1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чтоб не было мучительно больно за бесцельно. Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы

305. Чтобы не было мучительно больно за бесцельно

История Триста Пятая: «Чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы …»

«Самое дорогое у человека — это жизнь. Она даётся ему один раз, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жёг позор за подленькое и мелочное прошлое, чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества. И надо спешить жить. Ведь нелепая болезнь или какая-либо трагическая случайность могут прервать её».
Николай Островский

Когда Николай Островский писал эти слова, он точно знал, что имеет в виду, так как он прожил всего 32 года, из которых 9 лет был прикован к постели болезнью. Он написал всего один роман: «Как закалялась сталь», сделавший его знаменитым. Он действительно торопился жить. Островский окончил школу в 9 лет с похвальным листом, глубоко верующий в детстве, посвятил свою жизнь делу комсомола. И слова его правильные и жизнь прожита искренне и без оглядки.

Жизнь никогда не даёт обратного хода. Машина всегда может сдать назад. На магнитофоне, вы всегда можете перемотать плёнку назад, однако у жизни нет кнопок перемотки. Дни и мгновения завершаются и исчезают безвозвратно. Время наш самый невосполнимый ресурс. Иногда мы сознаём, как быстро «летит» время, вопрошаем: «И куда только ушло наше время?», чувствуя так, будто мы растратили этот великий дар неизвестно на что. Завершаясь, каждый день перемещается из зоны будущего в зону прошлого. Мы можем высоко ценить прекрасно прожитый день или горько сожалеть об утраченных возможностях, но ушедший день уж точно нельзя вернуть назад. Жизнь – это такая игра, в которой можно ходить только вперёд, нельзя переиграть, нет второй попытки, все исправления необходимо совершать по мере продвижения вперёд. В жизни нет кнопок «пауза» или «перемотка», поэтому нужно постараться прожить правильно с первого раза.

Читая любой роман, не знаешь, чем всё закончится, пока перед тобой развёртываются различные сюжетные линии, а как доходишь до последней страницы, можешь задуматься, как следовало бы главному герою изменить своё поведение, чтобы избежать той или иной развязки: «Ах, если бы только он мог поступить во тут и тут по-другому!» Спустя какое-то время все ошибки и неудачи прошлого становятся очевидными. Однако в реальной жизни есть своя неотвратимость, есть такие вещи, которые уже нельзя исправить, и заранее мы не видим, куда приведут нас те или иные поступки.

У всех нас имеется представление о том, что именно в нашей жизни является самым важным и что наиболее ценно. Однако, если мы проанализируем свою жизнь, то скорее всего обнаружим расхождение между тем, что мы ценим, и тем, на что тратим своё время, деньги и силы. В основном все люди знают, как нужно жить правильно, хотя сами обычно так не живут.

Любые зависимости, будь то компьютерные игры, комфортный образ жизни, шопинг, привязанность к фастфуду и т.д., отнимают наше время, здоровье и деньги. То, как много наших жизненных сил забирают зависимости, можно понять, лишь избавившись от какой-либо из них. Зависимости могут ежедневно отбирать многие часы не только на прямое их удовлетворение, но также на соответствующие мечтания, на добывание денег для них, на их сокрытие или на горькие сожаления. Такие привычки в буквальном смысле крадут нашу жизнь!

Одна из главнейших привязанностей – это, конечно, телевизор. Иногда мужья и жёны тратят на телевизор больше времени, чем на общение друг с другом. Недавно говорил с одним многодетным папой, заядлым футболистом и поклонником футбола, и он сказал мне, что с какого-то момента перестал смотреть все футбольные трансляции и даже чемпионат мира, так как понял, как много энергии и времени забирает это у него самого и у его семьи.

Есть вещи, которые настоятельно требуют нашего внимания. Звонок телефона. Заболевания. Работа. Но призыв к любви редко бывает настоятельным. Поиграю ли я со своим ребёнком, почитаю ли ему книжку, послушаю ли, что у него сегодня происходило в школе? Мы думаем: «Вот когда я решу все свои вопросы, тогда и найду для этого время». Не слишком ли давно я говорил по душам со своими друзьями? «Да ладно», — отмахиваемся мы: «Могу поговорить хоть завтра». Найдётся ли у меня время навестить родителей или хотя бы позвонить им и сказать, что я люблю их? Не взывает ли моя душа, к более глубокому и искреннему общению с Богом? Мы обещаем себе, что однажды обязательно сделаем это, когда у нас будет больше времени, и мы не будем так заняты. И вот день прошёл. Мы откладываем важные вещи на завтра, а завтра так и не наступает.

В независимости от того, осмелимся мы любить или нет, рискнём отдавать больше или нет, будем ли продолжать эгоистичный образ жизни или доверим все свои проблемы Богу, в какой-то момент земная жизнь закончится. С этой точки зрения, для хороших и плохих, для богатых и бедных, для смелых и трусливых, для щедрых и жадных, для здоровых и больных – исход один и тот же. Однако с точки зрения вечности, ценность жизни, наполненной любовью, щедростью и радостью, кардинально отличается от жизни эгоистичной, полной страхов и сомнений.

Читать еще:  Картина состоящая из нескольких картин. Модульные картины над диваном для интерьера гостиной

«Есть три ловушки, ворующие счастье: сожаление о прошлом, тревога за будущее и неблагодарность за настоящее».
Ошо

«Мудрецу несвойственно делать то, о чем ему пришлось бы жалеть».
Марк Туллий Цицерон

«Словно ветер в степи, словно в речке вода,
День прошел — и назад не придет никогда.
Будем жить, о подруга моя, настоящим!
Сожалеть о минувшем — не стоит труда».
Омар Хайям

«Чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы»

Недавно прочитал о таком интересном исследовании, которое меня просто шокировало!

В хосписе (место, где ухаживают за неизлечимо больными людьми на последней стадии болезни) проводили опрос: о чем люди больше всего жалеют перед смертью.

И 87% ответили, что больше всего сожалеют о том, что прожили бессмысленную и пустую жизнь! Вдумайся в эти дикие цифры. 9 из 10 людей вместо того, чтобы заниматься тем, что им действительно нравится и идти навстречу своим мечтам – по сути, просто выкинули свои жизни на помойку! Опрос очень показателен: ведь молодому и здоровому человеку всегда кажется, что впереди куча времени, чтобы все исправить и изменить. Но жизнь пролетает очень стремительно, и к концу мы получаем такой печальный итог.

О чем же конкретно сожалели умирающие.

Сожалели о том, что за все отведенное время им не хватило смелости жить той жизнью, которая была правильной именно для них, а не той жизнью, которой ожидали от них другие. Большинство людей едва ли пытались воплотить половину из того, о чем мечтали. Они умерали, осознавая, что все это происходило вследствие их выбора, который они сделали или не сделали. Если ты не берешь на себя ответственность за свою жизнь, не идешь к своим целям, то всегда найдется кто-то другой, ради чьих целей ты будешь жить.

Им было жаль, что они так много работали, занимаясь нелюбимым делом, и жизнь прошла мимо них. Задумайся, та деятельность, которой ты сейчас занимаешься, готов ли ты посвятить ей всю свою жизнь. Считаешь ли ты ее своим любимым делом, предназначением, миссией? Занимался бы ты этой деятельностью в качестве хобби? Люди думают, что им нужно много денег и тратят на их зарабатывание все свое время. Они не задумываются, что перед смертью, которая неизбежна, все это состояние они не смогут забрать с собой. По сути все зарабатывание денег к этому моменту не будет иметь никакой ценности. Гораздо важнее те воспоминания и эмоции, которые ты получаешь в течение жизни, чтобы умирая, ты сказал: «я прожил яркую и насыщенную жизнь, я много в жизни повидал и мне не стыдно уйти на покой». Оставь время для увлечений, родных и близких и ваша жизнь станет счастливее.

Многим было жаль, что у них не было смелости, чтобы выразить свои чувства, тогда возможно их жизнь сложилась совсем по-другому. Они сожалели, что не поддерживали отношения со своими друзьями, что их дружбе не было уделено столько усилий и времени, сколько она заслуживала, все скучают по своим друзьям, когда умирают. Иногда гордыня перевешивает все на свете, из-за чего в старости или перед смертью ты остаешься совсем один не нужный никому. Представь на секунду свои похороны. Много ли человек пришло на них? Какие слова о тебе говорили бы люди? Было бы это правдой?

Возможно, ты уже сейчас сожалеешь о том, что есть одна девушка, которая тебе нравится, но ты так и не решаешься заговорить с ней. Или эту девушку ты хочешь вернуть, глупо расставшись с ней когда-то, но в дальнейшем ты осознал, как на самом деле она тебе дорога. Может быть, ты каждый день, бывая в людных местах, видишь красивых девушек, но так и не решаешься подойти и познакомиться, откладывая свою личную жизнь на потом. Не удивляйся, что в итоге ты будешь жить той жизнью, которую не выбирал.

В целом люди, стоящие на пороге смерти жалели о том, что не позволяли себе быть счастливыми. Это было на удивление общим сожалением. Многие до конца так и не поняли, что их счастье – это вопрос их выбора. Будь счастлив уже сегодня, у тебя одна жизнь, проживи ее правильно, чтобы потом ни о чем не жалеть в конце.

Островский Николай Алексеевич: «Самое дорогое у человека — это жизнь. «

«Самое дорогое у человека — это жизнь.

Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества».

Николай Островский

Николай Островский родился 29 сентября 1904 года в селе Вилия на Волыни в семье отставного военного.

Его отец Алексей Иванович отличился в Русско-турецкой войне 1877-1878 года и за особую храбрость был награжден двумя Георгиевскими крестами. После войны Анатолий Островский работал солодовщиком на винокуренном заводе, а мама Островского, Ольга Осиповна, была кухаркой.

Семья Островских жила небогато, но дружно, ценила образование и труд. Старшие сестры Николая — Надежда и Екатерина стали сельскими учительницами, а сам Николай был досрочно был принят в церковно-приходскую школу «по причине незаурядных способностей», которую окончил в 9 лет с похвальным листом. В 1915 году он окончил двухклассное училище в Шепетовке, а в 1918 году поступил в Высшее начальное училище, позднее преобразованное в Единую трудовую школу, и стал представителем учащихся в педагогическом совете.

С 12 лет Островскому пришлось работать по найму: кубовщиком, рабочим на складе и подручным кочегара на электростанции. Впоследствии он писал Михаилу Шолохову об этом периоде своей жизни: «Я штатный кочегар и насчет заправки котлов был неплохой мастер».

Тяжелая работа не мешала романтическим порывам Островского. Его любимыми книгами были «Спартак» Джованьоли, «Овод» Войнич, романы Купера и Вальтера Скотта, в которых отважные герои боролись за свободу против несправедливости тиранов. В юности он читал друзьям стихи Брюсова, приехав к Новикову, проглотил «Илиаду» Гомера, «Похвалу глупости» Эразма Роттердамского.

Под влиянием шепетовских марксистов Островский втянулся в подпольную работу и стал активистом революционного движения. Воспитанный на романтически-авантюрных книжных идеалах, он принимал Октябрьскую революцию с восторгом. 20 июля 1919 года Николай Островский вступил в комсомол и ушел на фронт сражаться против врагов революции. Он сначала служил в дивизии Котовского, затем — в 1-й Конной армии под командованием Буденного.

В одном из боев Островский на всем скаку упал с лошади, позже он получил ранение в голову, и в живот. Все это жесточайшим образом сказалось на его здоровье, и в 1922 году восемнадцатилетний Островский был отправлен на пенсию.

После демобилизации Островский нашел себе применение на трудовом фронте. Окончив школу в Шепетовке, он без отрыва от производства продолжил учебу в Киевском электротехническом техникуме, и вместе с первыми комсомольцами Украины был мобилизован на восстановление народного хозяйства. Островский участвовал в строительстве узкоколейной дороги, которая должна была стать основной магистралью для обеспечения дровами вымирающего от холода и тифа Киева. Там он простудился, заболел тифом и в бессознательном состоянии был отправлен домой. Усилиями родных ему удалось справиться с болезнью, но вскоре он вновь простудился, спасая в ледяной воде лес. Учебу после этого пришлось прервать, и, как оказалось, навсегда.

Обо всем этом он позже написал в своем романе «Как закалялась сталь»: и как, спасая лесосплав, бросился в ледяную воду, и жестокой простуде после этого трудового подвига, и о ревматизме, и о тифе.

В 18 лет он узнал, что врачами ему поставлен страшный диагноз — неизлечимая, прогрессирующая болезнь Бехтерева, которая приводит больного к полной инвалидности. У Островского сильно болели суставы. А позже ему был поставлен окончательный диагноз — прогрессирующий анкилозирующий полиартрит, постепенное окостенение суставов.

Врачи предложили потрясенному юноше перейти на инвалидность и ожидать конца. Но Николай выбрал борьбу. Он стремился сделать жизнь и в этом, казалось бы, безнадежном состоянии, полезной для других. Однако, последствия изнурительной работы все чаще давали себя знать. Первые приступы неизлечимой болезни он испытал в 1924 году и в этом же году стал членом Компартии.

Со свойственной ему полной самоотдачей и юношеским максимализмом он посвятил себя работе с молодежью. Он стал комсомольским вожаком и организатором первых комсомольских ячеек в пограничных районах Украины: Берездове, Изяславле. Вместе с комсомольскими активистами Островский участвовал в борьбе ЧОНовских отрядов с вооруженными бандами, стремящимися прорваться на советскую территорию.

Болезнь прогрессировала, и началась бесконечная череда пребывания в больницах, клиниках и санаториях. Мучительные процедуры, операции не приносили улучшения, но Николай не сдавался. Он занимался самообразованием, учился в Свердловском заочном коммунистическом университете, и очень много читал.

В конце двадцатых годов в Новороссийске он познакомился со своей будущей женой. К осени 1927 года Николай Алексеевич уже не мог ходить. К тому же у него началась болезнь глаз, которая в итоге привела его к слепоте, и была следствием осложнения после сыпного тифа.

Николай Островский с женой Раисой за год до смерти.

Осенью 1927 года Островский начал писать автобиографический роман «Повесть о «котовцах». Рукопись этой книги, созданная поистине титаническим трудом и отправленная по почте в Одессу бывшим боевым товарищам для обсуждения, к несчастью, потерялась на обратном пути, и судьба ее так и осталась неизвестной. Но Николай Островский, привыкший выносить и не такие удары судьбы, не потерял мужества, и не отчаялся.

В письме от 26 ноября 1928 года он писал: «Вокруг меня ходят крепкие, как волы, люди, но с холодной, как у рыб, кровью. От их речей веет плесенью, и я их ненавижу, не могу понять, как здоровый человек может скучать в такой напряженный период. Я никогда не жил такой жизнью и не буду жить».

С этого времени он навсегда был прикован к постели, и осенью 1929 года Островский переехал на лечение в Москву.

«Принесенных стоп в 20 — 30 книг ему едва хватало на неделю», — отмечала жена. Да в его библиотеке было не две — две тысячи книг! А начиналась она, по свидетельству матери, с журнального листа, в который хотели завернуть ему селедку, но он принес селедку, держа за хвост, а журнальный лист положил на полку. «Я очень изменился?» — спрашивал позже Островский Марту Пуринь, своего давнего друга. «Да, — ответила она, — ты стал образованным человеком».

В 1932 году он начал работу над книгой «Как закалялась сталь». После восьмимесячного пребывания в больнице Островский вместе с женой поселился в столице. Абсолютно обездвиженный, слепой и беспомощный, он ежедневно на 12-16 часов оставался в полном одиночестве. Пытаясь побороть отчаяние и безысходность, он искал выход из своей энергии, а так как его руки еще сохраняли некоторую подвижность, Николай Алексеевич решил начать писать. С помощью жены и друзей, сделавших ему специальный «транспарант» (папку с прорезями) он пытался записывать первые страницы будущей книги. Но и эта возможность писать самому продолжалась недолго, и в дальнейшем он был вынужден диктовать книгу своим родным, друзьям, соседке по квартире, и даже девятилетней племяннице.

С болезнью боролся с тем же мужеством и упорством, с какими некогда воевал на гражданской войне. Он занимался самообразованием, читал одну за другой книги, заочно окончил коммунистический университет. Будучи парализованным, вел на дому комсомольский кружок, готовил себя к литературной деятельности. Работал по ночам, с помощью трафарета, а днем друзья, соседи, жена, мать сообща расшифровывали написанное.

Николай Островский стремился научиться хорошо писать — следы этого хорошо видны опытному глазу. Он учился искусству литератора у Гоголя (сцены с петлюровским полковником Голубом; зачины типа «хороши вечера на Украине летом в таких маленьких городишках-местечках, как Шепетовка. » и др.). Учился у своих современников («рубленый стиль» Б.Пильняка, И.Бабеля), у тех, кто помогал ему редактировать книгу. Учился писать портреты (получалось не очень умело, однообразно), искать сравнения, индивидуализировать речь персонажей, строить образ. Не все было удачным, с трудом приходилось освобождаться от штампов, находить удачные выражения, — делать это все приходилось, преодолевая болезнь, неподвижность, элементарную невозможность самому читать и писать.

Посланная в журнал «Молодая гвардия» рукопись получила разгромную рецензию: «выведенные типы нереальны». Однако Островский добился вторичного рецензирования рукописи. После этого рукопись активно редактировали заместитель главного редактора «Молодой Гвардии» Марк Колосов и ответственный редактор Анна Караваева, известная писательница того времени. Островский признавал большое участие Караваевой в работе с текстом романа; также он отмечал участие Александра Серафимовича.

Первую часть романа имела огромный успех. Номера журнала, где он публиковался, невозможно было достать, в библиотеках за ним стояли очереди. Редакцию журнала захлестнул поток читательских писем.

Образ главного героя романа — Корчагина был автобиографичен. Писатель переосмыслил личные впечатления и документы, и создал новые литературные образы. Революционные лозунги и деловая речь, документальность и художественная вымысел, лиризм и хроника — все это соединилось у Островского в новое для советской литературы художественное произведение. Для многих поколений советской молодёжи герой романа стал нравственным образцом.

Однажды, недовольный некоторыми семейными сценами романа, какой-то критик написал, что они способствуют «разжижению гранитной фигуры Павки Корчагина». Николай был возмущен — гранит не строительный материал для живого человека. Назвал статью «вульгарной»: «Сердечно болен, однако отвечу ударом сабли». Одна из его добровольных секретарей, Мария Барц, оставила нам свидетельство того, что его беспокоило при диктовке: «По-человечески ли получилось? Не лубочно ли? Не слишком ли ортодоксален Павел Корчагин? Не плакатен ли?»

В 1933 году Николай Островский в Сочи продолжил работу над второй частью романа, а в 1934 году вышло первое полное издание этой книги.

В марте 1935 года в газете «Правда» был опубликован очерк Михаила Кольцова «Мужество». Из него миллионы читателей впервые узнали, что герой романа «Как закалялась сталь» Павел Корчагин — не плод фантазии автора. Что именно автор этого романа — и есть герой. Островским начали восхищаться. Его роман переводился на английский, японский и чешский языки. В Нью-Йорке он печатался в газете.

1 октября 1935 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Островского наградили орденом Ленина. В декабре 1935 года Николаю Алексеевичу была предоставлена квартиру в Москве, на улице Горького, и специально для него была построена дачу в Сочи. Также ему было присвоено воинское звание бригадного комиссара.

Островский продолжал работать, и летом 1936 года он закончил первую часть романа «Рожденные бурей». По настоянию автора новую книгу обсудили на выездном заседании президиума правления Союза советских писателей на московской квартире автора.

Последний месяц жизни Николай Алексеевич был занят внесением поправок в роман. Он трудится «в три смены» и готовился отдохнуть. А 22 декабря 1936 года сердце Николая Алексеевича Островского остановилось.

В день его торжественных похорон, 26 декабря, книга вышла в свет — рабочие типографии набрали и отпечатали ее в рекордно короткие строки.

Мейерхольд поставил спектакль о Павке Корчагине по инсценировке романа, сделанной Евгением Габриловичем. За несколько лет до своей смерти Евгений Иосифович Габрилович рассказывал, какое это было грандиозное зрелище: «На просмотре зал взорвался овациями! Это было так жгуче, так потрясало! То была торжественная трагедия». Трагедийность той эпохи мы хорошо видим сегодня. Тогда видеть ее было запрещено. Ведь «жить стало лучше, жить стало веселее». Спектакль запретили.

Роман «Как закалялась сталь» Островского выдержал более 200 изданий на многих языках мира. До конца 1980-х годов он занимал центральное место в школьной программе.

Николай Островский был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Источники:

http://www.proza.ru/2019/05/13/1256
http://www.tlc7.ru/blog/KITCH/chtoby-ne-bylo-muchitelno-bolno-za-bestselno-prozhitye-gody-1525
http://www.dal.by/news/2/15-03-13-23/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector