3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Антуан ватто рококо картины. Антуан Ватто – биография и картины художника в жанре Рококо – Art Challenge

Ватто Жан Антуан (1684 — 1721)

Антуан Ватто (рококо)

Антуана Ватто можно считать основоположником рококо в живописи, и его творчество лучше всего показывает, какого рода человеческие открытия таило в себе это «мотыльковое искусство».

Сам Ватто вышел из простой среды, был сыном кровельщика. Он любил бытовой жанр, копировал полотна голландцев, очень много зарисовывал с натуры. Вместе с тем его влекло к декоративной живописи и к театру — к Арлекинам, Коломбинам и Скарамушам итальянской комедии, которая во Франции была популярна не менее, чем у себя на родине. Сплав бытового, декоративного и театрального в интимных лирических фантазиях — в этом весь Ватто, но в этом и характер искусства рококо.

Трудно представить художника более обаятельного в своей неподдельной грациозности, чем Ватто. В его картинах много кавалеров, дам на природе, в лесу или парке — типичный жанр «галантных праздников», но как много в них очарования! Прежде всего это — шедевры утонченной живописи, настоящий праздник для глаза, но такого, который любит нежные, неяркие оттенки и сочетания.

Ватто писал мельчайшими бисерными мазочками, ткал волшебную сеть с золотистыми, серебристыми и пепельными переливами. Истинное наслаждение — погружаться в нее и рассматривать восхитительные детали композиций Ватто. Галантный, грациозный, рокайльный Ватто мог высказать среди хрупкого веселья охватывающую душевную усталость и печаль, щемящий меланхолический мотив, бесконечно грустную мысль об одиночестве.

И что бы ни писал Ватто, даже среди самых радостных картинок бытия, оттенок печали есть всегда. Они очень милы, его инфантильные влюбленные, гуляющие в поэтических парках, но кажется, что вот-вот они растают, уплывут на несуществующий остров любви и, может быть, они только пригрезились тоскующему воображению. Они эфемерны.

Особая сила Ватто в том, что он не просто уходил в царство мечты, а соотносил этот уход с действительной печалью жизни и действительными переживаниями реального человека. Отсюда его тонкая лирическая ирония, понятная и сейчас

Лавка Жерсена (1718)

Картина написана в конце жизни художника. Перед нами небольшая лавка, где продавались призведения искусства. Художник показывает здесь художественную среду, как отражение целого общества.

Слева от двери упаковщики картин укладывают в ящик отживший свое портрет покойного короля Людовика XIV. Это — недавнее прошлое, но уже прошлое. Справа, с заметной иронией показаны двое «любителей искусства» — дама и кавалер, они смакуют картину с галантно-фривольным сюжетом. Эта публика воплощает в себе дух опустошенного, неискреннего общества. Это довольно пустые люди, скрывающие свои никчемные интересы под маской чопорной благотворительности.

Но не все общество подобно им. В правом углу лавки созерцают небольшую картину молодые люди. Картина нам не видна, но немое восхищение этих зрителей свидетельствует и о силе истинного искусства, и о истинных его ценителях, которые, затаив дыхание, внимают искусству.

Эти две группы людей противопоставлены друг другу незаметно, тонко и остроумно. Немой диалог как бы ведут истинные знатоки искусства и его модные попутчики.

Паломничество на Киферу (1719)


Одно из самых больших своих произведений. Кавалеры и дамы отправляются на остров любви; как будто на наших глазах любовь зарождается, движения полны неуверенности, взгляды — сомнений, затем затем любовное чувство растет. Эта тончайшая палитра чувств прежде всего создана самим цветом: колеблющимся, мерцающим, переливающимся один в другой, гаммой золотистых оттенков, сквозь которые проступает основной серебристо-голубоватый тон, что в целом напоминает колорит венецианцев; светом, разбивающимся на блики. Но все это не любовь, а игра в любовь, театр.

Праздник любви (1717)


Перед нами флиртующие пары, среди них особенно хороша пара на первом плане — юная дама как бы нехотя слушает своего поклонника, она видна в профиль, и этот тонкий профиль, этот своенравный поворот изящной белокурой головы, этот взгляд искоса из-под опущенных ресниц полны живой прелести.

Читать еще:  Сделать фотографию нарисованной красками. Магия Photoshop: четыре способа превращения фотографии в картину

Радости любви


Чудесен лихой гитарист в белом наряде и голубых чулках: как он старается пленить своей игрой недоверчивую красавицу, одетую в золотистый шелк! А тут же, в стороне от веселого общества, отвернувшись от него, некто одинокий и меланхоличный скучающим взором смотрит на мраморную наготу статуи. Ему не хватало дамы. Нет, это что-то другое, глубже. Как умеет Ватто выразить в своих будто фарфоровых фигурках живые чувства и эту внезапно среди хрупкого веселья охватывающую душевную усталость и печаль.

Юпитер и Антиопа


Антиопа — царица амазонок. Она дочь фиванского царя Никтея, родила от Юпитера близнецов — Зета и Амфиона. Царь Никтей разгневался от поступка Антиопы и она бежала от отцовского гнева в Сикион, где вышла замуж за царя Эпопея. На картине художник изобразил сцену любовного свидания Антиопы с Юпитером. Она устала от любви, но Юпитер будит ее.

Жиль в костюме Пьеро (1719)


Щемящий меланхолический мотив звучит в картине «Жиль». Это один из персонажей итальянской комедии в своем традиционном белом костюме, в круглой шляпе и с круглой пелериной — возвышается во весь рост на фоне неба, в то время как где-то внизу другие коменданты располагаются на отдых. Фигура Жиля, странно бездействующая, с повисшими руками и остановившимся взглядом, как бы не имеет никакого отношения ни к ним, ни вообще к чему бы то ни было на свете, он один. Не видно, что он от этого страдает. Он просто один и все. В этом ощущении, в этой застылости затаена бесконечно грустная мысль об одиночестве человека, запертого в самого себя, как в клетку.

Пасторальные танцы (1720)

Галантные празднества (1717)

Ухажер в глуши (1710)

Квартет (1719)

Диана у ручья (1716)

Церера (Лето) 1715

Итальянская комедия

Любительница приключений (1717)

Любовная гамма (1717)

Общество на открытом воздухе (1716)

Общество в парке (1716)

Одевание (1717)

Радости бала (1719)

Савояр с сурком (1715)

Сцена французской комедии (1720)

Серенада

Танец (1718)

Застенчивый любовник (1718)

Затруднительное предложение

Картины Ватто. Антуан-Жан отрывает новую эпоху в живописи: рококо

Сегодня мы представим французского художника Жана-Антуана Ватто (1684-1721). Он прожил всего 36 лет, скончавшись от туберкулеза, но оставил поэтическое наследство: «галантные сцены», тронутые иронией и тонким лиризмом, проникнутые изяществом и гармонией.

Краткие сведения о наследстве живописца

Жан-Антуан Ватто родился в провинции в бедной семье. До Парижа он добрался пешком и начал сотрудничать в театре, постоянно рисуя с натуры, и не получил профессионального образования. Становление Ватто как художника относится к 26 годам, а расцвет творчества – к 32-м. Надо помнить, что уже через 4 года его жизнь оборвет болезнь. Современники не просто ценили картины Ватто. АнтуанЖан вызывал у них восторг. Такой широкий успех следует отнести к тому, что живописец иначе посмотрел на «галантные сцены», которые к этому времени были известны. Картины Ватто АнтуанЖан писал не просто как праздник искусств и любви. Он вкладывал в них глубину, которая позже была недоступна его последователям. Пройдет время, и его работы будут надолго забыты. Поэты XIX века откроют картины Ватто. АнтуанЖан будет особо цениться Бодлером, Верленом. Ему посвятит стихотворение Т. Готье. Братья Гонкур будут считать, что картины Ватто Антуан писал, создавая образцы поэзии и мечты. Вдохновленный живописью Ватто, композитор К. Дебюсси создал фортепианную пьесу по мотивам картины мастера «Паломничество на остров Киферу».

Первый шедевр Ватто

Искусство быть приятным в обществе запечатлел живописец на упомянутом выше произведении. Изысканность и рафинированность отличают «Паломничество…», которое было создано в 1717 году.

Национальная галерея в Лондоне

В ней размещается известное произведение Ватто, написанное в 1717 году, – Le gamma de l’amour.

Эрмитаж, психологический этюд

В жанровой галантной сцене «Капризница» ничто не отвлекает внимания от двух персонажей: молоденькой девушки и ее опытного в любви спутника. Модель находится в колебаниях: обидеться на слишком откровенные речи кавалера и уйти или остаться слушать его комплименты.

Берлин, «Вывеска лавки Жерсена»

В 1720 году совершенно больной художник захотел написать вывеску для антикварного магазина своего друга Жерсена, но она всегда была только картиной, которую благоговейно рассматривают. Это последний шедевр, который Ватто писал холодеющими пальцами.

Мы рассмотрели малую часть полотен, которые написал Жан-Антуан Ватто. Известные картины живописца находятся во всех крупных музеях мира.

Антуан Ватто: картины и биография мастера стиля рококо

Автор:
Павел Ин

Читать еще:  Записки из сумасшедшего дома достоевский краткое содержание. Записки из мертвого дома

Жан-Антуан Ватто (1684-1721)

Великий французский художник Жан-Антуан Ватто родился в Валансьене в простой семье. Отец его был кровельщиком и плотником, человеком весьма небогатым. Заметив, что сын одержим страстью к рисованию, он отдал его в обучение к местному живописцу и вскоре предоставил ему самому устраивать свою судьбу.

К сожалению, первый учитель Ватто оказался человеком бесталанным, уроки его немного дали мальчику. Поэтому, желая усовершенствоваться в своем искусстве, начинающий художник через несколько лет отправился в Париж. Здесь жизнь его поначалу складывалась очень сурово. Ради куска хлеба ему пришлось стать подмастерьем одного из живописцев, продукция которых была рассчитана на нетребовательные вкусы и сбывалась для массового распространения специальным торговцам. Хозяин нещадно эксплуатировал своих молодых помощников, платя им гроши. В их задачу входило изготовление многочисленных копий с его аляповатых произведений, и это было особенно нестерпимо для Ватто. Наконец, счастье улыбнулось ему: он познакомился с Клодом Жилло, настоящим художником, и стал его учеником. Излюбленными сюжетами Жилло были сельские празднества, театральные и галантные сцены. Ватто также усвоил эту тематику и навсегда остался верен ей. Очевидно, она была близка художнику по духу: ведь еще в детстве он любил рисовать занятные сценки, которые наблюдал на улицах Валансьена. Во всяком случае многие современники Ватто отмечали, что учитель и ученик были чрезвычайно похожи друг на друга по своим вкусам и склонностям, настолько похожи, что это даже привело их к разрыву. Тем не менее Ватто всегда сохранял к Жилло чувство признательности и с уважением отзывался о его произведениях.

Расставшись с Жилло, Ватто перешел в ученики к Клоду Одрану, художнику декоративных панно и замечательному мастеру орнамента. Занятия декоративными композициями с их выразительностью, основанной исключительно на ритмике и изяществе линий, на непринужденной легкости исполнения, немало дали юному художнику для сложения его самостоятельного стиля. И впоследствии, в зрелые годы Ватто неоднократно возвращался к декоративным композициям в своих рисунках. Одран был хранителем замечательной художественной коллекции Люксембургского дворца, и Ватто таким образом получил доступ к ее сокровищам. Он был страстным поклонником старых мастеров, и посещать коллек­цию было его любимым занятием. Особенно восхищал его Рубенс, полотна которого чаруют своей полнокровной роскошной живописью. Ощущение жизни в произведениях этого великого фламандского художника отличается пиршественным размахом и осязательной убедительностью. Для Ватто, идеалом которого в живописи была верность природе, это было особенно ценно. К тому же по происхождению он также был фламандцем, так что Рубенс был ему вдвойне близок. К этому мастеру во многом восходят исключительные живописные качества зрелых произведений Ватто, их наполненность возду­хом и светом, безыскусная, ароматная свежесть красок, уме­ние тонко сочетать настроение персонажей с пейзажными мотивами. А в выборе этих мотивов Ватто часто пользовался впечатлениями от чудесного парка, разбитого при Люксем­бургском дворце.

Как ни приятна для молодого художника была жизнь у Одрана, он решил расстаться с ней, ибо хотел создавать свои собственные картины. Благовидным предлогом для отъезда явилось желание побывать на родине, в Валансьене. Здесь он написал несколько сцен из бивуачной жизни, изображающих солдат на отдыхе, и, вернувшись вскоре в Париж, принял участие в конкурсе Академии художеств. Наградой победите­лю должна была быть поездка в Рим для дальнейшего совершенствования в искусстве. Но, увы, Ватто присудили только вторую премию. В Рим отправился художник, впослед- ‘ ствии ничем не отличившийся.

Все же путь к независимому положению лежал через Академию. Поэтому Ватто, будучи уже мастером, вызывав­шим восхищение знатоков, в 1712 году причисляется к ней, то есть получает право дальнейшими успехами заслужить почет­ное звание академика, а в 1718 году становится ее полноправ­ным членом.

Живя в Париже, Ватто часто переезжал с квартиры на квартиру, так как любые апартаменты вскоре начинали его тяготить. Все биографы художника единогласно отмечают, что происходило это вследствие редкого непостоянства его нрава и любви к переменам. Точнее было бы сказать, что причиной переездов было редкое сочетание в характере Ватто предель ной деликатности и независимости. Любой уклад жизни, быт с его неизбежными принудительными условностями и размерен­ностью нельзя было надолго примирить с той вольной, мечта­тельной поэтической праздностью, в атмосфере которой только и могли рождаться чарующие своей хрупкостью и непринуж­денностью образы мастера. К тому же, после того как он стал академиком, досужие люди, которым лестно было общаться со знаменитостью, совсем не давали ему покоя, не оставляя времени для любимой работы. Перемена квартиры и сохране­ние в тайне нового адреса помогали хотя бы ненадолго от них отделаться.

Читать еще:  «В гостях у сказки» ИОД во второй младшей группе. Читаем художественную литературу во второй младшей группе

Один из парижских адресов Ватто обладает особой важно­стью для истории искусства. Это дом Пьера Круаза-младшего, известного финансиста и коллекционера, где художник, как некогда в Люксембургском дворце, с упоением предавался изучению произведений старых мастеров, в особенности копированию их рисунков. На его собственное творчество это оказало самое плодотворное влияние. В области рисунка, например, он достиг таких успехов, что современники отводили ему место первого рисовальщика Франции.

В 1720 году Ватто, верный своей склонности к перемене мест, отправился в Англию, где пробыл около года. Здесь он много работал и произведения его имели большой успех. Однако пребывание в этой стране губительно сказалось на здоровье художника. Еще до своей поездки сюда он начал страдать чахоткой, а возвратился на родину совсем больным. Теперь он поселился у одного из своих близких друзей, Эдма-Франсуа Жерсена, торговца картинами, и чувствовал себя настолько слабым, что работать мог только по утрам. Уже через полгода он просил Жерсена подыскать ему новое жилье, но и там оставался недолго: ему казалось, что воздух провин­ции может спасти его от болезни. Друзья помогли Ватто поселиться в Ножане. Он продолжал слабеть и начал мечтать о поездке в Валансьен, но ему было уже не суждено осуществить это намерение. Он скончался, не дожив до тридцати семи лет.

Вот как описывал Ватто один из его первых биографов и ближайший друг Жан де Жюльен: «Ватто был среднего роста и хрупкого сложения; он отличался живым проницательным умом и возвышенными чувствами, говорил мало, но хорошо, и так же писал. Он почти всегда был задумчив. Он был горячим поклонником природы и всех живописцев, которые ее воспро­изводили, а усидчивый труд наложил на него отпечаток некоторой меланхоличности. В обращении его чувствовалась холодность и связанность, что порою стесняло его друзей, а иной раз и его самого, и единственными его недостатками были равнодушие да еще любовь к переменам». К этому литературному портрету другие современники художника добавляют важные штрихи. Любимым его занятием в часы досуга было чтение, и, не получив систематического образова­ния, он, однако, верно судил о литературе. Деньги Ватто презирал настолько, что будучи едва ли не самым популярным художником своего времени считал, будто за его картины платят чересчур много и сердито возвращал то, что казалось ему излишним. Мастер не любил работать на заранее задан­ный сюжет. Часто бывало, что работа, которой он только что был захвачен, начинала вдруг его тяготить, и он оставлял или заканчивал через силу. В таких случаях, чтобы дело шло быстрее, он сильно разбавлял краску маслом, отчего картина по прошествии немногих лет начинала сильно темнеть и портиться. Людей, которых ему случалось портретировать, Ватто любил наряжать в театральные костюмы. К себе он был бесконечно требователен и, случалось, к великому огорчению друзей, уничтожал уже законченные произведения, в которых ему чудились незаметные другим изъяны.

Отрывочные, порой противоречивые свидетельства совре­менников художника становятся весомыми и гармонично дополняющими друг друга, если обратиться к его произведени­ям. Все они лишены фабулы (не случайно Ватто не давал им названий; те, которые мы знаем ныне, придуманы позднее) и представляют собой сразу и нечто известное, и необыкновен­ное, как знакомый человек, преображенный театральным облачением. Солдаты на привале («Бивуак», 1709, ГМИИ), бродячий артист, улыбающийся погожему дню посредине пустой улицы какого-то городка («Сурок», 1713, ГЭ), дамы и кавалеры, словно цветник, украшающие собой зелень парка или деревенского ландшафта («Пастухи», 1716, Берлин, Шар- лоттенбург; «Возвращение с Киферы», 1717, Берлин, Шарлот- тенбург)—все эти герои, отрешившиеся от своих будничных дел, преображены отдыхом, не просто бездельем, но вольным времяпрепровождением, когда звучат самые тайные, нежные и поэтические струны души. Ватто стремился запечатлеть эту утонченную музыку в неуловимых поворотах фигур и склоне­ниях голов, в мягком сиянии бесчисленного множества красоч­ных оттенков. Одного неверного шага бывало достаточно, чтобы благородный дух свободы покинул запечатленные ху­дожником образы. Поэтому его муза и была одновременно столь строга и капризна, нетерпима к принуждению и мечта­тельна, избегала обыденности, но и необычайности— все край­нее, статичное, сформировавшееся, серьезное было ей чуждо, несовместимо с ее вольной, возвышенной грацией.

Источники:

http://cvetamira.ru/vatto-zhan-antuan-1684-1721
http://fb.ru/article/289889/kartinyi-vatto-antuan-jan-otryivaet-novuyu-epohu-v-jivopisi-rokoko
http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/1646-vatto.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector