0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Александр Чудаков: биография, книги, отзывы читателей. Чудаков Александр Павлович: биография, творчество и интересные факты

Чудаков Александр Павлович: краткая биография, творчество и интересные факты

Чудаков Александр Павлович – один из интереснейших филологов, литературных критиков и писателей Советского союза, продолжатель академических традиций филологии.

Большую часть своей литературной карьеры Александр Павлович посвятил творчеству Антона Павловича Чехова. Его внезапная кончина оставила множество вопросов и незавершённых трудов.

Семья и учёба

На дворе стоял суровый 1938 год. Александр Павлович появился на свет в интеллигентной семье в маленьком городке Щучинске в Северном Казахстане (в то время Казахской Советской Социалистической Республике). Это была не просто интеллигентная семья, а семья учителей — одна из немногих на целый городок. Несмотря на занимаемые должности, его родные часто негативно высказывались о действиях советского правительства и по поводу руководства Сталина. Однако, по стечению благоприятных обстоятельств, родители никогда не были осуждены или репрессированы именно благодаря тому, что являлись чуть ли не единственными преподавателями в маленьком казахском городке.

Творческий путь

Через четыре года после окончания университета и аспирантуры, Чудаков Александр Павлович начал работать в Институте мировой литературы. Помимо этого, он преподавал в МГУ, Литературном институте, РГГУ. Позднее его стали приглашать читать лекции в ведущие университеты Европы, США и Азии.

Являясь продолжателем академических традиций филологии, Александр Павлович большое значение уделял языку и слову и пытался сохранить традиционный, могучий русский язык, не подменяя словесных понятий.

Чудаков Александр, биография которого оборвалась очень неожиданно, опубликовал более 200 статей, монографий и исследований на тему русской литературы. В частности, большую часть своих работ он посвятил А. П. Чехову. Его знаменитый труд 1971-го года «Поэтика Чехова» наделал много шума в мире филологии и завоевал сердца как критиков, так и исследователей.

Помимо этого, литературовед изучал смысловую поэтику Пушкина и посвятил целое исследование на тему «бобрового воротничка» Евгения Онегина.

Беседы с великими

«Собеседник великих» — так многие называли Александра Павловича. Всё потому, что филолог был известен своими невероятными записями и цепляющими душу разговорами с великими литературоведами 20 века. Сергей Бонди, Лидия Гинзбург, Виктор Шкловский, Юрий Тынянов – это неполный список собеседников литературоведа. На протяжении всей своей жизни он носил с собой блокнот, в который записывал все мнения, истории, афоризмы и цитаты знаменитых философов.

Работая в Сеуле, Чудаков Александр Павлович выпустил труд «Слушаю. Учусь. Спрашиваю. Три разговора». Эта достаточно редкая книга вышла тиражом всего в 10 экземпляров. В ней отражены разговоры и литературные мнения, начиная с 20-х годов и заканчивая 70-ми XX века.

«Ложится мгла на старые ступени»

Это самый известный его роман – воспоминания о детстве и жизни его семьи в Казахстане. Именно в нём автор передал ту непередаваемую чеховскую атмосферу, которая сохранилась в его семье.

Эта книга — не только воспоминания о родных и детстве, это воспоминания об эпохе, о людях со стержнем, высокой духовности. Они смогли всё преодолеть и выжить в другом, незнакомом мире ссыльного маленького городка. Некогда интеллигенты должны были теперь сами строить себе дом, класть печь и выращивать урожай, чтобы прокормиться.

Чудаков Александр Павлович, биография которого полностью отдана русской литературе, написал роман-идиллию. Он был издан в журнале «Знамя» в 2000 году, номинирован на премию Букера, а уже после смерти писателя получил премию «Русский Букер десятилетия» в 2011 году. Через два года издательство «Время» выпускает книгу отдельным тиражом 5000 экземпляров. При этом роман раскупили в первые несколько дней.

Дед Александра Павловича

Главное место в книге занимает дед, прообразом которого стал дед самого Александра Павловича. В свое время он был священником и профессором одновременно. Жизнь заставила его бросить всё и уехать с семьёй в маленький городок на границе Сибири и Казахстана. В нём соединился образ могучего русского мужика и глубокого интеллигента одновременно.

Именно он оказал невероятное влияние на Чудакова в личном и творческом плане. Его друзья вспоминали, как литератор, работая на даче в деревне физически, следом шёл писать свои статьи. Именно благодаря своему дедушке знаменитый литератор решил написать историческую «энциклопедию русской жизни».

Личные качества

По оценкам друзей и коллег, Александр Павлович Чудаков был могучим человеком как в жизни, так и в творчестве. В 60 лет он мог поехать читать лекцию, а перед этим искупаться в озере и позаниматься спортом.

Являясь могучим человеком, он мог бы стать хорошим спортсменом. Леонид Мешков, знаменитый советский пловец и тренер, предлагал Чудакову заниматься плаванием профессионально, но литературный критик остался верен миру пера и слова.

Вот такая неординарная у замечательного человека по имени Александр Чудаков биография.

Книги

Книги Чудакова — это целое «явление русской жизни». Именно так описывали творчество литературоведа друзья и коллеги. Живость, оптимизм и невероятная энергия сочетались с тонким умом и академическим мышлением. Являясь либералом и человеком высокого гуманизма, Чудаков все свои чувства отражал в работах. Содержание большинства его статей и произведений может многое рассказать непосредственно о биографии критика. Это был поистине живой человек, с юмором, умеющий найти прекрасное в любом, даже не совсем эстетическом факте.

Гибель и творческое наследие

3 октября 2005 года при нелепых и странных обстоятельствах погибает Чудаков Александр Павлович. Причина смерти — тяжелая черепно-мозговая травма. Ему было 69 лет, и он не дожил всего несколько месяцев до семидесяти. Несчастный случай произошёл в подъезде дома, где жил писатель. На лестничной площадке перегорела лампочка. Чудаков, поднимаясь по ступенькам, поскользнулся и упал. Из-за серьезного падения пострадала голова, что и послужило причиной смерти.

Многие современники, коллеги и близкие люди говорят, что это была именно безвременная гибель, так как у писателя было множество творческих планов и замыслов, которые он так и не успел осуществить. Один из таких трудов – это сборник разговоров и бесед с великими вышеперечисленными филологами, философами и мыслителями 20 века. Чудаков по-прежнему считается одним из лучших специалистов по творчеству А. П. Чехова.

Интересные факты

На протяжении всей своей жизни Александр Павлович попадал в забавные ситуации. В середине восьмидесятых, будучи в Амстердаме со своими друзьями, Чудаков посетил студенческий литературный клуб. Там один из голландских студентов, узнав, что перед ним — знаменитый литературный критик, знаток Чехова, пришёл в дикое удивление и восторг. Неожиданно он предложил Чудакову сигарету с коноплёй. По признанию самого Александра Павловича, именно тогда он понял, что знаменит и любим многими, причем как маститыми критиками, так и простыми студентами.

А что говорят о творчестве такого писателя и филолога, как Александр Чудаков, отзывы? Цитаты из его произведений, судя по постам на форумах соответствующей тематики, нравятся многим. Впрочем, это неудивительно. Они буквально пронизаны философским смыслом и юмором. Люди, знавшие Александра Павловича лично, подчеркивали, что он знал множество историй и мог развлечь любого удачной шуткой или рассказом из жизни легендарных писателей. Напоследок приведем несколько цитат из любимого многими романа «Ложится мгла на старые ступени». Возможно, прочитав эти исполненные глубокого смысла фразы, вы захотите познакомиться с творчеством замечательного автора поближе и полистаете страницы других, не менее интересных его трудов. Итак:

  • «Нужна защита психики современного человека от стремительно растущей агрессии вещей, красок, от слишком быстро меняющегося мира».
  • «Честная бедность — всегда бедность до определенных пределов. Здесь же была нищета. Страшная — с младенчества. Нищие не бывают нравственными».
  • «Наказаний у деда было два: не буду гладить тебя по голове и — не поцелую на ночь. Второе было самое тяжелое; когда дед его как-то применил, Антон до полуночи рыдал».
  • «. кажется, Хрущев спросил у президента Финляндии, как у них со смертностью. Тот ответил: «Пока стопроцентная»».
  • «Застряли в голове и другие бабкины высказывания — видимо, из-за некоторой их неожиданности. — Как всякий князь, он знал токарное дело. — Как все настоящие аристократы, он любил простую пищу: щи, гречневую кашу. ».
  • «Дедова политэкономия была проста: государство грабит, присваивает всё. Неясно ему было только одно: куда оно это девает».

Александр Чудаков

В настоящий момент информация о Александр Чудаков подготавливается для размещения на сайте. Если вы хотите принять участие в написании или дополнении биографии об этом авторе, то присылайте свои замечания на наш электронный адрес. На этой странице можно будет прочитать интересные факты, отзывы и биографию Александр Чудаков, ознакомиться со списком книг автора. А если вам интересно узнать подробнее где родился, жил и работал автор Александр Чудаков, то предлагаем ознакомиться с его полной биографией. Также здесь можно увидеть самые популярные книги, прочитать на них рецензии, отзывы и цитаты из книг Александр Чудаков.

Лучшие книги автора

Ложится мгла на старые ступени

Похожие авторы:

Цитаты из книг автора

В этой стране, чтобы выжить, все должны были уметь делать все.

. «Вера-не лоб перекрестить в храме на Пасху или Рождество. Это исповедь,молитва,пост,жизнь по нашему православному календарю. Воцерковление идет веками и годами,начинается с младенчества,с семьи.»

Неужели эти девочки, у которых, как говорил покойный Балтер, в каждом глазу по два аборта, того же возраста, что их с Петькой тогдашние подруги ?

Последние рецензии на книги автора

Большая и интересная книга о жизни, о людях, о мыслях, о настроениях, о стране.

Здесь очень много всего, информация льется через край. Что-то читать очень интересно, зачитываешься и не замечаешь прошелестевших страниц, а есть места трудные, особенно они трудные, если у вас с автором разные мнения на то, о чем он пишет. Большую часть книги я боролась с желанием поспорить с автором или просто кинуть книгу и не мучится. Но мне то такой момент попадется:

«Только растения плохо помнил Антон, это была дедова стихия, по второй профессии он именовался учёный агроном, их называл то по-русски, то по-латыни; запоминались названья совсем не латинские – когда про беловатый и круглый, как мячик, гриб, испускавший из себя облако вонючей пыли, дед, поколебавшись, сказал: «бздюха». Латинское наименование у гриба, впрочем, выглядело тоже как-то сомнительно: люкопердон бовиста.»

То наконец-то я прибавлю в коллекцию трех «е» —

«Не скрыл дед и потясающее слово, с которым была связана страшная тайна. Все думают, что во всем русском языке есть только одно слово с тремя буквами «е»: длинношеее. И один дед знал второе. Однако предупредил, что больше его никому нельзя называть. Антон сразу догадался: кто услышит — умрет. Дед этого не исключал, но главное было в другом: дед высчитал, когда не только он, а всякий гражданин России будет знать второе слово. Сам дед до этого времени дожить даже и не думал, но полагал, что доживет Антон, проверит и скажет: «А ведь старик-то был прав!» На всеобщее раздумье дед клал четыре десятилетия. Дед, ты оказался точен: через сорок два года я прочел в «Учительской газете», что на этот вопрос ученики четвертого класса ответили хором: «Зме-е-ед!»»

И чтение продолжается. А еще мне повезло с чтецом книги — Вячеславом Герасимовым. Слушала, когда работала в его озвучке и люди оживали, обретали голоса и характеры через голоса. Они и в книге чудесно описаны, но с голосами, я не так гневалась, когда мы опять с автором расходились во мнениях, а кое-где и сведениях.

Для меня — это не лучший вариант книги, ни как мемуары, ни как исторический роман. Но читать, конечно, можно. У каждой книги найдется свой читатель. Просто в данном случае, я не ее читатель, а она не моя книга.

Привет, дорогой читатель!

Раскопав старую электронную книгу образца 2008 года и обнаружив внутри когда-то скрупулезно подобранный список книг из одного популярного периодического издания, жадно принялся за чтение в метро по дороге туда и обратно на работу. Данная книга стояла первой по алфавиту в папке «Rolling stone choice».

Книга представляет собой некие мемуары, подробно описывающие отдельные зарисовки из жизни главного героя. Цельного сюжета нет, повествование устремляется то в беззаботную юность, то в зрелые годы персонажа, от лица которого ведется повествование, охватывая жизнеописание пяти поколений от конца 19 века до нашего времени.

Есть существенный недостаток, который бросился в глаза, и который изначально слегка затруднил понимание текста, автор, то пишет о воспоминаниях в 3-м лице, то переходит на 1-е лицо. Это вкралось достаточно незаметно, что вынудило отматывать книгу немного назад.

Мне очень понравилось чувство ламповой дружной семейной атмосферы, пронизывающей истории о слаженном семейном быте в послевоенное время. Жилось нелегко, но главный герой вспоминает детство с удовольствием, несмотря на лишения, преступность, разруху, бедность.

Каждый персонаж в книге — живой и настоящий. Здесь и ссыльные представители интеллигенции, сосланные в провинциальный городок из-за неправильно сказанного слова, члены семьи и родственники главного героя с богатой историей, одноклассники и коллеги по студенчеству. Отдельного упоминания заслуживают конь, корова и пес при дворе семьи главного героя — каждому посвящено по отдельной главе.

Роман богат на полезные факты: маленькие исторические сводки, накопленные знания по ремеслам, отсылки к произведениям искусства и обилие фольклора. Полузабытые стихи и тексты песен попадаются на многих страницах. Все это отлично дополняет повествование.

Отдельным преимуществом хочу отметить, что автор достойно обыграл тему религиозности одного из ключевых героев книги, не оскорбив ни верующих, ни атеистов. Тема религии представлена достойно, без намыливания в глаза, ханжества и пафоса.

Напоследок, отлично передана любовь к словам главного героя (про себя додумал, что автор книги строил его по своему подобию, так как он тоже является филологом) — такая любовь к своему делу зачаровывает.

В общем и целом, рекомендую. По итогам чтения у меня:
1. Не было чувства потраченного времени.
2. Я узнал много нового.
3. Я стал больше ценить настоящее.

Не обошлось и без, на мой взгляд, недостатков:
1. Отсутствует цельный сюжет, нанизывающий на себя зарисовки и воспоминания. (Хотя тут можно и додумать).
2. Хаотичное переключение повествования с 1 лица на 3-е (выглядит как недоделка).

Не хотелось мне писать рецензию по этой книге, но молчать не могу.
Похвалы прочтете в других рецензиях — я буду нещадно ругать.

Я уж не знаю, что сказалось. Многочисленные переиздания ли? Небольшой писательский опыт?
Создается впечатление, что кто-то просто решил нажиться, реанимировав и распиарив за счет литературных премий почивший давно в Бозе писательский труд, который и романом-то назвать язык не поворачивается. И дело даже не в отсутствии сюжета, за что его чаще всего ругают. Причина в нестройном, сбивчивом и сумбурном стиле изложения. Юный автор может и любил слово с точки зрения его фонетической и смысловой характеристики, но вот с логикой и мыслепредставлением у него дела были не в ладу.

«. это он, Антон, это я бежал. «

Повествование все время сбивается с третьего лица, некоего Антона, на первое, которое уже Александр. Неожиданно и беспощадно без всяких к тому предпосылок. Создается впечатление, что готовый роман искусственно раздули, чтоб задрать стоимость за количество страниц, наобум повставляв в текст выдержки из дневников автора. Воспринимать текст как единое литературное произведение при этом просто невозможно.

Я тут в авторитетных источниках вычитала, в рецензии Никиты Елисеева в Новой русской книге, посвященной роману Чудакова, что «это особое наслаждение для повествователя перейти от третьего лица к первому». Поняли? Автор кайфанул. Публикация, кстати, за 2001 год, еще до букеров и переизданий. Значит, этот прием был введен специально. Это, вроде как, заставляет книгу дышать.

Повторения еще один скрытый порок этой книги. Она, конечно, весьма информативная, люблю такие, но мне не надо 10 раз объяснять, как с казахского переводится название озера Чебачье, чем плуговая вспашка лучше тракторной и рассказывать про случай с самогоном и стеклянным графином. Шутка повторенная дважды вдвойне смешнее?

Вот и получается — архаичный текст и эксперименты со стилем. То ли автор мемуары писал, то ли себя искал как писателя . Сами разбирайтесь — но, нет, спасибо.

Жаль, что книга не произвела впечатление, у меня о ней светлые и положительные воспоминания, и как она написана очень понравилось. Хотя признаю, что книга далеко не для всех.

Мне тоже не очень понравилось. Сложилось впечатление, что это кое-как собранные в роман наброски и рассказы. Некоторые из них интересны, другие — нет. А всё вместе вообще несочетаемо.

@mine совершенно согласен с вашей рецензией, подписываюсь под каждым словом

У меня сложилось неоднозначное отношение к роману. Одна из его составляющих – язык – мне безусловно понравилась, а вот кое-что из рассказываемого этим упоительным языком вызывает у меня несколько настороженное отношение.

Начну с похвал. Литературный язык Александра Чудакова прекрасен. Он настолько богат, что, кажется, едва ли не все слова русской речи уместились в нем. Он в некоторой степени старомоден, но не чопорен. Пожалуй, это истинно интеллигентный язык, всегда сохраняющий свой особый голос, достоинство, не идущий на компромисс, чуждый недалекой стыдливости. Это тот случай, когда я не могу отделаться от физического ощущения того, что рот полон словами, что даже горло как будто саднит от невольного беззвучного проговаривания. Сложно описать чувство удовольствия и одновременного утомления от подобного чтения. Главное подтверждение правильности своих выводов о том, что и для самого автора язык романа – важнейшая составляющая, я нахожу в образе лирического героя: в его детской привычке повторять перед сном понравившиеся слова, в его позднейшем интересе и любви к языку.

Но о чем пишет Чудаков? Это его плетение фраз, многочисленные ответвления, упоминания людей, вещей, событий – это же говорение ради говорения, нечто сродни графоманству. Роман битком набит фактами. Да, все это составляет ностальгическую картину, тот детский микрокосм героя, что был для него и почвой, и пищей, из чего вырос он сам, его представления о жизни и ориентиры в ней. Но у меня не лежит к этому душа. При всей моей симпатии к слогу Чудакова, это все равно только словесная вязь, оправдываемая несколько своим высоким качеством, но достаточно ли этого? Я в целом вполне допускаю, что может с лихвой хватать, но в данной случае однозначного мнения у меня нет.

Кроме того, есть у автора черты, которые мне не нравятся. Во-первых, созданный им замкнутый мирок в казахской глуши чересчур идилличен. Предчувствую возможные возражения о том, что герои романа, мол, тяжело трудились, что «было голодновато» и тому подобное. Дело не в этом. Все равно идилличен: в описаниях семьи и семейных отношений, окружения, общего духа высокой культуры, сохранения духовных ценностей и принципов, несмотря ни на что.

А во-вторых, есть у некоторых современных русских писателей (а может, и не только у них) манера преподносить дикие вещи, в присутствии которых и нужды-то особой нет, с нарочитой бесстрастностью, как бы походя. Подразумевается при этом, что спокойная отстраненность таких ремарок должна еще больше потрясать читающего. Сколько ни думаю, не могу найти полного оправдания этому приему. Это, конечно, очень субъективный и плохо поддающийся внятному разъяснению момент (да и не то чтобы принципиальный), но мне неприятный.

Не знаю, что еще сказать об этом романе. Пожалуй, скажу, что если у него и есть недостатки, то их можно простить за безмерно щедрый русский язык.

Отзывы на книги автора Александр Чудаков

АААААА, взрыв мозга.
Во всех отношениях!
Какая невероятная, колдовская, завораживающая смесь стилей: ты можешь найти здесь и ностальгическую размеренность мемуаров, и эпичность советской классики, и постмодернистские скачки от эпохи к эпохе, от времени к времени, от одного рассказчика к другому (точнее, от «я» к «Антону», что является по сути «близнецом-братом»: пока я сориентировалась в этом, прошло треть книги).

Какие герои.
Во-первых, безусловно, ДЕД.
Я покорена. Мудростью, интеллигентностью, критическим сознанием, замешанными на трудолюбии, способности пахать и сеять — в широком понимании. Суровый и ласковый, огрубевший и нежный. Прекрасный воспитатель, своеобразный гуру — для ГГ, да и для нас, читателей. Образец не только для каждого мужчины, но и для каждого человека в целом.

Наказаний у деда было два: не буду гладить тебя по голове и — не поцелую на ночь. Второе было самое тяжелое; когда дед его как-то применил, Антон до полуночи рыдал. — А признайтесь, Леонид Львович, пока вы больше года ждали, у вас с Ольгой Петровной что-нибудь было? Я вижу, было.
— Было, — несколько смущенно говорил дед. — Я сколько хотел, мог целовать ей ручку, и не только при матушке. Ну, конечно, приобнимешь слегка, как бы случайно, где-нибудь на лестнице. Времена были уже не такие строгие. — Что ж вы не уехали из этой дикой страны в восемнадцатом, с тестем?
— И бысть с нею и в горе, и в нищете, и в болести.

Во-вторых, все члены семьи, а особенно бабка. Сколько в ней аристократизма! ах, эти ножечки-салфеточки! ах. — и при этом именно она варила, стирала, мыла полы, топила печь, гоняла коров в стадо. Ахнешь: от преклонения перед выносливостью истинного аристократического духа! Я этим уже восхищалась при чтении романа Н.Федоровой «Семья».

В-третьих, бесконечно восхитительные — живые, неповторимые, очень реалистичные — образы второстепенных героев.
Тут тебе и сапожники, и стекольщики, и учителя — кого только нет. Каждый — отдельный характер, отдельная судьба.
К примеру, просто обожаю Ваську Гагина с его патологической безграмотностью и умением катастрофически неверно расставлять паузы при декламации стихов. Обязательно буду читать эту главу коллегам и ученикам, и, уверена, они будут хохотать над этим рассказом так же, как это делала я!

А какая атмосфера!
Чебачинск — место ссылки. Делаем вывод: Чебачинск — место, где можно встретить горючую смесь из интеллекта самой высшей пробы, раскулаченных хозяйственников, ярых оппозиционеров, смирившихся, озлобленных, опускающих руки, выживающих. И все это сквозит в каждой реплике, в каждой истории — а книга и есть собрание историй.
Пестрота образов вкупе с описанием быта 30-50х годов дают ощущение энциклопедичности произведения, но при этом — невероятно увлекательной, порой анекдотичной.

Очень, очень рада прочтению такой книги!
Мудрости в ней — читать не перечитать. Дай мне волю — цитировала бы бесконечно.

Но кроме мудрости и интересности в ней очень ярко выражено то состояние, которое мне очень близко.
Это тоска по ушедшему и ушедшим.
Автор буквально захлебывается этой грустью, этим желанием сохранить в памяти всех, кто был дорог.
Смотрите, какие строчки он публикует из прощального письма своего деда:

. душа моя будет смотреть на вас оттуда, а вы, кого я любил, будете пить чай на нашей веранде, разговаривать, передавать чашку или хлеб простыми земными движениями; вы станете уже иными – взрослее, старше, старее. У вас будет другая жизнь, жизнь без меня; я буду глядеть и думать: помните ли вы меня, самые дорогие мои.

И к этой тоске по ушедшим примешивается чувство вины. Рвущее тебе душу.

Здесь лежит тот, кого он помнит с тех пор, как помнит себя, у кого он, слушая его рассказы, часами сидел на коленях, кто учил читать, копать, пилить, видеть растение, облако, слышать птицу и слово; любой день детства невспоминаем без него. И без него я был бы не я. Почему я, хотя думал так всегда, никогда это ему не сказал? Казалось глупым произнести «Благодарю тебя за то, что…» Но гораздо глупее было не произносить ничего. Зачем я спорил с ним, когда уже понимал все? Из ложного чувства самостоятельности? Чтобы в чем-то убедить себя? Как, наверно, огорчался дед, что его внук поддался советской пропаганде. Дед, я не поддался! Ты слышишь меня? Я ненавижу, я люблю то же, что и ты. Ты был прав во всем!

Источники:

http://autogear.ru/article/288/453/chudakov-aleksandr-pavlovich-biografiya-tvorchestvo-i-interesnyie-faktyi/
http://readly.ru/author/15004/
http://mybook.ru/author/aleksandr-chudakov/reviews/

Читать еще:  Чем очерк отличается от других произведений. Значение слова очерк в словаре литературоведческих терминов
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector