40 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Биография братьев стругацких. Фантасты братья Стругацкие: Книги Их фантастика – символ веры в будущее: надежда на творческих людей

Фантастика братьев Стругацких

В многообразном книжном море каждый сам себе капитан. Каждому нужно самому выбрать: к какому берегу пристать?

В чем же незаурядность фантастики братьев Стругацких?

В наше время покатилась лавина развлекательной фантастики с закрученным сюжетом, инопланетными чудовищами и прочими невероятными явлениями. Приключенческой фантастики огромное множество…

Еще сто лет назад основоположник научной фантастики Герберт Уэллс писал блестящие социальные вещи, потому что у фантастики есть еще одно умение: она может быть очень серьезной литературой. В этом заключается главная сила фантастического метода. Тот, кто им владеет, в состоянии писать сложные и умные философские произведения. Как сказал писатель-фантаст Рей Брэдбери: « Я передаю людям свою любовь к жизни… Начинаешь с малого, а пробуждаешь в людях очень высокие чувства».

Писатели-фантасты в своих произведениях пытаются реализовать вечную мечту о счастье, герой одного из многочисленных рассказов Брэдбери говорит: « Сегодня начинается время, когда большие слова – вечность, бессмертие приобретает смысл».

Особое место, среди многих писателей, принадлежит братьям Стругацким. Уже в семидесятых годах канадский литературовед Дарко Сувин назвал Стругацких «несомненными первопроходцами в советской фантастике». Их первая повесть «Страна багровых туч», по мнению критиков, была вещью заурядной, но авторы постоянно искали свою тему и в этих поисках успели детально разработать целый мир – земной и космический, населить его людьми. Писатели пытались преодолеть каноны технической фантастики, не выходя за пределы этих же канонов, — писатели-братья фонтанировали: рождались фантастические изобретения, придумывались звездолеты и породы скота, системы подвоза продуктов и школьного образования и Бог знает что еще. Стругацкие действительно создали свою державу, фантастический вариант фолкнеровского Иокнапатофы, суперсюжет, охватывающий тринадцать романов и повестей. Привычные научно-фантастические условности включают в себя противостояние человечества и инопланетных форм жизни, конфликт между человеческими ценностями и техническим прогрессом, противопоставление общества прошлого и общества будущего.

В зрелых работах Стругацких последовательно проводится тема катастрофической потери культурной памяти, произошедшей в Советском Союзе при их жизни. По Стругацким, сам жанр научной фантастики подчинен этой теме, поскольку культура, которая не может вспомнить свое прошлое, не сможет «вспомнить» и будущее.

Реальное и фантастическое в произведениях братьев Стругацких.

Аркадий и Борис Стругацкие очень хорошо ориентировались во многих сферах науки и культуры. В их произведениях можно встретить описания нестандартных физико-химических процессов, которые привлекают читателя своими фантастическими явлениями. В повести-сказке «Понедельник начинается в субботу» таких примеров довольно много. Научные сотрудники института НИИЧАВО без особых усилий могут перемещаться в пространстве, а такое явление, как быстрое появление разнообразной пищи на столе, после разговора с неодушевленным предметом становится совершенно обыкновенным. Такое спокойное отношение к этим явлениям в повести говорит о том, что им, как и многому другому, можно научиться. Это сложные физико-химические процессы, реакции и превращения, в которых человек и его действия играют роль одного из компонентов, а среда их происхождения – это материальное пространство.

Предлагаемые очерки из жизни Научно-исследовательского института Чародейства и Волшебства не являются реалистическими в строгом смысле этого слова. Однако они обладают достоинствами и позволяют рекомендовать их широкому кругу читателей.

«Попытка к бегству» и «Трудно быть Богом» — вещи во всех смыслах пороговые для Стругацких. Из развлекательно-поучительной фантастики они шагнули в философскую литературу.

Так в повести «Попытка к бегству» писатели изобретают глайдеры, скотчеры, квазитивные механизмы – реквизит Будущего. Повесть поначалу развивается как юмористическая: «Закрой люк! Сквозняк!» — это в момент старта космического корабля, события, которому надлежит быть серьезным и торжественным… Но на другом конце космического прыжка – резко, безжалостно – кровь, погибель, хруст костей. Страшное, черное средневековье. «Дверь с визгливым скрипом открылась ему навстречу; и из нее выпал совершенно голый, длинный, как палка, человек». Вот так — потешный люк звездолета и дверь туда, где погибают лютой смертью. Дверь, люк, порог – вообще перелом пространства, вход куда-то в литературе имеют особый смысл. М.М.Бахтин ввел в научный оборот понятие хронотопа – единого времени – места действия.

В повести «Попытка к бегству» и в следующем романе «Трудно быть Богом», построенных на символах порога, дверей, за которыми события, ломающие всю жизнь человека. Во вступлении к роману фигурирует дорожный знак, запрещающий проезд: в финале – запретная дверь; если ее миновать, герой перестанет быть человеком – превратиться в убийцу.

Замысел романа «Трудно быть Богом» очень интересный и жизненный. Многие люди мечтают о власти: вначале о сравнительно маленьком повышении в должности, а потом все больше и больше. Возможно, что многие монархи и правители, достигшие определенных высот, начинают мечтать о господствующем положении во всем мире. Как показывает история таких, стремящихся к власти людей и к покорению всего мира, было немного, но все они останавливались у самого финала их воплощения мечты. Наполеон, Гитлер, А.Македонский – почему они все-таки не завершили свои грандиозные планы? А возможно, потому, что каждый из них на одно мгновение побывал на месте Великого Владыки мира и понял, что обычному смертному человеку, пусть даже и наделенного гениальными способностями, невозможно справиться со всем Миром.

В романе «Трудно быть Богом» рассматривается эта проблема. Румата – это историк, хорошо знающий все этапы развития жизни на Земле во всех областях. Он послан на другую планету, чтобы предотвратить все разрушения, смерти и поражения, направить людей на правильный путь, минуя ошибки, которые происходили на Земле в течение ее развития. Но Румата убеждается, что сделать это невозможно, так как каждая цивилизация может выйти на правильный путь только путем своих проб и ошибок и никак иначе! Также нужно сказать, что Богом быть трудно потому, что нужно очень многого себя лишать и жертвовать своими личными чувствами ради других людей. Румата был наделен необычайными силами. Он был практически не убиваемым. Но Румата мог пользоваться своими силами только в крайних обстоятельствах, и поначалу это у него получалось. Но нельзя забывать, что Румата – человек, которому свойственно влюбляться и совершать необдуманные поступки. Сердце главного героя этого романа покорила простая девушка Кира. Так случилось, что ее убили у него на глазах. И после этого влюбленный герой забывает о своих обязанностях и целях, с которыми он прибыл на эту планету, и в бешенстве начинает убивать всех. Таким образом, Румата не выполняет своего задания и возвращается на Землю.

Стругацкие объявляют, что опасно любое вмешательство в исторический процесс. История должна сама прокрутить шестерни, в своей беспощадной последовательности. Писатели предупреждают, что «без искусств и общей культуры государство теряет способность к самокритике… начинает ежесекундно порождать лицемеров и приспособленцев, развивает в гражданах потребительство самонадеянность… И как бы ни презирали знания эти серые люди, стоящие у власти, они ничего не могут сделать против исторического прогресса…»

Герои Стругацких научились чувствовать в «Трудно быть Богом». В этом романе блеснул секрет психологической фантастики, до того затерявшейся в прорыве звездолетов, роботов, ученых-одиночек, научных, псевдонаучных, социальных и псевдосоциальных прогнозов. Секрет простой, как и все значительное, в искусстве: герои должны делать нравственный выбор. Почему фантасты, кроме очень немногих, о ней забыли, но Стругацкие не забывают никогда.

Читать еще:  Плюшкин из мертвых душ описание. Образ и характеристика плюшкина в поэме мертвые души гоголя сочинение

Одним из удивительных произведений братьев Стругацких является “Пикник на обочине”. По этому произведению снято много фильмов, а его сюжет заставляет задуматься над смыслом жизни, над целесообразностью наших желаний и возможностью, их выполнения и невыполнения. “Пикник на обочине” или “Сталкер” рассказывают об удивительном и неповторимом месте на Земле – Зоне, где исполняются самые заветные желания людей.

Зона – это одушевленный предмет, которой приходящий туда человек может понравиться, а может и не понравиться, она может ласково принять его, а может грубо оттолкнуть. Она видит человека насквозь и является своеобразным тестом-контролем человеческой души.

Такое произведение как “Отель “У погибшего альпиниста”, в котором дело идет об убийстве, также заслуживает внимания. Это детектив, который расследует опытный инспектор Петер Глебски. Приезжая в отель по вызову, он сразу замечает много подозрительных вещей. Но потом оказывается, что вызов был ложным, и ничего в отеле не произошло. А все-таки это не так. Выясняется, что в отеле живут пришельцы с другой планеты, которые не могут попасть к себе домой из-за технических проблем. Здесь также проявляются элементы фантастики. Олаф Андварафоре и Ольга Мозес – молодые люди, ничем особым не отличаются от других. Но оказывается, что они – кибернетические устройства, роботы, запрограммированные так, чтобы походить на среднего человека, соответствующего социального положения. Инспектор отказывается верить в эти чудеса, но его связывают и дают возможность пришельцам уйти.

“Вдаль, к синеющим горам, уходили две голубоватые совершенно прямые лыжни. Они уходили на север, наискосок от отеля…Они мчались быстро, сверхъестественно быстро, сбоку, сверкая лопастями и стеклами кабины, заходил вертолет. Вертолет медленно, словно бы неторопливо, снижался, прошел над беглецами, обогнал их, вернулся, опускаясь все ниже, а они продолжали мчаться по долине… А потом вертолет повис над неподвижными телами, медленно опустился и скрыл тех, кто лежал неподвижно, и тех, кто еще пытался ползти… Послышался злобный треск пулемета…”

Были ли это действительно пришельцы с другой планеты, на которой цивилизация и технический прогресс добились более высоких успехов, чем на Земле, или же это – обычные хорошо квалифицированные преступники и умелые гипнотизеры – загадка.

В этом произведении Стругацких можно увидеть элементы и реального, и фантастического. Так как в реальной жизни случаются такие события, которые заставляют людей задуматься о фантастике или о чуде.

Нельзя не сказать о романе «Хромая судьба», который рассказывает частично автобиографическую , частично фантастическую историю советского писателя, который следует своим внутренним убеждениям и совести только в произведении не годящимся для публикации, которое он «пишет в стол» -в тексте романа «Гадкие лебеди». Общей темой, соединяющей эти две части, является тема Апокалипсиса. В различных декорациях, как обрамляющее повествование, так и произведение рассказчика показывают, как теряется уважение к структуре и ценностям нынешней цивилизации, но и обличье новой цивилизации, готовящейся появиться на месте цивилизации старой, выглядит, к добру ли, к худу ли, совершенно чуждым.

Их фантастика – символ веры в будущее: надежда на творческих людей.

Произведения Братьев Стругацких привлекают нас своей фантастикой, а некоторая традиционность тем и сюжетов компенсируются вниманием к психологии и интеллектуальной жизни героев, стремление к индивидуальности характеров, достоверностью, «реалистичностью» деталей фантастического мира и также юмором реальности.

Герои Стругацких не решают научные проблемы, не выбирают, в сущности, даже между жизнью и смертью – только между правдой и ложью, долгом и отступничеством, честью и бесчестием.

Утопическая земля, которую они нарисовали в своих книгах, строится вокруг работы, на ней живут творческие люди, для которых работа – именно потребность, естественная, как дыхание.

Стругацкие ничего не навязывают нам, читателям. Дело писателя – задать тему и разбудить воображение читателя, дальше он будет думать, и чувствовать сам, выуживать ответы из второго, восьмого слоя книги.

Фантастические картинки XXII или любого другого века в книгах Стругацких, детали этих выдуманных времен и мест – скорчеры, пустышки, Комиссии по Контактам – не более чем декорации, на фоне которых разыгрывается подлинное действие: «Тот пикник, где пьют и плачут, любят и бросают». Не всем удаётся прорваться в глубинные слои этих книг .

На самом деле Стругацкие не пишут о будущем. Они показывают нам, как не надо жить сейчас. Они из тех «кто в годы бесправия … напоминал согражданам о неуничтожимости мысли, совести, смеха», подтолкнули нас к разрыву со средневековьем, к прорыву в будущее.

Братья Стругацкие: библиография, творчество и интересные факты

Имена братьев Стругацких – Аркадий и Борис. Родились 28 августа 1925 года и 15 апреля 1933 года соответственно. Братья являются российскими и советскими писателями, которые также пробовали себя в роли сценаристов и соавторов с другими писателями. Стругацкие считаются классиками современной социально-научной фантастики в мире литературы.

Семья

Родители братьев – Натан Стругацкий и Александра Литвинчева – искусствовед и учительница. Имя отца братьев Стругацких говорит о его еврейском происхождении. Александра вышла замуж против воли родителей: из-за ее брака с евреем ее отношения с родственниками были разорваны. Отец братьев Стругацких служил во время Гражданской войны комиссаром кавалерийской бригады, позднее – политработником у советского полководца Фрунзе. После демобилизации он стал партийным функционером на Украине. Там он встретил свою будущую жену. В январе 1942 года командир роты народного ополчения и сотрудник Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина трагически погиб, в то время как его жена скончалась в глубокой старости, вскоре после получения звания заслуженной учительницы Российской Федерации и кавалера ордена «Знак Почета».

Первые попытки

Свои первые фантастические миры братья Стругацкие начали создавать еще до войны. Говоря точнее, первым перо попробовал Аркадий. По словам Бориса, это было прозаическое произведение «Находка майора Ковалева», которое, к сожалению, было утрачено в ходе блокады Ленинграда. Первым дошедшем до наших дней рассказом Аркадия был «Как погиб Канг». В 50-е годы он продолжил свои писательские попытки, и вскоре появилась повесть «Четвертое царство». Первой реальной публикацией Аркадия Натановича стала повесть «Пепел Бикини», которую он создал в соавторстве со Львом Петровым в ходе служения в армии. Ее автор посвятил печальным событиям в ходе испытаний водородной бомбы на атолле Бикини.

Борис стал пробовать писать с начала 50-х. Братья не теряли контакт и делились идеями произведений в письменных переписках и при личных встречах во время отпусков Аркадия с военной службы.

Первое совместное творчество

Первым общим творением двух братьев Стругацких стал научно-фантастический рассказ «Извне», который они позднее переработали в повесть. Этот рассказ опубликовало издание «Техника – молодежи» в 1958 году.

В 1959 году братья выпустили свою первую книгу – «Страна багровых туч». По слухам, это произведение было создано на спор с супругой Аркадия – Еленой Ильиничной. К 1957 году был подготовлен черновик произведения, но редакция надолго отложила публикацию. С этим произведением связаны общими персонажами другие произведения: «Путь на Амльтею», «Стажеры» и рассказы из дебютного совместного сборника братьев Стругацких «Шесть спичек». Так начался длинный цикл о фантастическом мире будущего, который получил название Мира Полудня. По признаниям авторов, они бы сами желали жить в этой вселенной.

Много десятилетий братья Стругацкие были лучшими авторами советской литературной фантастики. Их многогранные творения отражали постепенное становление писательского мастерства и мировоззрения авторов. Каждое написанное произведение братьев инициировало новые споры и длительные дискуссии. Не раз критики сравнивали мир Стругацких с фантастическим миром будущего Ивана Ефремова, который он описывал в его знаменитом произведении «Туманность Андромеды».

Читать еще:  Белорусские народные игры. Две белорусские народные сказки на белорусском и русском языках

Расцвет

Первые произведения братьев соответствовали всем рамкам соцреализма, но в то же время они сохраняли свои неповторимые особенности: их герои не были «схематичными» — они были наделены индивидуальными чертами и характером, и при этом оставались гуманистами, интеллигентами и отважными исследователями, преследующими идеи развития мира и научно-технического прогресса. Кроме того, их героев выделяет свой индивидуальный язык – этот нехитрый, но выразительный прием делал героев живыми и близкими читателю. Такие персонажи весьма удачно пришлись на период «оттепели» в СССР, тем самым отразив отчаянную надежду на лучшее будущее и технологический прогресс в науке, а также на потепление в межполитических отношениях.

Особенно значимой книгой в те времена стала повесть братьев Стругацких «Полдень, XXII век», успешно изобразившая оптимистичную перспективу будущего человеческой расы, в котором живут просветленные и счастливые люди, интеллектуальные и храбрые исследователи космического пространства, творческие личности, вдохновленные жизнью.

Но уже в «Далекой Радуге» начинают звучать напряженные мотивы: катастрофа на отдаленной планете, произошедшая вследствие экспериментов ученых, подняла вопрос о нравственном выборе человека, находящегося в тяжелой ситуации. Это выбор между двумя плохими исходами, один из которых еще хуже второго. В этом же произведении братья Стругацкие поднимают и другую проблему: как будут жить в Мире Полудня те, кто не умеет мыслить творчески?

Встретиться с собственным прошлым и подумать, возможно ли избавиться от «палеолита в сознании», пришлось персонажам повести «Попытка к бегству», а после авторы озадачили этой проблемой и работников Института экспериментальной истории в произведении «Трудно быть богом». Также братья затрагивают актуальные вопросы современности, рисуя гротескную картину футуристического потребительского социума в повести «Хищные вещи века». Это произведение стало первой в русской литературе антиутопией в утопии, что стало весьма специфично для советской литературы.

Столкновение с советской цензурой

В 60-х братья пишут и другие неординарные произведения. К примеру, искрящееся добродушным, но злободневным юмором произведение братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» так понравилось читателям, что вскоре они написали продолжение, которое назвали «Сказка о Тройке», где юмор уже уступил место прямой сатире. Это произведение оказалось таким скандальным, что вскоре альманах «Ангара», где была опубликована «Сказка», перестал выпускаться, а сам рассказ надолго оказался недоступен для читателей. Такую же судьбу ожидала и повесть «Улитка на склоне», в которой действие происходит в Лесу и в Управлении по делам Леса: вся ситуация, описанная в книге, сильно напоминала бюрократическую ситуацию в Управлении. Советская критика не разглядела куда более важные мысли о надвигающемся прогрессе, который сносит с пути все, что мешает ему мчаться еще быстрее.

«Второе нашествие марсиан: Записки здравомыслящего» также является сатирическим произведением, которое не было встречено критиками добродушно. Даже имена персонажей, позаимствованные у героев греческих легенд, не смогли завуалировать аллюзию на актуальную сейчас ситуацию. Авторы ставят серьезный вопрос о чести и личном достоинстве человека и всего человечества. Похожая тема звучит и в повести «Отель «У Погибшего Альпиниста»: готов ли человек к встрече с инопланетной расой? Это же произведение стало экспериментом братьев Стругацких по смешению научно-фантастического романа и детектива.

Подведение итогов

С началом 70-х годов Стругацкие возвращаются к вселенной Полудня и выдумывают «Обитаемый остров», «Парень из преисподней» и «Малыш». Советская цензура внимательно следила за творчеством братьев. При подготовке к печати «Обитаемого острова» им пришлось внести более 900 правок, прежде чем в 1991 году сочинение было напечатано. В 70-х братья практически не выпускали книг.

Знаменитая повесть братьев Стругацких «Пикник на обочине» была напечатана в журнале, после чего целых 8 лет не появлялась в книжных изданиях. В повести была озвучена тема Зоны – территории, где после Посещения пришельцев стали случаться таинственные события, и сталкеров – храбрецов, тайно залезающих на эту Зону. Она получила свое развитие в кинофильме Андрея Тарковского «Сталкер», который был снят в 1979 году по сценарию Стругацких. Лишь после реально случившейся Чернобыльской катастрофы история нашла отражение в игре S.T.A.L.K.E.R., а также в многочисленных произведений по ее мотивам. Только в 1980 году «Пикник на обочине» братья Стругацкие включили в сборник «Неназначенные встречи», но в сокращенном формате. Строгая цензура того времени не давала свободно вздохнуть молодым авторам.

Главной темой творчества братьев Стругацких стала проблема выбора. Именно она стала фундаментом для повести «За миллиард лет до конца света», где персонажи встали перед тяжелым выбором между мирной жизнью с отказом от собственных принципов и убеждений и угрозой смерти при попытке сохранить свою личность. Тогда же братья пишут роман «Град обреченный», где авторы предпринимают попытки создать динамическую модель сознания, типичного для широких слоев общества, а также проследить его судьбу на фоне изменяющихся социальных реалий, исследуя его изменения. Герои этого романа, как и герои романа «Хромая судьба», наделены автобиографическими деталями.

Пик творческой мысли

Братья вновь обращаются к Миру Полудня в романах «Жук в муравейнике», «Премия «Аэлита» и «Волны гасят ветер». Эти произведения подвели окончательную черту под утопической темой в творениях Стругацких. По их мнению, технический прогресс не в состоянии принести человеку счастья, если он не сможет отказаться от своей животной сущности, отягощенной злобой и агрессией. Именно воспитание способно сделать из обезьяны настоящего Человека с большой буквы – разумный и интеллектуальный итог человеческого развития, по мнению братьев Стругацких. Тема роста над собой и воспитания личности звучит в романе «Отягощенные злом, или Сорок лет спустя».

Последней общей работой Стругацких стала пьеса «Жиды города Питера, или Невеселые беседы про свечах», которая стала своеобразным предупреждением излишне рьяным оптимистическим надеждам человека последнего времени.

Раздельные произведения

Аркадий параллельно с общим творчеством писал и самостоятельно под псевдонимом С. Ярославцев. Среди таких произведений рассказ «Подробности жизни Никиты Воронцова», бурлескная сказка «Экспедиция в преисподнюю», повесть «Дьявол среди людей». В каждом произведении Аркадия звучит тема невозможности изменить мир к лучшему.

После смерти Аркадия в 1991 году Борис продолжает литературное творчество. Он берет псевдоним С. Витицкий и выпускает романы «Бессильные мира сего» и «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики». Этими книгами он продолжает исследовать явления будущего и изучает идеи влияния на окружающую реальность.

Прочая деятельность

Помимо написания книг братья Стругацкие также пробовали себя в сценариях. По их произведениям и с их редакцией было поставлено несколько кинофильмов.

Также братья занимались переводами с английского романов Хола Клемента, а также Андре Нортона и Джона Уиндема. Для переводческой деятельности они брали псевдонимы С. Победин, С. Бережков, С. Витин. Кроме того, Аркадий Стругацкий переводил рассказы Акутагавы Рюноскэ с японского языка, а также Нома Хироси, Кобо Абэ, Санъютэя Энте и Нацумэ Сосэки. Не обошел стороной перевод и средневековый роман «Сказание о Есицунэ».

Борис не отставал от брата, также ведя бурную деятельность: для полного собрания их совместных сочинений он подготовил обширные «Комментарии к пройденному», которые позднее были изданы отдельной книгой. На официальном сайте Стругацких даже было опубликовано видеоинтервью, в котором Борис отвечает на более чем 7000 вопросов читателей и критиков. Братья были открыты для диалога со своим читателем.

Интересные факты

  • Поклонники нередко используют аббревиатуру «АБС», которая обозначаем имена Аркадия и Бориса Стругацких. Оно используется не только в устных упоминаниях братьев, но даже и в печатных изданиях.
  • На Соцконе в 1989 году была выпущена купюра под названием «Два Стругацких». Незадолго до гибели Аркадия на Волгаконе был представлен «Один Стругль».
  • В Санкт-Петербурге в 2014 году площади в Московском районе было дано имя Братьев Стругацких.
  • Могил Стругацких нет, поскольку по завещанию их прах после кремации было велено развеять над точно указанными местами: Аркадий пожелал, чтобы его прах развеяли над Рязанским шоссе, а Борис пожелал остаться над Пулковской обсерваторией.
  • В 2015 году энтузиасты планировали создать музей в петербургской квартире братьев, но дискуссии на тот счет с властями Московского района все еще ведутся.
  • Братья Стругацкие — единственные российские писатели, чьи произведения называют по аббревиатурам: например, «Страна багровых туч» — СБТ.
  • Выражение «и ежу понятно» стало известно именно благодаря Стругацким, хотя его создателем был В. Маяковский. Распространение выражение получило после повести «Страна багровых туч», а позднее — в советских интернатах, в которых набирали детей в классы А, Б, В, Г, Д — тех, кому учиться два года, и Е, Ж, И — тех, кому один.
Читать еще:  Популярные артисты 70 х годов. Как заказать звезду на праздник цены на юбилей, день рождения

Так выглядит краткая биография братьев Стругацких. Вклад братьев в фантастическую литературу Советского Союза и России безмерен: почти все свое свободное время они посвящали творчеству и размышлениям. Каждое их произведение пронизано тонкой мыслью и глубокими исследованиями не только технологических новинок, но и душевных перипетий человека.

Братья Стругацкие и их мир будущего.

Я, как и многие мои сверстники в детстве зачитывался романами братьев Стругацких. В моем детстве вообще читали намного больше чем современные молодые люди, но романы братьев фантастов стояли в наших библиотеках особняком. Их не только читали, но их пересказывали друг-другу, обсуждали. Так было до определенного времени, а после всё изменилось. Не знаю я изменился или Стругацкие, точнее тогда я не знал, сейчас знаю точно.

Их ранние фантастически – философские романы и повести будоражили воображение, фантазию, заставляли задуматься о смысле жизни о истинных и мнимых желаниях… но позднее творчество этих писателей уже никуда не звало, ничего не будоражило, а лишь вводило в состояние безысходности и безвыходности. Случайность ли это? Вот что я нашел недавно и чем хочу поделиться.

Братья Стругацкие как основоположники российского социального расизма
Истоки деления на «правильных» и «неправильных» людей современной либеральной интеллигенции

Как-то сошлось в одну точку. Сначала теледискуссия о признании жителей Патриарших прудов «одним кругом», во всех отношениях превосходящим обитателей Бирюлева. Затем буквально сразу — интервью Ирины Прохоровой «Медузе» с вынесенным в заголовок фактическим манифестом «Мы не маргиналы. Мы авангард общества». А как фон — бесчисленные высказывания про «светлые лица» «хороших людей» интеллектуальной элиты, обреченной на противостояние «вате» во имя возвращения в мировую цивилизацию. Про те 14 процентов «антипутинской России».
Итак, они отделяют себя от остальных. И считают себя меньшинством, которому дано право вести большинство.
Кто же внушил им эту самодовольную уверенность, что они лучшие и только они знают единственно правильную дорогу? Что граница между ними и остальными пролегает чуть ли не на генетическом уровне (см., например, мнение Л. Улицкой о россиянах как «грязных больных дикарях»)?
В список писателей-классиков, на трудах которых воспитывались наши сегодняшние «рукопожатные», обязательно входят братья Стругацкие. Собственно, их произведения до сих пор и по-прежнему любимы миллионами (в их число входит и автор, впервые прочитавший «Понедельник начинается в субботу» в девять лет и с тех пор «заболевший» Стругацкими). Но для «лучших людей» повести и романы Аркадия и Бориса Натановичей совершенно явственно служит источником если не мировоззрения, то уж точно мироощущения. И только прочтя фразу Ирины Прохоровой, я неожиданно для себя осознал, какого именно.
Одной из магистральных идей братьев Стругацких, проводимых ими в самых разных своих произведениях, стала мысль о необходимости или неизбежности сегрегации человеческого общества. Да, именно так.
Давайте вспомним: в «Гадких лебедях» дети неведомой силой отделяются от взрослых как от бесполезного и даже вредного окружения и воспитываются на неразъясненных, но очевидно правильных принципах.
В «Обитаемом острове» симпатия и поддержка героя и авторов на стороне «выродков» — как правило (за редким исключением), людей интеллигентных и однозначно настроенных против тоталитарной власти. Их меньшинство, но вся надежда только на них, поскольку остальные ежедневно и ежечасно оболваниваются незаметной пропагандой.
«Жук в муравейнике» и «Волны гасят ветер» посвящены проблеме сознательной селекции человечества на обычных людей и сверхчеловеков (люденов). Селекция опять-таки ведется неведомыми (неземными) силами в неясных целях, но даже «чекист», то есть комконовец-2 Максим Каммерер признает неизбежность разделения человечества и надеется на то, что людены не забудут родную Землю в случае беды.
В свою очередь и тайные прогрессоры, и арканарские книгочеи в «Трудно быть богом» являются частью средневекового общества, но отделены от него своими целями, задачами и возможностями. Им и только им авторы отводят роль проводников в будущее.
Да и в «Хищных вещах века» главный герой, выполняя свое тайное задание, тоже пропитан чувством пусть и коммунистического (такой был у Стругацких период), но превосходства над заскорузлыми мещанами-обывателями. И в самой любимой, наверняка, всеми сказке «Понедельник начинается в субботу» маги отделены от других людей своими невероятными знаниями и основанными на них возможностями. И даже Малыш из одноименной повести, будучи единственным в своем роде представителем рода человеческого, воспитанным инопланетянами, наделен сверхчеловеческими способностями.
Словом, если убрать за скобки благородные намерения героев, с которыми, по всей видимости, нравится себя ассоциировать не только читателям, но и авторам, то получается интересная картина: человеческое общество необходимо и неизбежно делится на две неравные части: управляемую массу («жрущая и размножающаяся протоплазма», по заключению дона Руматы) и микроскопическую долю благородных и светлых героев, чьими усилиями и двигается прогресс во имя свободы, равенства, братства, толерантности и мультикультурализма.
Если же упомянутая «протоплазма» не желает двигаться в единственно правильном направлении, то ее можно и нужно или дезинтегрировать («Улитка на склоне», «Гадкие лебеди»), или направить в светлое будущее пинками («Обитаемый остров», «Хищные вещи века»), в крайнем случае — бросить догнивать, а самим отправиться в эмиграцию («Волны гасят ветер»). Но во всех случаях не подвергается сомнению одно — моральное превосходство этой исключительной группы, дающее ей право решать за массу, как ей жить.
Безусловно, не сомневается в этом и читатель. Не обращая внимания на то обстоятельство, что источником исключительности у тех же Стругацких часто служит вмешательство внешних, остающихся неведомыми сил, чаще всего выступающих под именем Странники («Жук в муравейнике», «Волны гасят ветер», «Малыш», «Гадкие лебеди»). Да и земляне в роли прогрессоров тоже являются такими внешними силами по отношению к Арканару и Саракшу. Но, вне всякого сомнения, движимыми самыми лучшими намерениями.
Ощущение принадлежности к избранным — сладкий наркотик. К сожалению, любое «избранничество», будучи проартикулированным и продекларированным, неизбежно отталкивает. Потому что формула «Мы — авангард» неизбежно включает в себя антитезу «Вы — балласт».
Мироощущение неолибералов не раз характеризовалось как проявление социального расизма, то есть деление общества на тех, кому дано решать судьбы социума и направление его развития, и на остальных, от кого требуется только безропотное подчинение и потребление. Причем в отличие от клоуна Полонского, социальные расисты источником такого права называют не капитал, а свое интеллектуальное и моральное превосходство над окружающими. И пекутся они не о прибыли, а об общественном благе. Так оно выходит благороднее.
А наши «паладины света» еще ощущают себя и прогрессорами в темном царстве Арканара. Вот только в отличие от дона Руматы ничуть не скрывают, что видят в окружающем их большинстве, в пресловутых 86 процентах, только «жрущую и размножающаюся протоплазму» или «грязных больных дикарей».

Источники:

http://www.microarticles.ru/article/fantastika-bratev-strygatskih.html
http://www.syl.ru/article/391096/bratya-strugatskie-bibliografiya-tvorchestvo-i-interesnyie-faktyi
http://raasta.livejournal.com/1005081.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector