завязанные в узлы.

Символы должны были принести владельцу дома счастье, но так и не сработали.

Еще до окончания работ в адрес особняка и его владельца посыпались насмешки. Сам Арсений рассказывал друзьям о бурной реакции матери, приводя ее слова: «Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь об этом узнает вся Москва». Негативно отозвались и братья Морозова – известные городские меценаты. Сам Арсений отшучивался: «Мой дом вечно будет стоять, а с вашими картинами неизвестно что еще будет». Критиков хватало и вне семьи. Известный исследователь Москвы Владимир Гиляровский вспоминал эпиграмму, которую после появления замка сочинил молодой актер Михаил Садовский: «Сей замок на меня наводит много дум,/И прошлого мне стало страшно жалко./Где прежде царствовал свободный русский ум,/Там ныне царствует фабричная смекалка». В романе «Воскресение» Льва Толстого морозовскому особняку посвящен один из диалогов Нехлюдова с извозчиком, где подчеркивается огромный размер и несообразность строящегося здания.

Прославился дом на Воздвиженке и шикарными банкетами. Собрать московский бомонд удавалось без труда – двоюродный дядя хозяина дома, заядлый театрал Савва Морозов, приводил к племяннику многих собственных друзей, в частности – Максима Горького. Арсений Морозов жил в своем доме до самой смерти в 1908 году. Купец скончался после нелепого несчастного случая в Твери, городе где располагалась одна из семейных фабрик: прострелил себе ногу, сказав приятелям что не почувствует боли благодаря силе духа, которая выработалась благодаря эзотерическим техникам Мазырина. Получив рану, Морозов и правда не поморщился. Но неснятый сапог и сильное кровотечение спровоцировали гангрену и заражение крови. После его смерти оказалось, что по условиям оставленного завещания законной жене Варваре и дочери Ирине не достается ничего из нажитого имущества. Распорядительницей 4 млн рублей капитала и особняка на Воздвиженке стоимостью еще в 3 млн рублей стала Нина Коншина – дама полусвета, с которой Морозов жил последние несколько лет. На наследницу подали в суд: родственникам удалось отсудить часть денег и активов, но в самом доме любовница промышленника прожила до революции 1917 года.

Во время революции в здании располагалась штаб-квартира партии анархистов. С 1918 до 1928 года дом находился в распоряжении первого рабочего театра Пролеткульта. В этот период здесь постоянно бывают Всеволод Мейерхольд, Владимир Маяковский, Сергей Эйзенштейн и Сергей Есенин. Последний здесь даже прожил несколько месяцев, поселившись в чердачном помещении у сотрудника канцелярии – поэта Сергей Клычкова, который приспособил под жилье бывшую ванную. Но с обстановкой оказалось сложно: современники вспоминали, что пьесы ставились прямо в приемной зале, где пространство было обустроено амфитеатром. После театралов дом на Воздвиженке получил Наркомат иностранных дел. Попеременно здесь размещались посольства Японии, Индии и редакция английской газеты «Британский союзник». С 1950-х помещение занял «Союз советских обществ дружбы и культурных связей с народами зарубежных стран». В начале 2000-х здание перешло в распоряжение федеральных властей и претерпело реставрацию, в 2006 здесь открылся дом приемов правительства России.

Другие материалы об истории столичной архитектуры >>

Источники:

http://fb.ru/article/398017/dom-morozova-opisanie-istoriya-i-interesnyie-faktyi
http://pikabu.ru/story/dom_duraka_chem_znamenit_osobnyak_arseniya_morozova_6553472
http://aif.ru/realty/city/dom_duraka_chem_znamenit_osobnyak_arseniya_morozova

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector