77 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дикость и варварство как этапы социальной эволюции. Дикость, варварство и цивилизация как исторические формы трансляции культуры

Культура как форма трансляции социального опыта общества

Культура доносит до нас голоса прошлого, она сама представляет собой прошлое, но унаследованное, освоенное. И в этом смысле она всегда находится в настоящем. Меняются времена, меняются люди, и чтобы понять смысл их поведения, нужно изучить их культуру, которая, оставаясь в настоящем, актуализирует прошлое и формирует будущее. Далее следует ввести понятие «социальная система», поскольку речь у нас пойдет о действиях множества лиц, отношения которых к ситуации, включая и связи друг с другом, как раз определяются и опосредуются той системой образов, символов, норм и традиций, которые связывают прошлое с настоящим и выступают элементами культуры. «Понимаемая таким образом социальная система является всего лить одним из трех аспектов сложной структуры конкретной системы действия. Два других аспекта представляют собой системы личности отдельных действующих лиц и культурную систему, на основе которой строится их действие. Каждая из этих систем должна рассматриваться как независимая ось организации элементов системы действий в том смысле, что ни одна из них не может быть сведена к другой или к их комбинации. Каждая из систем необходимо предполагает существование других, ибо без личностей и культуры не может быть социальной системы».

Социологическая позиция Т. Ларсонса, сосредоточивает внимание на основных компонентах «действия вообще» и в этом смысле на «потребностях-установках индивидуального действующего лица». Но хотя вырисовывающиеся при этом системы (социальная система; культура; личность) не могут быть сведены друг к другу, они связаны воедино общей системой координат действия. И проблема в конечном счете сводится к следующему; «каким образом вполне устойчивая культурная система может быть связана с характеристиками как личности, так и социальной системы, чтобы обеспечивалось полное «соответствие» между стандартами культурной системы и мотивацией отдельных действующих лиц данной системы?»^ Важно следующее, содержащееся в данной позиции теоретическое обстоятельство: культура, с одной стороны, является продуктом, с другой, — детерминантой систем человеческого социального взаимодействия. Если принять его во внимание, то тогда мо-жет возникнуть вопрос, направляющий нас в русло темы, вынесенной в заголовок данного подраздела: как культура обеспечивает сохранение социальной системы (вопрос о механизмах ее разрушения мы пока не рассматриваем).

В социальном измерении культура — это, в первую очередь, мир окружающих пас вещей, несущих па себе отпечаток человеческого труда, существующих в обществе отношений, уровня и особенностей взаимодействия человека с природной средой и т.д. В этом смысле «культура» — это обработанная, очеловеченная, «окультивированная» природа. Окружающие нас вещи предстают как мир «оживших» предметов, как предметно воплощенные человеческие усилия, мастерство, нормы, традиции, эстетические вкусы и нравственные ценности, перенесенные человеком на созданные им творения. И само их создание соответствует и индивидуальным потребностям, и общественным ценностям и идеалам, т.е. определенной культурной традиции.

Этот мир дает нам представление как о социальной системе в целом (своеобразие, самобытность общества, наличие определенных социальных слоев, групп, институтов — жрецы и писцы в древних цивилизациях, ремесленные цеха и гильдии в средневековых городах Европы), так и о входящих в систему социального взаимодействия индивидах. В этом случае тип общественной и индивидуальной культуры воплощается в определенных культурных образцах, которые обозначаются как «заученное поведение», «комплекс образцов поведения», «совокупность образцов, определяющих жизнь» и т.д. Именно ими и определяется институализация индивидуального поведения (в одном случае — жреческая каста как основа социальной организации, в другом — рационально организованная система бюрократического управления и т.д.).

Следовательно, в результатах человеческой деятельности, в форме завершенных ее материальных и духовных образований находят свое воплощение особенности индивидуальной деятельности в различных типах культуры, типах человеческого общества, на определенных этапах его исторического развития. Здесь культурология опирается на этнографические описания, этнологию (учение о народе-этносе), на социологические измерения общества. Однако в отличие от его социально-философского рассмотрения культуролог доводит свое исследование до социально-психологического уровня, выявляя национальный характер народа, менталитет (строй, особенности мышления) этноса и эпохи. По сути, речь идет о выявлении институциональных связей, институтов, которые переводят субъективную деятельность индивидов в объективный план. Здесь можно говорить не только о том, «что» производят, и не только о том, «кто» производит, каково культурное лицо (обычаи, нравы и традиции) этноса, а главное — о том, как производят. И это «как» характеризует прежде всего способ освоения действительности, технологический опыт, приемы и способы получения информации и передачи их от поколения к поколению.

Следовательно, культура характеризует обновляющееся бытие человека, а поскольку человек — это социальное существо, и его жизнь невозможна вне общества, то культура есть самообновляющееся в процессе человеческой деятельности социальное бытие индивида. Весь мир человеческой культуры (как материальной, так и духовной) предстает живой и самовозобновляющейся субстанцией (т.е. тем, что самостоятельно существует, без всякой зависимости извне), основания которой -алгоритм, способы, характеристики трудовой, художественной и интеллектуальной деятельности человека. Весь вопрос — чем задается этот алгоритм, способ, характерные особенности (культурные особенности) жизнедеятельности народа.

Видимо, культура в этом плане — это уровень отношений, сложившихся в коллективе) те нормы и образцы поведения, которые освящены традицией, обязательны для представителя данного этноса и различных его социальных слоев. Культура предстает формой трансляции (передачи) социального опыта через освоение каждым поколением не только предметного (в первую очередь, предметы производства) мира культуры, навыков и приемов технологического отношения к природе, но и культурных ценностей, образцов поведения, причем эта, регулирующая социальный опыт, роль культуры такова, что она формирует устойчивые художественные и познавательные каноны, представление о прекрасном, видение природы во всех его этнических особенностях и колоритах.

Читать еще:  Какое произведение написано александром беляевым. Александр Беляев: краткая биография и фото фантаста

Во взаимодействии человека с природой культура играет особую роль, не сводимую к социальной (общественной). Социальная организация (технологический и экономический уровень развития) может быть одинаковой у различных народов, но невозможно спутать их художественные вкусы, обычаи, традиции. Национальный мир -это единый космос, в котором слиты человек и исторически окружающая его природа, которая влияет на социальную психологию этноса, формирует национальный характер и детерминирует направленность его практической деятельности. Природа — это, таким образом, не только окружающие человека поля, леса и рощи, это и то, что человек получает при — родах, от рода. Культура связывает (а не только разъединяет) человека с природой, объединяет в единый космос природный ландшафт, жилище, способ добывания пищи и самого человека во всех его этнических проявлениях.

Вот в этом изначальном культурном космосе находится человек, здесь формируются его ценностные установки, способы ориентации, формируются его вкусы и жизненные идеалы. Этот культурный фундамент, в котором вызревают архетипы (основные типы поведения, коренящиеся в глубинах психики), первоначально не выражен на понятийном уровне, он присутствует в массовой психологии и определяет всю человеческую деятельность, ее цель, средства и результат. Это исходное состояние коллективной (и соответственно индивидуальной) психики реализуется и преобразуется в способы освоения действительности. Человек как наследник культуры осваивает, таким образом, национальное достояние, опыт взаимодействия человека с природой.

Другое дело, что такое освоение происходит в процессе деятельного (а не пассивно-созерцательного) отношения к миру, усвоения определенной роли в семье, в обществе. Сама деятельностная сфера может сохранять национальный колорит или же приобретать массовидный характер, поэтому мы и предложили различать сферу субъекта культуры и деятельностную сферу, через которую происходит перенесение родовой культуры на индивидуальные результаты материального и духовного труда.

Естественно, что и в сохранении, и трансляции присущих культуре образцов поведения, ценностей, регулирующих прежде всего отношения между людьми в обществе, должна быть определенная устойчивость, код. Эта устойчивость и есть традиция в существовании и развитии культуры, которая является одним из механизмов иера-хизации (освящения) культурных ценностей. Традиция как способ сохранения культуры показывает, что культура — это не только и не столько результат человеческой деятельности, сколько способ этой деятельности и человеческой жизни в целом. В этом смысле можно говорить об «окультуренности» человека в исторических формах его существования благодаря сохранению традиций и, наоборот, разрыв культурных связей и традиций грозит крахом народной культуры. Традиция конкретизирует социальный опыт и уровень развития, которого достигло общество во взаимоотношениях с природой, что может проявляться и в наличии конкретных традиций: в традиционных ремесленных промыслах, художественном творчестве, поэтическом народном творчестве и т.д.

Общество в целом и объединяющую его культуру характеризует не только традиция, но и новация (способ обновления культуры). Тип культуры отражает своеобразие способа обновления и накопления опыта, принятого в данном обществе. В традиционном обществе социальная регламентация, определяющая в нем место человека, связывает получение знания от единого и достоверного источника, которым и освящается данный порядок. Англичанин Дарт и индиец Прадхан описывают традиционную культуру Непала, где в отличие от европейской системы образования и наряду с ней непальские школьники, называя в качестве исходного источника знания мудрых старых людей, далее полагают, что те, в свою очередь, получили их от богов. Культуры нетрадиционного типа основаны на системе образования, науки, когда всеобщий (знаковый) способ получения знания не затрудняется традицией, а всякое знание воспринимается как чье-то личное изобретение. Разного типа культуры — разные системы трансляции знания.

Соотношение «дикость — варварство — цивилизация»: трактовка Моргана-Энгельса

В предыдущем разделе уже отмечалось, что еще в период возникновения и введения слова «цивилизация» — не только как процесса цивилизирования, но и как состояния общества — это состояние рассматривался в значении качественно нового по варварства. Правда, в трудах Ф. Гизо 6, Г. Бокля 7 и первых словарях, сыгравших немалую роль в распространении и утверждении этого олова, понятие «цивилизация» использовалось прежде всего для определения человеческого единства, смыкаясь прежде всего с понятием «культура». Потребовалось некоторое время, чтобы цивилизация возникла выдающимся этапом развития человечества, качественно новым рубежом культурно-исторического процесса в целом. Поэтому не случайно системную и подробную разработку эта идея нашла позже — сначала у Льюиса Г. Моргана, а затем у Ф. Энгельса. Цивилизация рассматривается здесь с позиций монистического взгляда на историю и толкуется как выше по дикости и варварства ступень поступательного движения человеческого общества в целом. «Мы можем теперь, — уверял Морган, — основываясь на убедительных доказательствах, утверждать, что дикость во всех человеческих племен предшествовала цивилизации. История человеческой расы имеет единственное начало, единственная в своем опыте и своем прогрессе» 8.

На разных ступенях дикости, за Морганом и Энгельсом, происходит: возникновение человека из животного царства и членораздельной речи (1-й ступень) использование огня, изменение средств и характера питания, производство и применение каменных орудий труда и первой оружия -дрючка и копья (2-й ступень) изобретение лука и стрелы, возникновение гончарства, ручного ткачества и сельских поселений (высшую ступень) 9. Варварство характеризуется переходом от в основном пассивного присвоения готовых продуктов природы к овладению методами увеличения продуктов природы с помощью человеческой деятельности, введением скотоводства и земледелия (1-2-й ступени), переработкой железной руды и изготовлением железных орудий труда (высшая ступень) 10.

Только после этого возникает цивилизация, переход к которой Энгельс связывает с изобретением буквенного письма и применением его для записывания словесного творчества. Определяя цивилизацию как период освоения последующей обработкой продуктов природы, промышленности в собственном смысле этого слова и искусства 11 Энгельс одновременно в процессе выяснения особенностей генезиса цивилизации, пытается доказать ее неразрывную связь с формированием, развитием и борьбой классов, возникновением государства, появлением городов и купечества.

Начатый ими подход к определению и изучению цивилизации в дальнейшем были развиты и конкретизированы прежде всего в трудах ученых СНГ (Е.С. Маркарян, К. Халипов, М.Л. Мчедлов, В.Е. Давыдовым, Ю.А. Жданов, А.С. Мыльников, Л.И. Новикова, С.Д. Завадский, Л. Васильев, И. Берг и др.). Многие исследования посвятили этому и представители так называемого дальнего зарубежья — Р. Адамс, К. Клакхолм, К. Ренфрю, К. фланера, Г. Чайлд и др.

Читать еще:  Как, чем и когда угостить домового, чтобы он был добрым? Что нужно говорить, когда угощаешь домового? Как задобрить домового в частном доме: способы.

Мультипликативный поворот как доминирующая тенденция неклассических исследований цивилизаций

В ходе этой частичной, казалось бы, конкретизации постепенно, однако, все четче вырисовывается коренное переосмысление понятия «цивилизация». Еще в 60-е и первой половине 70-х годов XX в. исследователи употребляют этот термин часто в единственном числе, рассматривая цивилизацию как принципиально новый рубеж по дикости и варварства, развития человечества загалом12. В частности, Р. Адамс связывает существование цивилизации с классовым обществом, системой социальной и политической иерархии, дополняемые администрацией и территориальным делением, с возникновением и организацией государства, а также с разделением труда, что приводит к появлению ремесел. К. Ренфрю, выясняя содержание понятия «цивилизация», предоставляет особое значение социальной стратификации и разделения труда, К. фланера толкует цивилизацию как комплекс культурных феноменов, связанный с таким элементом политической системы, как государство и тому подобное.

Однако, сначала эпизодически, а позже — все чаще даже за сравнение с дикостью и варварством ученые начинают вести речь не о цивилизации — с позиций монистического рассмотрения истории как линейного единого макропроцесса, а о цивилизации. Скажем, Г. Чайлд, в работе, опубликованной еще в 1950, на основе новых археологических данных дополнил «реестр» определяющих признаков цивилизации, созданный Энгельсом, до десяти. К нему он отнес: интенсивную экономику, торговлю, привилегированные классы, выделения ремесленников-специалистов, государство, города, монументальные общественные здания, налоги, письменность и зачатки науки, развитое искусство. Этот «банк» признаков цивилизации получил распространение и стал предметом обсуждения и уточнения.

И интересно, что уже Чайлд пишет не только о цивилизации вообще, но и о первых цивилизации, одним из атрибутов которых он впервые фиксирует культовые, погребальные и мирские монументальные сооружения. О первых цивилизации говорится и в К. Клакхолма, который предложил сократить список Чайлда до трех существенных — монументальная архитектура, города и письменность. Именно эту позицию конкретизирует и В.М. Масон13. Так плюралистический подход к цивилизационной проблематике, очерченный в умозрительной форме еще в XIX в. (например, у Данилевского), с середины XX в. все шире входит в оборот специальных наук, прежде всего археологии.

Теперь с позиций нетрадиционной, нелинейной исторической ментальности все множество региональных или локальных цивилизаций вкладывают (уже как в только одну из возможных) в такую общую схему: доиндустриальные (космогенные, традиционные цивилизации) — индустриальные цивилизации (техногенные, технические) — постиндустриальная цивилизация. Схема эта не только приемлема, но и необходима и имеет не только философско-исторический характер, поскольку имеет достаточно высокий методологический потенциал и значимость для ряда отраслей научного знания. При таком мультицивилизацийного подхода цивилизация уже не предстает в виде одного и единого ствола, каким выглядит развитие человечества в «писляварварський» период за моноцивилизацийного подхода. Мультицивилизацийна интерпретация исторического процесса дает возможность рассматривать исторический процесс как полицентрические поступательное движение.

Поступательность мультицивилизацийного движения виделась, начиная от Данилевского и к некоторым из современных философов истории, прежде всего в таких двух его особенностях. Во-первых, по этому подходу, если не все, то по крайней мере определенная множество из каждого следующего поколения цивилизаций трактуются как наследницы и умножителем ценностей материальной и духовной культуры, созданных цивилизациями-предшественницами, начиная с первых, самых ранних. Во-вторых, представителями мультицивилизацийного подхода развитие каждой из множества цивилизаций, как правило, понимается как центростремительное процесс, где центром выступает чаще всего цивилизация соответствующего представителя.

indbooks

Читать онлайн книгу

§ 2. Цивилизация как этап развития человеческого общества

Понятие цивилизации, подобно многим другим в общественных науках, весьма многозначное. Словарь иностранных слов определяет цивилизацию (от латинского civilis – гражданский) как высокий уровень общественного развития материальной и духовной культуры общества.

Этим же термином воспользовался в свое время известный американский исследователь Генри Льюис Морган [261] для обозначения всего периода развития общества, следующего за варварством (которому, в свою очередь, предшествует дикость).

Генри Морган прожил немалую часть своей жизни среди ирокезов. Опираясь на собственные наблюдения, а также на свидетельства многих других ученых о примитивных племенах в других частях света, обобщив множество археологических и исторических данных, он разработал теорию, обосновывающую периодизацию истории человеческого общества. Морган разделил человеческую историю на несколько этапов – дикость, варварство и цивилизация, – положив в основу своего анализа, в отличие от марксистской парадигмы, не отношения собственности, а технологическую детерминанту. (Далее мы описываем эти этапы в соответствии с изложением Ф. Энгельса. [262] )

Дикость. Этот этап общественного развития – своеобразное «детство человеческого рода».

На низшей ступени дикости люди живут только в тех местах, где они когда-то произошли от обезьян, – в теплом климате, в лесах, главным образом на деревьях; питаются растительной пищей – плодами, орехами, съедобными кореньями. Главное достижение этого периода – появление «второй сигнальной системы», т. е. членораздельной речи. О том, какова была тогда жизнь, можно лишь догадываться (с помощью метода обратной экстраполяции). Наблюдать ее сегодня невозможно нигде: ни один из даже самых отсталых народов и племен на этой ступени уже не остался.

Средняя ступень: введение в рацион рыбной пищи и освоение огня, что существенно подняло человека над другими животными. Изготовление и регулярное применение первых каменных орудий. Периодическое употребление животной пищи. Постоянная недостаточность пищи приводит к возникновению людоедства.

Высшая ступень дикости еще более высоко поднимает человеческое общество над животным миром. С изобретением лука и стрел охота становится одной из постоянных отраслей труда, а дичь – относительно постоянной пищей. Комбинация лука, тетивы и стрел – это уже довольно сложное орудие, конструирование которого возможно благодаря длительно накапливаемому опыту и весьма развитым умственным способностям. А значит, можно предполагать появление на этом этапе и других, не менее сложных изобретений. Морган, изучая условия жизни племен, обитающих в различных уголках земного шара (и, естественно, ничего не знающих друг о друге), отмечает любопытное сходство: они уже применяют лук и стрелы, но еще не знакомы с гончарным искусством.

Читать еще:  Виды театров для детей. Предметно-пространственная среда обеспечивает совместную театрализованную деятельность детей, является основой самостоятельного творч

Варварство. Низшая ступень этого периода повсеместно начинается с возникновения и развития гончарного искусства. Характерной чертой этого периода является начало приручения и разведения животных, а также возделывания растений.

Средняя ступеньварварства характеризуется использованием прирученных животных как повсеместно распространенным явлением.

Кроме того, в этот период начинают приручать животных для получения не только мясной пищи, но и молока. Начинается селекционная работа – вначале в животноводстве, а затем и в растениеводстве. В пище используются злаки. Появление такой пищи и возможности запасать ее впрок позволяют осваивать местности, считавшиеся ранее неблагоприятными для обитания. Более обильное питание в сравнении с теми племенами и народами, которые продолжают жить собирательством и охотой, дает новым «аграрным» расам серьезные преимущества в увеличении их численности, а также в физическом развитии, сокращая смертность, прежде всего среди детей. По тем же причинам на этой ступени постепенно исчезает каннибализм, сохраняясь лишь у некоторых народов и, главным образом, в качестве религиозного или колдовского обряда.

Высшая ступень варварства начинается с использования в земледелии домашнего скота в качестве тягловой силы для плуга (животноводство, помимо мясного и молочного, пополняется разведением еще и рабочего скота). Морган и Энгельс утверждают, что окончательное утверждение полеводства сопровождается концентрацией населения на относительно ограниченных площадях, что, в свою очередь, порождает социальную потребность в едином централизованном руководстве. Высшая ступень варварства, как утверждает Энгельс, довольно полно изображена в гомеровской «Илиаде»: «Усовершенствованные железные орудия, кузнечный мех, ручная мельница, гончарный круг, изготовление растительного масла и виноделие, развитая обработка металлов, переходящая в художественное ремесло, повозка и боевая колесница, постройка судов из бревен и досок, зачатки архитектуры как искусства… – вот главное наследство, которое греки перенесли из варварства в цивилизацию». [263]

Таким образом, варварство предстает перед нами как эпоха возникновения скотоводства и земледелия, овладения целым рядом различных методов производства продуктов, которых не существует в природе.

Цивилизация. Цивилизация – это следующая крупная эпоха овладения способами дальнейшей, значительно более глубокой обработки природных продуктов для непосредственного удовлетворения потребностей человека (а эти потребности стремительно растут в количественном и расширяются в качественном отношении); этот этап развития общества Энгельс назвал «периодом промышленности в собственном смысле слова и искусства». [264]

Варварство переходит в цивилизацию после изобретения и введения в постоянное пользование письменности. Цивилизация, по Моргану, – это период появления промышленности (в собственном смысле слова), а также сферы духовного производства, включая развитые формы религии, науку и искусство. Социальное развитие этого периода, прежде всего, закрепляет и существенно углубляет все возникшие прежде виды разделения труда, причем осуществляется это – особенно на начальных ступенях – довольно жестко, с противопоставлением, в частности, новых видов поселений – города и деревни, а также решительным разделением общества на классы. Кроме того, на самой заре цивилизации появляется класс, занятый уже не производством, а исключительно обменом продуктов, – купцы, которые, во-первых, принимают на себя роль своеобразной цепочки, связывающей группы, производящие различные виды продуктов, а во-вторых, постепенно экономически подчиняют себе агентов производства на обоих концах этой цепочки. Вместе с этим классом появляется товар товаров – деньги. В свете рассматриваемой проблемы необходимо отметить еще одну достаточно важную социальную функцию этого класса: установление коммуникаций, распространение информации, накопленной в одних обществах, по всем другим.

Выделяется и особый класс людей, занятых исключительно управленческими функциями, которые в прежних эпохах выполнялись вождями и старейшинами во многом, так сказать, «на общественных» началах. Управление становится профессией, т. е. особым видом деятельности, требующим, с одной стороны, специальной подготовки, а с другой – являющимся источником постоянного дохода. То же самое происходит и с отправлением религиозного культа, вокруг которого формируется класс профессиональных священнослужителей.

Цивилизация становится возможной потому, что производительные силы общества выходят на своеобразный критический рубеж и преодолевают его. Таким критическим рубежом является возникновение возможности производства – в соответствии с трудовой теорией стоимости – прибавочного продукта.

Сколько же времени охватывает весь данный процесс социальных трансформаций? На этот счет в науке нет единого мнения: одни считают, что производственная деятельность людей насчитывает около 2 млн лет, другие утверждают, что человек в его современном психофизическом облике сложился лишь около 100 тыс. лет назад. Можно произвести некоторые оценки, приняв во внимание, что возраст древнейших памятников письменности оценивают в 6–7 тыс. лет. Бесспорно одно: каждый последующий период протекал быстрее, и главное – приводил к более значительным достижениям. Такую тенденцию Б. Ф. Поршнев назвал законом ускорения истории на каждую последующую стадию уходит меньше времени, чем на предыдущую. Тенденцию эту можно графически изобразить в виде экспоненциальной кривой (рис. 19). Она проявляется и в неравной длительности различных ступеней одного и того же этапа (самыми длительными являются низшие ступени, наименее продолжительными – высшие).

Следует помнить и о неравномерности развития обществ, возникавших и развивавшихся в различных ареалах обитания: в одних из них были более благоприятные условия для тех или иных этапов, в других – менее (на что указывает, к примеру, Ф. Энгельс). [265] В связи с этим для нас будет представлять особый интерес еще один смысл понятия «цивилизация», который мы рассмотрим в следующем параграфе.

Рис. 19. Эволюционная кривая в различных системах координат исторического времени (П – первобытно-общинная формация; Р – рабство; Ф – феодализм; К – капитализм)

[261] См.: Морган Л. Г. Древнее общество. – М., 1935.

[262] См.: Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Избр. произв. В 3 т. Т. 3. – Гл. 1. – М., 1983.

[263] Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. С. 230.

[264] Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. С. 230.

[265] См.: Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.

Источники:

http://m.vuzlit.ru/510535/kultura_forma_translyatsii_sotsialnogo_opyta_obschestva
http://studbooks.net/118/filosofiya/sootnoshenie_dikost_varvarstvo_tsivilizatsiya_traktovka_morgana_engelsa
http://indbooks.in/mirror3.ru/?p=70250

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector