10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Бывает, что художник увлечётся, и кисть нарисует чт. Трое в одной лодке, не считая собаки (1889)

Трое в лодке, не считая собаки

Купить по лучшей цене:

При покупке в этом магазине Вы возвращаете на личный счет BM и становитесь претендентом на приз месяца от BookMix.ru!
Подробнее об акции

Авторы: Джером К. Джером

«Не знаю почему, но когда я вижу кого-нибудь спящим, в то время как я бодрствую, я прихожу в ярость. Так мучительно быть свидетелем того, что бесценные часы земного существования, быстротечные мгновения, которых ему уже никогда не вернуть, человек попусту тратит на скотский сон. »

Джером Клапка Джером начинал свою трудовую жизнь разнорабочим; он рано лишился родителей и был вынужден в 13 лет самостоятельно зарабатывать себе на пропитание. Ему довелось попробовать себя в актерском ремесле, он был учителем, упаковщиком, секретарем…Первые литературные опыты были неудачными — рукописи с его рассказами издатели неизменно возвращали. В 1888 г. Джером женился и провел медовый месяц на Темзе в небольшой лодке. Этот жизненный опыт и лег в основу самой знаменитой его повести — «Трое в лодке не считая собаки». Прототипами героев стали его ближайшие друзья. Повесть была напечатана в 1889 г. и принесла автору долгожданный успех. За первые два десятка лет после первой публикации в мире было продано более миллиона экземпляров книги, количество лодок на Темзе удвоилось, а сама река стала важной туристической достопримечательностью. Эта повесть стала вершиной творчества писателя. Обретя финансовую независимость, он много работал на литературном поприще, однако приблизится к оглушительному успеху описанных им приключений троих друзей на Темзе так и не смог.Иллюстрации к этому изданию самой известной повести Джерома выполнены двумя художниками — А. Бену и А. Фредриксом, которым в полной мере удалось передать атмосферу веселой, кипучей и беззаботной жизни отдыхающих на Темзе англичан Викторианской эпохи.Иллюстрации к этому изданию самой известной повести Джерома выполнены двумя художниками — французом Огюстом Бену и англичанином Артуром Фредриксом, которым в полной мере удалось передать атмосферу веселой, кипучей и беззаботной жизни отдыхающих на Темзе англичан Викторианской эпохи.»Трое в лодке не считая собаки» — самая известная повесть английского писателя-юмориста и драматурга Джерома Клапка Джерома. В ее основе лежат наблюдения, сделанные автором в 1888 г. во время своего путешествия по Темзе после женитьбы Прототипами героев стали ближайшие друзья автора. Иллюстрации к этому изданию выполнены двумя художниками — А. Бену и А. Фредриксом, которым в полной мере удалось передать атмосферу веселой, кипучей и беззаботной жизни отдыхающих на Темзе англичан Викторианской эпохи. Обо всём этом и не только в книге Трое в лодке, не считая собаки (Джером К. Джером)

Собаку тоже стоило бы посчитать

Именно благодаря этой книге я поверила в существование так называемого «английского юмора», а потом уже был Вудхауз.

Произведение очень весёлое, повествующее о похождениях троих друзей Джерома, Гарриса и Джорджа, ну и о Монморанси, конечно же, забывать не стоит: ему в книжке отводится одна из главных ролей. Друзья — люди своеобразные: ироничный, но и чувствительный, даже немножко сентиментальный Джером, прагматичный Гаррис, которого ничем не проймёшь и который никогда не плачет «неизвестно почему», Джордж, чувствующий жажду примерно в одно и то же время и Монморанси — самый разумный, приспособленный к жизни и неунывающий из этой четвёрки.

В книжке смешно всё: и то, как рассказчик обнаружил у себя кучу болезней, перечитав медицинский справочник, и то, какой рецепт для лечения он получил:

«1 фунтовый бифштекс и
1 пинта горького пива
каждые 6 часов.
1 десятимильная прогулка
ежедневно по утрам.
1 кровать
ровно в 11 ч. вечера.
И не забивать себе голову вещами,
которых не понимаешь».

и важные собрания, на которых избирался маршрут, и само путешествие, и знакомство с тремя леди. Сюжет выстроен будто бы в жанре романа-путешествия, но главное здесь — те миниатюрки, при помощи которых автор раскрывает характеры героев, особенности национального джентельментства, а также неповторимый юмор. Многое просто растаскала на афоризмы и теперь активно пользуюсь.

Когда читала в первый раз, хохотала прямо в автобусе так, что попросили почитать вслух. Такого весёлого, беззаботного и не несущего совершенно никакого негатива произведения мне ещё, пожалуй, в жизни не встречалось. Поэтому всем, у кого на сердце осень, советую вернуться в лето, прочитав об этих удивительных приключениях!

130 лет повести Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки» (1889)

Джером, Джером Клапка. Трое в лодке, не считая собаки = Three men in a boat (to say nothing of the dog) : повесть : для среднего школьного возраста / Джером К. Джером ; [пер. с англ. : М. Донского, Э. Линецкой] ; ил. Александры Семеновой. – Москва : НИГМА, 2016. – 340, [3] с. : цв. ил. – 12+. – ISBN 978-5-4335-0391-5.

Читать еще:  Любовные отношения в романе отцы и дети. Сочинение на тему «Любовь в жизни героев (Отцы и Дети)

Замечательный английский писатель-юморист Джером Клапка Джером известен всему миру своими яркими и жизнеутверждающими произведениями, в которых отражён его богатый жизненный опыт. Тонкий юмор и острая наблюдательность автора – вот секрет популярности его книг, навсегда оставивших след в памяти многих поколений читателей. Однажды три английских джентльмена – Джордж, Гаррис и Джей – захотели отдохнуть от городской суеты и поправить здоровье. И что же может быть лучше, чем прогулка по реке на лодке, в хорошей компании, да ещё со своим любимцем – фокстерьером Монморанси? Читатели с удовольствием погружаются в перипетии путешествия троих друзей, вместе с ними попадают в полные комизма житейские ситуации и участвуют в забавных приключениях. Оригинальные иллюстрации Александры Семёновой прекрасно передают эмоции и характер героев, делая книгу ещё увлекательнее.

Книга доступна в электронной библиотеке «Литрес».

История создания произведения

Юмористическая повесть Джерома К. Джерома представляет собой отчет о лодочной поездке по реке Темзе между Кингстоном и Оксфордом.

У Джерома К. Джерома было два друга – Джордж Уингрейв и Карл Хеншель. Втроем они часто отправлялись на лодке по Темзе и на велосипедные прогулки. Поэтому и сюжет, и герои, и даже окрестности реки, описанные в повести, имеют под собой реальную основу. Джером познакомился с Карлом и Джорджем, когда работал клерком в адвокатской конторе. Джордж Уингрейв, послуживший прототипом для Джорджа, тогда работал банковским служащим. В повести даже не изменено его место работы: «Спит в каком-то банке от десяти до четырех каждый день, кроме субботы, когда его будят и выставляют оттуда в два». Преувеличением было только описание внешности Джорджа – в повести он описан как довольно тучный мужчина. Некоторое время Джером и Джордж вместе снимали квартиру в том же доме, где размещался банк. Джордж сделал карьеру и стал управляющим Барклайс-банка. С Джеромом они сохранили дружбу до самой старости. Карл Хеншель, послуживший прототипом для Гарриса, был соучредителем английского Клуба театралов. Хеншель сам был заядлым театралом – так же, как и Джером, и это послужило поводом для начала их общения. Хеншель утверждал, что за всю жизнь не пропустил ни одной лондонской премьеры. Он отличался от своего литературного двойника тем, что никогда не пил (Гаррис «всегда знает местечко за углом, где можно получить что-нибудь замечательное в смысле выпивки»), был примерным семьянином и отцом троих детей. Единственный персонаж, у которого не было прототипа, – это фокстерьер Монморанси. При этом повадки собаки описаны в таких деталях, что никто не мог и подумать, что до этих пор собаки у автора не было.

Уже после публикации повести в доме Джерома действительно появился фокстерьер по кличке Джим, и выбор этой породы не был случайным. Позже писатель признавался, что на самом деле наделил Монморанси собственными чертами характера.

Книга была напечатана в 1889 году, имела оглушительный успех и переиздаётся до сих пор. К настоящему времени переведена на множество языков, включая японский, иврит, африкаанс, ирландский, португальский и даже «фонографию» Питмана.

За первые двадцать лет по всему миру было продано более миллиона экземпляров книги. Финансовое благополучие, принесённое книгой, позволило Джерому целиком посвятить себя творчеству. Он создал несколько пьес, эссе и новелл, но повторить успех «Трое в лодке, не считая собаки» так и не смог.

История публикации романа в России

Замечательная повесть вышла в книжном варианте в петербургском издательстве «М. М. Ледерле и К°» под названием «Втроем по Темзе» в 1896 году. Перевела её с английского языка переводчица, журналистка, автор статей по педагогике Надежда Алексеевна Жаринцева (1870?–1930). Английский автор настолько был дорог переводчице, что в дальнейшем все, что выходило из-под пера Джерома, Жаринцева переводила на русский с посылаемых им корректур еще до выхода книги в Англии. Помимо Джерома она переводила также книги Р. Киплинга, Лилиан Белл, С. Гарди, Э. Тернера и др.

В 1899 году в петербургской типографии А. А. Пороховщикова вышла книга под заглавием «Трое в одной лодке (не считая собаки)». «Веселое путешествие по Темзе» в переводе писательницы, журналистки и переводчицы Зинаиды Николаевны Журавской (1867-1937). В тот же год повесть вышла в Санкт-Петербурге в издательстве «М. М. Поповъ» под названием «Забавные приключения холостяков» в переводе Н. Дандре (настоящее имя — баронесса, писательница, переводчик Елизавета Артуровна Била). На русском языке книга известна также в переводе Е. Г. Тихомандрицкой (СПб.: Товарищество М. О. Вольфа, 1900), М. А. Энгельгардта (1901), два наиболее известных – Михаила Салье (М.: ГИХЛ, 1957), М. Донского и Э. Линецкой (Л.: Лениздат, 1958); а также С. Пилипенко (ВПТО «Киноцентр», 1992), Е. Кудашевой (Терра-Книжный клуб, 2008).

Книга выходила также под другими заглавиями: «На лодке: (три человека в лодке и с ними собака)» (1900), «Трое в одной лодке (кроме собаки)» (1901), «Трое на лодке, кроме собаки» (1905), «Трое в лодке, кроме собаки» (1912), «Трое в одной лодке, не считая собаки» (1939). Последнее название закрепилось, и часто книгу издавали под этим заглавием, но известен также и другой вариант – «Трое в лодке, не считая собаки». В советский период книгу издавали в Алма-Ате, Вильнюсе, Владивостоке, Воронеже, Ленинграде, Москве, Риге и др. городах.

Интересный факт: в 1929 году в московском издательстве «Огонек» вышел сокращенный вариант книги «Трое в лодке», обложку для которой создали Кукрыниксы. Тиражи книги были очень большие. Так в Москве в 1977 году книга «Трое в лодке, не считая собаки» вышла в издательстве «Художественная литература» тиражом 500000 экземпляров, в Ленинграде в 1980 году книга вышла тиражом 300000 экземпляров. Повесть настолько любима и востребована читателями, что продолжает выходить почти ежегодно в разных издательствах и находить своих новых друзей.

Читать еще:  Солистка «Пропаганды» находится в рабстве у продюсера. Тексты песен(слова) группы Пропаганда Пропаганда солистки старый состав

Также книга легла в основу многочисленных кино- и телефильмов, радиопостановок, пьес, мюзикла.

Киноверсии повести

В 1956 году была снята британская кинокомедия «Трое в лодке, не считая собаки» (англ. Three Men in a Boat) режиссёра Кена Эннакина в формате CinemaScope с Лоуренсом Харви, Дэвидом Томлинсоном и Джимми Эдвардсом в главных ролях. Фильм получил смешанные отзывы, однако оказался коммерчески успешен.

В 1975 году на ВВС был снят фильм «Трое в лодке, не считая собаки» Стивена Фрирза. В главных ролях: Тим Карри, Майкл Пейлин, Стивен Мур

В 1979 году на киностудии «Ленфильм» был снят двухсерийный телевизионный фильм «Трое в лодке, не считая собаки» в жанре музыкальной комедии по мотивам одноимённой повести Джерома. Режиссер фильма — Наум Бирман. В этом фильме актёр Андрей Миронов сыграл 6 ролей : Джером Клапка Джером / Джи / миссис Байкли (1 серия) / дядюшка Поджер (там же) / трактирщик (2 серия) / посетитель трактира (там же), а также в фильме участвовали Александр Ширвиндт – сэр Самуэль Уильям Харрис, Михаил Державин – Джордж (несколько фраз озвучивает Игорь Ефимов), Лариса Голубкина – Энн, Алина Покровская – Эмили, Ирина Мазуркевич – Патриция.

Театральные постановки

Новосибирский театр «Глобус» в 2010-х гг. поставил одноименный спектакль по произведению Джерома . Постановку осуществили: режиссёр Лаврентий Сорокин, художник Елена Турчанинова и композитор Роман Столяр. Роли исполняют Илья Паньков, Максим Гуралевич, Руслан Вяткин, Алексей Корнев и другие.

Краткая справка о писателе

Джером Клапка Джером родился 2 мая 1859 года в Уолсолле, графство Стаффордшир в семье разорившегося фермера. С ранней юности переменил много профессий – от мелкого клерка до актера и журналиста. В 1892 году приглашен в журнал «Лентяй» на должность редактора. Журнал представлял собой иллюстрированное сатирическое ежемесячное издание для мужчин. В 1893 году он основал журнал «Сегодня». Популярность ему принес сборник эссе «Праздные мысли лентяя» (1886). В 1889 году написал самое яркое свое произведение «Трое в лодке, не считая собаки».

Произведения Джерома лишены сатирической заостренности. Он концентрирует свое внимание на «юморе ситуации». Следуя традициям большинства английских юмористов, Джером любит морализировать, и часто сентиментален. Он хорошо знал быт мелких буржуа, городских служащих. Его любимый образ – разоренный буржуа, надеющийся вернуть утраченное, уверенный в том, что он будет рано или поздно вознагражден за свои старания и добродетели.

В 1899 году Джером К. Джером посетил Россию; свои впечатления описал в статье «Русские, какими я их знаю» (в 1906 году издана на русском языке под названием «Люди будущего»).

В годы Первой мировой войны служил добровольцем в санитарном отряде французской армии.

Лучшие повести Джерома: «Наброски к роману» (1893), «Трое на четырех колесах» (другое заглавие «Трое на велосипеде» (1900)), «Они и я» (1909). Кроме юмористических повестей написал несколько романов, пьес и рассказов.

В 1926 году Джером издал автобиографию «Моя жизнь и эпоха».

Русский писатель Иван Алексеевич Бунин оставил воспоминания о Джероме. Он встретился с ним в 1926 году на одном из приемов в Англии. Джером пришел посмотреть на русского писателя и пожать ему руку. Ради этой встречи Джером нарушил свой английский распорядок дня, о чем и сообщил Бунину. (См. Бунин, И. А. Джером Джером // Бунин И. А. Биографические материалы. Воспоминания. – Москва ; Берлин : Директ-Медиа, 2017. – С. 133–134.).

Умер Джером 14 июня 1927 году в Нортгемптоне. Похоронен в церкви св. Марии в Юэлме, Оксфордшир.

В городе Уолсолл открыт дом-музей Джерома. Экспозиция посвящена жизни и творчеству писателя.

featherygold

featherygold

As a remedy to life in society I would suggest the big city.

«Дядюшка Поджер» Джерома Джерома в иллюстрациях американского художника Валласа Триппа.

«Ручаюсь, что вы в жизни не видывали такой кутерьмы, какая поднималась в доме, когда дядя Поджер брался сделать что-нибудь по хозяйству. Привозят, например, от столяра картину в новой раме и, пока ее не повесили, прислоняют к стене в столовой; тетушка Поджер спрашивает, что с ней делать, и дядюшка Поджер говорит: «Ну, это уж предоставьте мне! Пусть никто, слышите — никто, об этом не беспокоится. Я все сделаю сам!»

Тут он снимает пиджак и принимается за работу. Он посылает горничную купить на шесть пенсов гвоздей, а за нею следом — одного из мальчиков, чтобы передать ей, какого размера должны быть гвозди.

С этого момента он берется за дело всерьез и не успокаивается, пока не ставит на ноги весь дом.
«Ну-ка, Уилл, разыщи молоток! — кричит он. — Том, тащи линейку. Дайте-ка сюда стремянку, а лучше всего заодно и стул. Эй, Джим! Сбегай к мистеру Гоглзу и скажи ему: папа, мол, вам кланяется и спрашивает, как ваша нога, и просит вас одолжить ему ватерпас. А ты, Мария, никуда не уходи: надо, чтобы кто-нибудь мне посветил. Когда вернется горничная, пусть она снова сбегает и купит моток шнура. А Том — где же Том? — иди-ка сюда, Том, ты подашь мне картину».

Читать еще:  Рисунок карандашом чтоб папа был рад. Пошаговая инструкция, как нарисовать герб семьи карандашом в школу

Тут он поднимает картину и роняет ее, и она вылетает из рамы, и он пытается спасти стекло, порезав при этом руку, и начинает метаться по комнате в поисках своего носового платка. Носового платка найти он не может, потому что носовой платок — в кармане пиджака, который он снял, а куда девался пиджак, он не помнит, и все домашние должны оставить поиски инструментов и приняться за поиски пиджака, в то время как сам герой пляшет по комнате и путается у всех под ногами.

«Неужели никто во всем доме не знает, где мой пиджак? Честное слово, в жизни не встречал такого сборища ротозеев! Вас тут шестеро — и вы не можете найти пиджак, который я снял всего пять минут назад! Ну и ну!»

Тут он встает со стула, замечает, что сидел на пиджаке, и провозглашает: «Ладно, хватит вам суетиться! Я сам его нашел. Нечего было и связываться с вами, я с тем же успехом мог бы поручить поиски нашему коту».

Но вот через каких-нибудь полчаса перевязан палец, добыто новое стекло, принесены инструменты, и стремянка, и стул, и свечи, — и дядюшка снова принимается за дело, между тем как все семейство, включая горничную и поденщицу, выстраивается полукругом, готовое броситься на помощь. Двоим поручается держать стул, третий помогает дяде влезть и поддерживает его, а
четвертый подает ему гвозди, а пятый протягивает ему молоток, и дядя берет гвоздь и роняет его.
«Ну вот! — говорит он оскорбленным тоном, — теперь потерялся гвоздь».

И всем нам не остается ничего другого, как опуститься на колени и ползать в поисках гвоздя, в то время как дядя Поджер стоит на стуле и ворчит и язвительно осведомляется, не собираемся ли мы продержать его так до поздней ночи.

Наконец гвоздь найден, но тут оказывается, что исчез молоток.
«Где молоток? Куда я подевал молоток? Господи боже мой! Семеро олухов глазеет по сторонам, и никто не видел, куда я дел молоток!»

Мы находим молоток, но тут оказывается, что дядя потерял отметку, сделанную на стене в том месте, куда надо вбить гвоздь, и мы по очереди взбираемся на стул рядом с ним, чтобы помочь ему найти отметку. Каждый находит ее в другом месте, и дядюшка Поджер обзывает нас всех по очереди болванами и сгоняет со стула. Он берет линейку и начинает все измерять заново, и оказывается, что ему нужно разделить расстояние в тридцать один и три восьмых дюйма пополам, и он пытается делить в уме, и у него заходит ум за разум.

И каждый из нас пытается делить в уме, и у всех получаются разные ответы, и мы издеваемся друг над другом. И в перебранке мы забываем делимое, и дядюшке Поджеру приходится мерить снова.
Теперь он пытается это сделать с помощью шнура, и в самый ответственный момент, когда этот старый дурень наклоняется под углом в сорок пять градусов к плоскости стула, пытаясь дотянуться до точки, расположенной ровно на три дюйма дальше, чем та, до какой он может дотянуться, шнур
соскальзывает — и он обрушивается на фортепиано, причем внезапность, с которой его голова и все тело в одно и то же мгновение соприкасаются с клавиатурой, производит неповторимый музыкальный эффект.

И тетушка Мария говорит, что она не может допустить, чтобы дети оставались тут и слушали такие выражения.
Но вот дядюшка Поджер делает наконец нужную отметку, и левой рукой наставляет на нее гвоздь, и берет молоток в правую руку. И первым ударом он расшибает себе большой палец и с воплем роняет молоток кому-то на ногу.
Тетушка Мария кротко выражает надежду, что в следующий раз, когда дядя Поджер надумает вбивать гвоздь в стену, он предупредит ее заблаговременно, чтобы она могла уложиться и съездить на недельку, пока это происходит, в гости к своей матери.

«Уж эти женщины! Они вечно подымают шум из-за ерунды! — отвечает дядюшка Поджер, с трудом поднимаясь на ноги. — А мне вот по душе такие дела. Приятно изредка поработать руками».
И тут он делает новую попытку, и при втором ударе весь гвоздь и половина молотка в придачу уходят в штукатурку, и дядю Поджера по инерции бросает к стене с такой силой, что его нос чуть не превращается в лепешку.

А нам приходится снова искать линейку и веревку, и на стене появляется новая дыра; и к полуночи картина водружена на место (правда, очень криво и ненадежно), и стена на несколько ярдов вокруг выглядит так, будто по ней палили картечью, и все в доме издерганы и валятся с ног. все, кроме дядюшки Поджера.

«Ну вот и все! — говорит он, грузно спрыгивая со стула прямо на мозоль поденщицы и с гордостью взирая на произведенный им разгром. — Ну вот! А другой на моем месте еще вздумал бы кого-нибудь нанимать для такого пустяка».
Джером К.Джером. «Как дядюшка Поджер вешал картину»

Источники:

http://bookmix.ru/book.phtml?id=2858889
http://vk.com/@spbbibliokalin-130-let-povesti-dzheroma-k-dzheroma-troe-v-lodke-ne-schitaya
http://featherygold.livejournal.com/405659.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector